Меню Рубрики

Прививка от оспы дата открытия

Эпидемия гриппа в России и вспышка лихорадки Зика в Америке (эту болезнь уже сравнили с Эболой) снова заставили врачей говорить о важности прививок — применения вакцин для выработки иммунитета от опасных болезней. Но даже сейчас невозможно скрыть, что путь к новым вакцинам изобилует случайностями и корректируется человеческими слабостями и страстями. Так происходит сейчас, так было и раньше — наши друзья из «Ленты.ру» вспоминают малоизвестные и скандальные эпизоды из истории вакцинации.

Путь человечества к прививкам начался с черной оспы. Эта болезнь преследовала людей многие тысячелетия — она была уже в древнем Египте и Китае. Оспа вызывает лихорадку, рвоту, боль в костях. Все тело покрывается сыпью. Почти треть больных умирает, у выживших остаются рубцы на коже (оспины) на всю жизнь. В средневековой Европе заболеваемость оспой приобрела тотальный характер.

Однако еще в древности заметили: переболевшие оспой больше ее не подхватывают (или, по крайне мере, она приносит им лишь небольшое недомогание). Неизвестно, кому впервые пришла в голову идея втирать в ранку на руке здорового человека оспенный гной из созревшей пустулы больного — и как удалось убедить проверить этот метод (вариоляцию, или инокуляцию) в действии. Но додумались до этого в разных местах — Китае, Индии, Западной Африке, Сибири, Скандинавии. (В Китае, правда, предпочитали обмакивать в гное шарик из ваты, а потом втыкать его в нос).

А вот современная вакцинация зародилась на Кавказе. Черкесские женщины проделывали вариоляцию над своими дочерями, когда тем было шесть месяцев от роду — чтобы оспенные рубцы не обезобразили их уже в девичестве. Неясно, в какой степени это было заботой о здоровье и в какой — способом повысить ценность девочек, которых сотни лет продавали в турецкие и персидские гаремы.

Однако работорговля с Кавказом имела одно положительное последствие для мировой медицины: стамбульские турки к концу XVII века переняли у черкесов их полезный обычай. Инокуляция давала лишь два-три процента летальных исходов — вдесятеро меньше, чем при обычном течении болезни!

Но как этот метод попал в Европу? В 1716 году леди Мэри Уортли Монтегю, дочь герцога и звезда лондонского высшего света, заразилась оспой. Болезнь ее пощадила, но обезобразила лицо — леди покинула Лондон и отправилась в Стамбул, куда ее мужа назначили послом.

Узнав о вариоляции от местных женщин, в 1718 году Уортли Монтегю уговорила посольского врача привить от оспы ее пятилетнего сына Эдварда (несмотря на возражения священника, страшившегося «магометанской» процедуры). Мальчик приобрел иммунитет, а британская леди твердо вознамерилась ввести новую медицинскую технологию в родной стране.

В том же 1718 году в Америке проповедник Коттон Мэзер (один из идеологов салемской охоты на ведьм) разговорился со своим рабом Онесимусом об оспе. Африканец показал шрам на руке и рассказал Мэзеру об операции, которая навсегда спасла его от заражения.

Шанс донести до масс свое открытие проповеднику представился в 1721 году, когда в бостонской гавани бросил якорь корабль с больными моряками. Мэзер собрал врачей Бостона и посоветовал немедленно привить горожан. Всю весну и лето он писал трактаты и письма, читал проповеди о высокоморальности и безопасности инокуляции.

Однако призывы бороться с ведьмами из уст Мэзера имели больше успеха, чем проповедь прививок. Народ сомневался в безвредности нового средства, а особо верующих возмутила мысль о том, что человек вмешивается в божественный замысел поразить грешника болезнью. Профессиональные врачи негодовали: какой-то священнослужитель лезет в научный (светский!) процесс лечения со своими изуверскими экспериментами.

Среди докторов Мэзер смог убедить только одного — Забдиэль Бойльстон привил своего сына и двух рабов. После успешного исхода он начал прививать бостонцев, обратившись к помощи африканских рабов, которые проводили вариоляцию на своей родине.

Тем временем эпидемия набирала обороты: к октябрю слегла почти треть бостонцев. Боульстон и Мэзер привили всех, кого смогли уговорить — но горожане их же и обвинили в неуправляемом распространении эпидемии. Однажды ночью в окно спальни Мэзера влетела граната. К счастью, одна из половинок расколовшейся на две части бомбы загасила фитиль. Мэзер прочитал на бумажке, привязанной к фитилю: «КОТТОН МЭЗЕР, ах ты пес, черт тебя подери; я тебя вот этим привью, вот тебе оспа».

Защищая свой метод, Мэзер и Бойльстон собрали поразительно точную для XVIII века медицинскую статистику: по их данным, умерло лишь два процента привитых, тогда как среди остальных бостонцев смертность составила 14,8 процента.

Прививание американцев (1871)
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

Тем временем в Англии леди Монтегю сделала прививку своей дочке — чтобы доказать врачам действенность инокуляции. После этого король приказал провести клинические испытания на заключенных Ньюгейтской тюрьмы (выживших добровольцев обещали освободить). После успешного опыта врачи переключились на детей-сирот. Когда и те приобрели иммунитет к оспе, доктора поднялись вверх по социальной лестнице, привив дочерей принца Уэльского.

Только тогда инокуляция стала распространяться в Великобритании. Но в Европе она все еще считалась островным безумством англичан. Лишь после смерти Людовика XV от оспы в 1774 году внук монарха (будущий Людовик XVI) согласился на процедуру. Инокуляция помогла: жизнь короля оборвала не оспа, а гильотина.

В конце того же XVIII века было создано более эффективное средство — вакцинация. В том, опять же, заслуга народной медицины: молодой врач Эдвард Дженнер заметил, что доярки в графстве Глостершир почти не болеют оспой. Наблюдая за случаями заболеваний оспой людей и животных, Дженнер постепенно пришел к мысли, что можно искусственно заражать человека именно коровьей оспой, и так спасать его от натуральной.

Эдвард Дженнер
В 1796 году Дженнер привил коровью оспу восьмилетнему Джеймсу Фиппсу. Когда мальчик оправился от последствий, Дженнер инокулировал его настоящей оспой — и Фипс не заболел. Однако британское научное сообщество скептически приняло выводы Дженнера — признание к медику пришло лишь в начале XIX века. Кстати, именно ему мы обязаны термином «вакцинация» (vaccinia по-латыни — коровья оспа). Сейчас вакциной называют любое лекарственное средство, придающее организму иммунитет от болезни: обычно вакцины получают из выращенных в лабораторных условиях вирусов.

История Дженнера изложена во всех учебниках. Но не все знают, что он не первый и не единственный придумал прививать коровью оспу. За пять лет до Дженнера эту процедуру провел Петер Плетт из Шлезвиг-Гольштейна (также после общения с доярками). Он сообщил о своем опыте профессорам из местного университета, но те его проигнорировали. Плетт умер в безвестности в 1820 году — сейчас его имя известно только специалистам.

Но Плетт был человеком образованным. Вакцинацию же придумывали и самые простые люди: например, в 1774 году фермер Бенджамен Джести из Дорсета привил коровью оспу своей жене и детям (с помощью швейной иглы) — чтобы защитить их от эпидемии. Потомки узнали об этом из надписи, высеченной на могиле Джести. «Это прямой и честный человек; был он первым (насколько известно), кто привил коровью оспу путем инокуляции, и кто благодаря великой силе духа провел эксперимент над своей женой и двумя сыновьями в году 1774-м».

Дженнер прививает восьмилетнего Фиппса
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

В конечном счете именно доярок и владельцев молочных ферм Европы стоит благодарить за изобретение вакцины от оспы. Но почему же честь открытия досталась Эдварду Дженнеру?

Он не первым заметил связь между болезнью коров и иммунитетом к черной оспе, не первым реализовал это на практике — зато именно он привлек внимание научного сообщества к вакцинации и потратил годы на то, чтобы убедить ученых в действенности этой процедуры. Как заметил викторианский статистик и антрополог Фрэнсис Гальтон, «в науке признание заслуг достается тому, кто убедит мир, а не человеку, которому впервые в голову пришла новая идея».

источник

В связи с появлением в Европе, в Украине и в России, в частности в Волгоградской области, таких инфекционных заболеваний, как корь и ветрянка, возобновились дискуссии между последователями и противниками вакцинации. Но речь в этом обзоре пойдет о другом заразном заболевании, о черной оспе, как о примере того, что история оспенной вакцины дает понять – человечество обладает возможностями для того, чтобы обуздать любые эпидемии инфекционных болезней.

Что касается продолжающихся споров о вакцинациях, то, казалось, что вопрос о необходимости прививок был окончательно закрыт, и начинать дискуссии по этому поводу является бессмысленным занятием, когда еще в 1980-м было объявлено о полной победе над оспой. Что стало результатом инициативы Советского Союза, который в 1958-м на саммите ВОЗ предложил осуществить оспенную вакцинацию всем людям в мире.

Однако сейчас под влиянием ложной информации или фейк-ньюс о вреде прививок, появилось много сторонников отказа от вакцинации. Отказ от прививок толкает не только этих людей и их окружение на смертельную опасность, но и все человечество ставит под угрозу эпидемий.

На протяжении столетий население планеты подвергалось заражению такого заболевания, как черная или натуральная оспа, появившейся еще в глубокой древности в результате мутации вируса болезни верблюдов, унося десятки тысяч ежегодно, а при эпидемиях и миллионы людских жизней.

Что касается оспенных эпидемий, то впервые о них стало известно в 4-м веке в Китае и в 6-м веке на Корейском полуострове уже нашей эры. Причем эпидемия оспы 6-го века погубила половину тогдашнего населения корейцев.

В 8-м веке оспа появилась на территории теперешней Европы и Ближнего Востока, в частности в Испании и в Италии, на Сицилии, в Палестине. Пик оспенной эпидемии в Старом Свете пришелся на 15-й век, и в последующие времена эта инфекция уносила жизни около миллиона европейцев ежегодно.

Что касается появления такого метода борьбы с инфекцией, как прививание, то еще китайские лекари заметили, что те, кто переболел оспой, в дальнейшем не подвергались заражению. В 10-м веке китайские врачи освоили первый метод вдувания через трубку в нос пациентов частиц из оспенных болячек.

Есть документальное подтверждение тому, что в 1701-м константинопольские врачи (переняв этот опыт у черкесов) освоили метод прививки, который назвали вариоляцией (variola толмачами с латыни переводится как оспа). Хотя и не всегда вариоляция была успешной, так как от 1 до 3-х процентов привитых все равно умирали.

А в периоды эпидемий смертность среди тех, кому не делали вариоляцию, доходила до 20 процентов заболевших. В Англию материал для вариоляции привезла жена посла в Константинополе по имени Мэри Монтегю, сделав прививку от оспы сначала своему ребенку, а затем уговорила привить детей Уэльскую принцессу.

Однако перед тем как сделать вариоляцию детям королевской семьи, прививание осуществили полдюжины заключенным, пообещав им освобождение. Дата 1722-й год считается началом распространения вариоляции в Англии, после того как были привиты двое девочек королевской семьи.

Интересен факт, что мотивом для вариоляции детей, причем именно девочек, было то, что оспенные шрамы обезображивали лица переболевших, и это было скорее не заботой о здоровье, а о красоте будущих невест.

А что касается России, то 1768 год ознаменован тем, что первой решившейся сделать прививку от оспы стала Екатерина Великая, но об этом позже.

Современная иммунология считает, что первый изобретатель оспенной вакцины – это английский врач по имени Эдвард Дженнер, который в 1798-м опубликовал результаты прививок от коровьей оспы человеку.

Как и любое изобретение, открытие озаряет наблюдательных людей. Эдвард Дженнер заметил парадокс доярок, которые не заражаются оспой.

Поэтому он сделал предположение, что между заболеваниями людей и животных существует обратная связь и пришел к заключению о необходимости намеренно заражать людей коровьей болезнью для защиты их от черной оспы.

Кстати, термин «вакцинация» начал использовать первым Дженнер, так как vaccinia – это название коровьей оспы по латыни. Его заслуга в том, что он первым опубликовал свои исследования, хотя признание вакцинация от оспы получила позже, в 19-м веке.

В 1796-м Дженнер прививает коровью оспу Фиппсу, мальчику восьми лет. Когда тот переболел, врач заразил его натуральной оспой, и в результате Фиппс остался здоров.

Этот опыт Дженнера есть во всех учебниках по иммунологии, однако далеко не во всех публикациях говорится, что он не первый и далеко не единственный, кто додумался прививать коровью оспу для защиты от настоящей инфекции.

Кроме упоминаемого ранее фермера Джасти процедуру вакцинации осуществил в 1791-м некий Петер Плетт. Кстати, он тоже пришел к мнению о необходимости преднамеренного заражения коровьей оспой в результате наблюдения за доярками.

Вплоть до 17-го века нет письменных упоминаний об оспе в России, однако это не говорит о том, что болезнь отсутствовала. И тут в 1730-м от оспы умирает в юном возрасте император Петр II. Потом заражается Петр III, он выживает и до конца жизни испытывает комплексы в связи с уродством.

Инициатором вариоляции в России стала Екатерина, вероятно, видя перед собой обезображенное оспой лицо своего мужа Петра III.

Она же и показала пример своим подданным, одной из первых сделав прививку в 1768-м, которую осуществил английский врач Томас Дистейл. Императрица настояла на том, чтобы прошли вариоляцию как наследник престола, так и впоследствии ее внуки. Помимо этого, она издала указ о массовых прививках.

И первым стали в России это делать учащимся кадетам, а также солдатам и офицерам императорской армии. Ясно, что методология прививок была иногда губительной, но это, тем не менее, дало свои результаты резким снижением распространения инфекции и, безусловно, спасло многие сотни тысяч жизней.

Первым привитым по методике Дженнера в России стал мальчик Антон, которому в 1801-м императрица Мария Федоровна дала фамилию Вакцинов. Оспенные прививки в России применялись повсеместно вплоть до 1919-го, когда это стало обязательной процедурой.

К 1935 году в СССР заболело 3 тыс. человек. А в следующем 1936-м уже не было случаев такого заболевания. Правда, в самом конце 50-х была вспышка оспы в Москве, что распространилась от советского туриста, который путешествовал в Индии. Заболело тогда около 50 человек, и трое зараженных умерли.

В 1958-м Советский Союз инициировал на Ассамблее здравоохранения принятие программы борьбы с оспой. И, как результат, через 20 лет, а именно в 1978-м не было зафиксировано ни одного заболевания черной оспой в мире.

Читайте также:  Алгоритм действий при ветряной оспе

В 1982-м оспенная прививка на территории Советского Союза была прекращена. Что касается других стран, то информация насчет оспопрививания противоречивая.

Известно, что, например, в США, в 2001-ом рассылка писем с якобы сибирской язвой и в связи с угрозой распространения также и черной оспы вынудила Президента этой страны приказать сделать оспенную вакцинацию всем военнослужащим.

Сейчас оспенную прививку в России не проводят. Но, тем не менее, есть риски заражения этой болезнью некоторых категорий работников (например, тех, кто по роду службы занимается с обезьянами), и они должны проходить вакцинацию в обязательном порядке.

От чего исчезла натуральная оспа? Помогли ли этому прививки? Ответы в видео:

Уже несколько поколений россиян не прошли оспенную вакцинацию, поэтому врачи бьют тревогу о том, что иммунизация населения настолько ослабла, что является угрозой в виде появления вспышек инфекции оспы.

источник

Открытие вакцины против оспы

Прививки против оспы создают надежную невосприимчивость (иммунитет). Привитому человеку оспа не угрожает. Человечество вооружено в борьбе против оспы надежным оружием-вакциной. Это открытие обессмертило имя английского врача Э. Дженнера. Пророческими оказались его слова: «Обнаруживается с бесспорной ясностью, что искоренение оспы, ужаснейшего бича человечества, будет конечным последствием прививок». Этот гениальный метод борьбы с натуральной оспой появился лишь в конце XVIII в. Интересно, что прививки против страшной эпидемической болезни были созданы после замечательных народных наблюдений. Оказалось, что оспой болеют также и коровы, и, что человек, заразившись коровьей оспой, становится невосприимчивым к натуральной оспе. Так как при коровьей оспе возникало поражение на вымени, то чаще заражались доярки, у которых оспенные пузырьки развивались обычно на кистях рук. В народе хорошо знали, что коровья оспа не опасна для человека: она оставляет на коже рук лишь легкие следы от бывших отдельных оспенных пузырьков. Самое важное заключалось в том, что такие люди натуральной оспой не болели. На молодого английского врача Э. Дженнера большое впечатление произвели слова одной крестьянки, которая ему сказала, что не может заболеть оспой, потому что у нее была коровья оспа. Э. Дженнер решил проверить народное наблюдение.

Он думал, нельзя ли умышленно возбуждать коровью оспу, чтобы предохранять от натуральной оспы? Долгих двадцать пять лет продолжалось это наблюдение.

С большим терпением и исключительной добросовестностью врач оценивал и изучал каждый случай. Что он мог сказать, видя на руках доярок оспенные пузырьки? Конечно, это доказывало, что человек может заразиться коровьей оспой, и Дженнер действительно много раз убеждался в этом.

Но ученый не торопился с выводами. Он хотел проверить, щадит ли оспа во время эпидемий таких людей? Важно было убедиться в закономерности того, что, заразившись коровьей оспой, человек станет невосприимчивым к натуральной оспе, а для этого нужны не один, не два, а много случаев. И Дженнер терпеливо наблюдал. Проходили года, десятилетия, и замечательный труд был вознагражден.

После 25-летних наблюдений, будучи уверенным в возможности предохранять человека при помощи коровьей оспы, Дженнер решается делать прививки коровьей оспы людям. В 1796 г. Э. Дженнер впервые прививает коровью оспу мальчику Джемсу Фиппсу. Материал для прививки он взял у Сарры Нельм, заразившейся коровьей оспой. Прививка прошла успешно, но этого было мало, надо еще доказать, что привитой ребенок не заболеет, если его заразить натуральной оспой. И после мучительных колебаний Дженнер решается на этот тяжелый шаг и заражает ребенка. Джемс Фиппс не заболел. Начало оспопрививанию было положено.

Прошло много лет, пока это замечательное открытие получило признание и теперь в несколько измененном виде применяется во всем мире. Как ни велико было открытие, но для Дженнера и его метода начало оспопрививания оказалось началом трудного и тернистого пути. Много пришлось пережить ученому, вынести травлю лжеученых.

Надо сказать, что к тому времени в ряде стран были распространены разные способы предохранения от оспы. Применялись, например, высушенные оспенные корочки. Их даже продавали. Эта торговля процветала и давала большие барыши торговцам. Детей специально посылали покупать такие корочки. Они должны были нести их домой, крепко зажав в руке. Это было как бы прививкой в кожу. «Покупка оспы» сопровождалась даже своеобразным ритуалом. Ребенка, например, подводили к больному, и он, давая больному деньги, должен был произнести: «Я покупаю у тебя оспу». Корочки засовывали в нос или рот. В ряде стран применялись другие методы. Оспенные корочки растирались в порошок, который втирали в кожу, либо вдували в нос. Делались уколы в кожу иглами, смоченными в гное из оспенных пузырьков.

В Индии на кожу накладывался кусочек ткани, смоченной в гное оспенных больных, либо гной втирался в кожу здоровым. Эти способы оспопрививания считались у браминов священной операцией. У народов Африки через кожу с помощью иглы продергивалась нитка, смоченная оспенным гноем.

В России существовали народные способы предохранения от оспы с помощью втирания содержимого оспин в кожу или в нос, а также заговоры. Прибегали и к таким способам: «покупая оспу», смачивали деньгу, в оспенном гное и клали ее себе за пазуху.

Покупать «заразу», т. е. корочки или гной, у легко болеющих оспой и втирать себе в кожу было обычаем у многих народов.

Однако все это было далеко не безопасным как для тех, кто подвергался таким «прививкам» (они часто заболевали натуральной оспой), так и для тех, кто от них заражался. Многие люди заболевали и погибали, распространяя тяжелейшее эпидемическое заболевание. Другие действительно переносили оспу в легкой форме и такой ценой приобретали невосприимчивость. Все зависело от степени потери возбудителем оспы силы своей болезнетворности в высушенной корочке. А как это определить? Никто этого не знал, как не знали ничего и о самом возбудителе.

Когда стал известен замечательный и безопасный метод Э. Дженнера, ему пришлось выдержать борьбу, прежде всего с теми, кто продавал корочки, ибо они теряли большие доходы.

Не поняли, к сожалению, метод Дженнера и многие ученые-современники. Так, Лондонское королевское общество возвратило Дженнеру написанный им труд «Исследование причин и действие коровьей оспы» с предостережением «не компрометировать своей научной репутации подобными статьями». И Дженнеру пришлось за свой счет печатать брошюру, в которой был изложен опыт 25-летних наблюдений.

Прививки коровьей оспы встретило с негодованием также духовенство во многих странах, в том числе и на родине Дженнера в Англии.

Среди европейских ученых XIX в. также находились противники оспопрививания. Так, например, пражский профессор И. Гамерник, к которому в 1856 г. английское правительство обратилось с предложением высказать свое мнение о введении обязательного оспопрививания, отверг вакцинацию против оспы. Более того, выступая с речью в сейме Чешского королевства, он яростно ополчился против вакцинации.

В такой огромной стране, как Россия, прививка оспы, как сообщается в «Истории эпидемий в России», была передана в руки невежественных «оспенников» — людей, часто имевших смутные представления о сущности вакцинации и обязанных за мизерную плату производить оспопрививание. Вначале они должны были держать несложный экзамен для получения свидетельства, но потом об этом забыли, и проводниками этой санитарной меры оказались люди, весьма далекие от медицины. Проведение оспопрививания никто не контролировал.

Шли годы. Постепенно во многих странах убедились, что Дженнер предложил безопасный способ использования коровьей оспы против натуральной оспы человека. Улучшилась организация оспопрививания. Но в этом методе были и недостатки. Для прививки бралась так называемая «гуманизированная лимфа», т. е. содержимое оспенных пузырьков человека, зараженного коровьей оспой. Прививки производились с ручки на ручку от одного привитого ребенка другому. В этом была слабая сторона и неудобство дженнеровского метода. Была в этом и некоторая опасность заражения привитых кожными болезнями.

В настоящее время вакцина против оспы в большом масштабе получается в институтах и лабораториях. Отбираются здоровые телята (даже определенной масти), которые заражаются оспой. Перед заражением на боках и животе телят выбривается шерсть, кожа тщательно моется и дезинфицируется. Через несколько дней после заражения, когда созреют оспенные пузырьки и в них накопится огромное количество вируса оспы, с соблюдением всех санитарно-гигиенических правил собирают материал, содержащий ослабленный и безвредный для человека возбудитель — вирус коровьей оспы. После специальной обработки вакцины выпускаются для оспопрививания в виде непрозрачной сиропообразной жидкости.

Теперь понятно происхождение слова «вакцина». По-латыни «вакка» — корова, хотя многие вакцины против разных болезней получаются иными путями.

Открытие Дженнера, завоевавшее признание во всем мире, было началом победного шествия вакцинации и против многих других инфекций. Открытие Дженнера стало также подлинным истоком иммунологии — учения об иммунитете, научные основы которого закладываются в дальнейшем Пастером, И. И. Мечниковым и рядом поколений микробиологов и иммунологов. Об их именах и выдающихся достижениях мы расскажем в главе о развитии иммунологии.

После открытия Дженнера прошло около 100 лет. Иммунология обогатилась новыми великими открытиями. Л. Пастер создает вакцины против куриной холеры, сибирской язвы и бешенства. Они позволили человечеству успешно бороться с тяжелыми заболеваниями не только людей, но также крупного и мелкого рогатого скота, лошадей и других животных.

Название «вакцина» в науку было введено Л. Пастером в честь метода Дженнера. Этим словом Пастер назвал все препараты, с помощью которых производились прививки против заразных болезней. Пастер говорил: «Я придаю слову „вакцина“ более широкое значение в надежде, что наука оставит его, как выражение признательности к заслугам Дженнера».

К вакцине предъявляются высокие требования. Выпускать препараты для практического пользования можно лишь после установленной строгой системы контроля. Для сохранения качества вакцины ее нужно хранить в сухом прохладном месте при температуре 5–6 °C выше нуля.

Большой заслугой советского ученого М. А. Морозова является разработка метода получения сухой вакцины против оспы. Сухая вакцина более стойкая и имеет более длительный срок годности, нежели жидкая, — до 1 года. Это крупное научное достижение оказалось весьма важным для практики: громадны масштабы оспопрививания в нашей стране — от Арктики до субтропиков Черноморского побережья. Оспопрививание должно производиться высококачественным препаратом. Сухая вакцина больше отвечает тем высоким требованиям, которые к ней предъявляют.

Ученые продолжают изыскивать новые методы получения вакцины против оспы. Для этого используют, помимо телят, других животных, например овец, кроликов, а также выращивают вирус осповакцины вне организма — в культурах тканей. В настоящее время известна новая сухая вакцина. Ее получают, заражая вирусом осповакцины куриные зародыши, в которых вирус размножается и накапливается в больших количествах.

Наша страна не только ликвидировала это грозное заболевание у себя, но помогает многим другим народам в этой важной для человечества борьбе. Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения доктор Кандау на XI Всемирной ассамблее подчеркнул большую роль Советского Союза в организации борьбы с оспой, которую оказывает СССР Индии, Афганистану, Бирме и другим странам.

источник

Два столетия назад вакцинация стала спасением для миллионов людей во время страшной эпидемии оспы. Дэйли Бэби подготовили для вас материал с интересными фактами об истории прививок.

Термин вакцинации — от латинского Vacca — «корова» —в конце 19 века ввёл в обиход Луи Пастер, который отдал должное уважение своему предшественнику — английскому доктору Эдварду Дженнеру. Доктор Дженнер в 1796 году впервые провел вакцинацию по своему методу. Заключался он в том, что биоматериалы брали не от человека, который болел “натуральной” оспой, а от доярки, которая заразилась неопасной для человека “коровьей” оспой. То есть неопасное могло защитить от более опасной инфекции. До изобретения этого метода часто вакцинация заканчивалась смертью.

Прививаться от оспы, эпидемии которой иногда забирали жизни целых островов, придумали ещё в древности. Например, в 1000 году н.э. упоминания о вариоляции — введении группе риска содержимого оспенных пузырьков — были в аюрведических текстах в Древней Индии.

А в древнем Китае таким способом начали защищаться ещё в 10 веке. Именно Китаю принадлежит первенство метода, когда сухие струпья оспенных болячек давали вдыхать здоровым людям во время эпидемии. Такой метод был опасен тем, что, когда люди брали материал у больных оспой, они не знали, как проходит болезнь: в лёгкой или тяжёлой степени. Во втором случае привитые могли умереть.

Наблюдая за здоровьем доярок, доктор Эдвард Дженнер заметил, что они не болеют «натуральной» оспой. А если и заражаются, то переносят в лёгкой форме. Врач внимательно изучал метод вакцинации, который в начале века привезла в Англию из Константинополя супруга английского посла Мэри Уортли Монтегю. Именно она в начале 18 века привила своих детей, а потом заставила привить себя, короля и Королёву Англии с их детьми.

И, наконец, в 1796 году доктор Эдвард Дженнер привил восьмилетнего Джеймса Фиппса. Он втер ему в царапину содержимое оспенных пустул, которые появились на руке у доярки Сарры Нелсис. Через полтора года мальчику был привита настоящая оспа, но пациент не заболел. Процедуру повторяли два раза, и результат всегда был успешным.

Не все приняли этот метод борьбы с эпидемиями. Особенно против было, как всегда, духовенство. Но жизненные обстоятельства заставляли все чаще использовать метод доктора Дженнера: стали прививаться солдаты армии и флота. В 1802 году британский парламент признал заслуги доктора и наградил его 10 тысячами фунтов, а через пять лет — еще 20 000. Его достижения признали по всему миру и Эдвард Дженнер был при жизни принят в почетные члены различных научных обществ. А в Великобритании было организовано Королевское Дженнеровское общество и Институт оспопрививания. Дженнер стал его первым и пожизненным руководителем.

В нашу страну вакцинация также пришла из Англии. Не первыми, но самыми именитыми привитыми оказались императрица Екатерина Великая и ее сын Павел. Вакцинацию проводил английский доктор, который взял биоматериал у мальчика Саши Маркова — впоследствии тот стал носить двойную фамилию Марков-Оспенный. Через полвека, в 1801 году, с лёгкой руки императрицы Марии Фёдоровны появилась фамилия Вакцинов, которую дали мальчику Антону Петрову — первому привитому в России по методу доктора Дженнера.

Вообще историю оспы в нашей стране можно изучать по фамилиям. Так, до начала 18 века письменных упоминаний об оспе в нашей стране не было, но фамилии Рябых, Рябцев, Щедрин («рябой») говорят как раз о том, что болезнь существовала, как и везде, с древнейших времён.

После Екатерины II вакцинация стала модной, благодаря примеру августейшей особы. От оспы прививались даже те, кто уже переболел и приобрёл иммунитет от этой болезни. С тех пор прививки от оспы проводились повсеместно, но обязательными стали только в 1919 году. Именно тогда число заболевших снизилось со 186 000 до 25 000. А в 1958 году на Всемирной Ассамблее здравоохранения Советским союзом была предложена программа по абсолютному устранению оспы в мире. В результате этой инициативы с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой.

Читайте также:  Оспа какая прививка делается

Огромный вклад в изобретение новых вакцин и науку внёс французский ученый Луи Пастер, имя которого дало название методу обеззараживания продуктов — пастеризации. Луи Пастер рос в семье кожевника, хорошо учился, имел талант к рисованию, и если бы не увлечение биологией, мы могли бы иметь великого художника, а не ученого, которому мы обязаны излечением от бешенства и сибирской язвы.

© Картина Альберта Эдельфельта «Луи Пастер»

В 1881 году он продемонстрировал обществу действие прививки против сибирской язвы на овцах. Также он разрабатывал прививку против бешенства, но опробовать ее ему помог случай. 6 июля 1885 году к нему как к последней надежде привели мальчика. Его покусала бешеная собака. На теле ребёнка было найдено 14 укусов, он был обречён умереть в бреду от жажды, будучи парализованным. Но через 60 часов после укуса ему ввели первый укол от бешенства. Во время вакцинации мальчик жил в доме ученого, а 3 августа 1885 года, почти через месяц после укуса, вернулся домой здоровым ребёнком — после введения 14 уколов он так и не заболел бешенством.

После этого успеха в 1886 году во Франции была открыта Пастеровская станция, где прививали от холеры, сибирской язвы и бешенства. Примечательно то, что 17 лет спустя Жозеф Мейстер — первый спасённый мальчик — устроился сюда вахтёром. А в 1940 году покончил жизнь самоубийством, отказавшись от требования гестапо вскрыть гробницу Луи Пастера.

Луи Пастером также открыт метод ослабления бактерий для изготовления вакцин, поэтому мы обязаны учёному не только вакцинами против бешенства и сибирской язвы, но и будущими вакцинам, которые, возможно, спасут нас от смертельных эпидемий.

В 1882 году Роберт Кох выделил бактерию, которая является причиной развития туберкулеза, благодаря ему в будущем появилась прививка БЦЖ.

В 1891 году врач Эмиль фон Беринг спас ребёнку жизнь, сделав первую в мире прививку от дифтерии.

В 1955 году вакцина Джонаса Солка против полиомиелита была признана эффективной.

А в 1981 году стала доступной прививка против гепатита В.

В настоящее время нам известны 30 прививок от инфекционных заболеваний. На этом наука не останавливается. И хоть сейчас все больше появляется людей, которые отказываются от прививок, их значение переоценить нельзя. Благодаря им целые города не вымирают от оспы; дети переносят без последствий коклюш и корь; мы забыли, что такое полиомиелит, а главное — защищаем наших детей от опасных болезней и их последствий.

источник

История прививок до 1993 года

Подробный хронологический очерк истории развития вакцинации, составленный Валом Валерианом

1712 г. Первая запись о прививках против натуральной оспы во Франции.

1717 г. После возвращения из Турции, где в то время активно проводились эксперименты с инокуляцией, леди Мэри Монтегю начинает практику инокуляций против натуральной оспы в Англии.

1721г. В Соединенных Штатах Америки священник по имени Коттон Мэтер пробует ввести грубую форму вакцинации от оспы — нанесение гноя из высыпаний больных на царапины у здоровых людей. Около 220 человек подверглись этой процедуре в течение первых шести месяцев эксперимента. Только шестеро не имели очевидной реакции. Мэтер стал объектом жёсткой критики за рекомендацию им данного метода (Бостон, Массачусетс).

1722г. В Уэльсе д-р Райт отзывается о прививании от оспы на Британских островах как о «древнем методе». 99–летний житель Уэльса утверждал, что прививки были известны и использовались на протяжении всей его жизни, и его мать рассказывала, что и при ней это была обычная практика, и что она сама заболела оспой посредством подобной «инокуляции».

1723г. Первая запись об иммунизации против оспы в Ирландии, когда в Дублине врач привил 25 человек. Трое умерли, и от прививания вскоре отказались.

1724г. Первая запись о прививании от оспы в Германии. Вскоре из-за ряда смертей прививки перестали пользоваться популярностью. Годы спустя врачи смогли снова ввести их в практику.

1740г. Эпидемия оспы в Берлине.

1754г. Прививание против оспы введено в Риме. Эта практика вскоре была остановлена из-за ряда смертельных исходов после прививок. Позже медицинские работники снова успешно введут её в обиход.

1763г. Эпидемия оспы во Франции уничтожает значительную часть населения. Эпидемию немедленно приписали инокуляции, и та была запрещена французским правительством на пять лет.

1768г. Медикам Франции удаётся возобновить прививание против оспы.

1778г. Датские врачи по приказу короля открывают в Дании два прививочных центра.

1778г. В Италии неаполитанские медсестры прививают младенцев без ведома родителей.

1790г. Эдвард Дженнер покупает за 15 фунтов стерлингов степень доктора медицины в Университете Сент-Эндрюс.

1791г. Эдвард Дженнер прививает своего 18-месячного сына свиной оспой. В 1798 году он прививает его коровьей оспой. Сын умрет от туберкулёза в 21 год.

1796г. Эдвард Дженнер завоевывает доверие в Глостершире (Англия) своей прививочной теорией. Он прививает 8–летнего мальчика гноем и сделает это всего 20 раз. Мальчик умрёт от туберкулеза в 20 лет.

1800г. Бенджамин Уотерхауз из Гарвардского университета вводит в практику прививки в Массачусетсе.

1801г. Начинаются первые широкомасштабные эксперименты с вакцинами.

1802г. Британское правительство выделяет 10 000 фунтов Эдварду Дженнеру для продолжения экспериментов с противооспенной вакциной.

1807г. Британское правительство выдает Эдварду Дженнеру еще 20 000 фунтов на эксперименты с противооспенной вакциной. Теория «пожизненного иммунитета», обеспечиваемого вакциной, отвергнута, и одобрена концепция «ревакцинации». Дженнер скрывает сообщения, показывающие, что его метод уносит больше жизней, чем сохраняет.

1809г. Массачусетс поощряет свои города снабжать жителей вакцинами коровьей оспы.

1810г. «Лондон медикэл обсёрвер» (т. 6, 1810) публикует подробности «535 случаев оспы после прививок, 97 летальных исходов и 150 серьёзных побочных эффектов после прививок, из них десять — у врачей».

1831г. Эпидемия натуральной оспы в Вюртемберге (Германия), при этом 995 привитых людей умирают.

1831г. В Марселе (Франция) 2000 привитых людей поражены оспой.

1838г. Эпидемия оспы в Англии.

1853г. В Англии принят закон о принудительной вакцинации. С 1853–го по 1860–й годы были привиты 75% новорожденных и более 90% населения.
1853г. Хлороформ впервые использован в Англии как анестетик.

1855г. Прививки в Массачусетсе становятся обязательными. Это закрепляется соответствующим законом и становится непременным условием для принятия ребёнка в школу. Закон принимается в убеждении, что это сможет «защитить детей от оспы».

1857г. В Англии отказ от прививок карается штрафами. Начинается эпидемия оспы, продолжающаяся вплоть до 1859 года. Более 14 000 человек умирают.

1860г. «Британская энциклопедия» (8–е изд.) определяет, что «ничто так не вредит прививкам и не делает общество безразличным к их пользе, как мнение, что подвергаться ревакцинации понадобится каждые 10–15 лет». Позже, в 11-м издании энциклопедии, политика изменится: «Желательно, чтобы вакцинация повторялась в 7–10 лет и через промежутки времени на протяжении жизни».

1863г. Вторая крупная эпидемия оспы в Англии продолжается вплоть до 1865 года. Умирают 20 000 человек.

1867г. Закон о вакцинации 1867 года в Англии вызывает протест населения и увеличивает число антипрививочных групп. Он обязывает прививать ребёнка в течение первых 90 дней его жизни. Отказывающихся от прививок травят чиновники и штрафуют, пока ребёнку не исполняется 14 лет. Закон был принят на оснований заверений официальной медицины в безопасности противооспенных вакцин.

1870г. Третья крупная эпидемия оспы в Англии, которая продлилась вплоть до 1872 года. Более 44 800 человек умерло.

1871г. В Бирмингеме (Англия) с 1871 по 1874 годы зарегистрировано 7 706 случаев заболевания оспой. Среди заболевших 6 795 человек были ранее привиты.
1871г. В Баварии (Германия) вакцинация обязательна, а ревакцинация — в порядке вещей. Из 30 472 случаев заболевания оспой 29 429 — у привитых.
1871г. Начинается пандемия оспы, которая унесёт жизни 8 миллионов человек по всему миру.
1871г. Собран особый комитет Тайного совета Великобритании для изучения Закона о вакцинации 1867 года, так как 97,5% умерших от оспы людей были ранее привиты от нее.

1872г. Япония вводит обязательную противооспенную вакцинацию. За 20 лет зарегистрировано 165 000 случаев заболевания оспой.
1872г. В Англии 87% новорожденных прививают от оспы. Более 19 000 умирают в Англии и Уэльсе (см. 1925 год).

1880г. Начинается противооспенная вакцинация в Соединенных Штатах.

1884г. В Англии д-ра Чарльза Крейтона просят написать статью о вакцинации в «Британскую энциклопедию». Изучив многоисленные международные исследования, он пришёл к выводу, что вакцинация представляет собой «вульгарный предрассудок». Позже Крейтон напишет две книги: «Оспа и вакцинный сифилис» и «Дженнер и прививки. Странная глава истории медицины».
1884г. В Англии более 1700 детей, привитых от оспы, умирают от сифилиса.
1884г. Д-р Собатта, врач германской армии, докладывает о результатах оспопрививания Немецкой комиссии по вакцинации, которая впоследствии опубликует данные, доказывающие, что ревакцинация не действует. Смерти от вакцинации обычно скрываются врачами.

1886г. В Японии начинается семилетний период, в течение которого было произведено 25 474 370 вакцинаций и ревакцинаций, охвативших 66% всего населения Японии. За данный период зарегистрировано 165 774 случаев заболевания оспой с 28 979 смертельными исходами (см. 1955 год).

1885г. В Соединенных Штатах начинается программа массовой вакцинации от бешенства.

1887г. В Англии д-р Эдгар М. Крукшенк, профессор патологии и бактериологии Королевского колледжа, по просьбе британского правительства исследует вспышку натуральной оспы в Уилтшире. Результаты его работы были изложены в двух томах «Истории и патологии вакцинации», в которых он утверждает, что «заслуги, приписываемые прививкам, должны принадлежать улучшению санитарии».

1888г. В Париже открывается Институт бактериологии для экспериментов над животными и производства вакцин и сывороток. По его примеру открываются институты по всему миру.
1888г. Бактериологический институт Одессы (Россия) пробует свои силы в создании вакцины от сибирской язвы. Привито более 4500 овец, 3700 из них умирают от прививки.

1889г. В Англии назначается Королевская комиссия для рассмотрения некоторых аспектоввакцинации. Комиссия будет заседать на протяжении 7 лет и опубликует шесть докладов, итоговый — в 1896 году. Результатом его станет Закон о вакцинации
1898 года.

1895г. Начинается программа по вакцинации от дифтерии. За период с 1895 по 1907 годы в 63 249 случаев заболевания дифтерией для лечения использовался антитоксин. Более 8 900 человек умерло (смертность — 14%). За то же время из 11 716 пациентов, в лечении которых антитоксин не применялся, умерло 703 человека (смертность — 6%).
1898г. В Англии принят Закон о вакцинации. Проведены выборы в попечительские советы, исполняющие законы о вакцинации. К 1898 году более 600 советов в Англии взяли на себя обязательство не навязывать закон. Закон 1898 года впервые содержал параграф о «соображениях совести», хотя ни одного заявления такого рода не было одобрено чиновниками.

1900г. Смертность от кори составляет 13 на 100 000.

1902г. Департамент здравоохранения Чикаго излагает свое «прививочное кредо», которое состоит в том, что «настоящие прививки, повторяющиеся до тех пор, пока не перестанут «браться», всегда предотвращают натуральную оспу. Ничто другое на это не способно». Стратегию немедленно подхватывают американские военные.

1909г. «Нью-Йорк пресс» от 26 января 1909 года публикует доклад В. Б. Кларка, в котором утверждается, что «рак был практически неведом до тех пор, пока не началась вакцинация коровьей оспой. Я видел 200 случаев заболевания раком, ни одного у непривитых людей». Накапливаются научные данные, демонстрирующие, что за использованием вакцин с человеческой лимфой вскоре следуют сифилис, проказа и туберкулез. При использовании телячьей лимфы появляются туберкулез и рак.

1919г. Прививки против дифтерии в Техасе вызывают осложнения у 60 человек. Умирают 10.

1924г. Прививки против дифтерии убивают 25 человек в Бриджуотере (Коннектикут) и 20 в Конкорде (Нью-Гемпшир).

1925г. В Англии прививают от оспы менее 50% младенцев. Зарегистрировано 6 смертей (см. 1872 год).
1925г. В Соединенных Штатах началась программа массовых прививок против туберкулёза.

1927г. Натуральная оспа в Англии практически исчезает. Смертность среди непривитых больных вполовину меньше, чем среди привитых.

1933г. Датский исследователь Торвальд Мадсен обнаружил, что противококлюшная вакцина может без всяких признаков убивать младенцев — синдром внезапной детской смерти (СВДС). Он сообщил, что двое детей, привитых непосредственно после рождения, умерли через несколько минут.
1933г. В докладе американских исследователей говорится о том, что дети реагируют на противококлюшную вакцину лихорадкой, судорогами и острой сосудистой недостаточностью.
1933г. В Соединенных Штатах начинаются программы вакцинации против жёлтой лихорадки.
1933г. Обязательная иммунизация начинается в Женеве.

1936г. Противококлюшная вакцина появляется в Соединенных Штатах. Вскоре после этого у детей регистрируется аутизм (психическое заболевание, характеризующееся неспособностью общаться и устанавливать контакты с другими людьми; часто сопровождается снижением умственных способностей).
1936г.Вакцина против дифтерии вызывает осложнения у 75 пациентов во Франции.

1938г. Пятьдесят восемь британских врачей подписывают в Гернсипойнте воззвание против принудительной иммунизации, ссылаясь на фактическое исчезновение дифтерии в Швеции, стране без прививок от этой болезни.
1938г. В Венгрии вводится обязательная иммунизация. К 1940 году случаев заболевания дифтерией становится больше на 35%.

1939г. Обязательная вакцинация в Германии увеличивает число случаев дифтерии до 150 000.

1940г. Германия вводит обязательную массовую иммунизацию детей. В результате к
1945 году случаи заболевания дифтерией возросли с 40 000 до 250 000.

1941г. Люис Зауэр из Эванстона (Иллинойс), ярый сторонник массовых прививок, сообщает, что только у 27% из группы 89 детей обнаружены «защитные антитела» при вакцинации в возрасте трёх месяцев или ранее. Зауэр утверждает, что противококлюшную вакцину следует вводить «не ранее, чем в семь месяцев», так как «большинство младенцев ещё не обладают достаточной силой, чтобы создать соответствующий иммунитет, когда их прививают так рано».

1943г. Американский исследователь вакцин Перл Кендрик сообщает, что добавление соли металла судя по всему повышает способность противококлюшной вакцины производить антитела (соль металла в данном случае является адъювантом, т.е. стимулятором). Некоторые из использованных солей —алюминиевые. Перл Кендрик — исследователь, которая утверждала, что противококлюшную вакцину следует комбинировать с противодифтерийной. Позже была добавлена противостолбнячная вакцина, и так создана омерзительная вакцина DPT (АКДС).
1943г. В Соединенных Штатах начинается программа всеобщей иммунизации против гриппа.
1943г. Эпидемия полиомиелита в США убивает 1 200 детей и делает калеками ещё больше.
1943г. После того, как нацисты навязывают прививки в оккупированной Франции, число случаев дифтерии возрастает до 47 000. В соседней Норвегии, отказавшийся от прививок, зарегистрировано 50 случаев заболевания дифтерией.

Читайте также:  Кто делал прививку от ветряной оспы

1947г. В госпитале Бруклина Мэтью Броди даёт детальное описание двух случаев поражения мозга, приведших к смерти детей, привитых от коклюша.
1947г. Британский медицинский исследовательский совет начинает проверку 50 000 детей, привитых от коклюша. Все дети, проходившие проверку, старше 14 месяцев (не новорождённые). У восьми наблюдались судороги в течение 72 часов после вакцинации, у 34 — в течение 28 дней после вакцинации. Британские врачи отрицают связь между вакциной и судорогами, заявляя, что проверка оказалась успешной, и начинают прививать всех детей в Британии. Несмотря на то, что никаких проверок не проводилось на детях до 14 месяцев (новорожденных и грудных), Соединенные Штаты Америки ведут исследования, считая доказанным, что вакцина безопасна для новорождённых в возрасте от 6 недель. Испытания продолжаются до 1957 года.

1948г. Рэндольф К. Байерс и Фредерик К. Молл с медицинского факультета Гарвардского университета публикуют статью, описывающую детей, получивших поражение головного мозга вследствие вакцинации против коклюша. Эти данные, опубликованные в журнале «Педиатрия», были первым доказательством того, что вакцина даёт серьёзные неврологические осложнения у детей. Исследователи изучили в Детском госпитале Бостона 15 детей с сильной реакцией на прививку в течение последующих 72 часов. Все дети были нормальны до инъекции, ни у кого ранее не было судорог. Один ребёнок после вакцинации стал слепым, глухим и беспомощным из-за спастического паралича. Из 15 детей двое умерли и у девятерых была поражена нервная система. Врачи были недовольны этими результатами и не сделали ничего, чтобы остановить применение DPT (АКДС).

1948г. В Англии проведены исследования трёх групп школьников с костными дефектами. Две группы были из тех областей, где вода практически не содержала фтора. Третья группа была из города Лаунтона, где в естественных источниках содержался 1 мг фторида на литр воды (такое количество было сочтено «безопасным» Министерством здравоохранения США). Рентгеновские снимки показали, что 20% случаев из первых двух групп имели лёгкие неспецифические искривления позвоночника. В третьей группе, употреблявшей воду с фторидом, у 64% были обнаружены дефекты позвоночника и повреждения были более тяжёлыми.

1948г. 2498 случаев полиомиелита в Северной Каролине (см. 1949 год).
1948г. На конференции Американской медицинской ассоциации, посвященной вакцинации от коклюша, Льюис Зауэр представляет интересные результаты наблюдений. Он обращает внимание на то, что «неврологические повреждения от коклюшной вакцины такие же, как и от самого коклюша (что логично, потому как в вакцине используются бактерии)». Согласно Зауэру, «стандартная профилактическая доза противококлюшной прививки, судя по всему, вызывает цепь реакций нервной системы и в некоторых случаях необратимые патологические изменения в мозге. Такие же данные получены в тяжёлых случаях коклюша». Другими словами, вакцина вызывает состояние болезни.

1949г. Отдел биологических стандартов Министерства здравоохранения США устанавливает тест для оценки эффективности коклюшной вакцины и модифицирует его в 1953 году, чтобы определить силу вакцины. Несмотря на это, коклюшная вакцина, которая объявлена «безопасной», по-прежнему приводит к микроповреждениям головного мозга.

1952г. Начинается разработка вакцины против полиомиелита. Десятки миллионов доз изготавливаются из вируса, выращенного на клетках обезьян, зараженных SV–40 (обезьяний вирус № 40).

1953г. Во Франции, Чили, Австрии, Голландии и скандинавских странах наблюдается положительная корреляция использования противококлюшной вакцины со случаями аутизма. США игнорируют эти данные.

1953г. Шведы проводят исследование коклюшной вакцины. Анна Л. Аннель, шведский научный сотрудник, пишет крупную работу по коклюшу, которая содержит информацию о том, что «противококлюшная вакцина, возможно, вызывает самые различные виды осложнений на головном мозге, которые могут быть корковые, подкорковые и периферические». Развивающийся после прививки энцефалит, как известно, вызывает такие же нарушения и поражения. Аннель также указывает, что «в последние десятилетия некоторые детские эпидемические заболевания, в частности корь, демонстрируют все возрастающую склонность поражать центральную нервную систему (ЦНС). С 1920-х годов были опубликованы сообщения об огромном количестве случаев поражения ЦНС».

1954г. Полиовакцину Солка начинают использовать у школьников Филадельфии.
1954г. Фармацевтическая компания «Парк-Дэвис» объединяет DPT (АКДС) и полиовакцину. Новая комбинация названа «Квадриджен» (см. 1959 год).
1954г. В США начинается программа массовых прививок против полиомиелита.
1954г. В Массачусетсе количество заболеваний полиомиелитом, спровоцированных вакцинацией, увеличивается десятикратно.

источник

История вакцинации по современным меркам относительно молода, и хотя предания о профилактике инфекционных заболеваний путем прототипов вакцин известны со времен античного Китая, первые официально задокументированные данные об иммунизации датируются началом XVIII века. Что же известно современной медицине об истории прививок, их создателях и дальнейшем развитии вакцинации?

Что бы ни говорили противники — история неизменна, и история прививок тому подтверждение. Описания эпидемий заразных болезней известны нам с древних времен. Например, в Вавилонском эпосе о Гильгамеше (2000 г. до н. э.) и в нескольких главах Ветхого Завета.

Древнегреческий историк при описании эпидемии чумы в Афинах в 430 г. до н. э. поведал миру о том, что переболевшие и выжившие от чумы люди никогда не заражаются ею повторно.

Другой историк времен римского императора Юстиниана, описывая эпидемию бубонной чумы в Риме, также обращал внимание на невосприимчивость переболевших людей к повторному заражению и называл это явление латинским термином immunitas.

В XI в. Авиценна выдвинул свою теорию приобретенного иммунитета. Позже эту теорию развил итальянский врач Джироламо Фракасторо. Авиценна и Фракасторо полагали, что все болезни вызываются мелкими «семенами». А иммунитет к оспе у взрослых объясняется тем, что, переболев в детстве, организм уже выбросил из себя тот субстрат, на котором могут развиваться «семена оспы».

По преданиям, профилактика заболевания черной оспой существовала еще в античном Китае. Там это делали так: здоровым детям в нос вдували через серебряную трубочку порошок, полученный из истолченных сухих корочек с оспенных язвочек больных оспой людей. Причем мальчикам вдували через левую ноздрю, а девочкам — через правую.

Похожая практика имела место в народной медицине многих стран Азии и Африки. Из истории вакцинации от оспы известно, что с начала XVIII в. практика противооспенных прививок пришла и в Европу. Эту процедуру называли вариоляцией (от лат. variola — оспа). По сохранившимся документам, в Константинополе начали прививать оспу с 1701 г. Прививки не всегда заканчивались добром, в 2—3% случаев от прививок оспы умирали.

Но в случае пришествия дикой эпидемии смертность составляла до 15—20%. Кроме того, выжившие от оспы оставались с некрасивыми щербинами на коже, в том числе и на лице. Поэтому сторонники прививок уговаривали людей решаться на них хотя бы ради красоты лица своих дочерей (как, например, в «Философских тетрадях» Вольтера и в романе «Новая Элоиза» Жан Жака Руссо).

Из Константинополя в Англию идею и материал для прививки оспы привезла леди Мэри Монтегю. Она сделала вариоляцию своим сыну и дочери и убедила привить детей принцессу Уэльскую. Но прежде чем подвергнуть Риску детей из королевской семьи, прививку сделали шести заключенным, пообещав им освобождение, если они хорошо перенесут вариоляцию. Заключенные не заболели, и в 1722 г. принц и принцесса Уэльские привили от оспы двух своих дочерей, чем подали монарший пример жителям Англии.

С 1756 г. практика вариоляции, также добровольная, имела место и в России. Как известно, оспу привила Екатерина Великая.

Таким образом, как функция защищенности организма от заразных болезней иммунитет был известен людям с древности.

Ну, а возбудителей болезней человек получил возможность изучать только с появлением и развитием методов микроскопии.

Кто же создал вакцину против оспы согласно официальным источникам? Историю прививок против оспы в современной иммунологии начинают отслеживать с работ английского врача Эдварда Дженнера, который в 1798 г. опубликовал статью, где описал свои испытания прививок коровьей оспы сначала одному 8-летнему мальчику и затем еще 23 людям. Через 6 недель после прививки Дженнер рискнул привить испытуемым натуральную человеческую оспу — люди не заболели.

Дженнер был врачом, но испытанный им метод придумал не он. Он обратил профессиональное внимание на практику отдельных английских фермеров. В документах осталось имя фермера Бенджамина Джести, который в 1774 г. попробовал вцарапывать вязальной иглой содержимое пустул оспы коров своей жене и ребенку с целью их защиты от заболевания черной оспой.

Дженнер разработал врачебную технику оспопрививания, которую он назвал вакцинацией (vaccina — по-латыни коровья). Этот термин из истории первых прививок от оспы «дожил» до наших дней и давно получил расширенное толкование: вакцинацией называют любую искусственную иммунизацию с целью защиты от болезни.

А что же касательно истории открытия других вакцин, кто создал прививки от таких инфекционных заболеваний, как туберкулез, холера, чума и так далее? В 1870-1890 гг. благодаря развитию методов микроскопии и методов культивирования микроорганизмов Луи Пастер (стафилококк), Роберт Кох (туберкулезная палочка, холерный вибрион) и другие исследователи, врачи (А. Нейссер, Ф. Леффлер, Г. Хансен, Э. Клебс, Т. Эшерих и др.) открыли возбудителей более 35 заразных болезней.

Имена первооткрывателей остались в названиях микробов — нейссерии, палочка Леффлера, клебсиелла, эшерихии и т.д.

Имя Луи Пастера связано с историей вакцинации самым непосредственным образом. Он показал, что заболевания можно экспериментально вызывать путем введения в здоровые организмы определенных микробов. Он вошел в историю как создатель вакцин против куриной холеры, сибирской язвы и бешенства и как автор метода ослабления заразности микробов путем искусственных обработок в лаборатории.

По преданию, Л. Пастер открыл этот метод случайно. Он (или лаборант) забыл пробирку с культурой холерного вибриона в термостате, культура перегрелась. Ее, тем не менее, ввели подопытным курам, но те холерой не заболели.

Побывавших в опыте кур не выкинули из соображений экономии, а через какое-то время вновь использовали в экспериментах по заражению, но уже не испорченной, а свежей культурой холерного вибриона. Однако эти куры опять не заболели. Л. Пастер обратил на это внимание, подтвердил в других экспериментах.

Вместе с Эмилем Роуксом Л. Пастер исследовал различные штаммы одного и того же микроорганизма. Они показали, что разные штаммы проявляют различную патогенность, т.е. вызывают клинические симптомы разной степени тяжести.

В последовавшее столетие медицина энергично внедрила пастеровский принцип изготовления вакцинирующих препаратов путем искусственного ослабления (аттенуации) диких микробов.

Продолжалось изучение механизмов защиты от инфекционных болезней. История создания вакцины была бы неполной без Эмиля фон Беринг и его коллег Ш. Китасато и Е. Вернике.

В 1890 г. они опубликовали работу, в которой показали, что сыворотка крови, т.е. жидкая бесклеточная часть крови от людей, переболевших дифтерией или столбняком, способна инактивировать этот токсин. Феномен назвали антитоксическими свойствами сыворотки и ввели термин «антитоксин».

Антитоксины были отнесены к белкам, и более того — к белкам-глобулинам.

В 1891 г. Пауль Эрлих назвал противомикробные вещества крови термином «антитело» (по-немецки antikorper), так как бактерий в то время называли термином korper — микроскопические тельца.

Дальнейшая история прививок в России и других странах

В 1899 г. JI. Детре (сотрудник И.И. Мечникова) ввел термин «антиген» для обозначения субстанций, в ответ на которые организм животных и человека способен вырабатывать антитела.

В 1908 г. П. Эрлиху вручили Нобелевскую премию за гуморальную теорию иммунитета.

Одновременно с П. Эрлихом в 1908 г. Нобелевскую премию за клеточную теорию иммунитета получил великий русский ученый Илья Ильич Мечников (1845—1916). Современники И.И. Мечникова отзывались об его открытии как о мысли «гиппократовского масштаба». Сначала ученый как зоолог обратил внимание на то, что определенные клетки беспозвоночных морских животных поглощают твердые частицы и бактерий, проникших во внутреннюю среду.

Затем (1884 г.) он увидел аналогию между этим явлением и поглощением белыми клетками крови позвоночных животных микробных телец. Эти процессы наблюдали до И.И. Мечникова и другие микроскописты. Но только И.И. Мечников осознал, что это явление не есть процесс питания данной единичной клетки, а защитный процесс в интересах целого организма.

И.И. Мечников первым рассматривал воспаление как защитное, а не разрушительное явление.

Дальнейшая история прививок в России и других странах развивалась семимильными шагами.

Научный спор между клеточной (И.И. Мечников и его ученики) и гуморальной (П. Эрлих и его сторонники) теориями иммунитета длился более 30 лет и способствовал развитию иммунологии как науки.

Первыми институтами, где работали первые иммунологи, были институты микробиологии (Институт Пастера в Париже, Институт Коха в Берлине и др.). Первым специализированным иммунологическим институтом стал Институт Пауля Эрлиха во Франкфурте.

Следующий нестандартно мыслящий иммунолог — Карл Ландштейнер. В то время как почти все современные ему иммунологи изучали механизмы защиты организма от инфекций, К. Ландштейнер замыслил и осуществил исследования по образованию антител в ответ не на микробные антигены, а на самые разные другие вещества. В 1901 г. он открыл группы крови АВО (антигены эритроцитов и антитела — агглютинины) (в настоящее время это система АВН). Это открытие имеет глобальные последствия для человечества, может быть, даже для его судьбы как вида.

В течение 3—4 десятилетий середины XX в. биохимики узнали, какие есть варианты молекул иммуноглобулинов и какова структура молекул этих белков. Были открыты 5 классов, 9 изотипов иммуноглобулинов. Последним был идентифицирован иммуноглобулин класса Е.

Наконец, в 1962 г. Р. Портер предложил модель структуры молекул иммуноглобулинов. Она оказалась универсальной для иммуноглобулинов всех типов и совершенно верной и по сегодняшний день наших знаний.

Затем была разгадана загадка разнообразия антиген-связывающих центров антител.

Многие ученые-иммунологи были удостоены Нобелевской премии.

С конца 80-х гг. XX в. наступила пора новейшей истории иммунологии. В этой области работают тысячи исследователей и врачей во всем мире, и не в последнюю очередь — в России.

Совершенствуется производство вакцин против различных болезней.

Быстро накапливаются новые факты, которые помогают понять и объяснить обществу, чего нельзя делать, чтобы окончательно не погубить не нами созданную жизнь на нашей планете.

источник