Меню Рубрики

Острая печеночная недостаточность характерна для вирусного гепатита

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Клинические признаки поражения печени не отличаются многообразием: это увеличение размеров органа, болезненность ее при пальпации, желтуха, интоксикация, ряд болевых точек, которые все же не позволяют судить о функциональном состоянии органа. Однако и эти симптомы могут отсутствовать, а острая печеночная недостаточность все-таки будет, и установить ее можно только с помощью целенаправленных лабораторных и инструментальных исследований, многие из которых стали легкодоступными, рутинными в большинстве клинических лабораторий. Ощутимым подспорьем в решении этиологических вопросов гепатопатий является определение маркеров вирусных гепатитов, спектр которых в последние 2 десятилетия существенно расширился.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8]

Большая печеночная недостаточность — первичная, эндогенная, истинная (гепатаргия, гепатодистрофия) — является классической формой острой печеночной недостаточности и имеет достаточно хорошо и четко очерченную клинико-лабораторную картину. В основе этой формы недостаточности лежит либо разрушение, либо замещение нормальных элементов печени в результате инфекционного или токсического воздействия. Масса функционирующей печени резко уменьшена вследствие острого или подострого некроза гепатоцитов. Применительно к острым гепатитам этот вариант обозначается как молниеносная (фульминантная) острая печеночная недостаточность. Она обычно развивается при злокачественной форме вирусного гепатита, быстро прогрессирующем циррозе, отравлениях, опухолях, быстро приводящих больных к смерти.

Известно 10 основных функций печени; их недостаточность проявляется нарушением всех видов обмена веществ, ВЭО, расстройством желчеобразования и желчеотделения, изменением состава и свойств крови, нарастанием интоксикации и поражением ЦНС.

Морфологически на аутопсии у умерших от гепатодистрофии находят обычно массивный и субмассивный некроз.

Малая острая печеночная недостаточность, или гепатодепрессия, наблюдается при многих тяжелых заболеваниях у детей (отравлениях, кишечных инфекциях, пневмонии, менингите, сепсисе и др.), но редко диагностируется. Вместе с тем при аутопсии у умерших от основной болезни детей нередко находят «гусиную» печень, морфологически проявляющуюся белковой и жировой дистрофией, реже — центридольковыми некрозами. Гепатогенная энцефалопатия у таких больных отсутствует или (чаще) в клинической картине превалируют симптомы основного заболевания, недостаточность функций других органов и систем, чем и объясняются наблюдающиеся интоксикация, нарушение сознания и нервной деятельности. Эта острая печеночная недостаточность нередко входит в состав синдрома ПОН, но его удельный вес в сумме других токсико-гипоксических воздействий на организм, как правило, не учитывается. В анализе крови в этом случае преобладают изменения индикаторов гепатодепрессии и шунтирования печеночного кровотока.

Кроме перечисленных выше, выделяются еще и клинико-лабораторные варианты острой печеночной недостаточности: шоковая, портальная и фальшивая (электролитная) недостаточность.

«Шоковая» печень, или циркуляторная острая печеночная недостаточность, чаще бывает экзогенной природы и обусловлена расстройствами гемодинамики — централизацией кровотока, длительной ишемией, закономерно развивающейся при разных формах шока. При шоке кровь проходит по укороченному пути сосудистых анастомозов в обход основной массы печеночных клеток. При длительном нарушении кровообращения (более 1 сут) может развиться поражение печеночных клеток с резким повышением проницаемости цитоплазматических мембран для воды и ферментов, жировой инфильтрацией и центридольковыми некрозами.

Основная морфологическая картина поражения печени и почек при шоке заключается в возникновении центридольковых некрозов в печени (резко повышается уровень глутаматдегидрогеназы в крови) и некрозов эпителия почечных канальцев (снижение концентрационной функции почек), реже — очаговых или тотальных кортикальных некрозов. У больных наблюдаются олигурия, снижение ОПМ, нарастание азотемии на фоне повышения показателей шунтирования печени и гепатодепрессивного синдрома острой печеночной недостаточности.

В развитии портальной недостаточности, или портально-печеночной недостаточности (портосистемнаяэнцефалопатия, кома), основную роль играет «отключение» печени или шунтирование ее кровотока на фоне портальной гипертензии, обусловленной первичной карциномой или ее циррозом в терминальной стадии. Клинически эта острая печеночная недостаточность симптомы желтухи обычно нет, доминируют явления энцефалопатии с относительно неглубоким нарушением сознания, тремором (паркинсонизм). В период комы больные напоминают глубоко и спокойно спящих людей (гипнаргия).

Фальшивая острая печеночная недостаточность чаще сопряжена с гипокалиемией, потенцирующей пониженную функцию печени. Клинически она напоминает предыдущую |форму, кроме того, у детей имеется парез кишечника, усугубляющий интоксикацию. Уровень калия в плазме крови падает до 1,8- 2,9 ммоль/л. Возможен алкалоз. На фоне алкалоза аммиак более токсичен, так как легко проникает внутрь клетки.

Основные клинические симптомы острой печеночной недостаточности.

Нарастание нервно-психических расстройств:

  • интенционное дрожание, изменяющее почерк у детей старшего возраста, хлопающий тремор;
  • ригидность мышц по типу зубчатого колеса, высокие (вначале) сухожильные рефлексы;
  • приступы возбуждения, дезориентация, потеря сознания с ретроградной амнезией, клонические судороги.
  1. Рвота повторная, в последующем типа «кофейной гущи».
  2. Геморрагический синдром в виде кожных высыпаний, кровотечений на фоне коагулопатии потребления, дефицита факторов свертывания крови.
  3. Желтуха — симптом, обязательный для тяжелых форм вирусных гепатитов, и, как правило, ее выраженность соответствует тяжести интоксикации, но чем меньше ребенок, тем менее выражена желтуха.
  4. Печеночный запах обусловлен нарушением обмена метионина и накоплением метилмеркаптана, метионинсульфоксида.
  5. Температура тела обычно значительно повышается в терминальной стадии острой печеночной недостаточности; часто она торпидна к действию жаропонижающих средств, что обусловлено освобождением большого количества пирогенов при разрушениии печеночной ткани.
  6. Уменьшение размеров органа, его массы (необязательный симптом).
  7. Олигурия с увеличением концентрации мочевины, креатинина, задержкой жидкости (вторичный гиперальдостеронизм из-за нарушения метаболизма гормона), при подостром течении — с отеками, асцитом.

Среди перечисленных симптомов важнейшее клиническое значение имеет гепатогенная энцефалопатия, степень выраженности которой соответствует тяжести острой печеночной недостаточности. Н. И. Нисевич, В. Ф. Учайкин (1982) выделяют стадии предвестников, прекомы и 2 стадии комы. В ряде работ прекома делится на 2 подстадии — предвестников и собственно прекомы.

Если патологический процесс в печени затягивается, в развитии энцефалопатии возрастает роль внепеченочных компонентов, обусловленных массивными кровотечениями, бактериальными инфекциями. В патогенезе гепатогенной энцефалопатии большую роль играют развитие отека мозга, его гипоксия, ацидоз, воздействие токсических метаболитов, эндотоксинов кишечных бактерий, продуктов их метаболизма.

Для уточнения диагноза и степени выраженности острой печеночной недостаточности следует использовать широкий спектр лабораторных показателей, включающий:

    Снижение уровня протромбинового индекса ( 1,0) до известной степени помогает определить глубину поражения печени (в норме он равен 0,9). Это связано с тем, что ACT является внутримитохондриальным ферментом, a AЛT — цитоплазматическим, т.е. располагается в гепатоците ближе к наружной мембране и легче вымывается из него в кровь при повреждении последнего.

При нормальных показателях ферментов острое повреждение печени, обострение ее хронического заболевания маловероятно. Под синдромом гепатодепрессии понимают угнетение функциональной (прежде всего синтетической) способности гепатоцитов и уменьшение суммарной биохимической активности.

Маркерами гепатодепрессивного синдрома являются функциональные (нагрузочные) пробы, индикаторы синтетической и метаболической функции, определение массы функционирующей печени.

Нагрузочные пробы — бромсульфалеиновая (проба Розенталя-Уайта) и вофавердиновая (индоциановая) — отражают поглотительно-выделительную функцию печени и применяются обычно при хронических процессах в ней.

Синтетическая функция определяется по концентрации в крови:

  • прокоагулянтов и противосвертывающих компонентов крови: фибриногена, протромбина, проакцелерина, антигемофильных факторов (факторы VII, VIII, IX, X);
  • белков, синтезируемых только в печени: альбумина и, в меньшей степени, фибронектина, комплемента, а)-антитрипсина, церулоплазмина, ложной (псевдо) холинэстеразы.

Используется также определение массы функционирующей печени с помощью радионуклидной сцинтиграфии или компьютерной томографии.

Мезенхимально-воспалительный синдром обусловлен повреждением мезенхимально-стромальных элементов печени, а также изменением показателей гуморального иммунитета. Для оценки данного синдрома используются следующие пробы: осадочные реакции, содержание глобулинов, гаптоглобина и других белков острой фазы воспаления, а также продуктов обмена соединительной ткани.

Осадочные пробы (тимоловая и сулемовая) отражают наличие диспротеинемии. Тимоловая проба бывает положительной в первые 5 дней вирусного гепатита легкой и среднетяжелой степени у больных циррозом, оставаясь нормальной у большинства (95 %) больных с подпеченочной (обтурационной) желтухой. Она отражает увеличение содержания в крови у-глобулинов и других крупных острофазных белков воспаления С-реактивный белок — СРВ) при относительно нормальном количестве альбуминов. Сулемовая проба имеет наибольшее значение при далеко зашедших формах цирроза, обострении хронического гепатита и на высоте острой печеночной недостаточности (менее 1 мл); она отражает значительное понижение уровня альбуминов.

Содержание глобулинов при остром гепатите, как правило, возрастает, особенно IgМ; при хроническом гепатите и циррозе печени повышена также концентрация IgA. Резкий дефицит в крови IgА способствует развитию холестатических форм гепатита, лекарственного холестаза (при лечении тестостероном, прогестероном, аймалином и др.). Дефицит поступающего в желчь IgА приводит к неблагоприятному течению воспалительных процессов в мельчайших желчных ходах, способствует нарушению формирования желчной мицеллы. Уровень гаптоглобина, серомукоида и а2-макроглобулина в крови больных увеличивается в острую фазу заболевания.

В крови больных гепатитом и циррозом накапливаются продукты обмена соединительной ткани, оксипролин и пролин (метаболиты коллагена, отражают процессы фиброгенеза), а также проколлаген-3-пептид (содержится преимущественно в печени, хорошо коррелирует с воспалительными изменениями в портальных трактах, перипортальной зоне). В наибольшей степени их содержание возрастает при остром вирусном гепатите; пропорционально тяжести вирусного гепатита увеличивается экскреция уроновых кислот с мочой.

Холестатический синдром характеризуется первичным либо вторичным нарушением секреции желчи. Известны желтушный и безжелтушный варианты синдрома.

Для классической желтушной формы холестаза характерны:

  • желтуха и кожный зуд;
  • гипербилирубинемия, в основном за счет конъюгированной формы (прямая проба по Ендрашику);
  • повышение активности ферментов — индикаторов холестаза — щелочной фосфатазы (в норме 2-5 ед.), 5-нуклеотидазы, лейцинаминопептидазы,
  • увеличение содержания липидов — желчных кислот, холестерина, бета-липопротеидов и др.

Безжелтушный холестаз — предстадия желтушного холестаза, диагностируется при определении в крови повышенных концентраций желчных кислот, щелочной фосфатазы и т. д.

Индикаторы шунтирования печени. Имеются в виду вещества, которые в норме поступают из кишечника по системе воротной вены в печень и там инактивируются. При портокавальном шунтировании крови они появляются в активной циркуляции. Чем выше их концентрация в плазме крови, тем больше шунт. Маркерами шунтирования печени являются:

  • аммиак и его производные;
  • фенол;
  • аминокислоты — тирозин, фенилаланин, триптофан;
  • жирные кислоты с короткой цепью.

В норме концентрация аммиака в крови до 70 мкмоль/л. Можно проводить пробу с нагрузкой хлоридом аммония. Аммиак оказывает выраженное токсическое действием на ЦНС, особенно на фоне метаболического алкалоза.

Фенол (в норме концентрация в крови до 50 мкмоль/л) характеризуется выраженным токсическим действием на мозг, вырабатывается в кишечнике под воздействием микробов кишечного происхождения. По мнению С. Вгаппег и соавт. (1983), работавших над созданием искусственной печени, фенол можно рассматривать как высокотоксичное вещество, хорошо моделирующее гепатогенную энцефалопатию.

Ароматические аминокислоты, превращаясь в тирамин и октопамин, выполняют роль ложных нейротрансмиттеров, вытесняющих допамин и норадреналин с рецепторов. Антагонистами ароматических аминокислот в известной мере являются аминокислоты с разветвленной структурой — лейцин, изолейцин, валин. Последние утилизируются в организме в процессе глюконеогенеза, особенно в клетках мозга. В норме соотношение валин + лейцин + изолейцин/фенилаланин + тирозин =3-3,5. При портопеченочной недостаточности оно обычно 500 нг/мл), тем больше вероятность карциномы, рака общего желчного протока. Повышение ее до 50-100 нг/мл может свидетельствовать об остром гепатите и других болезнях, включая регенераторные процессы, наблюдающиеся при циррозе печени. В норме АФП практически отсутствует.

Основой лечения больных с большой формой острой печеночной недостаточности (гепатаргией) является патогенетическая терапия, которая включает ряд направлений.

Питание больных на высоте коматозного состояния проводится через зонд или парентерально в объеме 50-75 % от нормальной возрастной потребности. Энергетическая потребность на 70% удовлетворяется за счет углеводов (преимущественно глюкозы) и на 30 % — жиров. Количество белка уменьшается наполовину по сравнению с нормой. При наличии рвоты «кофейной гущей» или желудочного кровотечения энтеральное питание отменяется и назначается парентеральное питание. В этом случае желательно применять аминокислотные смеси («Гептамил») с повышенным относительным содержанием аминокислот с разветвленной цепью (валин, лейцин и др.) и меньшим — ароматических аминокислот (фенилаланин, тирозин и др.). При расчете потребности по белку она не должна превышать 1 г/кг в сутки.

Детоксикация обеспечивается с помощью ИТ, плазмафереза, гемофильтрации, аминокислотного диализа. Плазмаферез или ОПЗ надо проводить в больших объемах — не менее 1,0-1,5 ОЦК за сутки. При наличии почечной недостаточности (у 50-70 % больных с печеночной комой) ОПЗ комбинируют с гемодиализом или аминокислотным диализом. Низкопоточная гемофильтрация является современным методом лечения тяжелой интоксикации, проводится длительно, до достижения эффекта. За процедуру удаляется до 40-60 л ультрафильтрата, поэтому необходим непрерывный компьютерный контроль объема и состава вводимых растворов. В начале лечения важно использовать высокие клизмы (типа лаважа кишечника) с введением 2 % раствора бикарбоната натрия или Рингера, а также промывание желудка.

Читайте также:  Вирусный гепатит и сахар крови

ЯГ проводится в суточном объеме 1,0-1,5 ФП. При ДВО, что возможно при частой рвоте, проводится коррекция объема. Для коррекции метаболического ацидоза в 1-е сутки вводится 4,2 % раствор бикарбоната натрия из расчета 2 мл/кг капельно, затем — под контролем параметров КОС. При задержке жидкости назначают мочегонные средства (лазикс, маннитол, верошпирон).

ДВС-синдром и желудочное кровотечение наблюдаются у 70 % больных, находящихся в коме. Для предотвращения ДВС назначают гепарин из расчета 100-200 ЕД/кг в сутки под контролем коагулограммы (лучше низкомолекулярный гепарин в дозе 0,1 -0,3 мл 1 -2 раза в день). Для предупреждения желудочных кровотечений применяются циметидин (в дозе 5 мг/кг 3-4 раза в сутки) или фамотидин (квамател) внутривенно, антациды (альмагель, фосфолюгель) внутрь. При развитии желудочного кровотечения дозу гепарина уменьшают до 50 ЕД/кг или временно отменяют и вводят дицинон, препараты кальция, витамин К, СЗП, криопреципитат.

Антипротеолитическое лечение острой печеночной недостаточности обеспечивается переливанием контрикала (в дозе 1-2 тыс. ЕД/кг в сутки) или гордокса, трасилола и других ингибиторов протеолиза в эквивалентной дозе дробно внутривенно капельно.

При отеке мозга (наблюдается у 40 % больных) вводят белковые препараты — 10% раствор альбумина, концентрированную плазму, а также мочегонные средства — лазикс (до 3 мг/кг в сутки), маннитол (1 г сухого вещества на 1 кг МТ ребенка внутривенно капельно; у детей грудного возраста применяется редко). Наличие вторичного гиперальдостеронизма у больных с ОПечН является основанием для назначения им альдактона, верошпирона в дозе 3-5 мг/ (кг в сутки) на срок не менее 7-10 дней. Эффективно введение дексаметазона в дозе 0,5- 1,5 мг/ (кг в сутки) дробно внутривенно струйно.

Стабилизация кровообращения обеспечивается капельным длительным введением допамина (2-5мкг/кг в минуту) или добутрекса (2-5 мкг/кг в минуту); при низком АД дозы увеличиваются до 15мкг/кг в сутки или применяемый препарат комбинируют с капельным введением норадреналина (0,1 -0,5 мкг/кг в минуту).

Отечественные авторы рекомендуют вводить преднизолон в дозе 5-10 мг/кгв сутки в 4-6 приемов внутривенно струйно коротким курсом без учета биологического ритма до получения эффекта (обычно 3-5 дней или до выхода ребенка из комы). Зарубежные авторы к введению преднизолона таким больным относятся сдержанно. Однако следует помнить, что, согласно современной теории патогенеза печеночной комы, у больных вирусным гепатитом причиной активного разрушения гепатоцитов являются гипериммунное состояние, аутоагрессия. Следовательно, назначение иммуносупрессоров оправдано при появлении так называемого «парада» противовирусных антител, когда на высоте острой печеночной недостаточности в крови одновременно появляются все виды антител к субъединицам вируса гепатита В с одновременной элиминацией антигенов (НВеАg, HBsAg) из крови больного.

Респираторная поддержка дыхания у больных с комой 2 должна обеспечиваться ИВЛ и кислородотерапией.

Деконтаминация кишечника достигается пероральным введением аминогликозидов: канамицина в дозе 20 мг/кг в сутки), гентамицина в дозе 6-10 мг/кг в сутки (в 4 приема внутрь). Возможно парентеральное введение антибиотиков.

Седативная и противосудорожная терапия (при наличии у детей беспокойства, судорог) осуществляется препаратами, которые выводятся с мочой (седуксен), при осторожном титровании их дозы в процессе лечения.

Жаропонижающая терапия обычно ограничивается физическими методами охлаждения тела ребенка, поскольку анальгетики способны усилить острую печеночную недостаточность.

Больные с малой и другими формами острой печеночной недостаточности получают лечение по поводу основного заболевания. Утраченные или пониженные функции печени (чаще всего детоксикационная, синтетическая и желчевыделительная) компенсируются:

  • средствами заместительной терапии (вводят СЗП, альбумин, факторы свертывания крови, витамин К при необходимости);
  • препаратами, стимулирующими синтез белка, — вводят аминокислотные смеси, анаболические гормоны, активаторы глюкуронилтрансферазы (фенобарбитал), стимуляторы энергетического обмена (инсулин с глюкозой и калием, АТФ, кокарбоксилазу, пиридоксальфосфат и др.);
  • желчегонной (фламин, сорбит, ксилит, сульфат магния и др.) и спазмолитической (но-шпа) терапией;
  • инактивацией аммиака (глутаминовая кислота), фенола и других дериватов белкового обмена (плазмаферез, гемосорбция), улучшением печеночного кровотока (микроциркулянты, дезагреганты, реопротекторы) и оксигенацией крови (кислородотерапия, коррекция анемии и улучшение кислородсвязывающей способности гемоглобина). Подчеркнем, что в условиях острой печеночной недостаточности утилизация ксенобиотиков (большинство средств терапии) резко нарушается, поэтому лечение таких больных требует жесткого патогенетического отбора лекарственных препаратов, предотвращения полипрагмазии.

Дети, перенесшие такое заболевание, как острая печеночная недостаточность, должны наблюдаться не меньше 6 мес у педиатра и невропатолога. Обычно назначают стол № 5 на 6-12 мес и более (в зависимости от функционального состояния гепатобилиарной системы). Показаны курсы желчегонных средств, спазмолитиков, гепатопротекторов, поливитаминных препаратов, аппетитных чаев. При сохранении у ребенка нарушений функции ЦНС длительно проводится курсовая терапия, направленная на улучшение метаболизма и кровообращения в мозге, в ряде случаев назначают противосудорожную терапию, показаны массаж, гимнастика, а в отдаленные сроки санаторно-курортное лечение. После гепатодистрофии, развившейся на фоне вирусного гепатита В и (или) Д, хронических форм гепатита практически не отмечается. Однако в ближайшие 6-12 мес такие дети также нуждаются в щадящем режиме питания и средствах, улучшающих функциональное состояние печени, уменьшающих фиброз тканей, улучшающих желчеотделение.

[9], [10], [11], [12], [13], [14], [15]

источник

1. Картина крови при печеночной энцефалопатии характеризуется (укажите один правильный ответ):

а) лейкопенией с лимфоцитозом, замедлением СОЭ

б) лейкопенией со сдвигом лейкоцитарной формулы влево

в) лейкоцитоз с нейтрофилезом, ускорение СОЭ

2. Выберите маркер печеночно-клеточной недостаточности при остром вирусном гепатите (укажите один правильный ответ):

3. Выберите показания к применению гормональной терапии при острых вирусных гепатитах (укажите один правильный ответ):

а) холестатический вариант гепатита

б) признаки печеночно-клеточной недостаточности

в) субклиническая форма вирусного гепатита

4. Уменьшение размеров печени в периоде разгара вирусного гепатита В свидетельствует о (укажите один правильный ответ):

в) массивном некрозе печени

г) дискинезии желчевыводящих путей

5. Симптом, наиболее характерный для начальной стадии печеночной недостаточности, при остром вирусном гепатите В (укажите один правильный ответ):

б) головокружение, ощущение «провала»

6. Признаки, наиболее характерные для острой печеночной недостаточности (укажите один правильный ответ):

а) нарастание желтухи и гепатомегалии

б) увеличение уровня общего билирубина и холестерина

в) нарастание желтухи и уменьшение размеров печени

г) эритематозная сыпь на коже и повышение температуры тела

7. Наиболее информативными показателями в диагностике злокачественной формы вирусного гепатита являются (укажите все правильные ответы):

а) снижение протромбинового индекса

б) повышение протромбинового индекса

в) снижение уровня В-липопротеидов

г) повышение тимоловой пробы

д) повышение уровня неконьюгированного билирубина

8. Развитие острой печеночной недостаточности как осложнения тяжелой формы острого вирусного гепатита чаще происходит при (укажите один правильный ответ):

9. Адекватность терапии, проводимой больному тяжелой формой острого вирусного гепатита, осложненной острой печеночной недостаточностью, оценивается по (укажите все правильные ответы):

б) величине общего билирубина

в) суточной прибавке массы тела

г) показателю протромбинового индекса

10. При лечении больного тяжелой формой острого вирусного гепатита, осложненной острой печеночной недостаточностью, объем вводимой жидкости от суточной потребности составляет (укажите один правильный ответ):

Ответы к контрольным тестам

ИТШ КИШЕЧНЫЙ ТОКСИКОЗ ОСТРАЯ ПЕЧЕНОЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ
1. г 2. а 3. а 4. б, в, г 5. в 6. б 7. а 8. а 9. д 10. б, г, ж 1. б, в, д 2. в, г, д 3. в, г 4. а, г 5. б 6. а, д 7. в 8. в, д 9. в 10. в 1. в 2. г 3. б 4. в 5. б 6. в 7. а, в, д 8.б 9. б, г, д 10. в


Список рекомендуемой литературы

1. Дифференциальная диагностика инфекционных болезней: Руководство для врачей / Зубик Т.М., Иванов К.С., Казанцев А.П., Лесников А.Л. — Л., 1991. — 476 с.

2. Интенсивная терапия острых водно-электролитных нарушений.- М., 1985. — 191 с.

3. Менингококковая инфекция: Методические рекомендации МЗ РСФСР. — Л., 1985. — 38 с.

4. Неотложная помощь в педиатрии. — Л., 1987. — 351 с.

5. Острые нейроинфекции у детей: Руководство для врачей /Под ред. А.П. Зинченко. — Л., 1986. — 320 с.

6. Папаян А.В., Цыбулькин Э.К. Острые токсикозы в раннем детском возрасте. — 2-е изд., перераб. и доп. — Л., 1984. — 232с.

7. Педиатрия: Многотомное руководство /Под редакцией Р.Е. Бермана, В.К. Вогана. — М., 1988.

8. Соринсон С.Н. Вирусные гепатиты. — СПб, 1997. — 326 с.

9. Соринсон С.Н. Неотложные состояния у инфекционных больных. — Л., 1990. — 193 с.

Инфекционно-токсический шок 4

Острая печеночно-клеточная недостаточность 29

Ответы к контрольным тестам 44

Список рекомендуемой литературы 45

Дата добавления: 2017-02-28 ; просмотров: 499 | Нарушение авторских прав

источник

Первично острая печеночная недостаточность может возникнуть у ранее здорового человека (например, в результате развития острого вирусного гепатита или отравления), как обострение хронического заболевания печени (например, цирроза или хронического активно­го гепатита) и как часть синдрома полиорганной недостаточности при критических состояниях.

Риск развития печеночной недостаточности вследствие гепатита незначителен (менее 1%), но вирусный гепатит — частая причина пе­ченочной недостаточности. Известно по крайней мере 6 вирусов, вы­зывающих тяжелый гепатит: А, В, С, дельта-агент, вирус Эпштейна- Барр и цитомегаловирус. Гепатиты В и С составляют более 90% случаев вирусного гепатита, гепатит А — приблизительно 5% случаев.

Угрожающая жизни печеночная дисфункция характерна для ос­лабленных и истощенных пациентов с ограниченными резервами компенсации. Эта патология развивается вследствие нарушения по­ступления питательных веществ при застойной сердечной недоста­точности, шока или при повреждении гепатоцитов в результате сеп­тического процесса.

Патогенез. В основе патогенеза острой печеночной недостаточ­ности всегда лежит поражение клеточных микроструктур — органелл гепатоцита, поэтому основными патогенетическими механизмами, которые обусловливают многообразие клинических проявлений, яв­ляются нарушение процессов белкового синтеза и постепенное по­вышение в крови уровня необезвреженных эндогенных токсинов. Так, первопричиной развития геморрагического синдрома является нару­шение синтеза II, V, VII и X факторов свертывания, которые синте­зируются исключительно клетками печени. В условиях нормального функционирования печени катион аммиака (NH4+), образующийся в процессе распада белка, обезвреживается в печени, связываясь в мо­лекулу мочевины. При развитии острой печеночной недостаточности постепенное накопление свободного аммиака в крови ведет к разви­тию метаболического алкалоза и как следствие — к гипокалиемии и гипонатриемии. Кроме того, в условиях алкалоза значительно облег­чается проникновение аммиака через гематоэнцефалический барь­ер. При повышении уровня аммиака в крови и спинномозговой жид­кости обменные процессы в мозговой ткани перестраиваются таким образом, чтобы свести до минимума токсическое воздействие амми­ака. Снижается энергетический уровень обменных процессов, умень­шается потребность в кислороде, происходят накопление недоокисленных продуктов гликолиза, а также повышенное образование глутаминовой кислоты, глутамина, у-оксибутировой кислоты. Пос­ледние вещества ведут себя, как нейромедиаторы, т.е. передатчики синаптического импульса. Таким образом, при печеночной недостаточности основными механизмами в развитии нервно-психических нарушений (вплоть до комы) являются сдвиг pH в сторону алкалоза, нарушение уровня электролитов, снижение энергетического метабо­лизма в тканях мозга, повышенное образование нейроактивных ве­ществ.

Прогноз заболевания зависит от того, насколько паренхима, не затронутая патологическим процессом, способна обеспечить функ­ции целого органа.

Клинические проявления. Клинический диагноз острой печеночной недостаточности не может быть поставлен до появления биохими­ческих признаков дисфункции печени и ЦНС. Раздражительность, спутанность сознания и рвота служат ранними признаками вовлече­ния ЦНС. К характерным клиническим симптомам относятся дис­пепсические явления (тошнота, рвота, отсутствие аппетита), нарас­тающий геморрагический синдром (петехии, носовые кровотечения, кровотечения из десен), иктеричность кожи и склер, снижение тур­гора тканей, характерный «печеночный» запах; нередки спленомегалия и асцит. Асцит и периферические отеки отражают портальную гипертензию и гипоальбуминемию. Эти признаки не являются обя­зательными для подтверждения диагноза.

В начале заболевания часто наблюдается лихорадка, впоследствии — гипотермия. Типичными проявлениями острой печеночной недостаточ­ности являются мышечная дрожь и гипервентиляция, нередко опреде­ляется клонус мышц. У большинства пациентов развивается гипоксемия и у ‘/3 — респираторный дистресс-синдром (РДС).

Для печеночной недостаточности характерен специфический ком­плекс осложнений, которые одновременно можно квалифицировать как отдельные проявления нарушения печеночной функции:

• спонтанный бактериальный перитонит;

• печеночная кома. Печеночная энцефалопатия

Печеночная энцефалопатия, известная также как портосистемная энцефалопатия, является самым частым фатальным осложнением острой печеночной недостаточности (наиболее выраженное прояв­ление печеночной энцефалопатии — печеночная кома — будет рас­смотрена ниже). Хотя энцефалопатия служит частой причиной нару­шения сознания, важно исключить другие легкоустранимые причины изменения сознания: а) гипогликемию (она развивается почти у 40% больных); б) инфекцию; в) электролитные расстройства; г) передо­зировку лекарственного средства (особенно седативных препаратов); д) гипоксемию; е) глубокое нарушение сна; ж) дефицит витаминов.

Читайте также:  Ванны при вирусном гепатите

Энцефалопатия развивается, когда тяжелое заболевание печени обусловливает шунтирование содержащей токсины крови воротной вены в обход печени — непосредственно в системное кровообраще­ние. Причиной ее развития могут быть аммиак, жирные кислоты, меркаптаны и другие ложные нейромедиаторы. Энцефалопатия мо­жет вызывать центральные неврологические нарушения, а также из­менения сознания, интеллектуальной деятельности и личности. Про­гноз более благоприятный, если расстройства сознания поддаются лечению в пределах нескольких дней.

Независимо от конкретной биохимической причины существует ряд факторов, усиливающих энцефалопатию, вызванную недостаточ­ностью печени. Желудочно-кишечное кровотечение увеличивает про­теиновую нагрузку на кишечник и продукцию аммиака. Снижение внутрисосудистого объема вследствие кровотечения или применения диуретиков ухудшает сознание, сокращая кровоснабжение печени и почек, и предрасполагает к развитию алкалоза. Алкалоз и гипокалиемия увеличивают продукцию аммиака и затрудняют его выделение, еще более нарушая функцию головного мозга. Чрезмерное удаление при лапароцентезе асцитической жидкости может способствовать перемещению внутрисосудистой жидкости из сосудистого простран­ства в брюшную полость, в результате чего еще более заметно снижа­ется перфузия печени. Недостаточность функции почек способству­ет накоплению аммиака и других токсинов.

При нарушении печеночного метаболизма все лекарственные препараты (особенно седативные и опиоидные средства) следует применять с чрезвычайной осторожностью. Блокаторы гистамина у пациентов с заболеванием печени также должны использоваться осмотрительно из-за вероятности ухудшения психической деятель­ности.

Диагноз печеночной энцефалопатии ставят на основании клини­ческих признаков, он подтверждается повышением в крови уровня аммиака, специфическими особенностями ЭЭГ или увеличением содержания глутамина в спинномозговой жидкости. Часто встреча­ются гиперпноэ и гипервентиляция. КТ мозга при энцефалопатии дает возможность выявить только неспецифический отек мозга, но на ЭЭГ иногда видны характерные изменения (высокая амплитуда 5- и 3-фазных волн).

При легкой энцефалопатии и в случае сомнительного диагноза попытки лечения должны быть предприняты после того, как другие причины обратимой энцефалопатии исключены.

Реакция на терапию при печеночной энцефалопатии обычно проявляется в первые 3—4 дня, если диагноз поставлен правильно. Для лечения наиболее существенна коррекция обусловивших за­болевание причин (кровотечение, лекарственные средства, инфек­ция, алкалоз, гиповолемия). Однако после того как энцефалопа­тия установлена, ограничивая введение протеина и предотвращая желудочно-кишечное кровотечение, уменьшают количество суб­страта, который используется для производства церебральных ток­синов. Ароматические аминокислоты (фенилаланин, тирозин) уча­ствуют в реализации печеночной недостаточности, поэтому целесообразно применять разветвленные аминокислоты (например, валин, лейцин и изолейцин).

Легкие слабительные средства и клизмы уменьшают образование фекальных азотистых токсинов, но нужно избегать выраженной диа­реи, способной вызвать потерю жидкости и электролитные расстройства. Для уменьшения образования токсинов в кишечнике обычно используют лактулозу — синтетический невсасывающийся и плохо перевариваемый олигосахарид. Лактулоза расщепляется бактериями в ободочной кишке на молочную и уксусную кислоты — вещества, которые улучшают транспортную функцию кишечника. Лактулозу вначале применяют каждый час (пока не проявится ее слабительное действие), затем переходят к дозам, достаточным, чтобы вызвать две мягкие дефекации в день. Как и при других легких слабительных, вызванная лактулозой чрезмерная диарея может заметно снизить ОЦК, усиливая печеночную энцефалопатию и подчас ускоряя разви­тие гепаторенального синдрома. В качестве альтернативы применя­ют неомицин — плохо абсорбируемый антибиотик широкого спектра действия. Применяемый перорально в дозе 100-150 мг/кг или вво­димый с помощью клизмы (1—2 раза в день) неомицин уменьшает количество кишечных бактерий, образующих токсичные соединения. Поскольку поглощение этого лекарственного средства достигает 5%, при введении больших доз антибиотика у больных с ранее существо­вавшей почечной дисфункцией может возникнуть почечная недоста­точность. Изредка неомицин вызывает обратимую диарею, а также обладает нефро- и ототоксичными свойствами. Подчас пациенты реагируют на неомицин, но не реагируют на лактулозу, и наоборот.

Спонтанный бактериальный перитонит

Спонтанный бактериальный перитонит (СБП) — частое осложне­ние острой печеночной недостаточности, при котором бактерии обсеменяют брюшную полость.

Недостаточная перфузия часто провоцирует СБП, нарушая цело­стность стенки кишки. Бактерии проникают во внутрибрюшную жид­кость непосредственно через стенки кишечника. У пациентов с асцитом такие признаки, как внезапное ухудшение почечной функции или нарушения сознания, быстрое увеличение массы тела или неэф­фективность диуретической терапии, должны наводить на мысль о возможном СБП. Неадекватное лечение СБП в 60-90% случаев при­водит к смерти, но даже при лечении с использованием мощных ан­тибиотиков летальность остается высокой (около 40%). Это может быть следствием поздней диагностики и задержки начала лечения или отражать у больных этой группы большую частоту развития полиорганной недостаточности.

В классическом случае диагноз СБП устанавливают при наличии триады признаков: лихорадки, боли в животе и энцефалопатии. Од­нако СБП отличается от перитонита другой этиологии тем, что лихо­радка, боль в животе и болезненная пальпация часто бывают очень небольшими. Приблизительно у 25% больных с СБП выявляются только внебрюшные признаки, а у 5% пациентов заболевание проте­кает бессимптомно.

Ничто, кроме анализа перитонеальной жидкости, не дает осно­ваний для исключения диагноза СБП, хотя на мысль о нем наводят pH жидкости 5,0.

• Если причиной кровотечения является варикозное расширение вен пищевода, применяют зонд Сенгстейкена—Блэкмора или вводят вазопрессин внутривенно. В ряде случаев требуется неотложное хирургическое вмешательство.

• Ежедневно следят за уровнем электролитов крови и мочи. При печеночной недостаточности уровень натрия в моче понижен, а калия — повышен; осмолярность мочи больше, чем крови.

• При гиповолемии и низком уровне сывороточного альбумина показана инфузия альбумина в дозе 1,75 г/кг. При этом уро­вень сывороточного альбумина увеличивается на 1 г%.

Для выживания больных с острой печеночной недостаточностью важно адекватное питание. Обеспечивая больному достаточное ко­личество калорий и белка высокой биологической ценности, следует избегать высокобелковой диеты. Большинству пациентов требуются витамин К, тиамин и фолат. Необходимо давать достаточное количе­ство глюкозы, чтобы обеспечить экономию белка.

Чтобы минимизировать энцефалопатию, в препаратах для полного ПП предпочтительно использовать аминокислоты с разветвленными цепями.

Восстановление положительного баланса азота — главная цель питания; оценка этого показателя возможна с помощью стандартных проверок азота мочевины мочи. Инфузия жировых эмульсий прино­сит ограниченную пользу, потому что пораженная печень не может полноценно перерабатывать жиры.

Некоторые клиники предлагают трансплантацию печени как вы­бор лечения при острой печеночной недостаточности. Поскольку после трансплантации краткосрочная выживаемость составляет от 50 до 75%, об этой мере следует подумать, если речь идет о больных, со­стояние которых ухудшается, несмотря на максимальную консерва­тивную терапию. Трансплантация должна осуществляться больным только с печеночной недостаточностью, она не может принести пользу пациентам с необратимым повреждением головного мозга от гипоксии, кровоизлияния или внутричерепной гипертензии.

источник

Острая печеночная недостаточность (ОПечН) является тяжелым осложнением многих заболеваний и патологических состояний. В случаях запоздалой диагностики и несвоевременной терапии летальность при ней достигает 60-80%.

0сновные функции печени. Печень играет очень большую роль в белковом обмене. В ней происходит синтез всего альбумина (12-15 г в сутки). Кроме этого осуществляется переаминирование и дезаминирование аминокислот с участием ферментов АЛТ, АСТ, глутаматдегидрогеназы; образование мочевины, глютамина, креатина. В клетках печени синтезируются 75-90% -глобулинов, 50% -глобулинов (-глобулины в печени не синтезируются). В печени синтезируются компоненты протромбинового комплекса (II, VII, IX, X), зависящие от витамина К, а также другие факторы свертывания (фибриноген, VI, XI. XII, XIII). Здесь же происходит образование ингибиторов свертывания крови: антитромбина и антиплазмина. В печени также осуществляется катаболизм белков с участием ферментов катепсинов, кислой карбоксипептидазы, коллагеназы, дипептидазы; специфический обмен отдельных аминокислот (90% фенилаланина превращается в тирозин, из триптофана образуются триптамин, серотонин, хинолиновая кислота; из гистидина — гистамин, из серина — этаноламин, исходный продукт синтеза холина). Ферменты печени непосредственно отщепляют сероводород от молекул цистеина, катализируют окисление SH-групп серосодержащих аминокислот.

Роль печени в липидном обмене заключается в окислении ацилглицеринов; образовании кетоновых тел (ацетоуксусная кислота, -оксимасляная кислота); синтезе триглицеридов, фосфолипидов, липопротеинов; синтезе холестерина; образовании желчных кислот (холевая и хенодезоксихолевая) до 0,4 г/сут. Печень участвует в расщеплении и всасывании пищевых липидов, так как присутствие желчи необходимо для гидролиза и всасывания жиров в кишечнике. Желчные кислоты находятся в постоянном кишечно-печеночном кругообороте. Через печень и кишечник они проходят до 10 раз в сутки (двукратно при каждом приеме пищи). В гепатоцитах реабсорбированные желчные кислоты заново связываются с глицином и таурином и реэкскретируются в желчь.

Печень участвует и в углеводном обмене. В ней осуществляется включение галактозы и фруктозы в метаболизм; глюконеогенез; синтез и распад гликогена, содержание которого в печени составляет 100-300 г; образование глюкуроновой кислоты. За сутки в печени происходит четырехкратный обмен запасов гликогена.

Важность роли печени в пигментном обмене также трудно переоценить. Она участвует в: образовании билирубина; захвате, конъюгации и экскреции его; метаболизме и реэкскреции уробилиногенов. За сутки распадается 1% циркулирующих эритроцитов, высвобождается 7,5 г гемоглобина, образуется до 100-300 мг билирубина. 70-80% билирубина связываемся с глюкуроновой кислотой, а также с глицином, серной и фосфорной кислотами. При поступлении в кишечник в составе желчи билирубин под действием бактериальных дегидрогеназ восстанавливается до бесцветных уробилиногеновых тел — d-уробилиногена, i-уробилиногена и 1-уробилиногена (стеркобилиногена) в дистальном отделе тонкой кишки и в толстой кишке. В норме кишечно-печеночная циркуляция уробилиногенов минимальна. Они всасываются в проксимальном отделе тонкой кишки, реэкскретируются в желчь или расщепляются в печени. При поражении гепатоцитов реэкскреция и расщепление уробилиногенов нарушается, они поступают в общий кровоток и мочу. Каждая фракция билирубина представляет собой смесь гетерогенных в химическом отношении соединений (до 8-9 фракций из одной сыворотки).

Печень участвует в обмене биологически активных веществ, регулируя содержание стероидных гормонов (глюкокортикоидов, алъдостерона, андрогенов и эстрогенов). В ней образуются водорастворимые конъюгаты с глюкуроновой и серной кислотами, происходит ферментативная инактивация, а также образуется специфический связывающий глюкокортикоиды белок – транскортин; инактивируются нестероидные гормоны — инсулин, глюкагон, тиреоидные гормоны, соматотропный, гонадотропный, антидиуретический гормоны. Кроме того, в печени происходит образование катехоламинов (из фенилаланина в гепатоцитах образуется тирозин, предшественник адреналина, норадреналина, дофамина), их инактивация, а также образование серотонина и гистамина.

Существенна роль печени и в обмене витаминов. Печень участвует во всасывании жирорастворимых витаминов (А, Д, Е, К), для чего необходимы желчные кислоты. В ней осуществляется синтез витамина А из каротина, образуются биологически активные формы витаминов В1 (пиридоксаль-фосфат), фолиевой кислоты (тетрагидрофолиевая кислота), холина (цитидинмонофосфатхолина). Печень осуществляет депонирование и выведение витаминов А, Д, К, РР, Е, Bl, B2, В12, фолиевой кислоты.

Печень участвует и в обмене микроэлементов. Здесь находится депо железа в организме (15 моль/кг ткани у мужчин и 4 моль/кг у женщин) в виде ферритина (23% железа). При избытке образуется гемосидерин (37% железа). В печени синтезируется трансферрин, транспортирующий железо в кровоток. Кроме того, в печени находится и депо меди, происходит синтез церулоплазмина.

Печень является одним из основных компонентов функциональной системы детоксикации. Именно в ней в основном происходит биотрансформация ксенобиотиков и эндогенных токсических субстанций. Печень создает мощный барьер на пути крови, оттекающей от кишечника. В кишечнике под действием ферментов бактерий происходит разложение белка до токсических продуктов: фенола, индола, скатола, кадаверина, путресцина и др. Печень обезвреживает все названные продукты за счет процессов окисления, ацетилирования, метилирования, образования парных соединений с серной и глюкуроновой кислотами. Аммиак обезвреживается за счет превращения его в мочевину. Кроме того, печень вместе с селезенкой удаляют из протекающей крови и разрушают до 70-80% микроорганизмов. Купферовские клетки печени обладают не только выраженной фагоцитарной активностью по отношению к микробам, но также обеспечивают очищение крови от эндотоксинов кишечной микрофлоры, комплексов антиген-антитело, продуктов распада тканей.

Единства в понимании самой сущности печеночной недостаточности нет, как и ее значения в танатогенезе многих патологических состояний.

Под печеночной недостаточностью следует понимать состояние организма, при котором печень не может обеспечить поддержание гомеостаза и потребность организма больного в обмене веществ, биотрансформации токсинов и биологически активных веществ.

Существуют шесть групп основных причин, определяющих развитие, течение и клиническую картину печеночной недостаточности:

1) фульминантные и субфульминантные гепатиты, вызванные вирусами, риккетсиями, спирохетами и прочей гепатотропной инфекцией;

2) токсические гепатиты, дегенеративные поражения печени, развивающиеся вследствие токсического или токсико-аллергического воздействия различных химических веществ;

3) неблагоприятное течение хронического гепатита и цирроза печени;

4) длительный и тяжелый холестаз;

5) некроз печени или опухолевая деструкция органа;

6) гипоксия паренхимы печени.

Фульминантный гепатит – острый гепатит, осложнившийся острой печеночной недостаточностью с энцефалопатией с нарушением сознания в сроки менее 2 недель после появления желтухи. Субфульминантный гепатит – острый гепатит, осложнившийся острой печеночной недостаточностью с энцефалопатией с нарушением сознания в срок от 2 недель до 3 месяцев после появления желтухи. После появления энцефалопатии острейшая стадия длится до 7 дней, острая — до 28 дней, подострая — до 3 мес. Летальность при фульминантной и субфульминантной формах без трансплантации печени достигает 80%.

Читайте также:  Лечение вирусного гепатита в при беременности

Ведущей причиной фульминантного гепатита является гепатотропная вирусная инфекция. Совершенствование диагностики болезней печени привело к расширению алфавита гепатотропных вирусов. В настоящее время идентифицировано 6 патогенных вирусов (HAV, НBV, НCV, HDV, НEV, SEN), 4 из которых (НBV, НCV, HDV, SEN) обладают несомненной способностью вызывать хроническое воспаление печени (табл. 39.1).

Развитие острых и подострых токсических гепатитов связано с действием гепатотоксичных ксенобиотиков, в том числе и медикаментов. Механизмы прямого гепатотоксического действия заключаются в повреждении гепатоцитов, блокаде процессов тканевого дыхания, нарушении синтеза нуклеиновых кислот. Гепатотоксичные яды встречаются как на производстве (четыреххлористый углерод, бензол, толуол, ФОС, хлороформ, нитрокраски, кислоты, щелочи, свинец и др.), так и в быту (яд фаллоидин, содержащийся в бледной поганке; афлатоксины, содержащиеся в плесневых грибах; этиловый алкоголь, неорганические соединения мышьяка, фосфора, бериллия). Одним из редких осложнений, возникающих после проведения анестезии, являются токсические гепатиты, вызываемые фторсодержащими ингаляционными анестетиками. Наиболее часто они возникают после применения фторотана, реже они обусловлены энфлюраном и изофлюраном. Считают, что такие повреждения чаще возникают при повторном применении фторсодержащих летучих анестетиков либо даже при первой анестезии на фоне приема этими больным трийодтиронина.

Причиной развития токсического гепатита с ОПечН могут быть и многие терапевтические лекарственные средства, среди которых особое место занимают жирорастворимые медикаменты. Отсюда высокая гепатотоксичность ингибиторов монооксидазы, трициклических антидепрессантов (амитриптилина), эритромицинов (не только этилсукцината и пропионата, но и современного эсмолата), противотуберкулезных препаратов (изониазида, рифампицина), сульфосалазина, бруфенов, парацетамола (возможность передозировки у детей), противосудорожного средства вальпроат натрия (особенно при приеме в сочетании с фенобарбиталом).

Привычные препараты — анальгетики, аминофиллин, антиаритмические средства (например, кордарон) метаболизируются в печени. У больных с гепатопатиями различного генеза они могут вызвать углубление функциональных расстройств, вплоть до печеночной комы. В отличие от инфекционного гепатита повреждающее действие однократного поступления ксенобиотиков быстро достигает максимума и затем с различной скоростью регрессирует. Необходимо интенсивным лечением спасти больного и дождаться регенерации гепатоцитов.

Неблагоприятное течение хронического гепатита и цирроза печени приводит к развитию недостаточности ее функции. Цирроз печени, как правило, сочетается с проявлениями портальной гипертензии. Опасным осложнением портальной гипертензии является развитие кровотечений из варикозно-расширенных вен пищевода. Прогрессирование ОПечН в таких обстоятельствах может быть связано с избыточным приемом пищевого белка, введением барбитуратов и опиатов, с кишечной инфекцией (в частности с сальманеллезом), неконтролируемым назначением мочегонных (на фоне алкалоза нарушается аммониогенез в почках). Могут иметь значение и медикаментозные факторы: использование метионина, введение обычных, неспециализированных аминокислотных смесей для коррекции частой для этих пациентов белковой недостаточности. Для прогрессирования ОПечН у таких больных имеет также значение хирургический стресс, системная гипоксия, переливание значительных количеств цитратной крови поздних сроков хранения, эндогенная интоксикация любого генеза. Несомненно, драматическим эффектом обладает желудочно-кишечное кровотечение с микробным распадом крови, излившейся в кишечник, и массивным аммониогенезом. Поэтому при глубоких цирротических изменениях печени можно ожидать усугубления ОПечН после даже небольших хирургических вмешательств.

Длительный и тяжелый холестаз с препятствием для желчетока на различном уровне (от холангов до большого дуоденального сосочка) может стать причиной ОПечН в связи с высокой желтухой. Через стадию внутрипеченочного холестаза возможно развитие ОПечН при сепсисе. Функциональная декомпенсация печени в связи с хроническим холестазом возникает, как правило, при так называемом склерозирующем холангите.

Факторы, вызывающие гипоксию паренхимы печени: шок; кровопотеря и все виды гиповолемий, сердечная и дыхательная недостаточность, почечная недостаточность, гемолиз эритроцитов (отравление уксусной кислотой, медным купоросом), желудочно-кишечное кровотечение (гниение крови, приводящее к образованию аммиака, фенола, индола), общая гипоксия, обширные травмы и ожоги, септические состояния, сопровождающиеся массивной бактериальной инвазией и гемолизом, операции с использованием искусственного кровообращения.

Как правило, клинические проявления ОПечН довольно неспецифичны и выявляются на поздних стадиях болезни, поэтому основными детерминантами ее наличия и выраженности являются лабораторные критерии и результаты нагрузочных проб. В формировании конкретного патологического явления, ведущего к развитию ОПечН, имеет существенное значение различные сочетания основных синдромов, характеризующих ее особенности:

— синдрома портальной гипертензии, гепатолиенального синдрома,

— синдрома печеночной энцефалопатии.

Синдром холестаза — нарушение оттока желчи с накоплением её компонентов в печени и крови. Желтуха — симптом, развивающийся вследствие накопления в крови избыточного количества билирубина. Печеночная желтуха обусловлена изолированным или комбинированным нарушением захвата, связывания и выведения билирубина. Нарушения выведения обуславливают повышение уровня связанного билирубина в крови и его появление в моче, что обусловлено изменением проницаемости печеночных клеток, разрывом желчных канальцев вследствие некроза печеночных клеток, закупоркой внутрипеченочных желчных канальцев густой желчью в результате деструкции и воспаления. При этом происходит регургитация желчи обратно в синусоиды. В печени нарушается трансформация уробилиногенов, уробилин поступает в мочу. Желтушное окрашивание кожи и слизистых оболочек появляется при повышении билирубина свыше 34,2 мкмоль/л. Печень способна метаболизировать и выделять в желчь билирубин в количестве, в 3-4 раза превышающем его продукцию в физиологических условиях.

Клинические признаки холестаза: зуд кожи, расчесы, нарушение всасывания жирорастворимых витаминов (расстройство зрения в темноте, кровоточивость, боль в костях), желтуха, темная моча, светлый кал, ксантомы, ксантелазмы.

Лабораторные признаки: накопление в крови компонентов желчи (холестерина, фосфолипидов, желчных кислот, щелочной фосфатазы, у-глютамил-транспептидазы, 5-нуклеотидазы, меди, конъюгированной фракции билирубина). При полном нарушении оттока желчи гипербилирубинемия достигает 257-342 мкмоль/л, при сочетании с гемолизом и нарушением клубочковой фильтрации в почках может достигать 684-1026 мкмоль/л.

Синдром цитолиза связан с нарушением целостности гепатоцитов и проницаемости мембран, повреждением клеточных структур и выходом составных частей клетки в межклеточное пространство, а также в кровь, нарушением функции гепатоцитов.

Клинические признаки цитолиза: желтуха, геморрагический синдром, кровоточивость десен, кровотечения из носа, геморрагические высыпания на коже, дисгормональные расстройства, печеночные знаки (пальмарная эритема, «звездочки Чистовича», запах изо рта), снижение массы тела, диспептический и астенический синдромы, нервно-психические расстройства.

Лабораторные признаки: повышение активности аланинаминотрансферазы, аспартатаминотрансферазы, альдолазы, конъюгированного (прямого) билирубина в крови, понижение протромбинового индекса, альбумина, эфиров холестерина, активности холинэстеразы, фибриногена, факторов свертывания крови. Среди новых индикаторов цитолиза привлекает внимание альфа-глютaтиoн-S-трансфераза — фермент цитоплазмы гепатоцита. Как индикатор цитолиза он превосходит аминотрансферазы.

Воспалительно-мезенхимальный синдром является выражением процессов сенсибилизации иммунокомпетентных клеток и активации ретикулогистиоцитарной системы в ответ на антигенную стимуляцию.

Клинические признаки: повышение температуры тела, боль в суставах, увеличение лимфатических узлов и селезенки, поражение кожи, почек.

Лабораторные признаки: увеличение СОЭ, лейкоцитов, 2— и -глобулинов, иммуноглобулинов, положительная тимоловая проба, снижение показателя сулемовой пробы, появляются антитела к субклеточным компонентам ткани печени (определяются с помощью иммуноферментного анализа). Кроме того, созданы новые маркеры мезенхимально-воспалительного синдрома и фиброгенеза. Проколлаген-3-пептид — один из новых индикаторов этого класса. Гиалуронат — другой представитель проб этого класса. Он представляет собой компонент экстрацеллюлярного матрикса. С его помощью впервые появилась возможность оценить функцию эндотелиальных элементов печени, играющих важную роль в норме и при патологии. Гиалуронат является маркером воспаления и фиброгенеза печени.

Геморрагический синдром. При ОПечН происходит снижение синтеза факторов свертывания крови. Вначале снижается синтез VII, затем II, IX, X, а при тяжелой печеночно-клеточной недостаточности также уменьшается синтез факторов I, V, XIII. При механической желтухе синтез протромбина нарушен не в результате повреждения печени, а из-за прекращения поступления желчи в кишечник (ахолия). Для синтеза протромбина необходим витамин К, который является жирорастворимым и всасывается в кишечнике при нормальном переваривании жира. Необходимым же условием для этого является присутствие желчи в тонкой кишке. Поэтому некоторым больным показано введение витамина К, хотя это редко приводит к ликвидации коагулопатии. Повышенное потребление факторов свертывания крови возникает вследствие того, что из поврежденных клеток печени происходит выделение в кровь тромбопластических факторов, образуются тромбоцитарные тромбы, активизируется фибринолитическая система. Эти процессы требуют повышенного количества I, II, V, VII, IX-XI факторов, в результате чего возникает коагулопатия потребления, т.е. возникает тромбогеморрагический синдром. Геморрагический синдром проявляется кровотечениями, что в свою очередь приводит к развитию гемической гипоксии и ухудшению питания печени. Кровотечения усугубляют гипопротеинемию. Кровотечения чаще встречаются в желудочно-кишечном тракте, что вызывает микробное брожение крови в кишечнике, увеличение продукции аммиака и усугубление интоксикации.

Синдром портальной гипертензии, гепатолиенальный синдром проявляется в виде сочетания гепато- и спленомегалии, повышения функции селезенки. Сочетанность поражения печени и селезенки объясняется тесной связью обоих органов с системой воротной вены, общностью их иннервации и путей лимфооттока. Оба органа составляют единый ретикулогистиоцитарный аппарат. Развитие портальной гипертензии ведет к образованию варикозно-расширенных вен пищевода (кровотечения), развитию асцита.

Оценку функциональной дееспособности печени проводят по трем направлениям: метаболическом, экскреторном, детоксикационном.

Для контроля полноценности течения метаболических процессов применяют следующие пробы: определение концентрации протромбина, альбумина, активности холинэстеразы. Более информативны проба с внутривенной нагрузкой галактозой, а также определение уровня короткоживущих прокоагулянтов печеночного происхождения: проакцелерина и проконвертина. Другая группа проб связана с экскреторными процессами. С известными оговорками сюда входят также индикаторы холестаза — билирубин, соли желчных кислот, гамма-глутамилтранспептидаза (ГГТП) сыворотки крови. Важно также определение типичных индикаторов гепатодепрессии — бромсульфалеиновой и особенно индоциановой проб. Значительная часть нагрузочных проб связана с процессами детоксикации, следовательно, с функцией гладкого эндоплазматического ретикулума и, в первую очередь, с работой цитохромов Р450, Р448 и др. В процессах такого рода осуществляется трансформация лекарственных веществ. По этому принципу строятся нагрузочные пробы антипириновая, кофеиновая и лидокаиновая, а также амидопириновый дыхательный тест.

Печеночная энцефалопатия (ПЭ) является комплексом потенциально обратимых нервно-психических нарушений, включающих изменение сознания, интеллекта и поведения и нервно-мышечные нарушения. В настоящее время наиболее полно объединяющей накопленные знания о патогенезе печеночной энцефалопатии является гипотеза «глии», согласно которой эндогенные нейротоксины и аминокислотный дисбаланс, возникающие в результате печеночно-клеточной недостаточности и (или) портосистемного шунтирования крови, приводят к отёку и функциональным нарушениям астроглии. Последние изменяют проницаемость гематоэцефалического барьера, активность ионных каналов, нарушают процесс нейротрансмиссии и обеспечения нейронов макроэргическими соединениями. Эти изменения проявляются клиническими симптомами печеночной энцефалопатии. Среди эндогенных нейротоксинов ведущее место отводится аммиаку.

В последние годы раскрыты некоторые механизмы нейротоксического действия аммиака, в частности: ограничение функции малат-аспартатного челнока, в результате которого уменьшается транспорт ионов водорода и снижается синтез АТФ в головном мозге. Аммиак влияет на проницаемость гематоэнцефалического барьера, что стимулирует транспорт ароматических кислот в головной мозг и, как следствие этого, усиливает синтез ложных нейротрансмиттеров и серотонина. Аммиак увеличивает аффинность постсинаптических серотониновых рецепторов, играющих большую роль в регуляции сна и поведения. Рассматривается возможность прямой модуляции аммиаком нейрональной активности. К группе эндогенных нейротоксинов относятся также меркаптаны, коротко- и среднецепочечные жирные кислоты, фенолы. Таким образом, печеночная энцефалопатия является результатом комплексного воздействия и взаимного усиления нескольких факторов: эндогенных нейротоксинов, среди которых ведущее значение имеет аммиак, аминокислотного дисбаланса и изменения функции нейротрансмиттеров и их рецепторов.

Степень выраженности нейропсихических симптомов печеночной энцефалопатии колеблется от «0» (латентная или субклиническая форма – «ЛПЭ»), до «4» (глубокая кома). Нейропсихические симптомы при ПЭ охватывают изменения сознания, интеллекта, поведения и нейромышечные нарушения. Выделенные четыре стадии печеночной энцефалопатии могут переходить одна в другую. При этом большинство симптомов, появившихся на более ранних стадиях, сохраняется и на следующих. Градация печеночной энцефалопатии по степени тяжести представлена в табл. 39.2. Основной критерий определения ее стадии — состояние сознания. Остальная симптоматика имеет подчиненное значение. Латентная печеночная энцефалопатия (0-я стадия) характеризуется отсутствием клинических симптомов и выявляется только при использовании дополнительных методов исследования — психометрических тестов (тест связи чисел, тест линии), электроэнцефалографии, вызванных потенциалов и др. Частота ЛПЭ у больных циррозом печени составляет 30-70%. В 1-ю стадию печеночной энцефалопатии нарушается ритм сна: появляются сонливость днём и бессонница ночью. Во 2-й стадии сонливость нарастает и появляется нарушение сознания. В 3-й стадии к перечисленным изменениям присоединяется дезориентация во времени и пространстве, нарастает спутанность сознания и наступает 4-я стадия — собственно кома. Она характеризуется отсутствием сознания и реакции на болевые раздражители.

Стадии печеночной энцефалопатии (по Н.О.Соnn, 1979)

источник