Меню Рубрики

Прививки от оспы в древнем китае

Что такое оспопрививание. – Происхождение натуральной оспы. – Приемы, употребляемые в Китае и Индии для предохранения от заболевания оспой. – Распространение оспы по земному шару. – Крестоносцы как распространители оспы. – Оспа между дикарями. – Оспа в королевских семьях. – Женщины Востока в роли первых оспопрививательниц. – Прививка натуральной оспы. – Переход прививки в руки шарлатанов. – Прививки в России. – Где ныне практикуется прививка натуральной оспы.

Оспопрививание или вакцинация[1] составляет, в сущности, прототип того метода лечения болезней, которым прославил свое имя знаменитый французский ученый Пастер. Организму прививается ослабленный яд, и он таким образом как бы застраховывается от влияния тождественного, но не ослабленного, губительного, часто смертельного яда. Рогатому скоту и овцам прививают ослабленный яд сибирской язвы, и они навсегда становятся гарантированными от заболевания этой ужасной у животных заразной формы болезни. Пастер, сделавший это открытие, нашел также ослабленный яд, который, будучи привит животным, предохраняет еще от двух крайне злокачественных заболеваний – от краснухи (у свиней) и от холеры (у кур). Тот же великий ученый в последнее время, как известно, производит прививки ослабленного яда бешеной собаки людям, укушенным взбесившимися животными, и таким образом достигает исцеления и предупреждает развитие страшной болезни, называемой водобоязнью. Повторяем, что оспопрививание Дженнера до известной степени является прототипом приемов, обессмертивших имя Пастера, и пользуемся случаем выразить здесь нашу глубочайшую уверенность, что недалеко то время, когда человечество будет пользоваться услугами и других ослабленных ядов, которые предохранят его от всех известных ныне заразных болезней вроде кори, скарлатины, холеры, дифтерита, тифов и проч. Теперь это дело времени, а не принципа. Заметим при этом, что недавнее открытие Коха представляет уже факт совершенно иного порядка и в нем не имеет места применение идеи об ослабленных ядах.

Оспенная болезнь и идея об искусственном предохранении от этой болезни так же стары, как и род людской. Местом возникновения натуральной оспы считается Азия, эта колыбель человечества; родной ее сестрой, вышедшей оттуда же, нужно признать холеру. В самых древних китайских и индийских рукописях имеются указания, свидетельствующие о страшных опустошениях, производимых оспой, дуновение которой превращало целые населенные области в безлюдные пустыни. Индия считает, что оспа занесена в нее из Китая еще за полторы тысячи лет до Р.Х., причем некоторые историки пресерьезно уверяют, что постройка Великой Китайской стены остановила дальнейшее занесение болезни из Китая в Индию. Еще и по сие время в Китае имеются храмы в честь «святой матери оспы», и китайцы издавна знакомы с разными предохранительными приемами, гарантирующими от заболевания этой болезнью; так, они пытались прививать оспенный яд к слизистой оболочке носа, для каковой цели в него вкладывали куски ваты, смоченные гноем оспы, или же заставляли здорового человека ложиться в кровать к оспенному больному и носить его белье. Подобные же приемы известны и в Индии, где с незапамятных времен в предохранение от оспы делали здоровым людям заволоку, то есть протягивали под кожей кусок тряпки или пучок ниток, пропитанных оспенной материей, или же, наконец, давали проглатывать порошки из высушенных оспенных струпьев. В Индии также имелись храмы в честь богинь, защищающих от оспы, и перед наступлением жаркого времени года в этих храмах брамины прививали оспу здоровым людям, втирая оспенный гной в ранки на руках. Такими приемами удавалось ослаблять свирепствовавшие тогда страшные эпидемии этой болезни. Из Индии войска Александра Македонского распространили оспу по всем областям, где они только ни появлялись.

За 60 лет до Р. X. эта болезнь, по описанию Дионисия Галикарнасского, произвела страшнейшие опустошения в Риме. Во II веке от Р. X. оспенная эпидемия свирепствовала в войсках Марка Аврелия: от нее погиб он сам. Начиная с IV века от Р. X., оспа постепенно захватывает весь Восток, наше Закавказье, которое, как ниже увидим, выработало и особый способ предохранения от оспы в виде прививок (инокуляций). С VI столетия оспа хозяйничает уже по всем прибрежным странам Средиземного моря и в Бургундии уносит в могилу супругу Бургундского короля, за что оба лейб-медика короля поплатились жизнью: их велено было попросту казнить. В Византии натуральная оспа появилась при Юстиниане вместе с войсками, прибывшими из Африки под начальством Аэция. В Аравии при Магомете свирепствовала страшная оспа, и позже мавры разнесли болезнь в VII веке в Сирию, Палестину, Египет и Персию, а в VIII – в Сицилию, Италию, Испанию и Францию.

Первые описания оспы сделал арабский врач Разес, затем ее описали Авиценна и Константин Африканский, давший ей название Variola. Особенно сильно распространилась оспа по Европе после крестовых походов: крестоносцы считаются первыми устроителями больниц для оспенных больных. Вообще, в течение всех средних веков свирепствуют страшные эпидемии оспы, причем смертность от этой болезни была ужасающей и доходила до 80 %; к середине XV века оспа совершенно уже акклиматизировалась в Европе и не проникла еще только в Россию, где первое появление ее относят к XVII веку. В том же XV столетии европейцы перевезли оспу в Америку, где злокачественность ее обнаружилась еще резче, так как цветные племена оказались еще более восприимчивыми к этой болезни, чем белые. И поныне еще принято за правило при приезде в европейские города странствующих трупп краснокожих индейцев и негров немедленно подвергать весь персонал этих трупп прививке предохранительной оспы, дабы они не получили натуральной и не послужили гнездом заразы, опасным для всего населения. Когда в 1788 году европейцы завезли оспу в Порт-Джаксон (нынешний Сидней) в Австралии, она сразу почти уничтожила одно туземное племя. Так же трагичен был завоз этого бича в девственный Новый Свет. Здесь целые племена были стерты с лица земли этой страшной болезнью, занесенной спутниками Писсаро, Кортеса и других искателей золота. Вымирание наших остяков в Сибири, жителей Гренландии и Исландии представляет собой явление того же порядка. Некоторые годы XVIII столетия и даже начала XIX отмечены особенно страшными эпидемиями, не щадившими никого. Болезнь проникала одинаково легко и во дворцы богачей, и в конуры бедняков. Так, 18 января 1730 года от нее умер в Москве юный император Петр II, который, по рассказам, заразился ею от своего друга, князя Долгорукова и, прохворав 12 дней, скончался на 15-м году жизни. В Австрии две эрцгерцогини и супруга императора Иосифа II умерли от натуральной оспы; сама красавица императрица Мария Терезия едва спаслась от этой страшной болезни, которая испортила навсегда черты ее лица. В семье Вильгельма III от оспы умерли его отец, мать, жена, затем дядя, двоюродные братья и сестра; наконец, сам он заразился и едва не умер. Иосиф I в Австрии умер также от оспы. Во Франции король Людовик XV в 1774 году погиб от натуральной оспы, брошенный своими близкими и испуганными придворными. Людовик XV заразился оспою на 64-м году своей жизни, переболев этой болезнью в 14 лет, так что врачи в первое время не хотели и думать, что болезнь короля есть оспа, до такой степени в то время господствовала уверенность, что оспа, безусловно, вторично не появляется у человека, однажды перенесшего это страдание. Однако и прежде не все безусловно умирали, будучи поражены оспой; тот, кто оставался жив, сохранял навсегда непривлекательные следы ужасной заразы: лицо покрывалось безобразными рябинами, оспенные язвы часто съедали ноздри, и человек, нередко утрачивая зрение и слух, приобретал навсегда слабость организма. Из отчета Дома призрения слепых в Лондоне, напечатанного в начале XIX столетия, видно, что из всех слепых, проживавших в этом доме, три четверти лишились зрения из-за оспы.

Из всего сказанного легко можно понять, сколько горя, слез и страданий вносила эта болезнь в человеческую жизнь и какой ущерб наносила государству и отдельным лицам. По приблизительному исчислению, прежде чем Дженнер указал на способ предохранять себя от этой тягостной болезни, ежегодно от нее умирало в Азии около миллиона людей, а в Европе – около полумиллиона.

Де Кондамин высчитал, что в одной Франции в начале XVIII столетия десятая часть от общей смертности приходилась на оспу. В конце XVIII столетия оспа так часто поражала людей, что считалось, будто ни один человек не может обойтись без этого страдания, подобно тому как ныне считается чуть не обязательным всякому переболеть корью. Гильдебрандт в 1787 году так выразил это мнение: «Если данный субъект умер, не болея ни разу оспой, то надо полагать, что у него была оспа в утробе матери». Мы уже говорили, что Восток познакомил нас не только с оспой, но и с предохранительными прививками (инокуляцией), якобы гарантирующими от заражения. Старые женщины Востока явились, в сущности, первыми оспопрививательницами. Оберегая свой дорогой и непрочный товар, предназначаемый для гаремных утех, они с седой древности измыслили способ сохранения женской красоты путем прививки малолетним девочкам, предназначенным для гаремной жизни, оспенного гноя. Гной этот обыкновенно прививался в нескольких местах тела посредством уколов – вблизи пупка, на правой ладони и на левой подошве. Обыкновенно подобная прививка влекла за собой развитие натуральной оспы, но в несколько ослабленной форме, причем нужно сознаться, что женщины Востока умели умерять силу болезни и задерживать ее на определенных частях тела. Для этой цели они завертывали ноги привитых девочек в козлиные теплые шкурки, причем оспенные прыщи появлялись преимущественно на ногах и щадили лицо. Тот же способ издавна практиковался маврами, арабами и сенегальскими неграми, а также в Швеции, Дании и среди инородцев Урала и Сибири. В 1713 году аналогичный метод был обнародован греческим врачом Тимони («греческий метод»). Метод этот состоял в уколах в подбородок, лоб и обе щеки иголкой, смоченной оспенным гноем. Говорят, что одна фессалианка, занимавшаяся подобной инокуляцией, имела не более 10 % смертности среди привитых. Шведский король Карл XII в Бендерах, в 1714 году, также узнал об этом способе, заинтересовался им и составил о нем записку, посланную в Стокгольм. Впрочем, и здесь дело не обошлось без женщины, которая познакомила с инокуляцией все цивилизованные страны. В 1717 году жена английского посла в Константинополе леди Вортлей-Монтэгю не только подвергла прививке своего шестилетнего сына, но сделала прививку и самой себе. У обоих получилась весьма легкая форма натуральной оспы, и оба они выздоровели. Весть об этой смелой прививке распространилась при лондонском дворе и произвела там сильнейшую сенсацию, тем более, что в Лондоне в то время производила ужасное опустошение яростная эпидемия оспы. Из Константинополя была выслана в Лондон прививная материя, и ею решено было сделать прививку всему королевскому семейству, но предварительно пробные опыты производились над несколькими преступниками, приговоренными судом уже к смертной казни. У всех у них прививная оспа (variola inoculata) протекла в легкой форме, все они выздоровели, и король всех их помиловал. Затем пробы, и такие же удачные, произведены были над детьми разных церковных приютов, и в заключение в 1721 году сделаны уже были прививки детям Георга I и всему его семейству, причем у всех у них прививная оспа протекла в весьма легкой форме. Несмотря на противодействие врачей, и особенно духовенства, проклинавшего в церквях этот способ как оскверняющий душу, прививка оспы быстро распространилась в Англии, перешла оттуда в Германию и во Францию.[2].

Во Франции борьба с духовенством отличалась особым упорством, так что в дело вмешался Вольтер, который имел случай познакомиться с прививанием оспы в Англии и убедился в полезности этой меры. Действительно, эти прививки до некоторой степени отвечали общим ожиданиям в том отношении, что у привитых болезнь нередко протекала заметно слабее, чем у людей, самостоятельно заболевших натуральной оспой. Но зато часто наблюдалось и обратное явление: привитые хворали особенно тяжелой формой оспы и сами, в свою очередь, становились очагами и распространителями заразы, которая вызывала самые злокачественные эпидемии натуральной оспы. Благодаря этому доверие к способу стало падать и в самой Англии: в течение первых двадцати лет после прививок решились подвергнуть себя таковым лишь 2 тыс. лиц.

Лишь 20 лет спустя, когда вспыхнула новая сильная эпидемия оспы в Лондоне, в защиту прививки выступили врачи, причем епископ Исаак Мадокс рекомендовал ее в сочинениях и проповедях и устроил первый институт для прививок под председательством известного герцога Мальбрука. Когда в защиту прививки выступили выдающиеся врачи и ученые, доказавшие статистически пользу прививки, то прививание вновь стало распространяться по свету, хотя Гезер и утверждает, что более всяких рекомендаций признанию необходимости прививки способствовало то обстоятельство, что Людовик XV умер от натуральной оспы. Вскоре после этого прививки стали практиковать и в Италии, несмотря на то, что народ сильно противился этой мере, будучи настроен фанатическим духовенством. Тем не менее, к этому периоду относится основание во Флоренции оспопрививательного заведения. Подобные же институты возникли в Швеции и Дании и давали недурной результат; так, на 8 тыс. прививок в этих странах не было ни одного несчастного случая.

Однако благодаря простоте приемов, употребляемых при прививании, вскоре это дело перешло в руки шарлатанов и неучей, которые весьма быстро так уронили и дискредитировали его, что вызвали полное отвращение к нему общества, и во многих странах поговаривали уже о правительственном запрещении означенных прививок. Дело в том, что шарлатаны прививали оспенную материю грязными инструментами, делали при этом разрезы слишком глубокие, причем получались обширные язвы, рожистое воспаление, гангрена и пиэмия. К тому же они страшно истощали организм, прежде чем подвергнуть его прививке. Желающий сделать себе прививку должен был в течение чуть ли не целого месяца принимать разные слабительные, втирать в себя ртуть, пускать кровь и затем только, когда организм окончательно ослабевал, его подвергали прививке, рассчитывая, что ослабление тела ослабит и силу оспы.

В это-то время в защиту прививок и выступил пизанский профессор Гатти, который произвел радикальный переворот в этом способе, и с него собственно и начинается второй, более успешный период прививок. Его книга, появившаяся в 1760 году в защиту улучшенной прививки, считается знатоками не устаревшей и поныне, а способ, им данный, является образцом для введенной впоследствии вакцинации, то есть прививки коровьей оспы. Гатти показал, что никакое подготовительное лечение перед прививкой не нужно – вся подготовка сводилась к воспрещению обжорства и чрезмерной усталости. Он показал также, что прививку должно производить нежным поверхностным уколом, а отнюдь не глубокими разрезами или, что еще хуже, при помощи заволок и фонтанелей, к которым прикладывали губки и монеты, смоченные оспенным гноем. Гатти первый ввел для прививок тонкую швейную иглу – прототип современного оспопрививательного ланцета – и делал ею не более двух-трех поверхностных уколов. В Англии врач Суттон пропагандировал те же идеи.

Благодаря всему сказанному предохранительная прививка натуральной оспы, или вариолация, быстро распространилась по всей Западной Европе, но к нам в Россию этот способ проник лишь в конце XVIII столетия. В 1780 году натуральной оспой заразилась, как мы уже. упоминали, австрийская императрица Мария Терезия, которой врачи отсоветовали делать себе предохранительную прививку. Русская государыня Екатерина II, справляясь о здоровье больной, живо интересовалась вопросом, сохранит ли больная свою красоту или черты лица ее пострадают от рябин, и из опасения самой заболеть этим страшным недугом приказала нашему послу в Лондоне прислать в Россию опытного врача, который бы привил оспу ей и наследнику престола, Павлу. Лондонское медицинское общество рекомендовало для этой цели врача Димсделя, который, взяв с собою материю от легкого оспенного больного, поспешил в Петербург и привил оспу императрице и великому князю Павлу Петровичу. Решимость Екатерины II подвергнуться этой операции считалась геройским подвигом…

Пример, данный ею, произвел сильное впечатление. Сотни и тысячи лиц вслед за Екатериною подвергли себя операции прививки. Екатерина сперва привила оспу только себе. Тогда же и Мария Терезия решилась сделать прививку своим дочерям. Англичанин Димсдель был по-царски награжден за удачную прививку. Он получил за две прививки 500 тысяч рублей и пожизненную пенсию. Знаменитый ван Свитен за прививку, сделанную эрцгерцогине Марии Антуанетте, впоследствии погибшей на эшафоте во Франции, и сестре ее, получил также огромную пенсию и был назначен заведующим вариолацией во всей Австрии.

Эти примеры щедрот за опасный способ предохранения от оспы лучше всего доказывают, как боялись в то время натуральной оспы и какая это была страшная болезнь. Екатерина II издала вслед за тем особый указ, которым вариолация вводилась у нас в России как обязательная санитарная мера. Во многих русских городах, и даже в Сибири, в Иркутске, возникли заведения для прививки натуральной оспы.

«Однако такой закон, – говорит Миллер, – насильственно применяемый к неразвитой массе, без разъяснения его пользы, выполнение которого было возложено на грубую полицию и неряшливых неучей-оспенников, прививавших оспенный яд всем без разбору, вызвал большой ропот в крестьянском населении: на него смотрели как на новую повинность, а в казацких поселениях дело доходило до бунтов, и народ роптал, говоря, что его клеймят, как скот. Несчастные случаи, которые встречались при таких массовых прививках, грязное содержание привитых, заражение оспой целых семей и деревень от случаев прививки оспы вселяли страх».

И на Западе вскоре дело пошло так же худо, так что вера в целебность прививки снова стала угасать: многие врачи обнародовали громадный материал, доказывающий, что прививки не предохраняют от последующих заболеваний оспой и, главное, что оспопрививательные заведения всюду являются главными очагами, откуда повсеместно разносится зараза. Геберден с цифрами в руках показал, что в одном лишь Лондоне за сорокалетний период, когда практиковались прививки, погибло на 25 тыс. оспенных больных больше, чем за такой же период времени до введения прививок.

Таким образом, к конце XVIII столетия всюду наступило разочарование в целебности прививок натуральной оспы, и они, продержавшись в Европе 80 лет, стали выходить из употребления и совсем прекратились, так как в это время появилось благодетельное открытие Дженнера, обессмертившее его имя. Еще в 1762 году французский парламент ввиду сильного распространения оспы через оспенные заведения воспретил в стране прививку натуральной оспы. Позже, в начале XIX столетия, когда Дженнеровский способ стал входить в распространение, прививку натуральной оспы (вариолацию) всюду стали воспрещать особыми правительственными указами, и только в Англии она была воспрещена гораздо позже, в 1840 году, и продолжала практиковаться рядом с вакцинацией (прививка коровьей оспы). Ныне вариолация (прививка натуральной человеческой оспы) встречается и практикуется лишь у дикарей; так, Ливингстон видел эту меру у кафров и негров Центральной Африки, а также ее описывают путешественники, посетившие Индию и Китай. В 1862 году доктор Ватсон с успехом применил вариолацию на корабле в море, когда среди матросов появилась натуральная оспа, причем из 12 заболевших умерло 9, все же привитые (363 человека) остались живы. По отчету Медицинского департамента за 1888 год, вариолацию можно встретить и теперь среди туземных кавказских племен.

источник

— Я слышал, что еще много веков назад люди умели защищать себя от оспы.

— Но ведь они вакцинировали себя с помощью вариоляции!

— А вот это совсем неверно. Они не вакцинировали себя, а заражали малой дозой вируса. При вариоляции используется заразный уличный вирус, взятый от больного. При вакцинации — ослабленный вакцинный вирус, полученный от больной коровы.

Еще в Древнем Китае и Индии врачи разработали метод защиты людей от оспы путем так называемой вариоляции. Для этого собирали оспенные корочки больного, высушивали их и растирали в мелкий порошок. Этот порошок втирали в кожу специальным шпателем или иглой, которой надрезали поверхность кожи, а иногда вдували в нос здоровому человеку, надеясь вызвать у него легкую форму болезни.

Действительно, вариоляция защищала многих людей. Но так как для ее проведения использовали вирус натуральной оспы, вариоляция часто вызывала тяжелое заболевание и даже смерть. Главная беда заключалась в том, что в дальнейшем больной мог заразить людей, которые контактировали с ним, и даже вызвать эпидемическую вспышку оспы.


Вариоляция

В начале XVIII века, когда оспа широко распространилась практически по всем странам Европы, начали искать способы защиты населения от этой инфекции. Члены Лондонского медицинского королевского общества решили обсудить все «за» и «против» метода вариоляции, о котором сообщали многие путешественники.

Для этого собрали отчеты англичан о путешествиях в азиатские страны в первые два десятилетия XVIII века. Несмотря на всю опасность метода, решили его рекомендовать, так как ущерб, наносимый обществу эпидемиями, был несравненно тяжелее. Решили, что лучше терять десятки людей, чем многие тысячи.

Именно в это время леди Монтегю, жена британского посла в Константинополе, наблюдала, как пожилые турчанки прививали материал, взятый от больного оспой, здоровым местным жителям. Еще в Турции леди Монтегю провела вариоляцию своему собственному сыну, а вернувшись в 1718 году в Англию, стала пропагандировать турецкий метод вариоляции.

Сначала метод приняли в штыки. Духовенство усмотрело в нем нечто противное воле «божественного провидения». Тогда энергичная леди решила добиться поддержки короля. Георг I дал разрешение провести опыты, чтобы доказать высокую эффективность метода вариоляции для защиты людей от оспы. Для этого выбрали заключенных Ньюгейтской тюрьмы, которым была обещана амнистия. Шесть человек дали согласие на вариоляцию: трое мужчин и три женщины. Все они остались здоровыми. Эксперимент значительно укрепил позиции метода в глазах общественности. Началось систематическое применение вариоляции в Великобритании и ее колониях в Америке.

Ярким приверженцем вариоляции стал доктор Т. Гимздейл. Он предложил использовать этот метод при дворе русской императрицы Екатерины II. В 1768 году английского врача пригласили в Россию, чтобы он провел вариоляцию членов императорской семьи. Гимздейл успешно выполнил поручение, за что получил от императрицы титул барона, звание государственного советника, чин генерал-майора, единовременное пособие в 10 тысяч фунтов стерлингов и, кроме того, пожизненную пенсию в 500 фунтов.

Вариоляция сыграла значительную роль в защите канадских провинций войсками Британской империи. В 1766 году генерал Джордж Вашингтон во главе американских войск осадил Квебек. Однако среди его солдат было огромное число больных оспой: повстанцы не проводили вариоляции в своей армии. Британские войска, находившиеся в Квебеке, подверглись поголовной вариоляции, которая достаточно хорошо защитила их и позволила выдержать осаду до прихода подкреплений. Поражение повстанцев под Квебеком привело к тому, что британские войска установили контроль над всей территорией Канады. Эта неудача заставила Вашингтона издать приказ об обязательной вариоляции всей его армии.

Читайте также:  Ветряная оспа детей купание

Хотя вариоляцию стали достаточно широко применять во многих странах Европы, врачи понимали опасность метода и его бесперспективность в борьбе с оспой как с эпидемическим процессом. Следовало изобрести метод, который, надежно защищая людей от оспы на многие годы, не таил опасности новых эпидемий.

Эффективный метод профилактики оспы изобрел английский врач Э. Дженнер. В противоположность большинству медиков, считавших оспу неизбежным злом, Дженнер был уверен, что можно найти способ, который позволил бы защитить людей от этой смертельной инфекции. Дженнер заметил, что молочницы, на руки которым часто попадал гной больных оспой коров, не заражаются натуральной оспой. (У коров существует своя оспенная инфекция, которая поражает их кожу и слизистые оболочки рта и глаз.)

В течение пяти лет Дженнер вел наблюдения и анализировал известные ему случаи успешной перевивки корочек коровьей оспы к человеку, а также подтверждения защитного эффекта этого метода. В то время о коровьей оспе знали лишь немногие люди, работавшие в сельском хозяйстве, на фермах. Врачи, практиковавшие в больших городах, с этой болезнью не были знакомы.

Другом Дженнера и его неизменным советчиком был хирург из госпиталя святого Джорджа в Лондоне Д. Хантер. С ним делился Дженнер своими мыслями и благодаря этому человеку сумел довести до конца свои работы. Однажды Хантер посоветовал Дженнеру поставить эксперимент и опытом подтвердить свои догадки. И тот решил попытаться привить коровью оспу здоровому, никогда не болевшему натуральной оспой человеку. Дженнер был глубоко уверен, что это доброкачественное заболевание защитит человека в дальнейшем от заражения естественной оспой.

14 мая 1796 года Дженнер ввел восьмилетнему мальчику материал, который получил из оспенной корочки на руке молочницы. Через семь недель после этого Дженнер вновь привил мальчику оспу, но материал взял от больного натуральной оспой. Мальчик не заболел. Друг Дженнера Д. Хантер высказался по этому поводу весьма примечательно: «Организм человека, подвергнутый однажды какому-либо воздействию, не забывает этого и никогда больше не повреждается такими инфекциями, как оспа, корь и т. п.».

Дженнер, бесспорно, считается создателем первой в мире вакцины против оспы. Однако необходимо отметить, что еще в XV веке до нашей эры различные люди пытались использовать корочки с вымени коров, больных коровьей оспой, для защиты людей от натуральной оспы.

Существует также запись о том, что в 1774 году английский фермер В. Джести во время обширной вспышки оспы в окрестностях города Дорчестера взял от больной коровы оспенные корочки и привил этот материал своей жене и двум маленьким детям. На месте прививки возникли характерные для оспы воспаленные участки, а у миссис Джести даже поднялась температура, что заставило вызвать доктора. Соседи возмущались «жестокостью» и «бесчеловечностью» фермера. Однако последующие события показали, что он был прав. Когда началась эпидемия оспы, его жена и дети, находившиеся неоднократно в контакте с больными, не заразились, а ранее возмущавшиеся фермеры стали жертвами болезни. В 1791 году в Пруссии аналогичную процедуру проделал голштинский фермер П. Плетт. Он защитил от натуральной оспы семью, привив им растертый материал корочек коровьей оспы.

Заслуга Э. Дженнера в том, что он осмыслил все эти факты, подвел под них научную базу и, решив обезопасить процедуру вакцинации, начал перевивать коровью оспу от одного человека к другому. Таким образом, вирус поддерживался непрерывными пересевами через кожу человека. Дженнер собирал лимфу и оспенные корочки у привитых людей, растирал их, высушивал и хранил для дальнейших прививок.

Дженнер научно доказал сходство вируса коровьей оспы с оспой человеческой и обосновал метод защиты человека, прививая ему вирус коровьей оспы. Кроме того, Дженнер показал возможность длительного сохранения вируса коровьей оспы при его пересевах от одного человека к другому. Такой метод позволял накопить вакцинный материал и использовать его для дальнейших более широких вакцинаций. Врач переставал зависеть от эпизодического присутствия зараженных коров в округе.

Казалось бы, все развивается благоприятно, человечество облагодетельствовано новым средством для борьбы с оспой, можно начинать проводить массовые прививки. Но! Опять это «но», которое так часто возникает, к сожалению, на пути прогресса.

Когда Дженнер описал результаты своих наблюдений и предложил Лондонскому королевскому обществу для публикации, он получил отказ. Ученые мужи того времени не могли даже представить возможность защиты человека от оспы! В 1798 году Дженнеру пришлось издать результаты своих наблюдений за собственный счет в виде отдельной брошюры. Он назвал ее «Исследование причин и воздействий вариолоидной вакцины, заболевания, открытого в некоторых западных графствах Англии, в частности в Глочестере, и известного под названием «коровья оспа». Таким образом, в самом названии брошюры Дженнер впервые использовал термин «вакцина» (в переводе с латинского — коровья оспа), который в дальнейшем стал обозначать любую защитную прививку.

На протяжении десятилетий борьбы с оспой использовали два разных понятия — «вариоляция» и «вакцинация». Многие писатели, рассказывая о борьбе с оспой, путали эти термины, да и сами медики нередко называли вакцинацию вариоляцией, а вариоляцию вакцинацией. А суть этих двух понятий совершенно различна. При вариоляции человека заражали уличным вирусом, стараясь вызвать болезнь в легкой форме, тогда как при вакцинации человеку вводили вирус коровьей оспы, безвредной для него, но вызывающей образование иммунитета против натуральной оспы.

На страницах многих дневных и вечерних газет того времени стали появляться карикатуры, которые высмеивали гениальное открытие Дженнера. Обычно людей, прививавшихся вакциной, карикатуристы изображали в виде полулюдей-полукоров, а подписи под рисунками гласили, что вакцинация может навсегда превратить человека в корову.

Как часто, к сожалению, косность людей не приемлет все новое и необычное! Для общества того времени таким необычным было взять материал от животного и использовать для прививки людям. В наше время эта процедура кажется вполне естественной, поскольку для приготовления большинства вакцинных и сывороточных защитных препаратов, широко применяемых для борьбы с заразными болезнями, в научных лабораториях и в производственных учреждениях используют тех или иных лабораторных животных, а также лошадей, коров, баранов, козлов.

Публикация Дженнера стала одной из выдающихся работ в истории мировой медицины. Несмотря на активное противодействие ряда известных докторов Англии, метод вакцинации применяли все шире и шире.

В крупных клиниках Англии создавали запасы лимфы и корочек. И в то же время Англия, как это ни парадоксально, была одной из последних в Европе стран, принявших закон об обязательной вакцинации. Именно в этой стране противники Дженнера выставили .множество необоснованных аргументов против вакцинации, вроде того, что «вакцинация идет вразрез с предначертаниями бога». Однако английский парламент вынужден был признать огромную важность открытия Дженнера и выдал ему денежные награды: сначала 10 тысяч, а затем повторно, после эпидемии оспы, 20 тысяч фунтов стерлингов.

Вскоре противооспенная вакцина попала в Америку. Энтузиастом-распространителем этой вакцины был английский врач Д. Летсом, горячий защитник идеи прививок против оспы беднякам на дому. Он послал партию вакцины своему американскому коллеге Б. Уотерхаузу из Бостона, который был тогда профессором медицинской теории и практики в Гарвардском университете.

В 1800 году Уотерхауз вакцинировал присланным материалом семерых из своих тринадцати детей. У шести привитых детей на коже возникли характерные оспины, которые описал Дженнер. Но на этом Уотерхауз не остановился. Он заразил своего 12-летнего сына, получившего оспенную вакцину, свежим материалом, взятым из гнойных корочек больного оспой. Но и это показалось Уотерхаузу недостаточным, и он поместил мальчика в комнату, где находился больной натуральной оспой. Несмотря на все это, вакцинированный мальчик остался здоров. «Один факт стоит тысячи аргументов», — писал Уотерхауз, подтвердив своим опытом правоту Дженнера.

Уотерхауз начал проводить широкую вакцинацию своих сограждан, не забывая при этом и о собственных выгодах. Предоставляя вакцину в распоряжение других врачей, он заручался их согласием выделять ему 25 процентов прибыли. Часть вакцины Уотерхауз отправил президенту страны Т. Джефферсону для распространения среди врачей южных штатов. Будучи достаточно проницательным человеком, Джефферсон быстро понял огромную важность оспопрививания. Принимая зимой 1801 года делегацию вождей индейских племен Северной Америки, президент предложил им вакцинироваться самим и взять с собой вакцину для защиты соплеменников. В дальнейшем с помощью президента вакцинация очень быстро была введена по всей стране и пользовалась широкой поддержкой общественности.

Популярности вакцинации в США особенно способствовало проведение в Бостоне важного опыта, показавшего, что вирус коровьей оспы полностью защищает людей от оспы натуральной. Для этого 16 августа 1802 года 19 мальчикам была сделана прививка коровьей оспы. 9 ноября двенадцать из них были заражены материалом, полученным от больного натуральной оспой. Ни у одного из детей не наблюдалось ни малейших признаков заболевания. В виде контроля в этот же опыт взяли двух других мальчиков, которые не прививались коровьей оспой и натуральной оспой не болели. У невакцинированных детей заражение тем же самым материалом вызвало заболевание.

Группе из 19 детей, привитых 16 августа, повторно ввели материал из оспин двух контрольных детей. Все они остались здоровыми. Этот опыт стал решающим в истории изучения вакцинации против оспы. Основываясь на результатах наблюдений, отдел здравоохранения города Бостона официально записал, что коровья оспа полностью безопасна для людей и защищает их от натуральной оспы.

В начале XIX века вакцина Дженнера стала быстро приобретать сторонников и на Европейском континенте. Первую вакцинацию провели в Вене в 1799 году. Вскоре по примеру Вены к прививкам стали прибегать в столицах ряда других государств. В 1805 году Наполеон приказал вакцинировать весь состав своей армии. Первый закон об обязательной вакцинации был издан в 1807 году в ландграфстве Гессен в Германии, а к 1820 году аналогичные законы приняли и многие другие европейские страны.

В России первый ребенок, получивший вакцину Дженнера, был назван по распоряжению императрицы Вакциноф, а его семье пожалована пожизненная пенсия. Вакцинация в России была введена затем в обязательном порядке, и в 1812 году привили 1 миллион 250 тысяч человек. По приблизительным оценкам, это спасло от оспы около 160 тысяч жизней. Однако в дальнейшем вакцинация была прервана, а затем и прекращена.

источник

О возникновении медицины Древнего Китая в середине III тысячелетия до н.э. рассказывают легенды и летописи. Методы лечения, разработанные китайскими врачами, оказали влияние на медицину Японии и Кореи, Тибета и Индии. Учение о жизненных каналах и активных точках на поверхности тела человека является одной из основ рефлексотерапии — современного метода диагностики и лечения болезней. Искусство врачевания в Древнем Китае, как и в других странах, включало в себя знания о множестве лекарственных средств растительного и животного происхождения.

4.1. ЗАРОЖДЕНИЕ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ

Одним из первых китайских лекарей, живших около пяти тысяч лет назад, считается мифический император Шэнь Нун, который использовал для лечения всевозможные травы. Согласно преданию, он составил описание около 70 ядов и противоядий, умер в возрасте 140 лет и стал после смерти божеством аптекарей. Его считают автором одного из древнейших в мире «Канона о корнях и травах», содержащего описание 365 лекарственных растений. Готовил лекарства из растений и обитатель лесов, бог долголетия Шоу-син, посылающий долгие годы жизни, не омраченной болезнями. Его достоянным спутником был олень, дарующий высокие чины и большое жалование. Для лечение болезней применяли также многочисленные вещества животного происхождения и минералы.

Как свидетельствуют древние литературные памятники, уже три тысячи лет назад в китайской медицине существовали четыре раздела — внутренние болезни, хирургия, диетика и ветеринария. В X в., гораздо раньше, чем в других странах Востока и Запада, китайские монахи-даосы, жившие отшельниками в горных пещерах, научились делать прививки против оспы. Источником прививочного материала были оспенные корочки, взятые из носа переболевшего человека. Для предупреждения болезни их вводили в ноздри на ватном тампоне. Значительно позже возник метод нанесения оспенного материала на царапину.

О появлении прививок против оспы рассказывает древняя легенда. Во времена династии Сун (в конце X в.) умерли от оспы все сыновья Ван-дана, первого министра императора. Когда он состарился, у него родился еще один сын, которого назвали Ван-су. Опасаясь, что и этот мальчик умрет от оспы, Ван-дан пригласил ко двору лучших врачей и объявил им, что когда у его сына появится оспа, они должны будут явиться к нему и вылечить ребенка общими усилиями. «Есть только один врач, способный победить оспу. — ответили врачи, — Это женщина-монахиня. Она живет в хижине на вершине горы. Окрестные жители приносят к ней больных оспой детей, и все они выздоравливают». Тотчас послали за монахиней. Увидев маленького Ван-су, она положила руку ему на голову и сказала: «Этому ребенку можно привить оспу: его воздух и кровь хорошие, а предки имели неоспоримые добродетели». Монахиня взяла сухие оспенные корочки, предварительно растертые в порошок, нанесла их на влажные ватные тампоны, обвязанные красной ниткой, и ввела их в нос ребенка таким образом, чтобы нитка висела снаружи. Это позволяло легко вынуть тампоны и не давать им уйти слишком далеко при вдыхании воздуха. Примерно через час тампоны были удалены.

По истечении 7 дней у ребенка начался жар, а затем проявились признаки оспы, которая продолжалась 12 дней и закончилась полным выздоровлением. Ван-дан обрадовался такому счастью и хотел щедро наградить монахиню. Однако она отказалась от золота и вместо него попросила оказывать благодеяния поданным и помощь императору в управлении государством, после чего вернулась в свою горную хижину.

Исторические параллели: В Европе прививки от оспы стали известны гораздо позже. Появление их связано с работами английского врача Э. Дженнера ( 1749-1823). Он разработал противооспенную вакцину и в 1796 г. впервые привил оспу восьмилетнему мальчику. Попытки заразить этого мальчика оспой сначала через полтора, потом — через пять месяцев после прививки не дали результатов. Прививка сделала мальчика невосприимчивым к заболеванию.

Китайские врачи умели сохранять оспенные корочки таким образом, чтобы ослабить опасность заражения без потери эффективности прививки. Вот как изложил это древнее искусство в 1741 г. известный китайский врач Чжан-Янь в своей работе «О прививании оспы»: «Способ хранения материала. Осторожно заверните оспенные корочки в бумагу и положите в небольшую бутылочку. Плотно закупорьте ее, чтобы корочки не потеряли своей активности. Нельзя держать бутылочку на солнце или нагревать ее. Лучше некоторое время носить ее на себе, чтобы корочки высохли естественным путем. На бутылочке следует четко пометить дату взятия -материала у пациента.

Зимой материал имеет в себе силу ян, поэтому он сохраняет активность в течение 30-40 дней. Летом действие ян сохраняется примерно на протяжении 20 дней».

О какой «силе ян» рассуждает Чжан-Янь? Остановимся подробно на тех аспектах китайской медицины, корни которых — в натурфилософии Древнего Китая.

источник

Эпидемия гриппа в России и вспышка лихорадки Зика в Америке (эту болезнь уже сравнили с Эболой) снова заставили врачей говорить о важности прививок — применения вакцин для выработки иммунитета от опасных болезней. Но даже сейчас невозможно скрыть, что путь к новым вакцинам изобилует случайностями и корректируется человеческими слабостями и страстями. Так происходит сейчас, так было и раньше — наши друзья из «Ленты.ру» вспоминают малоизвестные и скандальные эпизоды из истории вакцинации.

Путь человечества к прививкам начался с черной оспы. Эта болезнь преследовала людей многие тысячелетия — она была уже в древнем Египте и Китае. Оспа вызывает лихорадку, рвоту, боль в костях. Все тело покрывается сыпью. Почти треть больных умирает, у выживших остаются рубцы на коже (оспины) на всю жизнь. В средневековой Европе заболеваемость оспой приобрела тотальный характер.

Однако еще в древности заметили: переболевшие оспой больше ее не подхватывают (или, по крайне мере, она приносит им лишь небольшое недомогание). Неизвестно, кому впервые пришла в голову идея втирать в ранку на руке здорового человека оспенный гной из созревшей пустулы больного — и как удалось убедить проверить этот метод (вариоляцию, или инокуляцию) в действии. Но додумались до этого в разных местах — Китае, Индии, Западной Африке, Сибири, Скандинавии. (В Китае, правда, предпочитали обмакивать в гное шарик из ваты, а потом втыкать его в нос).

А вот современная вакцинация зародилась на Кавказе. Черкесские женщины проделывали вариоляцию над своими дочерями, когда тем было шесть месяцев от роду — чтобы оспенные рубцы не обезобразили их уже в девичестве. Неясно, в какой степени это было заботой о здоровье и в какой — способом повысить ценность девочек, которых сотни лет продавали в турецкие и персидские гаремы.

Однако работорговля с Кавказом имела одно положительное последствие для мировой медицины: стамбульские турки к концу XVII века переняли у черкесов их полезный обычай. Инокуляция давала лишь два-три процента летальных исходов — вдесятеро меньше, чем при обычном течении болезни!

Но как этот метод попал в Европу? В 1716 году леди Мэри Уортли Монтегю, дочь герцога и звезда лондонского высшего света, заразилась оспой. Болезнь ее пощадила, но обезобразила лицо — леди покинула Лондон и отправилась в Стамбул, куда ее мужа назначили послом.

Узнав о вариоляции от местных женщин, в 1718 году Уортли Монтегю уговорила посольского врача привить от оспы ее пятилетнего сына Эдварда (несмотря на возражения священника, страшившегося «магометанской» процедуры). Мальчик приобрел иммунитет, а британская леди твердо вознамерилась ввести новую медицинскую технологию в родной стране.

В том же 1718 году в Америке проповедник Коттон Мэзер (один из идеологов салемской охоты на ведьм) разговорился со своим рабом Онесимусом об оспе. Африканец показал шрам на руке и рассказал Мэзеру об операции, которая навсегда спасла его от заражения.

Шанс донести до масс свое открытие проповеднику представился в 1721 году, когда в бостонской гавани бросил якорь корабль с больными моряками. Мэзер собрал врачей Бостона и посоветовал немедленно привить горожан. Всю весну и лето он писал трактаты и письма, читал проповеди о высокоморальности и безопасности инокуляции.

Однако призывы бороться с ведьмами из уст Мэзера имели больше успеха, чем проповедь прививок. Народ сомневался в безвредности нового средства, а особо верующих возмутила мысль о том, что человек вмешивается в божественный замысел поразить грешника болезнью. Профессиональные врачи негодовали: какой-то священнослужитель лезет в научный (светский!) процесс лечения со своими изуверскими экспериментами.

Среди докторов Мэзер смог убедить только одного — Забдиэль Бойльстон привил своего сына и двух рабов. После успешного исхода он начал прививать бостонцев, обратившись к помощи африканских рабов, которые проводили вариоляцию на своей родине.

Тем временем эпидемия набирала обороты: к октябрю слегла почти треть бостонцев. Боульстон и Мэзер привили всех, кого смогли уговорить — но горожане их же и обвинили в неуправляемом распространении эпидемии. Однажды ночью в окно спальни Мэзера влетела граната. К счастью, одна из половинок расколовшейся на две части бомбы загасила фитиль. Мэзер прочитал на бумажке, привязанной к фитилю: «КОТТОН МЭЗЕР, ах ты пес, черт тебя подери; я тебя вот этим привью, вот тебе оспа».

Защищая свой метод, Мэзер и Бойльстон собрали поразительно точную для XVIII века медицинскую статистику: по их данным, умерло лишь два процента привитых, тогда как среди остальных бостонцев смертность составила 14,8 процента.

Прививание американцев (1871)
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

Тем временем в Англии леди Монтегю сделала прививку своей дочке — чтобы доказать врачам действенность инокуляции. После этого король приказал провести клинические испытания на заключенных Ньюгейтской тюрьмы (выживших добровольцев обещали освободить). После успешного опыта врачи переключились на детей-сирот. Когда и те приобрели иммунитет к оспе, доктора поднялись вверх по социальной лестнице, привив дочерей принца Уэльского.

Только тогда инокуляция стала распространяться в Великобритании. Но в Европе она все еще считалась островным безумством англичан. Лишь после смерти Людовика XV от оспы в 1774 году внук монарха (будущий Людовик XVI) согласился на процедуру. Инокуляция помогла: жизнь короля оборвала не оспа, а гильотина.

В конце того же XVIII века было создано более эффективное средство — вакцинация. В том, опять же, заслуга народной медицины: молодой врач Эдвард Дженнер заметил, что доярки в графстве Глостершир почти не болеют оспой. Наблюдая за случаями заболеваний оспой людей и животных, Дженнер постепенно пришел к мысли, что можно искусственно заражать человека именно коровьей оспой, и так спасать его от натуральной.

Эдвард Дженнер
В 1796 году Дженнер привил коровью оспу восьмилетнему Джеймсу Фиппсу. Когда мальчик оправился от последствий, Дженнер инокулировал его настоящей оспой — и Фипс не заболел. Однако британское научное сообщество скептически приняло выводы Дженнера — признание к медику пришло лишь в начале XIX века. Кстати, именно ему мы обязаны термином «вакцинация» (vaccinia по-латыни — коровья оспа). Сейчас вакциной называют любое лекарственное средство, придающее организму иммунитет от болезни: обычно вакцины получают из выращенных в лабораторных условиях вирусов.

История Дженнера изложена во всех учебниках. Но не все знают, что он не первый и не единственный придумал прививать коровью оспу. За пять лет до Дженнера эту процедуру провел Петер Плетт из Шлезвиг-Гольштейна (также после общения с доярками). Он сообщил о своем опыте профессорам из местного университета, но те его проигнорировали. Плетт умер в безвестности в 1820 году — сейчас его имя известно только специалистам.

Но Плетт был человеком образованным. Вакцинацию же придумывали и самые простые люди: например, в 1774 году фермер Бенджамен Джести из Дорсета привил коровью оспу своей жене и детям (с помощью швейной иглы) — чтобы защитить их от эпидемии. Потомки узнали об этом из надписи, высеченной на могиле Джести. «Это прямой и честный человек; был он первым (насколько известно), кто привил коровью оспу путем инокуляции, и кто благодаря великой силе духа провел эксперимент над своей женой и двумя сыновьями в году 1774-м».

Дженнер прививает восьмилетнего Фиппса
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

В конечном счете именно доярок и владельцев молочных ферм Европы стоит благодарить за изобретение вакцины от оспы. Но почему же честь открытия досталась Эдварду Дженнеру?

Он не первым заметил связь между болезнью коров и иммунитетом к черной оспе, не первым реализовал это на практике — зато именно он привлек внимание научного сообщества к вакцинации и потратил годы на то, чтобы убедить ученых в действенности этой процедуры. Как заметил викторианский статистик и антрополог Фрэнсис Гальтон, «в науке признание заслуг достается тому, кто убедит мир, а не человеку, которому впервые в голову пришла новая идея».

Читайте также:  Болезнь оспа у людей

источник

Во всех отраслях народного хозяйства и культуры наша страна достигла огромных успехов. Велики достижения советского здравоохранения, особенно в борьбе с заразными болезнями. В СССР ликвидированы заболевания чумой, холерой, оспой, паразитарными тифами. Практически ликвидирована малярия. Резко снизилась заболеваемость трахомой, брюшным тифом, дифтерией. Но мы должны продолжать противоэпидемическую работу, так как в некоторых соседних с СССР странах часты случаи поражения населения острозаразными заболеваниями, в том числе натуральной оспой, которая может быть занесена на территорию нашей страны, особенно три современных развитых средствах сообщения.
(В течение последних лет наблюдались отдельные случаи заноса натуральной оспы из эпидемических очагов в Англию, Францию, США, Федеративную Республику Германии и в январе 1960 г. в СССР. Достигнутые успехи в борьбе с оспой не должны успокаивать. Наряду с санитарной охраной границ предохранительные прививки остаются главной мерой борьбы с натуральной оспой.
Успешное проведение предупредительных мероприятий против оспы возможно лишь при сознательном и активном отношении к «им населения. Каждый должен знать, что такое натуральная оспа, каково значение предохранительных прививок и что надо делать в случае появления этого заболевания.
ИСТОРИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОСПЫ И БОРЬБЫ С НЕЙ
Натуральная оспа — тяжелая, опасная и заразная болезнь. Ее древнейшими очагами считаются Индия, Китай и Центральная Африка. Отсюда она была занесена в VI веке в Северную Африку и страны Южной Европы (Италию, Францию, Испанию). Распространению оспы способствовали войны и связанные с ними передвижения огромных людских масс. В XV веке оспа поразила большинство стран Европы, включая Русь.
В начале XVII века оспа была занесена в Сибирь, где от нее погибла треть населения. В 1507 году оспа была занесена испанцами в Америку; в 1520 году в Мексике от оспы погибло 3,5 миллиона человек.
Наивысшего распространения ,в Западной Европе и России оспа достигла в XVIII веке, когда от нее ежегодно умирало в Германии около 70 000 человек, во Франции — 30 000 человек, всего в Западной Европе ежегодно умирало от оспы 400 тысяч человек, а в одной только России около полумиллиона.
Перенесшие оспу на всю жизнь оставались изуродованными. Многие теряли зрение, становились глухими. В ряде стран Европы считалось редкостью встретить взрослого человека, лицо которого не носило бы следов перенесенной оспы (рябин). Две трети всего количества ослепших от различных причин потеряли зрение вследствие оспы. Оспа не щадила никого: от нее не спасала ни богатство, «и знатность, она одинаково (проникала и в убогую хижину земледельца, и в роскошный королевский дворец.
Люди искали пути борьбы с оспой. Было замечено, что перенесшие даже легкую форму оспы повторно не заболевают. Уже давно люди пытались искусственно привить ослабленную оспу, чтобы предохранить себя в дальнейшем от тяжелого заболевания.

B Индии и Китае искусственное заражение оспой применялось в глубокой древности. Чаще всего растертые оспенные струпья выдерживались в течение длительного времени (для ослабления) и затем вдувались в ноздри. В Китае надевали на здорового ребенка рубашку оспенного больного.
Из Китая и Индии метод искусственного заражения оспой был перенесен на Балканский полуостров, Кавказ, Египет и другие страны. Но искусственное заражение было не безопасным, так как оспенный материал от больных с легким течением болезни нередко вызывал заболевание в тяжелой форме у «привитых». Кроме того, искусственно зараженные больные независимо от тяжести болезни становились источником дальнейшего ее распространения. Более поздний способ искусственного заражения состоял в том, что оспенный материал вносили в царапины, надрезы или уколы на коже. Индийцы во избежание тяжелых заболеваний брали для прививок оспенный материал из оспы искусственно привитых.
В России искусственная прививка человеческой оспы .применялась с давних времен. На Украине брали у оспенного больного содержимое пустул (гной) и прикладывали к различным частям тела здоровых детей. В Казани парили в бане детей веником, взятым от оспенного больного.
Во второй половине XVIII века в России начались первые опыты прививки человеческой оспы уколами. В 1768 году русская императрица Екатерина II привила оспу себе и своему сыну Павлу, после чего правящая знать начала проводить прививки в своих семьях. В Москве и Петербурге были созданы оспопрививательные дома.
iB Европе искусственное заражение человеческой оспой накожным способом впервые стали применять в Греции и Турции. Отсюда в 1717 году этот способ был перенесен в Англию женой английского посла в Константинополе. В это время в Европе свирепствовала эпидемия, оспы, и способ искусственного накожного заражения оспой стал быстро распространяться в странах Европы.

Однако широкого распространения этот метод не нашел ни в Европе, ни в России, так как он имел отрицательные стороны: прививаемые нередко заболевали тяжелой формой оспы, иногда оканчивавшейся смертельным исходом (из 100 привитых 10 умирали); заболевшие в результате прививки являлись источником заражения и распространения оспы; были случаи заражения при прививке другими заболеваниями — рожей, сифилисом, туберкулезом, если человек, от которого был получен прививочный материал, страдал одной из этих болезней; возникали осложнения (рожа, флегмона, пиодермия и др.), вследствие того что прививки проводились с нарушением гигиенических правил.
Еще в древние времена было известно, что оспой болеют животные и, в частности, коровы. Коровы переносили болезнь легко, продолжали давать молоко, оспины бывали у них только на вымени. Было замечено, что коровья оспа заразительна для людей: доильщицы заражались оспой при доении больных коров. Нередко на руках у них высыпали оспины, .какие были на вымени коровы. Характерной для оспы картины заболевания они не вызывали и всегда проходили благополучно. Было замечено, что появление. таких оспин у доильщиц предохраняло их от заболевания человеческой оспой.
В Иране пастухи с целью предохранения от этого страшного заболевания посылали детей доить больных коров, когда у них имелись повреждения на коже пальцев. Некоторые врачи и учителя прививали коровью оспу своим детям, близким, ученикам и др.
Долгое время эти народные способы предупреждения заболевания оспой не обращали на себя должного внимания врачей и ученых. Только в конце XiVIII века английский врач Эдуард Дженнер занялся научной проверкой этого наблюдения. Он в течение 20 лет изучал особенности заболевания коровьей оспой и пришел к выводу, что человек, перенесший .коровью оспу, на всю жизнь избавлялся от опасности заболеть человеческой.
Дженнер наглядно доказал это на опыте.
Для того чтобы с большей точностью наблюдать за ходом заражения, я выбрал здорового мальчика (Джемса Фиппса) около 8 лет с целью привить ему коровью оспу.

Я взял материю с пустулы на руке одной скотницы (Сарры Нельме), которая заразилась коровьей оспой от коров своего хозяина. Эту материю я привил .на руку мальчику 14 мая 1796 года посредством двух поверхностных надрезов, едва проникнувших через толщу кожи, длиной около полудюйма каждый. На седьмой день мальчик начал жаловаться на боль под мышкой, а на девятый его стало немного лихорадить, он потерял аппетит и появилась легкая головная боль. На следующий день он был совершенно здоров… Все болезненные явления исчезли, оставив на месте прививки струпья и незначительные рубцы, но не причинив ни малейшего беспокойства ни мне, ни моему пациенту. Для того чтобы удостовериться в том, что мальчик, над которым я производил опыт, после этого легкого заболевания от прививки яда коровьей оспы был огражден от заражения настоящей оспой, я произвел ему 1 июля того же года инокуляцию человеческой оспы, взятой непосредственно с оспенной пустулы. Несколько легких уколов и надрезов были сделаны на его обеих руках и материя тщательно втерта, но какого-либо заметного заболевания не последовало… Через несколько месяцев я снова привил этому мальчику человеческую оспу, но это также не произвело никакого заметного действия на его организм».
Так была открыта искусственная прививка коровьей оспы — вакцинация (от латинского vaccina — коровья), которая явилась не только могучим средством для борьбы с оспой, но и послужила примером для создания предохранительных прививок против других заболеваний. Это была блестящая победа науки, открывшая новую эру в борьбе с заразными болезнями.
Эдуард Дженнер, благодаря гению которого человечество получило возможность успешно бороться с оспой, был скромным сельским врачом. Родился он 17 мая 1749 года в местечке Баркли в Юго-Западной Англии. Там же он жил и работал. Дженнер всю свою жизнь посвятил благородному делу служения человечеству. Нашлись люди, которые различными, способами старались опорочить замечательное открытие Дженнера.

Были пущены в ход клевета, выдумки, нелепые обвинения. Некоторые дошли до того, что приписывали прививкам коровьей оспы свойства превращать людей в рогатый скот. Особенно ополчилось против Дженнера духовенство. Однако новый способ борьбы с оспой стал быстро распространяться.
Слава Дженнера росла. Ему посылали восторженные письма, ценные подарки, почетные дипломы. 4 марта 1804 года Лондонским медицинским обществом в торжественной обстановке Дженнеру была вручена Большая золотая медаль. Несмотря на мировую славу, Дженнер до конца своей жизни продолжал вести скромную жизнь ученого и неустанно трудился над совершенствованием оспопрививания.
Метод Дженнера вскоре получил широкое признание на всем земном шаре как вполне надежный способ предохранения от натуральной оспы. Так, в Швеции, где оспопрививание было введено в 1801 году и узаконено в 1810 году, смертность от оспы за второе десятилетие уменьшилась в 5 раз по сравнению с первым десятилетием.
В Копенгагене после введения в 1810 году закона об оспопрививании смертность от оспы совсем прекратилась.
Прививки коровьей оспой в России стали производить в 1801 году в Москве, а затем в Петербурге. Пер. вые прививки были сделаны профессором Мухиным де. тям Московского воспитательного дома. В память этого события первый привитый ребенок получил фамилию Вакцинов.
Московский воспитательный дом стал фактически оспопрививательным центрам, куда приезжали со Всех концов России, чтобы ознакомиться с новым методов и получить материал для прививок.
Много было сделано для распространения оспопрививания в России профессором Мухиным, проявивщим кипучую деятельность по организации оспопрививания и ее популяризации путем издания инструкций, наставлений, листовок.
Сотни врачей самоотверженно работали по проведению оспопрививания среди населения. Но они, как и Дженнер, встречали упорное сопротивление со стороны духовенства, которое имело значительное влияние в то время «а широкие слои малокультурного и неграмотного населения.

Учрежденные в 1811 году в городах «оспенные комитеты», которые должны были вести учет прививок, рассылать прививочный материал, мало помогали. Их деятельность имела даже отрицательное значение, так как появилось множество скороспелых «оепенников», которые своим невежеством и грубым обращением отпугивали население от прививок.
Изучением результатов оспопрививания в Европе было установлено, что оспопрививание предупреждало от распространения заболевания оспой там, где прививки против оспы проводились всему населению. В тех же странах, где прививки делались лишь некоторой части родившихся, а среди взрослых вовсе не проводились и где оспопрививание очень часто доверялось неопытным, невежественным и даже недобросовестным людям, там снижения смертности от оспы и снижения заболеваемости ею не наблюдалось.
Даже в тех городах, где прививки проводились достаточно широко в течение двадцати лет, начались вспышки заболевания, причем оспой заболевали не только не подвергшиеся прививкам, но и те, которым была привита оспа 5—10 лет назад. У непривитых оспа давала тяжелые формы заболевания со смертельным исходом, а у привитых большей частью протекала легко и давала незначительную смертность.
Тогда ученые и врачи пришли к выводу, что прививки коровьей оспы действуют не на всю жизнь, как думал Джеянер, а лишь ограниченное время от 5″ до 10 лет, поэтому после истечения этого срока прививки надо повторять. Первой страной, где этот вывод был осуществлен на практике, явилась Германия. В Вюртемберге с 1831 по 1836 год было повторно привито 44 000 человек, и ни один из них не заболел в годы вспышек оспы.
Однако, несмотря на положительные результаты повторных прививок, в большинстве стран проводились только однократные прививки в основном новорожденным детям и то не всем. Широкому и правильному проведению оспопрививания в первой половине XIX века мешали невысокий уровень медицинской науки, а также технические трудности, связанные с добыванием прививочного материала, его хранением и пересылкой.

Интерес врачей к вопросам оспопрививания понизился, а оспопрививание проводилось без врачебного контроля и руководства.
Строгой обязательности оспопрививания не было, поэтому не всем родившимся была проведена вакцинация (прививка). Повторные прививки в ряде стран составляли только 15—25% первичных. В результате во всех странах из года в год росло число людей, восприимчивых к оспе. В 1870—1874 гг. во время франко-прусской войны в Западной Европе вспыхнула эпидемия оспы. Во время этой вспышки в Пруссии погибло от оспы 140 000 человек, во Франции — 90 000, причем болели и умирали исключительно непривитые. Так, например, в городе Хемнице среди непривитого населения заболеваемость оспой была в 36 раз больше.
Эта эпидемия заставила правительства стран Западной Европы обратить больше внимания на улучшение оспопрививания.
В конце XIX века в ряде стран Европы (Германии, Голландии, Дании, Ирландии, Норвегии, Швейцарии, Швеции, Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии) вводится система обязательного оспопрививания.
В результате проведения предохранительных прививок заболеваемость оспой в начале XX века в странах Европы резко снизилась, а в некоторых была ликвидирована полностью.
Так, в Дании, Норвегии, Швеции, Германии, Голландии, Японии в 1900—1908 гг. не было случаев смерти от оспы (на 100 000 населения — 0). Однако в тех странах, где обязательного оспопрививания не было или оно проводилось- плохо, заболеваемость и смертность от оспы оставались высокими.
Первая мировая война ухудшила санитарное и экономическое состояние стран и организацию оспопрививания.
В результате этого даже в странах, где ранее не было оспы, появились заболевания, а там, где они были ранее, количество их значительно увеличилось.
После первой мировой войны заболеваемость и смертность от оспы постепенно снижается благодаря улучшению санитарно-гигиенического состояния и проведению профилактических прививок: в 1923 году в Германии зарегистрировано 36 больных оспой (в 1917 году около 10000), в 1919 году в Австрии заболеваемость снизилась по сравнению с 1917 годом в 15 раз.

Насколько важно, чтобы оспопрививание проводилось постоянно, без всяких .перерывов, можно судить по Голландии, где натуральная оспа в течение многих лет была полностью ликвидирована. В связи с временной отменой обязательного оспопрививания в 1929 году возникла вспышка оспы, охватившая 703 человека. После повторного введения этого закона случаев заболевания оспой не было.
БОРЬБА С ОСПОЙ В СССР
В царской России не было обязательного оспопрививания. В стране ежегодно заболевало оспой в среднем 100 000 человек, из них 20 000 умирало.
Не подлежит сомнению, что в официальных органах старой России производилась неполная регистрация умерших от оспы. До установления советской власти Россия относилась к числу стран с очень высокой заболеваемостью и смертностью от оспы.
Советское правительство с первых дней Великой Октябрьской социалистической революции уделяло серьезное внимание борьбе с оспой.
10 апреля 1919 года был подписан В. И. Лениным и издан декрет об обязательном оспопрививании. Устанавливалась обязательность первичного оспопрививания (вакцинации) для всех новорожденных и обязательность повторного оспопрививания (ревакцинация) для
организованных групп населения (поступающих в школы и учебные заведения, призываемых на службу в армию и флот, рабочих и служащих всех предприятий и учреждений).
Были проведены .массовые прививки против оспы.
В 1924 году, когда страна покончила с гражданской войной, был издан новый закон об обязательном оспопрививании (Постановление СНК РСФСР от 24 октября 1924 года). Этот закон устанавливал обязательность оспопрививания для трех возрастных групп: первая прививка — до истечения первого года жизни, повторные прививки — в возрасте 10—11 лет и 20—21 года. Кроме того, местным органам -власти предоставлялось право издавать постановления об обязательности дополнительных повторных прививок для отдельных групп населения. Аналогичные законы были изданы в других союзных республиках.
Одновременно Наркомздрав организовал надлежащий учет проведенных прививок. Было поставлено на высокий научный и технический уровень производство оспенной вакцины. Научные труды и открытия советских ученых (академика Н. Ф. Гамалеи, действительного члена Академии медицинских наук М. А. Морозова) по изучению оспы и усовершенствованию оспопрививания приобрели мировую известность.
Широко стала проводиться массовая санитарно-про-светительная работа. Профилактические прививки (первичные и повторные) проводились повсеместно и постоянно, что привело к быстрому. снижению заболеваний оспой.
В 1919 году было зарегистрировано 186 000 больных натуральной оспой, в 1925 году —25 000, в 1929 году — 6094, в 1935 году —3177; в 1936 году натуральная оспа в СССР была ликвидирована.
ЗАБОЛЕВАНИЕ ОСПОЙ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
Со времени открытия Дженнера прошло уже более 160 лет. Его метод усовершенствовался и глубоко внедрился в медицинскую практику.

В странах, где строго проводится закон об обязательном оспопрививании, оспа уже полностью ликвидирована и регистрируются лишь единичные случаи или незначительные вспышки при занесении оспы из других стран.
Такие вспышки натуральной оспы отмечались в течение последних лет в США и странах Европы: в Нью-Йорке в 1947 году имела место вспышка натуральной оспы, из 12 заболевших умерло 2 -человека; в Англии в 1948 году заболело 11 человек, в 1950 году—18 человек, из них умерло 6, в 1953 году — 30 человек, из них умерло 8. Во Франции в 1946, 1947, 1952 и 1955 годах также отмечались случаи заболевания натуральной оспой. В 1955 году во время -вспышки заболело 76 человек, из них 16 погибло.
До сих пор оспопрививание в ряде стран проводится недостаточно полно, чем и можно объяснить наличие там этого заболевания.
В странах, длительно находившихся в колониальном рабстве, массовые заболевания оспой имеются и в настоящее время.
По данным Всемирной организации здравоохранения и другим официальным источникам, в Индии в 1945 году зарегистрировано 284 480 заболеваний оспой, из них 65 569 смертельных исходов; в 1951 году — 251 380 случаев заболевания, в 1958— 168 259; в 1948— 1950 годах в Азии (исключая СССР и Китай) зарегистрировано 448 262 заболеваний оспой, из них на Индию и Пакистан приходится 244 125.
Высокая заболеваемость оспой отмечается еще в странах Африки и Азии.
По неполным данным, в 1959 году в странах Европы было 24 случая заболевания оспой, в Азии 51 360 (в том числе в Индии 43 000 и Пакистане 6800), в Африке 14 000, в странах Северной и Южной Америки — 3200.
В городах, обслуживающих международные воздушные авиалинии, наибольшее число случаев оспы было в 1959 году зарегистрировано в Индии: гг. Мадрасе — 2129, Бомбее —519, Дели —401; в Индонезии в городе Макасаре — 371, в Бирме в городе Рангуне—341.
В связи с тем что заболевания оспой еще наблюдаются в ряде стран .мира, при современных скороегных способах воздушного сообщения имеется опасность приезда на территорию СССР людей в скрытом или начальном периоде заболевания.

Они могут явиться источником заражения. Поэтому каждый должен иметь представление о натуральной оспе, о предупредительных прививках, чтобы сознательно относиться к мероприятиям, проводимым службой здравоохранения, по профилактике этого заболевания.
ВОЗБУДИТЕЛЬ НАТУРАЛЬНОЙ ОСПЫ
И УСТОЙЧИВОСТЬ ЕГО ВО ВНЕШНЕЙ
СРЕДЕ
Возбудителями натуральной оспы являются мельчайшие организмы — вирусы. Чтобы увидеть возбудителя оспы, требуется электронный микроскоп с увеличением в 40 000 раз и специальная окраска препаратов.
Возбудитель оспы очень вынослив, к высушиванию, длительно сохраняется в оспенных корках и гное. В высушенном виде вирус становится еще более устойчивым к нагреванию — при нагревании до 100° он гибнет только через 5—10 минут, а при температуре 60 погибает только по истечении часа, в то время как в жидкой среде при этой же температуре он гибнет через 15—30 минут. Возбудитель оспы устойчив и к низким температурам — при температуре -^7° он живет в течение 2—3 месяцев, переносит замораживание.
Возбудитель оспы годами может сохраняться на предметах ухода за больными, мебели, коврах, одежде и других предметах.
В бескислородной среде, защищенной от света, возбудитель оспы длительно остается жизнеспособным. Известны случаи, когда оспой заражались от одежды умершего от этого заболевания спустя несколько лет.
В отличие от других микробов вирус оспы более устойчив к дезинфицирующим веществам (карболовой кислоте, спирту, эфиру).

В связи с этим для обеззараживания вещей, .мебели и других предметов больного требуются специальные способы обработки, более длительные сроки и большие концентрации дезинфицирующих веществ.
ИСТОЧНИК И ПУТИ ЗАРАЖЕНИЯ ОСПОЙ
Источником заражения людей натуральной оспой в основном является больной человек. Оспа очень заразна; заражение может произойти после самого кратковременного общения с больным оспой. Он заразен для окружающих, начиная от последних дней скрытого периода, и остается таковым в течение всей болезни, вплоть до полного отпадения корок и чешуек и последующего заживания рубца. Заразны также почти все выделения больного (мокрота, моча, кал). Слизистая оболочка, покрывающая дыхательные пути, поражается, как и кожа, оспенной сыпью, поэтому возбудитель оспы содержится в большом количестве в мокроте, а также в мельчайших, невидимых капельках слизи, которые выделяются больным при кашле, чихании, плаче и разговоре. Эти капельки очень мелкие, легкие и длительное время держатся в воздухе. При вдыхании такого воздуха здоровыми людьми капельки, содержащие возбудителя оспы, попадают в дыхательные пути. Это главный и наиболее частый способ заражения оспой (капельный).
Возбудитель оспы, проникая с вдыхаемым воздухом в организм человека, накапливается в слизистой глотки в течение всего скрытого периода. Поэтому больной уже с последних дней этого периода может рассеивать возбудителей оспы (вирус).
Ввиду того что вирус оспы устойчив к высыханию, заражение оспой может произойти и воздушно-пылевым путем, т. е. высохший заразный материал (корки, слизь, мокрота и т. п.), превращаясь в тончайшую пыль, поднимается потоком воздуха и переносится с одного места на другое.
При попадании в дыхательные пути здорового человека пыли, содержащей возбудитель оспы, может наступить заражение.

Заражение оспой возможно через кожу и слизистые оболочки при наличии едва заметных нарушений их целости.
Заражение оспой возможно и при соприкосновении с больным или трупом человека, умершего от оспы, а также вещами больного (белье, посуда, игрушки, книги, постельные принадлежности, носовые платки, мебель), поскольку возбудитель длительно сохраняет свою заразительность в высохшем состоянии.
Описаны случаи заболевания оспой персонала прачечных при приеме в стирку белья больных оспой без предварительной дезинфекции. Оспа может передаваться на далекие расстояния через предметы и вещи, бывшие в употреблении больных (курительные трубки, украшения, ковры, ткани, шерстяные платки и т. д.).
Мухи также могут переносить возбудителя оспы на своих лапках.
ПРОЯВЛЕНИЕ ОСПЫ
Натуральная оспа — одно из самых тяжелых, мучительных и опасных заболеваний. С момента заражения до появления признаков болезни в среднем проходит 12—14 дней (скрытый период). Бывают случаи, когда этот период может быть более коротким (признаки болезни появляются на 5-й день после заражения) или более длительным (на 15—17-й день). В скрытом периоде заболевания человек еще не чувствует себя больным, но уже является заразным для окружающих. В это время происходит накопление возбудителя в месте внедрения его в организм, затем он проникает в кровь и распространяется по всему организму.
Болезнь начинается внезапным сильным ознобом, резким недомоганием. Озноб вскоре сменяется сильным жаром, уже к вечеру первого дня температура доходит до 39—39,5°. Больной быстро теряет силы, вынужден лечь в постель. Его мучает головная боль, головокружение, боли в пояснице (характерно — боли в крестце), появляется шум в ушах. Больному трудно глотать, его тошнит, нередко бывает рвота. На другой день температура тела доходит до 40 и даже 41°. Та-щсокая температура держится первые три дня. Продолжается головокружение, мучительная головная боль,появляется бред и бессонница.

Читайте также:  Когда я стану оспой

На 2—3-й день болезни появляется так называемая продромальная сыпь. Эта сыпь является важным признаком для отличия оспы от других острых инфекционных заболеваний, сопровождающихся сыпью.
Однако появление продромальной сыпи наблюдается лишь у части больных оспой — в 24—28,4% случаев (М. А. Морозов) и зависит от тяжести вспышки заболеваний.
Характер сыпи разнообразный, в одних случаях она имеет вид разлитых пятен, в других случаях — мелкоточечный характер, напоминая сыпь при скарлатине.
Сыпь располагается на нижней части живота и верхней внутренней поверхности бедер, а также на груди и подмышечной области. Она может .появляться и на других частях тела. В большинстве случаев сыпь быстро бледнеет и исчезает в течение 2—3 дней.
На 4-й день температура у больного снижается. На лице, ладонях и подошвах, а затем на груди, животе, руках и ногах появляется характерная для натуральной оспы сыпь в виде бледно-красных пятнышек.
Одновременно с кожными высыпаниями, а иногда раньше появляется сыпь и а слизистых оболочках рта, носа, дыхательных путей, оспенной сыпью поражаются слизистые оболочки глаз, пищеварительного тракта, половых органов.
В дальнейшем характер сыпи меняется, пятнышки •становятся медно-красного цвета, уплотняются, превращаются в узелки (папулы), которые пропитываются жидкостью и принимают вид пузырьков (везикулы). К 9-му дню болезни пузырьки нагнаиваются и превращаются в нарывчики (пустулы).
Состояние больного резко ухудшается. Температура снова поднимается до 40—41°. Лицо отекает, обезображивается. В связи с поражением всех слизистых оболочек появляется боль в горле при глотании и разговоре, охриплость голоса, кашель, боль при испражнении и мочеиспускании. Отек слизистой оболочки дыхательных путей затрудняет дыхание. Обильное количество гнойничков в глотке и пищеводе вызывает резкую боль при попытке принимать пищу. Нагноившаяся 18
слизистая оболочка глаз слипает веки, больной плохо слышит, периодически теряет сознание, стонет, бредит. Часто заболевание осложняется воспалением бронхов, легких, отеком гортани, воспалением печек. Многие больные не переносят болезни и погибают на 9—10-й день заболевания.
При благополучном исходе на 11 —13-й день оспенные гнойнички начинают подсыхать и постепенно превращаться в коричневые корочки. Отек слизистых оболочек уменьшается, отечность лица, рук и ног также уменьшается, температура снижается, общее состояние улучшается. Боли стихают, но появляется мучительный зуд; при расчесывании на пораженные участки кожи часто попадают различные микробы, что ведет к нагноению и новому повышению температуры.
На 30—40-й день болезни корочки отпадают, на их месте остаются красно-бурые пятнышки. Впоследствии они бледнеют и превращаются в рубцы беловатого цвета. Рубцы западают ниже уровня кожи, вследствие чего лицо делается как бы изрытым (рябым).
.Рубцы нередко образуются на глазах; в зависимости от их расположения и величины они могут повлечь частичную или полную потерю зрения. Рубцы в слуховом аппарате вызывают нарушение слуха. Так обычно . протекает (у «епривитых) натуральная оспа. Но бывают и более тяжелые формы натуральной оспы — сливная, геморрагическая (черная) и пурпурная.
При сливной форме оспы кожа обильно покрывается сыпью и пузырьки сливаются, образуя местами сплошные участки нагноения; отсюда и название формы оспы. Температура в период высыпания не снижается.
При геморрагической форме оспы пузырьки заполняются не только гноем, но и кровью. Кровь поступает сюда из кровеносных сосудов, которые становятся проницаемыми. Пузырьки при геморрагической форме оспы принимают темно-бурую, а затем черную окраску. В связи с этим в народе и в медицинской практике геморрагическую форму оспы издавна называют черной оспой.
Заболевание сливной и черной формами оспы обычно кончается смертью, наступающей от паралича сердца или общего заражения крови на второй неделе болезни.

Существует еще одна тяжелая смертельная форма оспы — пурпурная. При «ей типичной оспенной сыпи не образуется: уже в самом начале болезни возникают обширные кровоизлияния в кожу и слизистые оболочки, наблюдаются обильные кровотечения из носа, ртаг дыхательных путей, желудка, почек и других внутренних органов. Смерть наступает обычно до высыпания на 2—3-й день болезни.
Иногда оспа протекает легко: продолжительность болезни короче, температура невысокая, корочки отпадают быстро и т. п. Такая форма чаще бывает у привитых, не сделавших своевременно повторных прививок. Известны еще более легкие формы оспы без сыпи и без повышения температуры. У таких больных трудно установить заболевание оспой, однако они являются не менее заразительными, чем больные типичной формой натуральной оспы, и представляют исключительную опасность в смысле распространения болезни. Заболевание в этих случаях иногда остается нераспознанным, необходимые предупредительные меры борьбы не проводятся, что ведет к рассеиванию возбудителя оспы среди окружающих людей. Установить такую форму заболевания помогают лабораторные методы исследования.
Легкими формами оспы могут заболеть люди, получившие прививки против оспы, и в редчайших случаях ранее переболевшие ею.
Легкие случаи заболевания у привитых могут быть не сразу распознаны, поэтому при наличии в данной местности хотя бы одного случая оспы всякий человек, у которого повысилась температура или появились высыпания, должен немедленно обратиться к врачу.
Больной натуральной оспой или подозрительный на это заболевание немедленно помещается в лечебное учреждение в специально выделенное помещение — бокс, строго изолированное о г других помещений, где устанавливается соответствующий противоэпидемический режим.
Раннее помещение больного оспой в лечебное учреждение позволяет обеспечить ему специальный уход и своевременное медицинское наблюдение и лечение. В настоящее время при лечении натуральной оспы применяют специфический гамма-глобулин, сульфамидные препараты и стрептоцид, которые дают благоприятный результат, особенно в ранней стадии заболевания и стадии нагноения.

У людей, которым не проводились прививки, оспа и в настоящее время протекает тяжело и дает высокий процент смертельных исходов (из 100 заболевших при тяжелых формах умирает 30—60 человек, при формах средней тяжести — 10—15 человек).
При малейшей задержке в направлении -в лечебное учреждение больного следует немедленно изолировать в домашних условиях, поместив его в отдельную комнату. До госпитализации в больницу в помещении, где находится больной, проводится дезинфекция, чтобы предупредить рассеивание вируса и уберечь от заражения оспой того, кто ухаживает за больным. Больной должен иметь отдельную постель, полотенце, посуду для еды, для сбора мокроты, судно и т. д. Выделения больного (кал, моча, мокрота), вода после мытья и полоскания зева больного, посуда с остатками пищи, мусор подлежат обеззараживанию.
Уборка помещения, в котором находится больной, производится влажным способом, с Применением дезинфицирующих растворов. У дверей должен лежать коврик, смоченный дезинфицирующим раствором.
В летнее время окна должны быть засетчены.
Вещи, бывшие в пользовании больного (мебель, игрушки, книги и т. п.), запрещается выносить из комнаты больного.
После направления в больницу в помещении где ранее находился больной, проводится заключительная дезинфекция. Лица, имевшие контакт с больным, подвергаются обсервации, т. е. карантину в специально выделенном помещении, сроком на 14 дней.
Во время карантина ведется медицинское наблюдение, в помещении устанавливается необходимый противоэпидемический режим.
ВЕТРЯНАЯ ОСПА
Легкие формы натуральной оспы несколько похожи на другое заболевание, называемое ветряной оспой, имеющей самостоятельного возбудителя. Ветряная оспа передается воздушно-капельным путем. Наиболее восприимчивы к ветряной оспе дети, но иногда заболевают и взрослые.

В случае заболевания ребенка в детском коллективе ветряной оспой она быстро распространяется и поражает всех ранее не болевших ею детей. Переболевшие ветряной оспой приобретают невосприимчивость только к этой болезни, но не к натуральной оспе, поэтому дети, перенесшие ветряную оспу, подлежат оспопрививанию. Скрытый период при ветряной оспе 2—3 недели. Начинается заболевание внезапно, в редких случаях наблюдаются легкое недомогание, лихорадка, головная боль и боли в пояснице. Сыпь при ветряной оспе появляется в виде мелких пятнышек сначала на лице и голове, затем .на туловище, где она развивается наиболее обильно. Высыпание происходит также на слизистых оболочках рта, зева, гортани, глаз и половых органов. Пятнышки превращаются в пузырьки со светлой прозрачной жидкостью.
На второй день содержимое пузырьков мутнеет, через 2—3 дня пузырьки засыхают, образуя буроватые или черные корочки, отпадающие через 10—12-дней, на их месте остается кожная пигментация, которая бесследно исчезает без образования рубцов.
При ветряной оспе высыпание происходит не сразу, а с промежутками 1—2—3 дня. Поэтому у больного одновременно наблюдается сыпь в различных фазах развития от пятнышек до корочек.
Появление сыпи сопровождается повышением температуры, к моменту прекращения высыпания она снижается, после повторного высыпания снова повышается.
Ветряная оспа протекает легко и обычно без осложнений. Больной заразен для окружающих с последних дней скрытого периода болезни и до момента отпадения всех корок.
При нормальном течении заболевания больные ветряной оспой не нуждаются в направлении в лечебное учреждение.
Больному должен быть установлен определенный режим (покой, постельное содержание, тщательное проветривание комнаты, легкая диета). Важно не допускать расчесов, так как при этом возможен занос различных хмикробов, что может привести к нагноению.

Больного ребенка следует отделить от здоровых детей, которые еще не болели ветряной оспой. К больному в течение 21 дня от начала заболевания не допускают детей, ранее не перенесших ветряную оспу.
Возбудитель ветряной оспы во внешней среде нестоек, поэтому для обеззараживания помещений достаточно провести тщательную уборку и проветривание.
ОСПА ЖИВОТНЫХ И ПТИЦ
Оспой болеют не только люди, но и домашние животные (овцы, коровы, лошади, свиньи и др.), птицы (куры, голуби). В естественных условиях оспой болеют обезьяны, верблюды, буйволы.
Возбудители оспы животных и птиц отличаются от возбудителя натуральной оспы человека. У каждого вида животных и птиц оспа протекает различно. Общим признаком заболевания является высыпание, вид уплотнений кожи и пузырьков. У одних животных (коз, свиней, овец) заболевание протекает тяжело, сыпь поражает все наружные покровы и сопровождается повышением температуры. Однако человек мало восприимчив к оспе коз, лошадей и птиц.
Оспа коров протекает легко и животное мало страдает. От момента заражения до заболевания проходит 4—7 дней, животное отказывается от корма, уменьшается секреция молока, соски вымени несколько опухают, на них появляются красные пятна, которые превращаются в плотные узелки. В течение 1—2 дней узелки превращаются в пузырьки, которые нагнаиваются и вскоре засыхают. После отпадения на их месте остаются белые рубцы. Заболевание протекает около 20 дней. Люди чувствительны к оспе коров, могут заразиться при дойке больных животных. У доярок образуется сыпь такого же характера, как у коров, преимущественно на руках и реже на лице, иногда сопровождается температурой и общим недомоганием.
ОСПЕННАЯ ВАКЦИНА И ПРЕДОХРАНИТЕЛЬНЫЕ ПРИВИВКИ
В начале брошюры был описан опыт Дженнера, произведенный на мальчике Джемсе Фиппсе. Этим опытом Дженнер показал, что прививка коровьей оспы совершенно неопасна и вызывает у привитого стойкую невосприимчивость к натуральной оспе.

В дальнейшем Дженнер доказал, что привитые по его методу для окружающих безопасны, т. е. перестали быть источником распространения возбудителя оспы.
Дальнейшими исследованиями Дженнер показал, что дрививать оспу можно от человека человеку («прививки с ручки на ручку»), используя для прививок содержимое оспин. Техника применения была следующая: на 6—8-й день после прививки оспенную пустулу вскрывали и содержимое ее применяли как прививочный материал для других людей.
В 1798 году Дженнер опубликовал свой метод .прививки против оспы под названием вакцинация. Материал, взятый из коровьей оспины, назывался вакциной.
В дальнейшем по предложению Пастера в честь Дженнер а вакциной стали называть и другие препараты для предупредительных прививок, а вакцинацией — метод предупредительных прививок против всех заразных болезней.
Дженнер и его -последователи ставили целью охватить прививками против оспы население всего земного шара, считая, что это сделает человечество навсегда невосприимчивым к натуральной оспе и тем самым заболевание оспой будет ликвидировано. Но это оказалось невыполнимым, так как получение вакцины в достаточном количестве для массовых прививок по предложенному Дженнером методу не могло быть полностью обеспечено.
Кроме того, было установлено, что повторные прививки от одного человека к другому ослабляли свойства вакцины вырабатывать невосприимчивость.
Опасность применения этого метода заключалась в том, что вместе с прививочным материалам можно было перенести ряд заболеваний (сифилис, туберкулез, рожу, лиодермиты и другие заразные заболевания), если ими болел человек, у которого брался прививочный материал.
Метод Дженнера совершенствовали в различных странах земного шара.
В 1842 году Негри предложил вакцину, полученную путем искусственного заражения телят и коров натуральной оспой людей.. Этот метод давал возможность получить прививочный материал (вакцину) в неограниченном количестве; с этой вакциной различные заразные заболевания не передавались.

Однако при длительном хранении иммунные свойства вакцины снижались и уменьшалась эффективность при ее применении.
Для более длительного хранения вакцины было предложено смешивать прививочный материал с глицерином или карболизированным яичным белком.
Отрицательным свойством противоошенной вакцины продолжала оставаться слабая устойчивость к теплу, а также низкой температуре. Это ограничивало срок применения глицериновой вакцины до 3 месяцев.
Благодаря работам советских исследователей (Л. А. Зильбер, М. А. Морозов, С. М. Минервин, Н. А. Кадлец, А. А. Беляев) была создана сухая оспенная ^вакцина, которая только перед применением разводилась глицерином.
Дальнейшими исследованиями советских ученых и научных работников (В. Д. Соловьев, Г. Ф. Марченко, С. С. Маренникова) впервые в мире был разработан и внедрен в практику новый способ приготовления оспенной вакцины на куриных зародышах. Возбудитель (вирус) оспы вводится по специально разработанной методике в зародышевые оболочки развивающегося 12-дневного куриного зародыша, после чего яйца помещают в инкубатор. На 3-й день после заражения зародышевые оболочки извлекаются из яйца, подвергаются специальной обработке, после чего полуфабрикат вакцин разливают в ампулы, а затем высушивают в замороженном состоянии в специальном вакуум-сушильном аппарате.
Сухая вакцина, приготовленная таким способом, называется ововакциной (т. е. яичная).
Современная техника приготовления вакцин и контроль обеспечивают получение безопасного препарата, вызывающего у привитых невосприимчивость к натуральной оспе.
Так в течение многих лет метод Дженнера совершенствовался учеными различных стран (Эндрью, Мюллер) и в Советском Союзе (Н. Ф. Гамалея, М. А. Морозов, Л. А. Зильбер, С. М. Минервин, С. С. Маренни-кова и др.).

В настоящее время в СССР производство противо-оспениого прививочного материала (вакцины) сосредоточено в специальных лабораториях и институтах.
Процесс получения и приготовления противооспен-ной вакцины длительный и сложный. Он проводится квалифицированными специалистами с соблюдением гигиенических и технологических правил. Выпускается прививочный материал в стерильных ампулах в сухом виде и перед применением растворяется.
Перед выпуском и применением вакцина подвергается .контролю в местных лабораториях и дополнительно в Государственном контрольном институте медицинских и биологических препаратов имени А. А. Тарасевича в Москве.
В результате научных исследований и наблюдений составлены специальные инструкции по изготовлению, упаковке, хранению, транспортировке и применению оспенной вакцины, которыми руководствуются лица, связанные с ее производством, транспортировкой или применением.
Человек очень восприимчив к натуральной оспе, особенно восприимчивы к ней дети.
Если оспа заносится в местности, где ее не было в течение многих лет и где нет ни переболевших оспой, ни привитых против нее, то она поражает почти всех людей. Считается, что 96—99% людей восприимчивы к оспе.
Лица, перенесшие натуральную оспу, обычно становятся невосприимчивыми к этой инфекции в продолжение всей жизни, хотя эта невосприимчивость с годами ослабевает.
Невосприимчивость к натуральной оспе вырабатывается также и- искусственно путем специальных прививок. Эти прививки предохраняют человека от заболевания, и если даже заболевание наступает (что бывает у привитых редко), то оно протекает значительно легче, чем у непривитых.
Проводятся прививки средними медицинскими работниками или специально обученным персоналом. Подлежащим прививке, если позволяют условия, нужно помыться и надеть чистое белье.
Прививку делают следующим образом: кожу передней поверхности плеча тщательно протирают спиртом с последующим осушением ее эфиром, затем наносят прививочный материал, после чего делают поверхностные надрезы и дают прививочному материалу всосаться и высохнуть в течение 5—10 минут.

Не следует во время подсыхания дуть на место прививки, чтобы ускорить высыхание, так как это приводит к попаданию на место прививки изо рта различных вредных микроорганизмов, которые могут патом вызвать- нагноение на месте прививки.
Через несколько минут после прививки вдоль надрезов появляются легкое покраснение и незначительная припухлость, которые исчезают через несколько часов, иногда через сутки. Затем в течение 1—2 дней на месте прививки не происходит никаких внешних изменений.
К концу 3-го или началу 4-го дня после успешной вакцинации на месте надрезов выступают красные пятнышки, которые по истечении суток превращаются в уплотненные узелки (папулы), возвышающиеся над окружающей тканью. На 5-й день на вершине узелков появляются пузырьки, содержащие прозрачную светлую жидкость. Вокруг каждого узелка или пузырька образуется узкий ободок красноты.
К 7—8-му дню пузырьки представляют собой плоские образования розовато-перламутрового цвета с приподнятыми краями и вдавливанием в центре. Развитие оспин сопровождается незначительным повышением температуры на 4—5-й день после прививки. На 7—10-й день вокруг пузырька развивается краснота, отмечается боль в руке и припухание подмышечных желез. У грудных детей иногда наблюдается потеря аппетита и раздражительность, но это нормальное явление и оно не должно пугать родителей.
Оопина достигает своего полного развития к 8-му дню после прививки, в это время содержимое оспины мутнеет и становится гнойным, пузырьки превращаются в пустулы.
Вокруг них кнаружи от первого ободка красноты появляется второй ободок красноты.
Воспаленная кожа напряжена и горяча на ощупь.
После 10—11-го дня оспины подсыхают, с 12-го дня они превращаются вначале в коричневые, а затем темно-бурые корочки.

ения к месту прививки Если это произошло, следует тщательно вымыть руки и обрабо-28
тать их дезинфицирующим раствором (например, 1—2% раствором хлорамина). Если была наложена повязка, то перевязочный материал после осторожного снятия следует сжигать.
Разрешается купаться привитым или купать привитого ребенка, но при этом нельзя смачивать водой места прививок. После отпадения корок можно купаться и купать ребенка без предосторожностей.
При благоприятной погоде привитым детям можно разрешать прогулки на свежем воздухе.
При всяких отклонениях и для проверки результатов прививки необходимо обращаться ж медицинским работникам за советом, помощью и оправками.
При современных способах приготовления прививочного материала (вакцины), соблюдении правил оспопрививания осложнений после прививок оспы почти не наблюдается.
Однако бывает такое состояние организма человека, когда прививку против оспы следует временно отложить до наступления улучшения здоровья.
Прививки против оспы не проводятся при заболеваниях крови и кроветворных органов, при всех острых инфекционных заболеваниях, активных формах туберкулеза, мокнущих экземах, фурункулезе, пиодермии и различных кожных высыпаниях, ревматизме в период обострения, лихорадочных состояниях и расстройстве кишечника, тяжелых заболеваниях сердца, почек, органов, дыхания и пищеварения, а также при гнойном воспалении среднего уха или глаз.
Все лица, временно освобожденные от прививок, после улучшения их состояния подлежат прививкам. Беременность не является противопоказанием к прививкам против оспы.
При угрозе распространения заболеваний натуральной оспой медицинских противопоказаний к проведению противооспенных прививок не существует — прививки делаются всем.
После однократной противооспенной прививки через 6—8 дней после вакцинации и более короткий срок после ревакцинации создается невосприимчивость к оспе, которая через 5—6 лет начинает ослабевать. Поэтому ее следует поддерживать путем повторных прививок.

В Советском Союзе установлены следующие обязательные сроки прививок против оспы.
Впервые детям прививка производится через 3 месяца после рождения. Повторные прививки проводятся в возрасте 4 лет, 8 лет, 12 лет и 18 лет и последующие через каждые 5—6 лет, особенно в районах, граничащих со странами, где имеются случаи заболевания оспой, а также некоторым контингентом рабочих и служащих (работникам воздушного, водного, железнодорожного транспорта, занятым перевозками груза и пассажиров из-за границы), медицинским работникам.
В случае неудачной прививки ее повторяют; если и повторная прививка не вызывает развитие оспин, то ее делают в третий раз, но не ранее как через 3—4 недели и «е позже 6 месяцев после второй прививки.
В момент вспышки оспы прививки проводятся немедленно всем лицам, соприкасавшимся с больным. В районе, где обнаружено заболевание, срочно проводится оспопрививание всему населению (начиная с 2-не-дельного возраста), независимо от того, были они ранее привиты или нет. Это мероприятие предохраняет от заболевания и предупреждает его распространение.
При наличии случаев заболевания оспой, прививки следует проводить всем.
Чем значительнее в стране число привитых против оспы людей, тем более они защищены от распространения заболевания в случае его появления.
Повторные прививки против оспы в соответствии с приказами Министерства здравоохранения СССР должны обязательно проводиться гражданам СССР, выезжающим в краткосрочные и длительные командировки за границу в страны, где заболевания оспой имеют место. Прививку следует делать за 14 дней до выезда, чтобы врач имел возможность проконтролировать результаты прививки, после чего .выдать соответствующее удостоверение о прививке против оспы.

Тяжелое течение натуральной оспы, быстрая передача и нередко смертельный исход делают это заболевание особо опасным. В нашей стране натуральная оспа ликвидирована, и появление оспенного больного рассматривается как чрезвычайное обстоятельство, требующее специального извещения, немедленной изоляции больного до выздоровления (около 40 дней). Лица, соприкасавшиеся с заболевшим оспой, изолируются на 14 дней в специальные изоляторы; их личные вещи и предметы, с которыми они соприкасались, подвергаются дезинфекции.
Существующая в СССР система государственного здравоохранения и обязательного оспопрививания, охраны воздушных, морских и сухопутных границ гарантирует население нашей страны от заболеваний натуральной оспой. Но и население должно сознательно и активно участвовать в мероприятиях, проводимых органами здравоохранения по предупреждению оспы.

источник