Меню Рубрики

Кто привил себе оспу

11 мифов про оспу и прививку от нее

1. От оспы прививали еще в древнем Китае

В древнем Китае прививали не от оспы, а прививали собственно саму натуральную оспу (ospa vera) — здоровым людям втирали или давали вдыхать материал от оспенных больных. Такой метод называют инокуляцией, или вариоляцией. Утверждается, что переболевшие таким образом имели значительно меньшую смертность (около 2%), чем заразившиеся естественным путем. С другой стороны, именно такая практика поддерживала непрерывную эпидемию оспы, ведь привитые заражали окружающих. Подобные медицинско-религиозные обряды, с поклонением богине оспы, проводились и в других странах. В Индии и ряде стран Африки эта практика просуществовала до XX в., вплоть до ликвидации оспы.

2. Кроме обычной оспы, были эпидемии еще более страшной болезни — черной оспы

Черная оспа — не более самостоятельное заболевание, чем «опасно кашляющий грипп». Грипп в тяжелом случае у конкретного больного может протекать как гриппозная пневмония. Так и натуральная оспа в тяжелых случаях может протекать с кровоизлияниями в оспенные пузырьки. Такие пузырьки-везикулы становятся черными или темно-коричневыми.
По-научному эта клиническая форма оспы называется пустулезно-геморрагическая оспа (variola haemorrhagica).

3. Колонизаторы специально заражали индейцев оспой, раздавая им одеяла, использованные больными

В исторических документах зафиксирован как минимум один случай передачи одеял с такой целью. Однако современные исследования показывают, что таким образом заразиться оспой практически невозможно, вирус слишком нестоек.

4. Прививка от оспы была создана из коровьей оспы

Чем прививали в XIX в. — выяснить не представляется возможным. Дженнер, основоположник вакцинации, утверждал, что использует лошадиный мокрец. При анализе оспенных вакцин современными научными методами, уже в конце XX в., выяснилось, что содержащийся в них вирус vaccinia в природе не существует, но его ближайшим родственником является вирус верблюжьей оспы.

5. Введение массовых прививок в XIX в. прекратило эпидемии

Имеющаяся статистика показывает, что массовые прививки в XIX в. влекли за собой массовые же вспышки заболеваний, в т.ч. самой оспы. Неудивительно, если учесть, как в это время производилась вакцинация — материал из оспенного пузырька на руке ранее привитого одним и тем же ланцетом переносился нескольким десяткам людей. Таким образом происходило не только массовое заражение вакцинным материалом, но и собственно оспой, сифилисом и проч. Например, инфекционная природа вирусного гепатита была открыта после того, как желтухой заболели несколько сот свежепривитых от оспы работников немецкой верфи.

6. Прививка от оспы дает пожизненный иммунитет

Вакцина от оспы не дает пожизненный иммунитет. Исследования ВОЗ в ходе программы ликвидации оспы показывали, что прививка дает иммунитет длительностью 1,5-2 года. Рекомендация ВОЗ для посещавших страны, где циркулировала оспа — повторная прививка каждые три года.

7. Прививки ликвидировали оспу

Оспа была ликвидирована сочетанием карантинных мер и вакцинации контактных. Выявленные случаи оспы изолировались с помощью полицейских мер, а их контакты — прививались (это получило название «кольцевая вакцинация»). За сообщения о случаях оспы выплачивалось вознаграждение. Были также использованы военно-полицейские и пропагандистские меры для прекращения религиозных оспенных обрядов.
В целом конечная ликвидация оспы является великим административно-организационным подвигом.

8. От оспы привили все население Земли

Некоторые страны, например, Австралия и Новая Зеландия, вообще не проводили вакцинации населения. Это не помешало им избавиться от оспы — с помощью карантина.
В развивающихся странах, бывших очагами оспы, в ходе программы ликвидации оспы до перехода к стратегии «карантин+кольцевая вакцинация» привили 40%-70% населения.

9. Если бы оспу не ликвидировали, от нее до сих пор умирали бы миллионы людей

Натуральная оспа являлась очень тяжелым заболеванием. Так, во время московской вспышки (привезенной) оспы зимой 1959-60 гг. погибло 6,5% заболевших. Однако нужно учитывать, что в XX в., с интенсификацией межрегиональных контактов, вызывающий натуральную оспу вирус variola major стремительно вытеснялся его очень близким африканским родственником, вирусом оспы variola minor. А вирус variola minor вызывает сравнительно доброкачественную болезнь под названием оспа кафров, или аластрим. [Кафры — это одно из названий народов банту.] Смертность без медпомощи от аластрима — менее 1%, более легкое течение обеспечило его возбудителю эволюционное преимущество. Собственно на момент ликвидации оспы аластрим уже вытеснил натуральную оспу из Африки, Южной Америки, заканчивал в Северной Америке, и принялся за Западную Европу. Финал этого наступления мы не увидели, т.к. вирус оспы ликвидировали в обоих его проявлениях.

10. Как ликвидировали оспу, точно так же удастся ликвидировать другие болезни

Ликвидация вируса оспы стала возможна в результате следующего уникального сочетания характеристик самого вируса и вызываемого им заболевания:
а) вирусом оспы болели только люди, природный резервуар отсутствует
б) не существовало хронического носительства вируса
в) не существовало бессимптомной формы заболевания
г) инфицированные не заразны до появления симптоматики и после выздоровления
д) четкая, оригинальная, исключительно заметная кожная симптоматика, позволяющая быстро идентифицировать больных
е) нестойкость вируса к внешней среде, ограничивающая возможности заражения
ж) стойкая перекрестная иммуногенность у родственных штаммов

Отсутствие любой из этих характеристик не дает провести аналогичную программу «геноцида», как это видно на буксующих программах ликвидации полиомиелита и кори. Вообще, человеку удалось уничтожить пока только два патогенных вируса — оспу и чуму крупного рогатого скота.

11. Оспа может быть страшным биологическим оружием

Из-за только что перечисленных характеристик оспы этот вирус — плохой кандидат в массовое биологическое оружие. Распространять тяжело, а заболевшие оспой будут быстро идентифицированы и помещены в карантин.

источник

В будущем году исполнится 250 лет с момента, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Истории вакцинации от этого опасного заболевания посвящена наша статья.

По утверждению ученых, эта высокозаразная инфекция появилась на нашей планете между 66-14 тысячелетиями до нашей эры. Однако, согласно результатам последних научных исследований, человечество стало болеть оспой лишь около 2000 лет назад, заразившись от верблюдов.

В типичных случаях заболевание сопровождалось лихорадкой, общей интоксикацией, а также появлением своеобразных высыпаний на слизистых оболочках и коже, которые последовательно проходили через стадии пятен, пузырьков, пустул, корочек и рубцов.

Оспой может заразиться любой человек, если у него нет иммунитета, полученного в результате вакцинации или заболевания, перенесенного ранее. Болезнь передается воздушно-капельным путем, поэтому от нее чрезвычайно трудно защититься. В то же время возможно заражение при непосредственном контакте с пораженной кожей больного или какими-либо инфицированными предметами. Больной представляет опасность для окружающих на протяжении всего заболевания. Даже трупы умерших от оспы долгое время сохраняют заразность.

К счастью, в 1980 году ВОЗ объявила о полной победе над этой болезнью, поэтому в настоящее время прививки не осуществляются.

Первая масштабная эпидемия оспы была зафиксирована в Китае еще в IV веке. Спустя четыре столетия болезнь унесла жизни почти трети населения Японских островов. Примерно в тот же период оспа поразила Византию, куда попала из Африки в годы правления императора Юстиниана.

В VIII веке вспышки заболевания были зафиксированы в Сирии, Палестине и Персии, на Сицилии, в Италии, Испании и Франции.

К XV веку в Европе оспа стала обыденным явлением. Один из известных медиков этого времени писал, что ею должен переболеть каждый. После путешествий Колумба оспа проникла и на американский континент, где унесла сотни тысяч жизней. К началу XVIII века, когда в Европе стала вестись точная регистрация причин смертей среди населения, оказалось, что число погибших от этой болезни в Пруссии достигает около 40 000, а в Германии — 70 000 смертей в год. В целом, в Старом свете ежегодно от оспы погибало до полутора миллионов взрослых и детей. В Азии и на других континентах дела обстояли и того хуже.

Письменных упоминаний об этом заболевании в нашей стране до середины XVII века не встречается. Однако это не значит, что его не было. Об этом свидетельствует с десяток названий старинных дворянских родов, таких как Рябовы, Рябцевы или Щедрины.

К середине XVIII века оспа уже проникла во все российские регионы, вплоть до Камчатки. Болезнь затронула все слои российского общества, не щадя никого. В частности, в 1730 году от заражения оспой скончался 14-летний император Петр Второй. Переболел ею и Петр Третий, который вплоть до своей трагической кончины страдал от сознания своего уродства, являющегося следствием оспы.

С момента, когда то тут, то там стали вспыхивать очаги эпидемии оспы, делались попытки найти от нее лекарство. Более того, к «лечению» привлекали колдунов, которые боролись с заразой путем заклинаний и надевания красной одежды, предназначенной для вытягивания заразы из тела.

Первым более-менее эффективным методом борьбы с оспой в Старом свете стала вариоляция. Суть этого метода заключалась в извлечении биологического материала из пустул выздоравливающих и их прививку здоровым людям путем протягивания зараженных нитей под надрезанной кожей.

В Европу этот метод попал в 1718 году из Турции, откуда его в Европу завезла жена британского посла. Хотя вариоляция не давала гарантии в 100%, среди привитых значительно снизился процент заболевающих, а также уровень их смертности. Страх перед оспой был настолько велик, что через некоторое время такие прививки приказали сделать себе члены семья британского монарха Георга Первого.

Первая прививка от оспы в России была сделана в 1768 году. Для организации массовой вариоляции в Санкт-Петербург был приглашен английский доктор Томас Димсдейл. Чтобы население не сопротивлялось, подать пример решила сама Екатерина Вторая. Императрица отправилась в Царское Село, где ей тайно сделали первую прививку от оспы в России вариоляционного типа. Биоматериал взяли от крестьянского мальчика Саши Маркова, которому впоследствии пожаловали дворянство и фамилию Марков-Оспенный.

После процедуры Екатерина пролечилась неделю, в течение которой ничего почти не ела и страдала от лихорадки и головной боли. Когда императрица выздоровела, был привит наследник Павел Петрович, а также его супруга. Английский доктор Томас Димсдейл получил в награду за свои труды баронский титул, а также звание лейб-медика и пожизненную пенсию. Несколькими годами позже были привиты внуки Екатерины Второй.

Первая прививка от оспы в России, произведенная императрице, сделала вариоляцию модной, многие аристократы последовали примеру своей монархини. Известно, что в течение последующих 2-3 месяцев инокулировались около 140 придворных. Дело доходило до абсурда, так как желание привиться выражали даже те, кто уже переболел этой болезнью и имел от нее приобретенный иммунитет.

Кстати, императрица очень гордилась, что именно ей была сделана первая прививка от оспы в России и писала об эффекте, который произвел ее поступок, своим знакомым и родне за границу.

Императрица не собиралась останавливаться на достигнутом. Вскоре она приказала прививать и всех учащихся кадетских корпусов, а затем солдат и офицеров в подразделениях императорской армии. Конечно, метод был несовершенен и регистрировались смертельные случаи, однако вариоляция, без сомнения, способствовала понижению числа жертв от оспы среди населения России.

К началу XIX века вариоляция была вытеснена другим, более продвинутым методом предотвращения заболевания, латинское название которого звучит как Variola vera.

Первая прививка от оспы в России по методу английского доктора Дженнера была сделана в 1801 году. Ее провел профессор Е. Мухин, который вакцинировал Антона Петрова из Московского воспитательного дома. За это ребенку присвоили фамилию Вакцинов и назначили пенсион. С тех пор прививки стали делаться повсеместно. Правительство следило за тем, чтобы как можно больше малышей не оставался бы без вакцинации. В 1815 году даже были составлены списки непривитых мальчиков и девочек. Однако до 1919 года вакцинация от оспы не была обязательной. Лишь после декрета СНК РСФСР прививки стали делать абсолютно всем детям. В результате число больных с 186 000 человек к 1925 году снизилось до 25 000.

Сегодня трудно поверить, но через 300 лет после того, как была сделана первая прививка от оспы в России (кому — вам уже известно) в столице СССР произошла вспышка этого страшного заболевания. Ее завез из Индии художник, который присутствовал на ритуальном сожжении умершего бармина. По возвращении мужчина заразил семерых своих родственников, а девять человек из персонала и трех пациентов больницы, куда его отвезли из-за недомогания, причину которой врач скорой помощи не смог диагностировать. Сам художник скончался, а эпидемия затронула еще более 20 человек. В результате из 46 заразившихся трое погибли, а все население столицы было вакцинировано.

Если первая прививка от оспы в России была произведена еще в XVIII веке, но во многих странах Азии и Африки население не вакцинировалось даже к середине ХХ столетия.

В 1958 году заместитель министра здравоохранения Советского Союза В. Жданов представил на 11-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения программу искоренения оспы на планете. Инициатива СССР была поддержана участниками саммита, которые приняли соответствующую резолюцию. Позже, в 1963 году, ВОЗ приняла решение об интенсификации массовой вакцинации человечества. В результате с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой. Это позволило спустя 3 года объявить о полной победе над оспой. В связи с этим было принято решение о прекращении вакцинации. Таким образом, все, кто родились на нашей планете позже 1979 года, на данный момент являются беззащитными перед оспой.

Теперь вы знаете ответ на вопрос о том, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Кому первому пришла в голову идея массовой вакцинации — вам тоже известно. Остается надеяться, что это опасное заболевание действительно побеждено и больше никогда не будет угрожать человечеству.

источник

Два столетия назад вакцинация стала спасением для миллионов людей во время страшной эпидемии оспы. Дэйли Бэби подготовили для вас материал с интересными фактами об истории прививок.

Термин вакцинации — от латинского Vacca — «корова» —в конце 19 века ввёл в обиход Луи Пастер, который отдал должное уважение своему предшественнику — английскому доктору Эдварду Дженнеру. Доктор Дженнер в 1796 году впервые провел вакцинацию по своему методу. Заключался он в том, что биоматериалы брали не от человека, который болел “натуральной” оспой, а от доярки, которая заразилась неопасной для человека “коровьей” оспой. То есть неопасное могло защитить от более опасной инфекции. До изобретения этого метода часто вакцинация заканчивалась смертью.

Прививаться от оспы, эпидемии которой иногда забирали жизни целых островов, придумали ещё в древности. Например, в 1000 году н.э. упоминания о вариоляции — введении группе риска содержимого оспенных пузырьков — были в аюрведических текстах в Древней Индии.

А в древнем Китае таким способом начали защищаться ещё в 10 веке. Именно Китаю принадлежит первенство метода, когда сухие струпья оспенных болячек давали вдыхать здоровым людям во время эпидемии. Такой метод был опасен тем, что, когда люди брали материал у больных оспой, они не знали, как проходит болезнь: в лёгкой или тяжёлой степени. Во втором случае привитые могли умереть.

Наблюдая за здоровьем доярок, доктор Эдвард Дженнер заметил, что они не болеют «натуральной» оспой. А если и заражаются, то переносят в лёгкой форме. Врач внимательно изучал метод вакцинации, который в начале века привезла в Англию из Константинополя супруга английского посла Мэри Уортли Монтегю. Именно она в начале 18 века привила своих детей, а потом заставила привить себя, короля и Королёву Англии с их детьми.

И, наконец, в 1796 году доктор Эдвард Дженнер привил восьмилетнего Джеймса Фиппса. Он втер ему в царапину содержимое оспенных пустул, которые появились на руке у доярки Сарры Нелсис. Через полтора года мальчику был привита настоящая оспа, но пациент не заболел. Процедуру повторяли два раза, и результат всегда был успешным.

Не все приняли этот метод борьбы с эпидемиями. Особенно против было, как всегда, духовенство. Но жизненные обстоятельства заставляли все чаще использовать метод доктора Дженнера: стали прививаться солдаты армии и флота. В 1802 году британский парламент признал заслуги доктора и наградил его 10 тысячами фунтов, а через пять лет — еще 20 000. Его достижения признали по всему миру и Эдвард Дженнер был при жизни принят в почетные члены различных научных обществ. А в Великобритании было организовано Королевское Дженнеровское общество и Институт оспопрививания. Дженнер стал его первым и пожизненным руководителем.

В нашу страну вакцинация также пришла из Англии. Не первыми, но самыми именитыми привитыми оказались императрица Екатерина Великая и ее сын Павел. Вакцинацию проводил английский доктор, который взял биоматериал у мальчика Саши Маркова — впоследствии тот стал носить двойную фамилию Марков-Оспенный. Через полвека, в 1801 году, с лёгкой руки императрицы Марии Фёдоровны появилась фамилия Вакцинов, которую дали мальчику Антону Петрову — первому привитому в России по методу доктора Дженнера.

Вообще историю оспы в нашей стране можно изучать по фамилиям. Так, до начала 18 века письменных упоминаний об оспе в нашей стране не было, но фамилии Рябых, Рябцев, Щедрин («рябой») говорят как раз о том, что болезнь существовала, как и везде, с древнейших времён.

После Екатерины II вакцинация стала модной, благодаря примеру августейшей особы. От оспы прививались даже те, кто уже переболел и приобрёл иммунитет от этой болезни. С тех пор прививки от оспы проводились повсеместно, но обязательными стали только в 1919 году. Именно тогда число заболевших снизилось со 186 000 до 25 000. А в 1958 году на Всемирной Ассамблее здравоохранения Советским союзом была предложена программа по абсолютному устранению оспы в мире. В результате этой инициативы с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой.

Огромный вклад в изобретение новых вакцин и науку внёс французский ученый Луи Пастер, имя которого дало название методу обеззараживания продуктов — пастеризации. Луи Пастер рос в семье кожевника, хорошо учился, имел талант к рисованию, и если бы не увлечение биологией, мы могли бы иметь великого художника, а не ученого, которому мы обязаны излечением от бешенства и сибирской язвы.

© Картина Альберта Эдельфельта «Луи Пастер»

В 1881 году он продемонстрировал обществу действие прививки против сибирской язвы на овцах. Также он разрабатывал прививку против бешенства, но опробовать ее ему помог случай. 6 июля 1885 году к нему как к последней надежде привели мальчика. Его покусала бешеная собака. На теле ребёнка было найдено 14 укусов, он был обречён умереть в бреду от жажды, будучи парализованным. Но через 60 часов после укуса ему ввели первый укол от бешенства. Во время вакцинации мальчик жил в доме ученого, а 3 августа 1885 года, почти через месяц после укуса, вернулся домой здоровым ребёнком — после введения 14 уколов он так и не заболел бешенством.

После этого успеха в 1886 году во Франции была открыта Пастеровская станция, где прививали от холеры, сибирской язвы и бешенства. Примечательно то, что 17 лет спустя Жозеф Мейстер — первый спасённый мальчик — устроился сюда вахтёром. А в 1940 году покончил жизнь самоубийством, отказавшись от требования гестапо вскрыть гробницу Луи Пастера.

Луи Пастером также открыт метод ослабления бактерий для изготовления вакцин, поэтому мы обязаны учёному не только вакцинами против бешенства и сибирской язвы, но и будущими вакцинам, которые, возможно, спасут нас от смертельных эпидемий.

В 1882 году Роберт Кох выделил бактерию, которая является причиной развития туберкулеза, благодаря ему в будущем появилась прививка БЦЖ.

В 1891 году врач Эмиль фон Беринг спас ребёнку жизнь, сделав первую в мире прививку от дифтерии.

В 1955 году вакцина Джонаса Солка против полиомиелита была признана эффективной.

А в 1981 году стала доступной прививка против гепатита В.

В настоящее время нам известны 30 прививок от инфекционных заболеваний. На этом наука не останавливается. И хоть сейчас все больше появляется людей, которые отказываются от прививок, их значение переоценить нельзя. Благодаря им целые города не вымирают от оспы; дети переносят без последствий коклюш и корь; мы забыли, что такое полиомиелит, а главное — защищаем наших детей от опасных болезней и их последствий.

источник

Эпидемия гриппа в России и вспышка лихорадки Зика в Америке (эту болезнь уже сравнили с Эболой) снова заставили врачей говорить о важности прививок — применения вакцин для выработки иммунитета от опасных болезней. Но даже сейчас невозможно скрыть, что путь к новым вакцинам изобилует случайностями и корректируется человеческими слабостями и страстями. Так происходит сейчас, так было и раньше — наши друзья из «Ленты.ру» вспоминают малоизвестные и скандальные эпизоды из истории вакцинации.

Путь человечества к прививкам начался с черной оспы. Эта болезнь преследовала людей многие тысячелетия — она была уже в древнем Египте и Китае. Оспа вызывает лихорадку, рвоту, боль в костях. Все тело покрывается сыпью. Почти треть больных умирает, у выживших остаются рубцы на коже (оспины) на всю жизнь. В средневековой Европе заболеваемость оспой приобрела тотальный характер.

Однако еще в древности заметили: переболевшие оспой больше ее не подхватывают (или, по крайне мере, она приносит им лишь небольшое недомогание). Неизвестно, кому впервые пришла в голову идея втирать в ранку на руке здорового человека оспенный гной из созревшей пустулы больного — и как удалось убедить проверить этот метод (вариоляцию, или инокуляцию) в действии. Но додумались до этого в разных местах — Китае, Индии, Западной Африке, Сибири, Скандинавии. (В Китае, правда, предпочитали обмакивать в гное шарик из ваты, а потом втыкать его в нос).

А вот современная вакцинация зародилась на Кавказе. Черкесские женщины проделывали вариоляцию над своими дочерями, когда тем было шесть месяцев от роду — чтобы оспенные рубцы не обезобразили их уже в девичестве. Неясно, в какой степени это было заботой о здоровье и в какой — способом повысить ценность девочек, которых сотни лет продавали в турецкие и персидские гаремы.

Однако работорговля с Кавказом имела одно положительное последствие для мировой медицины: стамбульские турки к концу XVII века переняли у черкесов их полезный обычай. Инокуляция давала лишь два-три процента летальных исходов — вдесятеро меньше, чем при обычном течении болезни!

Читайте также:  Оспа крупного рогатого скота как лечить

Но как этот метод попал в Европу? В 1716 году леди Мэри Уортли Монтегю, дочь герцога и звезда лондонского высшего света, заразилась оспой. Болезнь ее пощадила, но обезобразила лицо — леди покинула Лондон и отправилась в Стамбул, куда ее мужа назначили послом.

Узнав о вариоляции от местных женщин, в 1718 году Уортли Монтегю уговорила посольского врача привить от оспы ее пятилетнего сына Эдварда (несмотря на возражения священника, страшившегося «магометанской» процедуры). Мальчик приобрел иммунитет, а британская леди твердо вознамерилась ввести новую медицинскую технологию в родной стране.

В том же 1718 году в Америке проповедник Коттон Мэзер (один из идеологов салемской охоты на ведьм) разговорился со своим рабом Онесимусом об оспе. Африканец показал шрам на руке и рассказал Мэзеру об операции, которая навсегда спасла его от заражения.

Шанс донести до масс свое открытие проповеднику представился в 1721 году, когда в бостонской гавани бросил якорь корабль с больными моряками. Мэзер собрал врачей Бостона и посоветовал немедленно привить горожан. Всю весну и лето он писал трактаты и письма, читал проповеди о высокоморальности и безопасности инокуляции.

Однако призывы бороться с ведьмами из уст Мэзера имели больше успеха, чем проповедь прививок. Народ сомневался в безвредности нового средства, а особо верующих возмутила мысль о том, что человек вмешивается в божественный замысел поразить грешника болезнью. Профессиональные врачи негодовали: какой-то священнослужитель лезет в научный (светский!) процесс лечения со своими изуверскими экспериментами.

Среди докторов Мэзер смог убедить только одного — Забдиэль Бойльстон привил своего сына и двух рабов. После успешного исхода он начал прививать бостонцев, обратившись к помощи африканских рабов, которые проводили вариоляцию на своей родине.

Тем временем эпидемия набирала обороты: к октябрю слегла почти треть бостонцев. Боульстон и Мэзер привили всех, кого смогли уговорить — но горожане их же и обвинили в неуправляемом распространении эпидемии. Однажды ночью в окно спальни Мэзера влетела граната. К счастью, одна из половинок расколовшейся на две части бомбы загасила фитиль. Мэзер прочитал на бумажке, привязанной к фитилю: «КОТТОН МЭЗЕР, ах ты пес, черт тебя подери; я тебя вот этим привью, вот тебе оспа».

Защищая свой метод, Мэзер и Бойльстон собрали поразительно точную для XVIII века медицинскую статистику: по их данным, умерло лишь два процента привитых, тогда как среди остальных бостонцев смертность составила 14,8 процента.

Прививание американцев (1871)
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

Тем временем в Англии леди Монтегю сделала прививку своей дочке — чтобы доказать врачам действенность инокуляции. После этого король приказал провести клинические испытания на заключенных Ньюгейтской тюрьмы (выживших добровольцев обещали освободить). После успешного опыта врачи переключились на детей-сирот. Когда и те приобрели иммунитет к оспе, доктора поднялись вверх по социальной лестнице, привив дочерей принца Уэльского.

Только тогда инокуляция стала распространяться в Великобритании. Но в Европе она все еще считалась островным безумством англичан. Лишь после смерти Людовика XV от оспы в 1774 году внук монарха (будущий Людовик XVI) согласился на процедуру. Инокуляция помогла: жизнь короля оборвала не оспа, а гильотина.

В конце того же XVIII века было создано более эффективное средство — вакцинация. В том, опять же, заслуга народной медицины: молодой врач Эдвард Дженнер заметил, что доярки в графстве Глостершир почти не болеют оспой. Наблюдая за случаями заболеваний оспой людей и животных, Дженнер постепенно пришел к мысли, что можно искусственно заражать человека именно коровьей оспой, и так спасать его от натуральной.

Эдвард Дженнер
В 1796 году Дженнер привил коровью оспу восьмилетнему Джеймсу Фиппсу. Когда мальчик оправился от последствий, Дженнер инокулировал его настоящей оспой — и Фипс не заболел. Однако британское научное сообщество скептически приняло выводы Дженнера — признание к медику пришло лишь в начале XIX века. Кстати, именно ему мы обязаны термином «вакцинация» (vaccinia по-латыни — коровья оспа). Сейчас вакциной называют любое лекарственное средство, придающее организму иммунитет от болезни: обычно вакцины получают из выращенных в лабораторных условиях вирусов.

История Дженнера изложена во всех учебниках. Но не все знают, что он не первый и не единственный придумал прививать коровью оспу. За пять лет до Дженнера эту процедуру провел Петер Плетт из Шлезвиг-Гольштейна (также после общения с доярками). Он сообщил о своем опыте профессорам из местного университета, но те его проигнорировали. Плетт умер в безвестности в 1820 году — сейчас его имя известно только специалистам.

Но Плетт был человеком образованным. Вакцинацию же придумывали и самые простые люди: например, в 1774 году фермер Бенджамен Джести из Дорсета привил коровью оспу своей жене и детям (с помощью швейной иглы) — чтобы защитить их от эпидемии. Потомки узнали об этом из надписи, высеченной на могиле Джести. «Это прямой и честный человек; был он первым (насколько известно), кто привил коровью оспу путем инокуляции, и кто благодаря великой силе духа провел эксперимент над своей женой и двумя сыновьями в году 1774-м».

Дженнер прививает восьмилетнего Фиппса
Изображение: Mary Evans Picture Library / Globallookpress.com

В конечном счете именно доярок и владельцев молочных ферм Европы стоит благодарить за изобретение вакцины от оспы. Но почему же честь открытия досталась Эдварду Дженнеру?

Он не первым заметил связь между болезнью коров и иммунитетом к черной оспе, не первым реализовал это на практике — зато именно он привлек внимание научного сообщества к вакцинации и потратил годы на то, чтобы убедить ученых в действенности этой процедуры. Как заметил викторианский статистик и антрополог Фрэнсис Гальтон, «в науке признание заслуг достается тому, кто убедит мир, а не человеку, которому впервые в голову пришла новая идея».

источник

В связи с появлением в Европе, в Украине и в России, в частности в Волгоградской области, таких инфекционных заболеваний, как корь и ветрянка, возобновились дискуссии между последователями и противниками вакцинации. Но речь в этом обзоре пойдет о другом заразном заболевании, о черной оспе, как о примере того, что история оспенной вакцины дает понять – человечество обладает возможностями для того, чтобы обуздать любые эпидемии инфекционных болезней.

Что касается продолжающихся споров о вакцинациях, то, казалось, что вопрос о необходимости прививок был окончательно закрыт, и начинать дискуссии по этому поводу является бессмысленным занятием, когда еще в 1980-м было объявлено о полной победе над оспой. Что стало результатом инициативы Советского Союза, который в 1958-м на саммите ВОЗ предложил осуществить оспенную вакцинацию всем людям в мире.

Однако сейчас под влиянием ложной информации или фейк-ньюс о вреде прививок, появилось много сторонников отказа от вакцинации. Отказ от прививок толкает не только этих людей и их окружение на смертельную опасность, но и все человечество ставит под угрозу эпидемий.

На протяжении столетий население планеты подвергалось заражению такого заболевания, как черная или натуральная оспа, появившейся еще в глубокой древности в результате мутации вируса болезни верблюдов, унося десятки тысяч ежегодно, а при эпидемиях и миллионы людских жизней.

Что касается оспенных эпидемий, то впервые о них стало известно в 4-м веке в Китае и в 6-м веке на Корейском полуострове уже нашей эры. Причем эпидемия оспы 6-го века погубила половину тогдашнего населения корейцев.

В 8-м веке оспа появилась на территории теперешней Европы и Ближнего Востока, в частности в Испании и в Италии, на Сицилии, в Палестине. Пик оспенной эпидемии в Старом Свете пришелся на 15-й век, и в последующие времена эта инфекция уносила жизни около миллиона европейцев ежегодно.

Что касается появления такого метода борьбы с инфекцией, как прививание, то еще китайские лекари заметили, что те, кто переболел оспой, в дальнейшем не подвергались заражению. В 10-м веке китайские врачи освоили первый метод вдувания через трубку в нос пациентов частиц из оспенных болячек.

Есть документальное подтверждение тому, что в 1701-м константинопольские врачи (переняв этот опыт у черкесов) освоили метод прививки, который назвали вариоляцией (variola толмачами с латыни переводится как оспа). Хотя и не всегда вариоляция была успешной, так как от 1 до 3-х процентов привитых все равно умирали.

А в периоды эпидемий смертность среди тех, кому не делали вариоляцию, доходила до 20 процентов заболевших. В Англию материал для вариоляции привезла жена посла в Константинополе по имени Мэри Монтегю, сделав прививку от оспы сначала своему ребенку, а затем уговорила привить детей Уэльскую принцессу.

Однако перед тем как сделать вариоляцию детям королевской семьи, прививание осуществили полдюжины заключенным, пообещав им освобождение. Дата 1722-й год считается началом распространения вариоляции в Англии, после того как были привиты двое девочек королевской семьи.

Интересен факт, что мотивом для вариоляции детей, причем именно девочек, было то, что оспенные шрамы обезображивали лица переболевших, и это было скорее не заботой о здоровье, а о красоте будущих невест.

А что касается России, то 1768 год ознаменован тем, что первой решившейся сделать прививку от оспы стала Екатерина Великая, но об этом позже.

Современная иммунология считает, что первый изобретатель оспенной вакцины – это английский врач по имени Эдвард Дженнер, который в 1798-м опубликовал результаты прививок от коровьей оспы человеку.

Как и любое изобретение, открытие озаряет наблюдательных людей. Эдвард Дженнер заметил парадокс доярок, которые не заражаются оспой.

Поэтому он сделал предположение, что между заболеваниями людей и животных существует обратная связь и пришел к заключению о необходимости намеренно заражать людей коровьей болезнью для защиты их от черной оспы.

Кстати, термин «вакцинация» начал использовать первым Дженнер, так как vaccinia – это название коровьей оспы по латыни. Его заслуга в том, что он первым опубликовал свои исследования, хотя признание вакцинация от оспы получила позже, в 19-м веке.

В 1796-м Дженнер прививает коровью оспу Фиппсу, мальчику восьми лет. Когда тот переболел, врач заразил его натуральной оспой, и в результате Фиппс остался здоров.

Этот опыт Дженнера есть во всех учебниках по иммунологии, однако далеко не во всех публикациях говорится, что он не первый и далеко не единственный, кто додумался прививать коровью оспу для защиты от настоящей инфекции.

Кроме упоминаемого ранее фермера Джасти процедуру вакцинации осуществил в 1791-м некий Петер Плетт. Кстати, он тоже пришел к мнению о необходимости преднамеренного заражения коровьей оспой в результате наблюдения за доярками.

Вплоть до 17-го века нет письменных упоминаний об оспе в России, однако это не говорит о том, что болезнь отсутствовала. И тут в 1730-м от оспы умирает в юном возрасте император Петр II. Потом заражается Петр III, он выживает и до конца жизни испытывает комплексы в связи с уродством.

Инициатором вариоляции в России стала Екатерина, вероятно, видя перед собой обезображенное оспой лицо своего мужа Петра III.

Она же и показала пример своим подданным, одной из первых сделав прививку в 1768-м, которую осуществил английский врач Томас Дистейл. Императрица настояла на том, чтобы прошли вариоляцию как наследник престола, так и впоследствии ее внуки. Помимо этого, она издала указ о массовых прививках.

И первым стали в России это делать учащимся кадетам, а также солдатам и офицерам императорской армии. Ясно, что методология прививок была иногда губительной, но это, тем не менее, дало свои результаты резким снижением распространения инфекции и, безусловно, спасло многие сотни тысяч жизней.

Первым привитым по методике Дженнера в России стал мальчик Антон, которому в 1801-м императрица Мария Федоровна дала фамилию Вакцинов. Оспенные прививки в России применялись повсеместно вплоть до 1919-го, когда это стало обязательной процедурой.

К 1935 году в СССР заболело 3 тыс. человек. А в следующем 1936-м уже не было случаев такого заболевания. Правда, в самом конце 50-х была вспышка оспы в Москве, что распространилась от советского туриста, который путешествовал в Индии. Заболело тогда около 50 человек, и трое зараженных умерли.

В 1958-м Советский Союз инициировал на Ассамблее здравоохранения принятие программы борьбы с оспой. И, как результат, через 20 лет, а именно в 1978-м не было зафиксировано ни одного заболевания черной оспой в мире.

В 1982-м оспенная прививка на территории Советского Союза была прекращена. Что касается других стран, то информация насчет оспопрививания противоречивая.

Известно, что, например, в США, в 2001-ом рассылка писем с якобы сибирской язвой и в связи с угрозой распространения также и черной оспы вынудила Президента этой страны приказать сделать оспенную вакцинацию всем военнослужащим.

Сейчас оспенную прививку в России не проводят. Но, тем не менее, есть риски заражения этой болезнью некоторых категорий работников (например, тех, кто по роду службы занимается с обезьянами), и они должны проходить вакцинацию в обязательном порядке.

От чего исчезла натуральная оспа? Помогли ли этому прививки? Ответы в видео:

Уже несколько поколений россиян не прошли оспенную вакцинацию, поэтому врачи бьют тревогу о том, что иммунизация населения настолько ослабла, что является угрозой в виде появления вспышек инфекции оспы.

источник

Мало кто из современных людей знает имя Эдварда Дженера. Однако именно его самоотверженные изыскания позволили избавиться от неизлечимой болезни, тысячелетиями мучавшей человечество – оспы. О Дженнере потом сказали: «Ни один врач не спас жизнь такому значительному числу людей, как этот человек».

Следует отметить, что прививали и до Дженнера, но настоящим вирусом натуральной оспы от легко болевших людей. Бывали осложнения и смертельные случаи. Дженнер предложил прививать коровью оспу, что сделало прививку полностью безопасной.

Натуральная оспа

Натуральная оспа относится к группе особо опасных инфекций (вместе с холерой, чумой, желтой лихорадкой, сибирской язвой и др.). Вирус передается воздушно-капельно, через предметы и проникает в эпителий, вызывая образования пузырьков. Из-за снижения иммунитета пузырьки нагнаиваются, превращаясь в гнойники. Если больной выживает, при заживании гнойники превращаются в рубцы.

Обычно от оспы умирала 1/6 — 1/8 часть всех заболевших, а у маленьких детей смертность достигала 1/3. По отношению к общей смертности на долю оспы выпадала четверть всех умирающих. И такая картина наблюдалась до конца XVII века. Только в Германии в 1796 году от оспы умерли 70 тыс. человек, а в Европе ежегодно от этой болезни погибали до 1,5 млн человек. В XVI веке оспа перекинулась в Америку, где от нее в короткий срок умерли несколько десятков миллионов коренных жителей-индейцев.

Даже если оспа щадила жизнь, она часто оставляла после себя неизгладимые следы. Множество людей были обезображены рубцами, других она лишила зрения и слуха. В средневековой Европе эпидемии оспы были настолько часты и тотальны, что у врачей сложилось твердое убеждение: каждый человек должен переболеть оспой. Знаменитый врач XVII века Сиденгам называл оспу «отвратительной болезнью, унесшей в могилу больше жертв, чем все другие эпидемии, чем порох и война».

От оспы не было лекарств, но давно была замечена одна особенность этой болезни — человек, переболевший даже самой легкой ее формой, на всю жизнь становился к ней невосприимчивым. Этим был подсказан способ, как противостоять страшному заболеванию. В Китае уже за 1000 лет до нашей эры врачи умели прививать здоровому человеку легкую форму натуральной оспы и тем самым защищали его от заражения более тяжелой формой. Из Китая этот способ распространился по всему Востоку, а в начале XVIII века он привлек внимание европейцев.

Обычно для оспопрививания выбирали подходящие случаи легкой натуральной оспы и прививали ее здоровому человеку, так что тот переносил ее в неопасной форме. Несмотря на то, что прививка в большинстве случаев давала хороший эффект, нередкими были и трагические исходы, когда у привитого развивалась тяжелая форма болезни со всеми ее последствиями. Поэтому на прививку решались немногие.

Крестьянка наводит на идею

Нетрудно представить себе, как велика была благодарность современников английскому врачу Эдварду Дженнеру, который в конце XVIII века открыл надежный и безопасный способ защиты против этой страшной болезни. Суть открытия Дженнера очень проста — вместо натуральной человеческой оспы он предложил прививать людям ту форму оспы, которая изредка поражала коров и тех людей, которые имели дело с молочным скотом. Дело в том, что болезнь, сходная с оспой, наблюдается у многих видов животных. Причем уже давно было замечено, что у одних видов она протекает в очень легкой форме, а у других, напротив, принимает опасный характер.

Один случай заставил Дженнера сосредоточиться на этой проблеме. Однажды, когда юный Дженнер еще учился у врача Даниэля Лидлоува в Соббери, к нему обратилась за советом бедная крестьянка. Осмотрев больную, Дженнер нашел у нее все симптомы натуральной оспы и сообщил ей об этом. «Оспой я не могу заболеть, — отвечала ему больная, — у меня уже была коровья оспа». Глубокая уверенность крестьянки произвела на юного Дженнера сильное впечатление и навела его на следующее предположение: раз коровья оспа при ее предохранительном свойстве переносится человеком сравнительно легко и почти всегда протекает без смертельного исхода, то очевидно, что достаточно вызвать ее искусственно в человеческом организме, чтобы навсегда обезопасить его от заболевания настоящей оспой.

От природы Дженнер был очень общительным и не раз высказывал это предположение коллегам. Мало кто разделял тогда его уверенность, но для самого Дженнера поиск безопасного оспопрививания сделался делом всей его жизни. Он всегда имел большой интерес к болезням домашних животных и, внимательно изучая кожные заболевания коров, заметил, что высыпания оспы не всегда одинаковы у животных. Исходя из этого, он сделал предположение, что под общим названием оспы могут скрываться разные болезни, имеющие одинаковые симптомы. Но только те люди, которые переболели настоящей коровьей оспой, делаются невосприимчивыми к натуральной оспе. Другие же только думают, что они болели ею. Именно этот незначительный процент, по мнению Дженнера, и составляли те несчастные доярки, которые заболевали впоследствии натуральной оспой. А раз так, значит, коровья оспа действительно должна предохранять каждого переболевшего ею человека от оспы натуральной.

Беспрецедентный эксперимент

Предположение это нуждалось в подтверждении, и Дженнер решился на проведение эксперимента. 14 мая 1796 года, когда в окрестностях его родного местечка появилась коровья оспа, он в присутствии врачей привил оспу здоровому 8-летнему мальчику: сделал два небольших надреза на его руке и внес в ранки вакцинный яд, взятый из кисти женщины, заразившейся оспой от коровы при дойке.

Пустулы, воспроизведенные таким образом на руке ребенка, имели большое сходство с пустулами от прививания натуральной человеческой оспы, но общее болезненное состояние было едва заметно. Через 10 дней мальчик был совершенно здоров. 1 июля того же года Дженнер взял материю из пустулы человека, заболевшего натуральной оспой, и инокулировал ею привитого мальчика. Прошло три дня, краснота на месте прививки исчезла без малейшего следа человеческой оспы — мальчик остался здоров. Спустя несколько месяцев мальчику сделали вторую прививку натуральной оспы, а через 5 лет — третью. Результат остался тот же, мальчик оказался невосприимчивым к этой болезни.

Однако это открытие не означало победы над страшной болезнью. Случаи коровьей оспы были очень редки, иногда от одной вспышки эпидемии до другой проходило несколько лет. Если бы пришлось дожидаться каждого такого случая, чтобы получить материал для предохранительных прививок, эффективность их была бы очень невелика. Поэтому очень важна была вторая серия опытов, проведенная Дженнером два года спустя.

Весной 1798 года Дженнер привил коровью оспу мальчику непосредственно от коровы, а затем дальше — с человека на человека (всего пять генераций). Наблюдая всех привитых, он установил, что предохранительная сила коровьей оспы не меняется, если ее прививать от человека, переболевшего коровьей оспой, другому человеку, и сохраняет свойства вакцинной лимфы, взятой непосредственно от коровы. Этим был найден способ получения материал для прививок практически в неограниченных количествах. Каждый человек, которому была привита оспа, мог давать свою кровь для изготовления вакцины. Действенное средство против оспы было найдено.

Счастливый конец

В 1798 году Дженнер опубликовал небольшую брошюру в 75 страниц, в которой описал свои опыты. Далеко не все и не сразу приняли идею прививок. Несколько лет продолжались ожесточенные споры, но удивительные успехи вакцинации убедили даже самых непримиримых противников оспопрививания.

Благодаря Эдварду Дженнеру натуральная оспа стала первым заболеванием, которое удалось победить человечеству с помощью вакцинации. В 1975 году было зарегистрировано последнее заражение, а в мае 1980 года ВОЗ объявила о полной победе над оспой на Земле. Теперь вирус натуральной оспы хранится только в нескольких надежно охраняемых лабораториях в мире. Если вирус удастся захватить террористам, то последствия могут быть ужасны, ведь антибиотики на вирус не действуют, а прививки сейчас не проводятся (разве что для военных в отдельных странах после 2001 года).

На долю Дженнера выпало редкое счастье — еще при жизни его заслуги получили всеобщее признание. В самых разных странах имя Дженнера произносили с благодарностью, он получил множество медалей и почетных дипломов, стал членом всех европейских академий, а несколько индейских племен Северной Америки прислали ему почетный пояс. В 1853 году при открытии памятника Дженнеру в Лондоне принц Альберт сказал: «Ни один врач не спас жизнь такому значительному числу людей, как этот человек».

источник

Во всех отраслях народного хозяйства и культуры наша страна достигла огромных успехов. Велики достижения советского здравоохранения, особенно в борьбе с заразными болезнями. В СССР ликвидированы заболевания чумой, холерой, оспой, паразитарными тифами. Практически ликвидирована малярия. Резко снизилась заболеваемость трахомой, брюшным тифом, дифтерией. Но мы должны продолжать противоэпидемическую работу, так как в некоторых соседних с СССР странах часты случаи поражения населения острозаразными заболеваниями, в том числе натуральной оспой, которая может быть занесена на территорию нашей страны, особенно три современных развитых средствах сообщения.
(В течение последних лет наблюдались отдельные случаи заноса натуральной оспы из эпидемических очагов в Англию, Францию, США, Федеративную Республику Германии и в январе 1960 г. в СССР. Достигнутые успехи в борьбе с оспой не должны успокаивать. Наряду с санитарной охраной границ предохранительные прививки остаются главной мерой борьбы с натуральной оспой.
Успешное проведение предупредительных мероприятий против оспы возможно лишь при сознательном и активном отношении к «им населения. Каждый должен знать, что такое натуральная оспа, каково значение предохранительных прививок и что надо делать в случае появления этого заболевания.
ИСТОРИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОСПЫ И БОРЬБЫ С НЕЙ
Натуральная оспа — тяжелая, опасная и заразная болезнь. Ее древнейшими очагами считаются Индия, Китай и Центральная Африка. Отсюда она была занесена в VI веке в Северную Африку и страны Южной Европы (Италию, Францию, Испанию). Распространению оспы способствовали войны и связанные с ними передвижения огромных людских масс. В XV веке оспа поразила большинство стран Европы, включая Русь.
В начале XVII века оспа была занесена в Сибирь, где от нее погибла треть населения. В 1507 году оспа была занесена испанцами в Америку; в 1520 году в Мексике от оспы погибло 3,5 миллиона человек.
Наивысшего распространения ,в Западной Европе и России оспа достигла в XVIII веке, когда от нее ежегодно умирало в Германии около 70 000 человек, во Франции — 30 000 человек, всего в Западной Европе ежегодно умирало от оспы 400 тысяч человек, а в одной только России около полумиллиона.
Перенесшие оспу на всю жизнь оставались изуродованными. Многие теряли зрение, становились глухими. В ряде стран Европы считалось редкостью встретить взрослого человека, лицо которого не носило бы следов перенесенной оспы (рябин). Две трети всего количества ослепших от различных причин потеряли зрение вследствие оспы. Оспа не щадила никого: от нее не спасала ни богатство, «и знатность, она одинаково (проникала и в убогую хижину земледельца, и в роскошный королевский дворец.
Люди искали пути борьбы с оспой. Было замечено, что перенесшие даже легкую форму оспы повторно не заболевают. Уже давно люди пытались искусственно привить ослабленную оспу, чтобы предохранить себя в дальнейшем от тяжелого заболевания.

Читайте также:  Оспа у голубей опасна для человека

B Индии и Китае искусственное заражение оспой применялось в глубокой древности. Чаще всего растертые оспенные струпья выдерживались в течение длительного времени (для ослабления) и затем вдувались в ноздри. В Китае надевали на здорового ребенка рубашку оспенного больного.
Из Китая и Индии метод искусственного заражения оспой был перенесен на Балканский полуостров, Кавказ, Египет и другие страны. Но искусственное заражение было не безопасным, так как оспенный материал от больных с легким течением болезни нередко вызывал заболевание в тяжелой форме у «привитых». Кроме того, искусственно зараженные больные независимо от тяжести болезни становились источником дальнейшего ее распространения. Более поздний способ искусственного заражения состоял в том, что оспенный материал вносили в царапины, надрезы или уколы на коже. Индийцы во избежание тяжелых заболеваний брали для прививок оспенный материал из оспы искусственно привитых.
В России искусственная прививка человеческой оспы .применялась с давних времен. На Украине брали у оспенного больного содержимое пустул (гной) и прикладывали к различным частям тела здоровых детей. В Казани парили в бане детей веником, взятым от оспенного больного.
Во второй половине XVIII века в России начались первые опыты прививки человеческой оспы уколами. В 1768 году русская императрица Екатерина II привила оспу себе и своему сыну Павлу, после чего правящая знать начала проводить прививки в своих семьях. В Москве и Петербурге были созданы оспопрививательные дома.
iB Европе искусственное заражение человеческой оспой накожным способом впервые стали применять в Греции и Турции. Отсюда в 1717 году этот способ был перенесен в Англию женой английского посла в Константинополе. В это время в Европе свирепствовала эпидемия, оспы, и способ искусственного накожного заражения оспой стал быстро распространяться в странах Европы.

Однако широкого распространения этот метод не нашел ни в Европе, ни в России, так как он имел отрицательные стороны: прививаемые нередко заболевали тяжелой формой оспы, иногда оканчивавшейся смертельным исходом (из 100 привитых 10 умирали); заболевшие в результате прививки являлись источником заражения и распространения оспы; были случаи заражения при прививке другими заболеваниями — рожей, сифилисом, туберкулезом, если человек, от которого был получен прививочный материал, страдал одной из этих болезней; возникали осложнения (рожа, флегмона, пиодермия и др.), вследствие того что прививки проводились с нарушением гигиенических правил.
Еще в древние времена было известно, что оспой болеют животные и, в частности, коровы. Коровы переносили болезнь легко, продолжали давать молоко, оспины бывали у них только на вымени. Было замечено, что коровья оспа заразительна для людей: доильщицы заражались оспой при доении больных коров. Нередко на руках у них высыпали оспины, .какие были на вымени коровы. Характерной для оспы картины заболевания они не вызывали и всегда проходили благополучно. Было замечено, что появление. таких оспин у доильщиц предохраняло их от заболевания человеческой оспой.
В Иране пастухи с целью предохранения от этого страшного заболевания посылали детей доить больных коров, когда у них имелись повреждения на коже пальцев. Некоторые врачи и учителя прививали коровью оспу своим детям, близким, ученикам и др.
Долгое время эти народные способы предупреждения заболевания оспой не обращали на себя должного внимания врачей и ученых. Только в конце XiVIII века английский врач Эдуард Дженнер занялся научной проверкой этого наблюдения. Он в течение 20 лет изучал особенности заболевания коровьей оспой и пришел к выводу, что человек, перенесший .коровью оспу, на всю жизнь избавлялся от опасности заболеть человеческой.
Дженнер наглядно доказал это на опыте.
Для того чтобы с большей точностью наблюдать за ходом заражения, я выбрал здорового мальчика (Джемса Фиппса) около 8 лет с целью привить ему коровью оспу.

Я взял материю с пустулы на руке одной скотницы (Сарры Нельме), которая заразилась коровьей оспой от коров своего хозяина. Эту материю я привил .на руку мальчику 14 мая 1796 года посредством двух поверхностных надрезов, едва проникнувших через толщу кожи, длиной около полудюйма каждый. На седьмой день мальчик начал жаловаться на боль под мышкой, а на девятый его стало немного лихорадить, он потерял аппетит и появилась легкая головная боль. На следующий день он был совершенно здоров… Все болезненные явления исчезли, оставив на месте прививки струпья и незначительные рубцы, но не причинив ни малейшего беспокойства ни мне, ни моему пациенту. Для того чтобы удостовериться в том, что мальчик, над которым я производил опыт, после этого легкого заболевания от прививки яда коровьей оспы был огражден от заражения настоящей оспой, я произвел ему 1 июля того же года инокуляцию человеческой оспы, взятой непосредственно с оспенной пустулы. Несколько легких уколов и надрезов были сделаны на его обеих руках и материя тщательно втерта, но какого-либо заметного заболевания не последовало… Через несколько месяцев я снова привил этому мальчику человеческую оспу, но это также не произвело никакого заметного действия на его организм».
Так была открыта искусственная прививка коровьей оспы — вакцинация (от латинского vaccina — коровья), которая явилась не только могучим средством для борьбы с оспой, но и послужила примером для создания предохранительных прививок против других заболеваний. Это была блестящая победа науки, открывшая новую эру в борьбе с заразными болезнями.
Эдуард Дженнер, благодаря гению которого человечество получило возможность успешно бороться с оспой, был скромным сельским врачом. Родился он 17 мая 1749 года в местечке Баркли в Юго-Западной Англии. Там же он жил и работал. Дженнер всю свою жизнь посвятил благородному делу служения человечеству. Нашлись люди, которые различными, способами старались опорочить замечательное открытие Дженнера.

Были пущены в ход клевета, выдумки, нелепые обвинения. Некоторые дошли до того, что приписывали прививкам коровьей оспы свойства превращать людей в рогатый скот. Особенно ополчилось против Дженнера духовенство. Однако новый способ борьбы с оспой стал быстро распространяться.
Слава Дженнера росла. Ему посылали восторженные письма, ценные подарки, почетные дипломы. 4 марта 1804 года Лондонским медицинским обществом в торжественной обстановке Дженнеру была вручена Большая золотая медаль. Несмотря на мировую славу, Дженнер до конца своей жизни продолжал вести скромную жизнь ученого и неустанно трудился над совершенствованием оспопрививания.
Метод Дженнера вскоре получил широкое признание на всем земном шаре как вполне надежный способ предохранения от натуральной оспы. Так, в Швеции, где оспопрививание было введено в 1801 году и узаконено в 1810 году, смертность от оспы за второе десятилетие уменьшилась в 5 раз по сравнению с первым десятилетием.
В Копенгагене после введения в 1810 году закона об оспопрививании смертность от оспы совсем прекратилась.
Прививки коровьей оспой в России стали производить в 1801 году в Москве, а затем в Петербурге. Пер. вые прививки были сделаны профессором Мухиным де. тям Московского воспитательного дома. В память этого события первый привитый ребенок получил фамилию Вакцинов.
Московский воспитательный дом стал фактически оспопрививательным центрам, куда приезжали со Всех концов России, чтобы ознакомиться с новым методов и получить материал для прививок.
Много было сделано для распространения оспопрививания в России профессором Мухиным, проявивщим кипучую деятельность по организации оспопрививания и ее популяризации путем издания инструкций, наставлений, листовок.
Сотни врачей самоотверженно работали по проведению оспопрививания среди населения. Но они, как и Дженнер, встречали упорное сопротивление со стороны духовенства, которое имело значительное влияние в то время «а широкие слои малокультурного и неграмотного населения.

Учрежденные в 1811 году в городах «оспенные комитеты», которые должны были вести учет прививок, рассылать прививочный материал, мало помогали. Их деятельность имела даже отрицательное значение, так как появилось множество скороспелых «оепенников», которые своим невежеством и грубым обращением отпугивали население от прививок.
Изучением результатов оспопрививания в Европе было установлено, что оспопрививание предупреждало от распространения заболевания оспой там, где прививки против оспы проводились всему населению. В тех же странах, где прививки делались лишь некоторой части родившихся, а среди взрослых вовсе не проводились и где оспопрививание очень часто доверялось неопытным, невежественным и даже недобросовестным людям, там снижения смертности от оспы и снижения заболеваемости ею не наблюдалось.
Даже в тех городах, где прививки проводились достаточно широко в течение двадцати лет, начались вспышки заболевания, причем оспой заболевали не только не подвергшиеся прививкам, но и те, которым была привита оспа 5—10 лет назад. У непривитых оспа давала тяжелые формы заболевания со смертельным исходом, а у привитых большей частью протекала легко и давала незначительную смертность.
Тогда ученые и врачи пришли к выводу, что прививки коровьей оспы действуют не на всю жизнь, как думал Джеянер, а лишь ограниченное время от 5″ до 10 лет, поэтому после истечения этого срока прививки надо повторять. Первой страной, где этот вывод был осуществлен на практике, явилась Германия. В Вюртемберге с 1831 по 1836 год было повторно привито 44 000 человек, и ни один из них не заболел в годы вспышек оспы.
Однако, несмотря на положительные результаты повторных прививок, в большинстве стран проводились только однократные прививки в основном новорожденным детям и то не всем. Широкому и правильному проведению оспопрививания в первой половине XIX века мешали невысокий уровень медицинской науки, а также технические трудности, связанные с добыванием прививочного материала, его хранением и пересылкой.

Интерес врачей к вопросам оспопрививания понизился, а оспопрививание проводилось без врачебного контроля и руководства.
Строгой обязательности оспопрививания не было, поэтому не всем родившимся была проведена вакцинация (прививка). Повторные прививки в ряде стран составляли только 15—25% первичных. В результате во всех странах из года в год росло число людей, восприимчивых к оспе. В 1870—1874 гг. во время франко-прусской войны в Западной Европе вспыхнула эпидемия оспы. Во время этой вспышки в Пруссии погибло от оспы 140 000 человек, во Франции — 90 000, причем болели и умирали исключительно непривитые. Так, например, в городе Хемнице среди непривитого населения заболеваемость оспой была в 36 раз больше.
Эта эпидемия заставила правительства стран Западной Европы обратить больше внимания на улучшение оспопрививания.
В конце XIX века в ряде стран Европы (Германии, Голландии, Дании, Ирландии, Норвегии, Швейцарии, Швеции, Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии) вводится система обязательного оспопрививания.
В результате проведения предохранительных прививок заболеваемость оспой в начале XX века в странах Европы резко снизилась, а в некоторых была ликвидирована полностью.
Так, в Дании, Норвегии, Швеции, Германии, Голландии, Японии в 1900—1908 гг. не было случаев смерти от оспы (на 100 000 населения — 0). Однако в тех странах, где обязательного оспопрививания не было или оно проводилось- плохо, заболеваемость и смертность от оспы оставались высокими.
Первая мировая война ухудшила санитарное и экономическое состояние стран и организацию оспопрививания.
В результате этого даже в странах, где ранее не было оспы, появились заболевания, а там, где они были ранее, количество их значительно увеличилось.
После первой мировой войны заболеваемость и смертность от оспы постепенно снижается благодаря улучшению санитарно-гигиенического состояния и проведению профилактических прививок: в 1923 году в Германии зарегистрировано 36 больных оспой (в 1917 году около 10000), в 1919 году в Австрии заболеваемость снизилась по сравнению с 1917 годом в 15 раз.

Насколько важно, чтобы оспопрививание проводилось постоянно, без всяких .перерывов, можно судить по Голландии, где натуральная оспа в течение многих лет была полностью ликвидирована. В связи с временной отменой обязательного оспопрививания в 1929 году возникла вспышка оспы, охватившая 703 человека. После повторного введения этого закона случаев заболевания оспой не было.
БОРЬБА С ОСПОЙ В СССР
В царской России не было обязательного оспопрививания. В стране ежегодно заболевало оспой в среднем 100 000 человек, из них 20 000 умирало.
Не подлежит сомнению, что в официальных органах старой России производилась неполная регистрация умерших от оспы. До установления советской власти Россия относилась к числу стран с очень высокой заболеваемостью и смертностью от оспы.
Советское правительство с первых дней Великой Октябрьской социалистической революции уделяло серьезное внимание борьбе с оспой.
10 апреля 1919 года был подписан В. И. Лениным и издан декрет об обязательном оспопрививании. Устанавливалась обязательность первичного оспопрививания (вакцинации) для всех новорожденных и обязательность повторного оспопрививания (ревакцинация) для
организованных групп населения (поступающих в школы и учебные заведения, призываемых на службу в армию и флот, рабочих и служащих всех предприятий и учреждений).
Были проведены .массовые прививки против оспы.
В 1924 году, когда страна покончила с гражданской войной, был издан новый закон об обязательном оспопрививании (Постановление СНК РСФСР от 24 октября 1924 года). Этот закон устанавливал обязательность оспопрививания для трех возрастных групп: первая прививка — до истечения первого года жизни, повторные прививки — в возрасте 10—11 лет и 20—21 года. Кроме того, местным органам -власти предоставлялось право издавать постановления об обязательности дополнительных повторных прививок для отдельных групп населения. Аналогичные законы были изданы в других союзных республиках.
Одновременно Наркомздрав организовал надлежащий учет проведенных прививок. Было поставлено на высокий научный и технический уровень производство оспенной вакцины. Научные труды и открытия советских ученых (академика Н. Ф. Гамалеи, действительного члена Академии медицинских наук М. А. Морозова) по изучению оспы и усовершенствованию оспопрививания приобрели мировую известность.
Широко стала проводиться массовая санитарно-про-светительная работа. Профилактические прививки (первичные и повторные) проводились повсеместно и постоянно, что привело к быстрому. снижению заболеваний оспой.
В 1919 году было зарегистрировано 186 000 больных натуральной оспой, в 1925 году —25 000, в 1929 году — 6094, в 1935 году —3177; в 1936 году натуральная оспа в СССР была ликвидирована.
ЗАБОЛЕВАНИЕ ОСПОЙ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
Со времени открытия Дженнера прошло уже более 160 лет. Его метод усовершенствовался и глубоко внедрился в медицинскую практику.

В странах, где строго проводится закон об обязательном оспопрививании, оспа уже полностью ликвидирована и регистрируются лишь единичные случаи или незначительные вспышки при занесении оспы из других стран.
Такие вспышки натуральной оспы отмечались в течение последних лет в США и странах Европы: в Нью-Йорке в 1947 году имела место вспышка натуральной оспы, из 12 заболевших умерло 2 -человека; в Англии в 1948 году заболело 11 человек, в 1950 году—18 человек, из них умерло 6, в 1953 году — 30 человек, из них умерло 8. Во Франции в 1946, 1947, 1952 и 1955 годах также отмечались случаи заболевания натуральной оспой. В 1955 году во время -вспышки заболело 76 человек, из них 16 погибло.
До сих пор оспопрививание в ряде стран проводится недостаточно полно, чем и можно объяснить наличие там этого заболевания.
В странах, длительно находившихся в колониальном рабстве, массовые заболевания оспой имеются и в настоящее время.
По данным Всемирной организации здравоохранения и другим официальным источникам, в Индии в 1945 году зарегистрировано 284 480 заболеваний оспой, из них 65 569 смертельных исходов; в 1951 году — 251 380 случаев заболевания, в 1958— 168 259; в 1948— 1950 годах в Азии (исключая СССР и Китай) зарегистрировано 448 262 заболеваний оспой, из них на Индию и Пакистан приходится 244 125.
Высокая заболеваемость оспой отмечается еще в странах Африки и Азии.
По неполным данным, в 1959 году в странах Европы было 24 случая заболевания оспой, в Азии 51 360 (в том числе в Индии 43 000 и Пакистане 6800), в Африке 14 000, в странах Северной и Южной Америки — 3200.
В городах, обслуживающих международные воздушные авиалинии, наибольшее число случаев оспы было в 1959 году зарегистрировано в Индии: гг. Мадрасе — 2129, Бомбее —519, Дели —401; в Индонезии в городе Макасаре — 371, в Бирме в городе Рангуне—341.
В связи с тем что заболевания оспой еще наблюдаются в ряде стран .мира, при современных скороегных способах воздушного сообщения имеется опасность приезда на территорию СССР людей в скрытом или начальном периоде заболевания.

Они могут явиться источником заражения. Поэтому каждый должен иметь представление о натуральной оспе, о предупредительных прививках, чтобы сознательно относиться к мероприятиям, проводимым службой здравоохранения, по профилактике этого заболевания.
ВОЗБУДИТЕЛЬ НАТУРАЛЬНОЙ ОСПЫ
И УСТОЙЧИВОСТЬ ЕГО ВО ВНЕШНЕЙ
СРЕДЕ
Возбудителями натуральной оспы являются мельчайшие организмы — вирусы. Чтобы увидеть возбудителя оспы, требуется электронный микроскоп с увеличением в 40 000 раз и специальная окраска препаратов.
Возбудитель оспы очень вынослив, к высушиванию, длительно сохраняется в оспенных корках и гное. В высушенном виде вирус становится еще более устойчивым к нагреванию — при нагревании до 100° он гибнет только через 5—10 минут, а при температуре 60 погибает только по истечении часа, в то время как в жидкой среде при этой же температуре он гибнет через 15—30 минут. Возбудитель оспы устойчив и к низким температурам — при температуре -^7° он живет в течение 2—3 месяцев, переносит замораживание.
Возбудитель оспы годами может сохраняться на предметах ухода за больными, мебели, коврах, одежде и других предметах.
В бескислородной среде, защищенной от света, возбудитель оспы длительно остается жизнеспособным. Известны случаи, когда оспой заражались от одежды умершего от этого заболевания спустя несколько лет.
В отличие от других микробов вирус оспы более устойчив к дезинфицирующим веществам (карболовой кислоте, спирту, эфиру).

В связи с этим для обеззараживания вещей, .мебели и других предметов больного требуются специальные способы обработки, более длительные сроки и большие концентрации дезинфицирующих веществ.
ИСТОЧНИК И ПУТИ ЗАРАЖЕНИЯ ОСПОЙ
Источником заражения людей натуральной оспой в основном является больной человек. Оспа очень заразна; заражение может произойти после самого кратковременного общения с больным оспой. Он заразен для окружающих, начиная от последних дней скрытого периода, и остается таковым в течение всей болезни, вплоть до полного отпадения корок и чешуек и последующего заживания рубца. Заразны также почти все выделения больного (мокрота, моча, кал). Слизистая оболочка, покрывающая дыхательные пути, поражается, как и кожа, оспенной сыпью, поэтому возбудитель оспы содержится в большом количестве в мокроте, а также в мельчайших, невидимых капельках слизи, которые выделяются больным при кашле, чихании, плаче и разговоре. Эти капельки очень мелкие, легкие и длительное время держатся в воздухе. При вдыхании такого воздуха здоровыми людьми капельки, содержащие возбудителя оспы, попадают в дыхательные пути. Это главный и наиболее частый способ заражения оспой (капельный).
Возбудитель оспы, проникая с вдыхаемым воздухом в организм человека, накапливается в слизистой глотки в течение всего скрытого периода. Поэтому больной уже с последних дней этого периода может рассеивать возбудителей оспы (вирус).
Ввиду того что вирус оспы устойчив к высыханию, заражение оспой может произойти и воздушно-пылевым путем, т. е. высохший заразный материал (корки, слизь, мокрота и т. п.), превращаясь в тончайшую пыль, поднимается потоком воздуха и переносится с одного места на другое.
При попадании в дыхательные пути здорового человека пыли, содержащей возбудитель оспы, может наступить заражение.

Заражение оспой возможно через кожу и слизистые оболочки при наличии едва заметных нарушений их целости.
Заражение оспой возможно и при соприкосновении с больным или трупом человека, умершего от оспы, а также вещами больного (белье, посуда, игрушки, книги, постельные принадлежности, носовые платки, мебель), поскольку возбудитель длительно сохраняет свою заразительность в высохшем состоянии.
Описаны случаи заболевания оспой персонала прачечных при приеме в стирку белья больных оспой без предварительной дезинфекции. Оспа может передаваться на далекие расстояния через предметы и вещи, бывшие в употреблении больных (курительные трубки, украшения, ковры, ткани, шерстяные платки и т. д.).
Мухи также могут переносить возбудителя оспы на своих лапках.
ПРОЯВЛЕНИЕ ОСПЫ
Натуральная оспа — одно из самых тяжелых, мучительных и опасных заболеваний. С момента заражения до появления признаков болезни в среднем проходит 12—14 дней (скрытый период). Бывают случаи, когда этот период может быть более коротким (признаки болезни появляются на 5-й день после заражения) или более длительным (на 15—17-й день). В скрытом периоде заболевания человек еще не чувствует себя больным, но уже является заразным для окружающих. В это время происходит накопление возбудителя в месте внедрения его в организм, затем он проникает в кровь и распространяется по всему организму.
Болезнь начинается внезапным сильным ознобом, резким недомоганием. Озноб вскоре сменяется сильным жаром, уже к вечеру первого дня температура доходит до 39—39,5°. Больной быстро теряет силы, вынужден лечь в постель. Его мучает головная боль, головокружение, боли в пояснице (характерно — боли в крестце), появляется шум в ушах. Больному трудно глотать, его тошнит, нередко бывает рвота. На другой день температура тела доходит до 40 и даже 41°. Та-щсокая температура держится первые три дня. Продолжается головокружение, мучительная головная боль,появляется бред и бессонница.

Читайте также:  Отмена прививок от оспы

На 2—3-й день болезни появляется так называемая продромальная сыпь. Эта сыпь является важным признаком для отличия оспы от других острых инфекционных заболеваний, сопровождающихся сыпью.
Однако появление продромальной сыпи наблюдается лишь у части больных оспой — в 24—28,4% случаев (М. А. Морозов) и зависит от тяжести вспышки заболеваний.
Характер сыпи разнообразный, в одних случаях она имеет вид разлитых пятен, в других случаях — мелкоточечный характер, напоминая сыпь при скарлатине.
Сыпь располагается на нижней части живота и верхней внутренней поверхности бедер, а также на груди и подмышечной области. Она может .появляться и на других частях тела. В большинстве случаев сыпь быстро бледнеет и исчезает в течение 2—3 дней.
На 4-й день температура у больного снижается. На лице, ладонях и подошвах, а затем на груди, животе, руках и ногах появляется характерная для натуральной оспы сыпь в виде бледно-красных пятнышек.
Одновременно с кожными высыпаниями, а иногда раньше появляется сыпь и а слизистых оболочках рта, носа, дыхательных путей, оспенной сыпью поражаются слизистые оболочки глаз, пищеварительного тракта, половых органов.
В дальнейшем характер сыпи меняется, пятнышки •становятся медно-красного цвета, уплотняются, превращаются в узелки (папулы), которые пропитываются жидкостью и принимают вид пузырьков (везикулы). К 9-му дню болезни пузырьки нагнаиваются и превращаются в нарывчики (пустулы).
Состояние больного резко ухудшается. Температура снова поднимается до 40—41°. Лицо отекает, обезображивается. В связи с поражением всех слизистых оболочек появляется боль в горле при глотании и разговоре, охриплость голоса, кашель, боль при испражнении и мочеиспускании. Отек слизистой оболочки дыхательных путей затрудняет дыхание. Обильное количество гнойничков в глотке и пищеводе вызывает резкую боль при попытке принимать пищу. Нагноившаяся 18
слизистая оболочка глаз слипает веки, больной плохо слышит, периодически теряет сознание, стонет, бредит. Часто заболевание осложняется воспалением бронхов, легких, отеком гортани, воспалением печек. Многие больные не переносят болезни и погибают на 9—10-й день заболевания.
При благополучном исходе на 11 —13-й день оспенные гнойнички начинают подсыхать и постепенно превращаться в коричневые корочки. Отек слизистых оболочек уменьшается, отечность лица, рук и ног также уменьшается, температура снижается, общее состояние улучшается. Боли стихают, но появляется мучительный зуд; при расчесывании на пораженные участки кожи часто попадают различные микробы, что ведет к нагноению и новому повышению температуры.
На 30—40-й день болезни корочки отпадают, на их месте остаются красно-бурые пятнышки. Впоследствии они бледнеют и превращаются в рубцы беловатого цвета. Рубцы западают ниже уровня кожи, вследствие чего лицо делается как бы изрытым (рябым).
.Рубцы нередко образуются на глазах; в зависимости от их расположения и величины они могут повлечь частичную или полную потерю зрения. Рубцы в слуховом аппарате вызывают нарушение слуха. Так обычно . протекает (у «епривитых) натуральная оспа. Но бывают и более тяжелые формы натуральной оспы — сливная, геморрагическая (черная) и пурпурная.
При сливной форме оспы кожа обильно покрывается сыпью и пузырьки сливаются, образуя местами сплошные участки нагноения; отсюда и название формы оспы. Температура в период высыпания не снижается.
При геморрагической форме оспы пузырьки заполняются не только гноем, но и кровью. Кровь поступает сюда из кровеносных сосудов, которые становятся проницаемыми. Пузырьки при геморрагической форме оспы принимают темно-бурую, а затем черную окраску. В связи с этим в народе и в медицинской практике геморрагическую форму оспы издавна называют черной оспой.
Заболевание сливной и черной формами оспы обычно кончается смертью, наступающей от паралича сердца или общего заражения крови на второй неделе болезни.

Существует еще одна тяжелая смертельная форма оспы — пурпурная. При «ей типичной оспенной сыпи не образуется: уже в самом начале болезни возникают обширные кровоизлияния в кожу и слизистые оболочки, наблюдаются обильные кровотечения из носа, ртаг дыхательных путей, желудка, почек и других внутренних органов. Смерть наступает обычно до высыпания на 2—3-й день болезни.
Иногда оспа протекает легко: продолжительность болезни короче, температура невысокая, корочки отпадают быстро и т. п. Такая форма чаще бывает у привитых, не сделавших своевременно повторных прививок. Известны еще более легкие формы оспы без сыпи и без повышения температуры. У таких больных трудно установить заболевание оспой, однако они являются не менее заразительными, чем больные типичной формой натуральной оспы, и представляют исключительную опасность в смысле распространения болезни. Заболевание в этих случаях иногда остается нераспознанным, необходимые предупредительные меры борьбы не проводятся, что ведет к рассеиванию возбудителя оспы среди окружающих людей. Установить такую форму заболевания помогают лабораторные методы исследования.
Легкими формами оспы могут заболеть люди, получившие прививки против оспы, и в редчайших случаях ранее переболевшие ею.
Легкие случаи заболевания у привитых могут быть не сразу распознаны, поэтому при наличии в данной местности хотя бы одного случая оспы всякий человек, у которого повысилась температура или появились высыпания, должен немедленно обратиться к врачу.
Больной натуральной оспой или подозрительный на это заболевание немедленно помещается в лечебное учреждение в специально выделенное помещение — бокс, строго изолированное о г других помещений, где устанавливается соответствующий противоэпидемический режим.
Раннее помещение больного оспой в лечебное учреждение позволяет обеспечить ему специальный уход и своевременное медицинское наблюдение и лечение. В настоящее время при лечении натуральной оспы применяют специфический гамма-глобулин, сульфамидные препараты и стрептоцид, которые дают благоприятный результат, особенно в ранней стадии заболевания и стадии нагноения.

У людей, которым не проводились прививки, оспа и в настоящее время протекает тяжело и дает высокий процент смертельных исходов (из 100 заболевших при тяжелых формах умирает 30—60 человек, при формах средней тяжести — 10—15 человек).
При малейшей задержке в направлении -в лечебное учреждение больного следует немедленно изолировать в домашних условиях, поместив его в отдельную комнату. До госпитализации в больницу в помещении, где находится больной, проводится дезинфекция, чтобы предупредить рассеивание вируса и уберечь от заражения оспой того, кто ухаживает за больным. Больной должен иметь отдельную постель, полотенце, посуду для еды, для сбора мокроты, судно и т. д. Выделения больного (кал, моча, мокрота), вода после мытья и полоскания зева больного, посуда с остатками пищи, мусор подлежат обеззараживанию.
Уборка помещения, в котором находится больной, производится влажным способом, с Применением дезинфицирующих растворов. У дверей должен лежать коврик, смоченный дезинфицирующим раствором.
В летнее время окна должны быть засетчены.
Вещи, бывшие в пользовании больного (мебель, игрушки, книги и т. п.), запрещается выносить из комнаты больного.
После направления в больницу в помещении где ранее находился больной, проводится заключительная дезинфекция. Лица, имевшие контакт с больным, подвергаются обсервации, т. е. карантину в специально выделенном помещении, сроком на 14 дней.
Во время карантина ведется медицинское наблюдение, в помещении устанавливается необходимый противоэпидемический режим.
ВЕТРЯНАЯ ОСПА
Легкие формы натуральной оспы несколько похожи на другое заболевание, называемое ветряной оспой, имеющей самостоятельного возбудителя. Ветряная оспа передается воздушно-капельным путем. Наиболее восприимчивы к ветряной оспе дети, но иногда заболевают и взрослые.

В случае заболевания ребенка в детском коллективе ветряной оспой она быстро распространяется и поражает всех ранее не болевших ею детей. Переболевшие ветряной оспой приобретают невосприимчивость только к этой болезни, но не к натуральной оспе, поэтому дети, перенесшие ветряную оспу, подлежат оспопрививанию. Скрытый период при ветряной оспе 2—3 недели. Начинается заболевание внезапно, в редких случаях наблюдаются легкое недомогание, лихорадка, головная боль и боли в пояснице. Сыпь при ветряной оспе появляется в виде мелких пятнышек сначала на лице и голове, затем .на туловище, где она развивается наиболее обильно. Высыпание происходит также на слизистых оболочках рта, зева, гортани, глаз и половых органов. Пятнышки превращаются в пузырьки со светлой прозрачной жидкостью.
На второй день содержимое пузырьков мутнеет, через 2—3 дня пузырьки засыхают, образуя буроватые или черные корочки, отпадающие через 10—12-дней, на их месте остается кожная пигментация, которая бесследно исчезает без образования рубцов.
При ветряной оспе высыпание происходит не сразу, а с промежутками 1—2—3 дня. Поэтому у больного одновременно наблюдается сыпь в различных фазах развития от пятнышек до корочек.
Появление сыпи сопровождается повышением температуры, к моменту прекращения высыпания она снижается, после повторного высыпания снова повышается.
Ветряная оспа протекает легко и обычно без осложнений. Больной заразен для окружающих с последних дней скрытого периода болезни и до момента отпадения всех корок.
При нормальном течении заболевания больные ветряной оспой не нуждаются в направлении в лечебное учреждение.
Больному должен быть установлен определенный режим (покой, постельное содержание, тщательное проветривание комнаты, легкая диета). Важно не допускать расчесов, так как при этом возможен занос различных хмикробов, что может привести к нагноению.

Больного ребенка следует отделить от здоровых детей, которые еще не болели ветряной оспой. К больному в течение 21 дня от начала заболевания не допускают детей, ранее не перенесших ветряную оспу.
Возбудитель ветряной оспы во внешней среде нестоек, поэтому для обеззараживания помещений достаточно провести тщательную уборку и проветривание.
ОСПА ЖИВОТНЫХ И ПТИЦ
Оспой болеют не только люди, но и домашние животные (овцы, коровы, лошади, свиньи и др.), птицы (куры, голуби). В естественных условиях оспой болеют обезьяны, верблюды, буйволы.
Возбудители оспы животных и птиц отличаются от возбудителя натуральной оспы человека. У каждого вида животных и птиц оспа протекает различно. Общим признаком заболевания является высыпание, вид уплотнений кожи и пузырьков. У одних животных (коз, свиней, овец) заболевание протекает тяжело, сыпь поражает все наружные покровы и сопровождается повышением температуры. Однако человек мало восприимчив к оспе коз, лошадей и птиц.
Оспа коров протекает легко и животное мало страдает. От момента заражения до заболевания проходит 4—7 дней, животное отказывается от корма, уменьшается секреция молока, соски вымени несколько опухают, на них появляются красные пятна, которые превращаются в плотные узелки. В течение 1—2 дней узелки превращаются в пузырьки, которые нагнаиваются и вскоре засыхают. После отпадения на их месте остаются белые рубцы. Заболевание протекает около 20 дней. Люди чувствительны к оспе коров, могут заразиться при дойке больных животных. У доярок образуется сыпь такого же характера, как у коров, преимущественно на руках и реже на лице, иногда сопровождается температурой и общим недомоганием.
ОСПЕННАЯ ВАКЦИНА И ПРЕДОХРАНИТЕЛЬНЫЕ ПРИВИВКИ
В начале брошюры был описан опыт Дженнера, произведенный на мальчике Джемсе Фиппсе. Этим опытом Дженнер показал, что прививка коровьей оспы совершенно неопасна и вызывает у привитого стойкую невосприимчивость к натуральной оспе.

В дальнейшем Дженнер доказал, что привитые по его методу для окружающих безопасны, т. е. перестали быть источником распространения возбудителя оспы.
Дальнейшими исследованиями Дженнер показал, что дрививать оспу можно от человека человеку («прививки с ручки на ручку»), используя для прививок содержимое оспин. Техника применения была следующая: на 6—8-й день после прививки оспенную пустулу вскрывали и содержимое ее применяли как прививочный материал для других людей.
В 1798 году Дженнер опубликовал свой метод .прививки против оспы под названием вакцинация. Материал, взятый из коровьей оспины, назывался вакциной.
В дальнейшем по предложению Пастера в честь Дженнер а вакциной стали называть и другие препараты для предупредительных прививок, а вакцинацией — метод предупредительных прививок против всех заразных болезней.
Дженнер и его -последователи ставили целью охватить прививками против оспы население всего земного шара, считая, что это сделает человечество навсегда невосприимчивым к натуральной оспе и тем самым заболевание оспой будет ликвидировано. Но это оказалось невыполнимым, так как получение вакцины в достаточном количестве для массовых прививок по предложенному Дженнером методу не могло быть полностью обеспечено.
Кроме того, было установлено, что повторные прививки от одного человека к другому ослабляли свойства вакцины вырабатывать невосприимчивость.
Опасность применения этого метода заключалась в том, что вместе с прививочным материалам можно было перенести ряд заболеваний (сифилис, туберкулез, рожу, лиодермиты и другие заразные заболевания), если ими болел человек, у которого брался прививочный материал.
Метод Дженнера совершенствовали в различных странах земного шара.
В 1842 году Негри предложил вакцину, полученную путем искусственного заражения телят и коров натуральной оспой людей.. Этот метод давал возможность получить прививочный материал (вакцину) в неограниченном количестве; с этой вакциной различные заразные заболевания не передавались.

Однако при длительном хранении иммунные свойства вакцины снижались и уменьшалась эффективность при ее применении.
Для более длительного хранения вакцины было предложено смешивать прививочный материал с глицерином или карболизированным яичным белком.
Отрицательным свойством противоошенной вакцины продолжала оставаться слабая устойчивость к теплу, а также низкой температуре. Это ограничивало срок применения глицериновой вакцины до 3 месяцев.
Благодаря работам советских исследователей (Л. А. Зильбер, М. А. Морозов, С. М. Минервин, Н. А. Кадлец, А. А. Беляев) была создана сухая оспенная ^вакцина, которая только перед применением разводилась глицерином.
Дальнейшими исследованиями советских ученых и научных работников (В. Д. Соловьев, Г. Ф. Марченко, С. С. Маренникова) впервые в мире был разработан и внедрен в практику новый способ приготовления оспенной вакцины на куриных зародышах. Возбудитель (вирус) оспы вводится по специально разработанной методике в зародышевые оболочки развивающегося 12-дневного куриного зародыша, после чего яйца помещают в инкубатор. На 3-й день после заражения зародышевые оболочки извлекаются из яйца, подвергаются специальной обработке, после чего полуфабрикат вакцин разливают в ампулы, а затем высушивают в замороженном состоянии в специальном вакуум-сушильном аппарате.
Сухая вакцина, приготовленная таким способом, называется ововакциной (т. е. яичная).
Современная техника приготовления вакцин и контроль обеспечивают получение безопасного препарата, вызывающего у привитых невосприимчивость к натуральной оспе.
Так в течение многих лет метод Дженнера совершенствовался учеными различных стран (Эндрью, Мюллер) и в Советском Союзе (Н. Ф. Гамалея, М. А. Морозов, Л. А. Зильбер, С. М. Минервин, С. С. Маренни-кова и др.).

В настоящее время в СССР производство противо-оспениого прививочного материала (вакцины) сосредоточено в специальных лабораториях и институтах.
Процесс получения и приготовления противооспен-ной вакцины длительный и сложный. Он проводится квалифицированными специалистами с соблюдением гигиенических и технологических правил. Выпускается прививочный материал в стерильных ампулах в сухом виде и перед применением растворяется.
Перед выпуском и применением вакцина подвергается .контролю в местных лабораториях и дополнительно в Государственном контрольном институте медицинских и биологических препаратов имени А. А. Тарасевича в Москве.
В результате научных исследований и наблюдений составлены специальные инструкции по изготовлению, упаковке, хранению, транспортировке и применению оспенной вакцины, которыми руководствуются лица, связанные с ее производством, транспортировкой или применением.
Человек очень восприимчив к натуральной оспе, особенно восприимчивы к ней дети.
Если оспа заносится в местности, где ее не было в течение многих лет и где нет ни переболевших оспой, ни привитых против нее, то она поражает почти всех людей. Считается, что 96—99% людей восприимчивы к оспе.
Лица, перенесшие натуральную оспу, обычно становятся невосприимчивыми к этой инфекции в продолжение всей жизни, хотя эта невосприимчивость с годами ослабевает.
Невосприимчивость к натуральной оспе вырабатывается также и- искусственно путем специальных прививок. Эти прививки предохраняют человека от заболевания, и если даже заболевание наступает (что бывает у привитых редко), то оно протекает значительно легче, чем у непривитых.
Проводятся прививки средними медицинскими работниками или специально обученным персоналом. Подлежащим прививке, если позволяют условия, нужно помыться и надеть чистое белье.
Прививку делают следующим образом: кожу передней поверхности плеча тщательно протирают спиртом с последующим осушением ее эфиром, затем наносят прививочный материал, после чего делают поверхностные надрезы и дают прививочному материалу всосаться и высохнуть в течение 5—10 минут.

Не следует во время подсыхания дуть на место прививки, чтобы ускорить высыхание, так как это приводит к попаданию на место прививки изо рта различных вредных микроорганизмов, которые могут патом вызвать- нагноение на месте прививки.
Через несколько минут после прививки вдоль надрезов появляются легкое покраснение и незначительная припухлость, которые исчезают через несколько часов, иногда через сутки. Затем в течение 1—2 дней на месте прививки не происходит никаких внешних изменений.
К концу 3-го или началу 4-го дня после успешной вакцинации на месте надрезов выступают красные пятнышки, которые по истечении суток превращаются в уплотненные узелки (папулы), возвышающиеся над окружающей тканью. На 5-й день на вершине узелков появляются пузырьки, содержащие прозрачную светлую жидкость. Вокруг каждого узелка или пузырька образуется узкий ободок красноты.
К 7—8-му дню пузырьки представляют собой плоские образования розовато-перламутрового цвета с приподнятыми краями и вдавливанием в центре. Развитие оспин сопровождается незначительным повышением температуры на 4—5-й день после прививки. На 7—10-й день вокруг пузырька развивается краснота, отмечается боль в руке и припухание подмышечных желез. У грудных детей иногда наблюдается потеря аппетита и раздражительность, но это нормальное явление и оно не должно пугать родителей.
Оопина достигает своего полного развития к 8-му дню после прививки, в это время содержимое оспины мутнеет и становится гнойным, пузырьки превращаются в пустулы.
Вокруг них кнаружи от первого ободка красноты появляется второй ободок красноты.
Воспаленная кожа напряжена и горяча на ощупь.
После 10—11-го дня оспины подсыхают, с 12-го дня они превращаются вначале в коричневые, а затем темно-бурые корочки.

ения к месту прививки Если это произошло, следует тщательно вымыть руки и обрабо-28
тать их дезинфицирующим раствором (например, 1—2% раствором хлорамина). Если была наложена повязка, то перевязочный материал после осторожного снятия следует сжигать.
Разрешается купаться привитым или купать привитого ребенка, но при этом нельзя смачивать водой места прививок. После отпадения корок можно купаться и купать ребенка без предосторожностей.
При благоприятной погоде привитым детям можно разрешать прогулки на свежем воздухе.
При всяких отклонениях и для проверки результатов прививки необходимо обращаться ж медицинским работникам за советом, помощью и оправками.
При современных способах приготовления прививочного материала (вакцины), соблюдении правил оспопрививания осложнений после прививок оспы почти не наблюдается.
Однако бывает такое состояние организма человека, когда прививку против оспы следует временно отложить до наступления улучшения здоровья.
Прививки против оспы не проводятся при заболеваниях крови и кроветворных органов, при всех острых инфекционных заболеваниях, активных формах туберкулеза, мокнущих экземах, фурункулезе, пиодермии и различных кожных высыпаниях, ревматизме в период обострения, лихорадочных состояниях и расстройстве кишечника, тяжелых заболеваниях сердца, почек, органов, дыхания и пищеварения, а также при гнойном воспалении среднего уха или глаз.
Все лица, временно освобожденные от прививок, после улучшения их состояния подлежат прививкам. Беременность не является противопоказанием к прививкам против оспы.
При угрозе распространения заболеваний натуральной оспой медицинских противопоказаний к проведению противооспенных прививок не существует — прививки делаются всем.
После однократной противооспенной прививки через 6—8 дней после вакцинации и более короткий срок после ревакцинации создается невосприимчивость к оспе, которая через 5—6 лет начинает ослабевать. Поэтому ее следует поддерживать путем повторных прививок.

В Советском Союзе установлены следующие обязательные сроки прививок против оспы.
Впервые детям прививка производится через 3 месяца после рождения. Повторные прививки проводятся в возрасте 4 лет, 8 лет, 12 лет и 18 лет и последующие через каждые 5—6 лет, особенно в районах, граничащих со странами, где имеются случаи заболевания оспой, а также некоторым контингентом рабочих и служащих (работникам воздушного, водного, железнодорожного транспорта, занятым перевозками груза и пассажиров из-за границы), медицинским работникам.
В случае неудачной прививки ее повторяют; если и повторная прививка не вызывает развитие оспин, то ее делают в третий раз, но не ранее как через 3—4 недели и «е позже 6 месяцев после второй прививки.
В момент вспышки оспы прививки проводятся немедленно всем лицам, соприкасавшимся с больным. В районе, где обнаружено заболевание, срочно проводится оспопрививание всему населению (начиная с 2-не-дельного возраста), независимо от того, были они ранее привиты или нет. Это мероприятие предохраняет от заболевания и предупреждает его распространение.
При наличии случаев заболевания оспой, прививки следует проводить всем.
Чем значительнее в стране число привитых против оспы людей, тем более они защищены от распространения заболевания в случае его появления.
Повторные прививки против оспы в соответствии с приказами Министерства здравоохранения СССР должны обязательно проводиться гражданам СССР, выезжающим в краткосрочные и длительные командировки за границу в страны, где заболевания оспой имеют место. Прививку следует делать за 14 дней до выезда, чтобы врач имел возможность проконтролировать результаты прививки, после чего .выдать соответствующее удостоверение о прививке против оспы.

Тяжелое течение натуральной оспы, быстрая передача и нередко смертельный исход делают это заболевание особо опасным. В нашей стране натуральная оспа ликвидирована, и появление оспенного больного рассматривается как чрезвычайное обстоятельство, требующее специального извещения, немедленной изоляции больного до выздоровления (около 40 дней). Лица, соприкасавшиеся с заболевшим оспой, изолируются на 14 дней в специальные изоляторы; их личные вещи и предметы, с которыми они соприкасались, подвергаются дезинфекции.
Существующая в СССР система государственного здравоохранения и обязательного оспопрививания, охраны воздушных, морских и сухопутных границ гарантирует население нашей страны от заболеваний натуральной оспой. Но и население должно сознательно и активно участвовать в мероприятиях, проводимых органами здравоохранения по предупреждению оспы.

источник