Меню Рубрики

Причины развития лихорадок у детей

Лихорадка является защитно-приспособительной реакцией организма на воздействие патогенных факторов (вирусы, бактериальная инфекция, иммунные комплексы и т. д.), важнейшим проявлением которой является перестройка терморегуляции на поддержание большего, чем в норме, уровня теплосодержания и более высокой температуры тела.

Другими важнейшими проявлениями лихорадки являются усиление иммунного ответа организма, стимуляция бактерицидной активности полиморфноядерных лейкоцитов, повышение выработки интерферона фибробластами при некоторых вирусных инфекциях, а также стимуляция других механизмов защиты организма, препятствующих размножению многих микроорганизмов и способствующих их гибели.

Кроме того, лихорадка важна как сигнал тревоги для других систем организма, указывающий на наличие в нем патологического процесса.

В некоторых случаях лихорадка может не сопровождаться повышением температуры тела.

Исходы инфекционных заболеваний, сопровождающихся повышением температуры тела, всегда лучше, чем протекающих без повышения температуры тела или при ее искусственном фармакологическом снижении (применении жаропонижающих средств).

Повышение температуры тела при лихорадке может играть адаптивную роль только при ее подъеме до определенного предела — 40-41 град С. При высокой гипертермии наблюдается усиление интенсивности обменных процессов, существенно увеличивается потребность тканей в кислороде, возрастает интенсификация кровотока для выноса большого количества тепла из тканей тела на его поверхность. Все это ведет к повышению нагрузки на дыхательную и сердечно-сосудистую системы. Усиление метаболических процессов при гипертермии сопровождается угрозой возникновения ацидоза, нарушения водно-солевого обмена, истощения энергетических ресурсов, что наиболее опасно для функции нервной системы, миокарда, почек. В первую очередь страдают функции ЦНС, что нередко проявляется развитием судорожного синдрома — фебрильных судорог (особенно у детей раннего возраста, имеющих перинатальное повреждение ЦНС). В момент судорог может наступить остановка дыхания, ведущая к гибели больного. При гипертермическом состоянии может развиться отек мозга, когда состояние ребенка резко ухудшается, нарастает угнетение центральной нервной системы, возникают нарушения сердечного ритма, снижается артериальное давление. Гипертермическое состояние само по себе может привести к смертельному исходу вследствие развивающихся энергетического истощения, внутрисосудистого свертывания крови и отека мозга.

В зависимости от величины подъема температуры тела лихорадка делится на субфебрильную (37-38 град С), умеренную (38,1-39 град С), высокую гипертермию (39,1-41 град С), гиперпиретическую (свыше 41 град С); по длительности повышения — на эфемерную (от нескольких часов до 2 дн), острую (до 15 дн), подострую (до 45 дн), хроническую (свыше 45 дн); по типу температурной кривой различаются постоянная, ремиттирующая, перемежающаяся, гектическая, возвратная, волнообразная и неправильная лихорадки.

Все причины возникновения лихорадки можно разделить на инфекционные и неинфекционные. В условиях умеренного и холодного климата она чаще связана с ОРВИ, в условиях жаркого — с кишечными инфекциями.

Любые инфекции (бактериальные, вирусные, микоплазменные, хламидийные, паразитарные, грибковые), а также введение вакцин (коклюшной — прививка от коклюша детям, детский медицинский центр «Маркушка», коревой, гриппозной и др.) могут быть причиной лихорадки. В условиях холодного и умеренного климата — это острые респираторные и другие вирусные инфекции. В регионах с жарким климатом наиболее часты кишечные инфекции. Возбудители инфекционных заболеваний попадают в организм ребенка через дыхательные пути, пищеварительный тракт или парентеральным путем. Такие инфекции, как цитомегаловирусная, герпетическая, энтеровирусная, хламидийная, токсоплазменная, и некоторые другие могут передаваться ребенку внутриутробно или интранатально (поражают детей раннего возраста). Вакцинация от гриппа — медицинский центр «Маркушка».

В клинической практике лихорадка чаще всего встречается при инфекционных болезнях. Это, в частности, получило отражение в том, что многие инфекции называются лихорадками (геморрагические, желтая, и пр.). Только некоторые инфекционные болезни протекают без повышения температуры тела — холера, ботулизм. Лихорадка при инфекциях рассматривается как основное проявление общетоксического синдрома. Ее патогенез связан с поступлением в организм больного экзогенных и образованием эндогенных пирогенов. Экзогенные пирогены представляют термостабильный комплекс полисахаридов с липидами, содержащийся в структуре многих бактериальных клеток. Эндогенные пирогены высвобождаются гранулоцитами и макрофагами при контакте с возбудителями. Наибольшим пирогенным действием обладают эндотоксины грамотрицательных бактерий. Точкой приложения действия пирогенов являются центры терморегуляции, расположенные в гипоталамусе. Причем реакция на них неоднозначна, например на фоне гипертиреоза повышена, а при гипотиреозе, наоборот, понижена. В первой стадии лихорадки, соответствующей быстрому повышению температуры, теплообразование преобладает над теплоотдачей. При этом возникают ознобы разной интенсивности — ощущение холода при высокой температуре тела, мышечная дрожь, «гусиная кожа». Вторая стадия характеризуется стабилизацией температуры на высоких цифрах, установлением равновесия между образованием и потерей тепла. В третью стадию происходит спад температуры. В эту фазу преобладают механизмы теплоотдачи. В связи с расширением периферических сосудов бледность кожи сменяется гиперемией, появляется обильное потоотделение. Быстрое, в течение одного дня или нескольких часов, снижение длительной высокой лихорадки до нормальных цифр называется критическим падением температуры (при крупозной пневмонии, внезапной экзантеме и др.). При таком критическом снижении температуры ребенку угрожает избыточная потеря хлоридов – «хлоридный кризис».

Многообразие причин лихорадки подтверждает ее неоднозначность. Степень повышения температуры далеко не всегда отражает тяжесть течения болезни. Так, при бруцеллезе, туберкулезе (проба Манту у детей — медицинский центр «Маркушка») больные нередко сохраняют удовлетворительное самочувствие при температуре 38-39 град С.

Известно, что при подъеме температуры тела увеличивается число сердечных сокращений. Однако такое соответствие при разных заболеваниях проявляется по-разному. Так, для классического течения брюшного тифа характерно известное отставание частоты пульса от степени повышения температуры (относительная брадикардия).

Поэтому целесообразно ориентироваться на сочетание лихорадки с другими симптомами.

Температура высокая (превышает 39 град С), с суточными колебаниями менее 1 град С. Протекает без ознобов, обильных потов, кожа горячая, сухая, белье не увлажнено. Такая температура характерна для крупозной пневмонии, рожистого воспаления, брюшного тифа классического течения, сыпного тифа.

Степень повышения температуры может быть разной. Суточные колебания составляют 1-2 град С, не достигая нормальных цифр. Характерны познабливания. В фазу снижения температуры наблюдается потоотделение. Типична для бруцеллеза, бронхопневмонии, ревматизма, вирусных заболеваний и др.

Характеризуется правильным чередованием повышения температуры с размахом в несколько градусов, чаще до высокого уровня с периодами нормальной или субнормальной температуры (1-2 дн). Подъем температуры сопровождается ознобом, жаром, спад — обильным потом. Следует учитывать, что иногда перемежающийся тип лихорадки устанавливается не сразу. В первые дни болезни ему может предшествовать так называемая инициальная лихорадка постоянного или неправильного типа. Типична для малярии, пиелонефрита, плеврита, сепсиса и др.

Суточные размахи температуры особенно велики, достигают 3-4 град С с падением до нормального или субнормального уровня (ниже 36 град С). Характерны сильные ознобы и обильные поты. Регистрируется при сепсисе, туберкулезе.

Отличается чередованием периодов высокой постоянной лихорадки в течение 2-7 дн. с безлихорадочными периодами такой же продолжительности. Температура снижается критически с обильным потоотделением. Типична для возвратного тифа.

Протекает с разными незакономерными колебаниями температуры. Характерны познабливание и потоотделение. Встречается при многих инфекциях, в частности при спорадическом брюшном тифе.

Характеризуется плавными подъемами и снижениями температуры тела с нормальными ее показателями в интервалах между подъемами температуры (некоторые формы лимфогранулематоза и злокачественных опухолей, бруцеллез).

В большинстве случаев причина лихорадки проясняется при появлении типичных для той или иной инфекции симптомов

В большинстве случаев причина лихорадки проясняется при появлении типичных для той или иной инфекции симптомов, или температура нормализуется самостоятельно через несколько дней. В случаях острой лихорадки неясной этиологии требуются повышенное внимание врача, тщательный сбор анамнеза, неоднократное обследование ребенка. Чем продолжительнее у ребенка лихорадка без характерных симптомов той или иной инфекции, тем менее вероятно наличие последней.

Лихорадки неинфекционного генеза достаточно многочисленны, повышение температуры при них редко превышает 38-38,5 град С, часто они имеют возрастные особенности.

Повышение температуры наблюдается при аллергических и ревматических заболеваниях, васкулитах, иммунных нарушениях, онкологических и гематологических, эндокринных болезнях (детский эндокринолог в клинике «Маркушка» — консультации), отравлениях и укусах насекомых.

Причинами неинфекционной лихорадки могут быть прием лекарств, некоторые метаболические заболевания, наследственные факторы, железодефицитная анемия, обширные поражения кожи.

Лихорадка может быть обусловлена усиленной мышечной работой, встречаться у подвижных, упитанных детей. Посттравматическая лихорадка — резорбтивная лихорадка при больших гематомах или после хирургических вмешательств. Консультация детский хирург поликлиника «Маркушка».

Конституциональная лихорадка бывает достаточно постоянной, может длиться месяцами, повышение температуры монотонное до 38 град С, особенно в период усиленного роста («лихорадка роста»). Самочувствие ребенка при этом практически не ухудшается, основной обмен не меняется. Температура тела может повышаться после крика, усиленной физической нагрузки и обычно нормализуется после короткого отдыха (30 мин — 1 ч), в летние месяцы температура нормальная.

Разновидностью конституциональной лихорадки является повышение температуры, возникающее при определенных переживаниях (страхе, возбуждении и т. п.). Психогенная лихорадка может быть вызвана интенсивным стрессовым воздействием (консультация детского психолога — поликлиника «Маркушка»). Следует предостеречь от необоснованно частой диагностики прорезывания зубов как причины лихорадки, так как известно, что в 99 % случаев повышение температуры у детей в этот период обусловлено другими причинами.

Нарушения терморегуляции могут наблюдаться при острых и хронических заболеваниях ЦНС. Высокая температура тела, как правило, имеет постоянный характер. Общее состояние ребенка практически не нарушается. Показатели сердечной деятельности повышаются незначительно и не соответствуют температуре тела, которая может достигать 41-43 °С. Длительность лихорадки (в течение месяцев и даже лет) свидетельствует о ее неинфекционной природе.

Наибольшие затруднения в диагностике вызывает лихорадка неясной этиологии, для которой характерно повышение температуры тела до 38,3 град С и более в течение 3 нед. Наиболее частой причиной субфебрильной лихорадки являются очаговые инфекции разной локализации (хронический тонзиллит, холецистит, гинекологические заболевания, пиелит), туберкулез, ревматизм, инфекционно-аллергический миокардит.

Гипертермический синдром (ГС) — резкое повышение температуры тела выше 41 град С с нарушением терморегуляции, вызывающее расстройства деятельности сердечно-сосудистой и центральной нервной систем, которые выражаются в нарушении сознания и появлении симптомов отека мозга. ГС развивается вследствие несоответствия механизмов теплоотдачи и наработки тепла. Инициируется этот процесс рядом биологически активных веществ, образующихся при воспалительном ответе организма. При гипертермии значительно увеличивается потребление кислорода, нарушается углеводный обмен, резко снижается уровень энергетических веществ. В ряде случаев гипертермический синдром развивается вследствие тяжелой вододефицитной дегидратации, гипертиреоидного криза или под влиянием некоторых лекарственных средств. ГС наблюдается в основном у детей раннего возраста с поражением нервной системы. Нередко сопровождается судорогами, беспокойством, пронзительным криком.

Группа наследственных заболеваний, характеризующихся резким повышением температуры до 39-42 град С в ответ на введение ингаляционных анестезирующих средств, а также миорелаксантов, кофеина, сердечных гликозидов и др. Она носит наследственный характер и обусловлена ферментными аномалиями мембран мышечных клеток. Злокачественная гипертермия требует интенсивного лечения.

источник

Юлия Лаврищева, педиатр, гомеопат и Анна Тажерова, педиатр о лихорадке у детей:

Лихорадка у детей – одна из самых распространенных причин беспокойства родителей. Термин «лихорадкофобия» не является чем-то новым. «Научить» родителей принять мысль о том, что лихорадка – наш друг – это одна из самых сложных задач для врачей.

Миф №1. С лихорадкой нужно бороться, так как справившись с ней, мы побеждаем болезнь (инфекцию).

Факт №1. Однозначной связи между температурой тела ребенка и тяжестью заболевания не существует. Порой малыш с высокой температурой болен обычной вирусной инфекцией, а ребенок с пневмонией имеет субфебрильную температуру. Лихорадка – это симптом, а не болезнь. Даже если заболевание, которое ведет к лихорадке, может быть опасным, нет убедительных данных, доказывающих, что лихорадка сама по себе вредоносна.

Важно знать: применение жаропонижающих средств никак не влияет на продолжительность заболевания и возможность развития осложнений, а по моему личному опыту (прим. Тажеровой) скорее способствует увеличению его продолжительности.

Миф №2. Лихорадка вызывает повреждение мозга или при повышении температуры сверх 40 0 С закипает кровь!

Факт №2. При большинстве инфекций максимум температуры устанавливается в пределах 39,5-40,0 0 С без приема жаропонижающих средств, что не грозит стойкими расстройствами здоровья. Температура, которая превышает фебрильную (41 0 С), возникает крайне редко, и тут важно проявить рвение в выяснении её причины, потому как опасным может быть причина лихорадки, а не сама температура. В остальных случаях повышение температуры, которое может представлять угрозу для здоровья, возникает либо в результате отравления токсическими веществами, либо в результате перегрева (так называемый «тепловой удар»). В таких случаях температура может подняться до 41,5 градуса или выше, что чревато пагубными последствиями для организма.

Читайте также:  Признаки мышиной лихорадки у человека

1. Дать обильное питье – для выведения токсинов из организма.

2. Следить, чтобы одежда и одеяла на ребенке соответствовали стадии лихорадки. При повышении температуры можно одеваться, а когда температура достигла своего максимума, лучше снять с ребенка лишнее.

Миф №3. Лихорадка приносит вред организму.

Факт №3. Лихорадка – это филогенетически древний ответ на появление инфекции. Температурная реакция носит защитный характер. Многие бактерии и вирусы гибнут при повышенной температуре, выработка гамма-интерферона усиливается при температуре выше 38,0°С, а это важнейший медиатор полноценного иммунного ответа, стимулирующий образование антител.

  • Подъем температуры тела у ребенка при инфекционном заболевании свидетельствует о более высоком уровне здоровья в сравнении с ребенком, у которого при такой же частоте возникновения инфекционных заболеваний высокой температуры не возникает.

Миф №4. Любая лихорадка непременно должна быть пролечена жаропонижающими препаратами и антибиотиками.

Факт №4. Существуют четкие критерии (мы приведем их), когда нужно сбивать температуру ребенку. Во всех остальных случаях температура тела снизится самостоятельно без вмешательства. Есть стойкое убеждение, что через 3 дня высокой лихорадки нужно принимать антибиотики. Кто определил эти 3 дня (вспомним детскую розеолу или болезнь пятого дня)? При многих вирусных инфекциях лихорадка может длиться дольше 3 суток, а применение антибиотиков при вирусных инфекциях нерационально (они не работают и могут быть источником интоксикации для организма).

Существуют такие же критерии назначения антибактериальной терапии (основанные на рекомендациях ВОЗ), но решение должно быть принято совместно с доктором. Чтобы определить, каким заболеванием вызвана температура: легким, вроде простуды, или серьезным, вроде менингита, важно учитывать общее состояние ребенка , его поведение и внешний вид . Если наблюдается необычная вялость, спутанность сознания и другие настораживающие симптомы, нужно позвонить врачу. Если же ребенок активен, не изменил своего поведения, то причин опасаться, что он серьезно болен, нет. Если Вы в чем то сомневаетесь, то лучше тоже проконсультироваться ради собственного спокойствия. Спокойная мама – это залог здоровья для малыша.

Миф №5. Температура тела будет расти все выше и выше, если не вмешаться.

Факт №5. Нет, в большинстве случаев, подъем температуры тела прекращается, достигнув цифр 39,7 — 40 0 С или ниже, так как в организме есть термостат (гипоталамус мозга), следящий за этим процессом.

Если у Вашего ребенка есть хотя бы один признак из ниже перечисленных, срочно свяжитесь с доктором (несмотря на время суток и прочие условия):

Нетипичное состояние для подъема температуры у Вашего ребенка:

  • бледность кожных покровов с длительным ознобом
  • примесь крови в стуле
  • отсутствие слез при плаче
  • необычная вялость (сложно разбудить, после пробуждения моментально вновь засыпает)
  • спутанность сознания
  • лихорадка сопровождается значительной потерей жидкостей (с рвотой, поносом) и, как следствие, обезвоживанием — «запавшие» глаза, снижение количества мочеиспусканий или сухие подгузники, запавший родничок у детей до года
  • отсутствие слез при плаче, сухой язык
  • температура тела ребенка выше 41 0 С
  • возраст – младше 3 месяцев и любое повышение температуры
  • боли в животе, сопровождающиеся подъемом температуры
  • если есть основания подозревать в качестве причины высокой температуры не инфекцию, а другие обстоятельства – перегрев, травму или отравление, везите ребенка в больницу немедленно
  • слабый высокий или постоянный плач
  • постоянная высокая лихорадка дольше трех дней
  • затрудненное (со звуком) или учащенное дыхание

до 2 месяцев – больше 60 дыхательных движений в минуту,

от 2 месяцев до 1 года – больше 50 дыхательных движений в минуту,

от 1 года до 5 лет – больше 40 дыхательных движений в минуту.

Если вы не наблюдаете ни одного признака из вышеперечисленных, но подозреваете, что у ребенка повысилась температура, необходимо ее измерить.

Лихорадкой принято считать повышение температуры тела сверх верхнего предела ее нормальных колебаний в течение дня.

Гипертермическую – 39.1°С и выше.

Нормальные значения температуры

источник

Нормальная температура тела варьирует у разных людей и в течение дня. Лихорадка — ректальная температура, равная или больше 38,0 °С. Значение лихорадки определяется клиническими симптомами; некоторые нетяжелые заболевания могут вызывать высокую лихорадку, в то время как некоторые серьезные заболевания — только незначительное повышение температуры.

Лихорадка обусловлена действием экзогенных (микробных, вирусных) пирогенов, которые, воздействуя на тканевые или кровяные макрофаги, стимулируют выделение ими вторичных (эндогенных) пирогенов. Считается, что главными эндогенными пирогенами являются интерлейкин-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО). Меньшее значение имеет лейкоцитарный интерферон (а).

Лихорадка имеет 3 стадии: incrementi (нарастание), fastigii (плато) и incrementi (снижение). Снижение температуры может быть критическим и литическим. При быстром падении высокой температуры тела (минуты, часы) возможен коллапс.

Температура тела может быть субфебрильной (до 37,5 °С), фебрильной (высокой — 37,5-38,5 °С), гипертермической (гиперпирексия — выше 38,5 °С).

Классифицировать лихорадку можно по продолжительности и выраженности отдельных приступов повышения температуры:

  1. лихорадочная реакция,
  2. гипертермический синдром (Омбреданна),
  3. злокачественная гипертермия.

Лихорадочная реакция предполагает наличие относительно кратковременного эпизода повышения температуры тела (от нескольких минут до 1-2 ч) и не сопровождается существенным ухудшением самочувствия гребенка. Кожа обычно розового цвета, влажная. Температура в ряде случаев (может быть высокой 39-40 °С), но, как правило, легко поддается воздействию жаропонижающих средств. Такая реакция носит название «розовой» или «красной» гипертермии. В ее генезе преобладает теплопродукция.

Гипертермический синдром характеризуется стойкой, торпидной к лечению жаропонижающими препаратами лихорадкой, бледностью кожи (или бледностью с наличием акроцианоза), ухудшением самочувствия, иногда нарушением сознания, поведения (вялость, возбуждение).

[1], [2]

Чаще всего острая лихорадка у ребенка первого года жизни и раннего возраста носит инфекционный характер, в основном это острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) или инфекции ЖКТ. Бактериальные инфекции, обычно средний отит, пневмония, инфекции мочевыводящих путей, встречаются реже, но могут иногда быть очень тяжелыми (например, менингит). Новорожденные восприимчивы к инфекциям, вызванным Streptococcus группы В, Escherichia coli, Lysteria monocytogenes, вирусом простого герпеса, заражение которыми происходит перинатально.

Дети младше 2 лет (особенно младше 3 месяцев) находятся в группе риска по развитию криптогенной бактериемии, то есть наличию патогенных бактерий в крови фебрильно лихорадящего ребенка без признаков локального поражения. Наиболее часто причинно-значимыми микроорганизмами являются Streptococcus pneumoniae и Haemophylus influenzae; прививка против гемофильной инфекции сейчас широко распространена в США и Европе, что привело к менее частому возникновению септицемии.

Редко среди неинфекционных причин острой лихорадки отмечают тепловой удар и отравления (например, антихолинергическими средствами). Некоторые вакцины (например, прививка от коклюша) могут вызывать лихорадку через день или даже через 1-2 недели, вызывать вакциноассоциированное заболевание(например, корь) после прививки. Эта лихорадка у детей обычно длится от нескольких часов до одного дня. Прорезывание зубов не вызывает повышения температуры.

Хроническая лихорадка у детей может указывать на различные причины от аутоиммунных заболеваний (например, ювенильный ревматоидный артрит, неспецифические воспалительные заболевания кишечника) до онкологических (например, лейкоз, лимфома), а также хронические инфекции (остеомиелит, ИМС).

[3], [4], [5], [6], [7], [8]

Обследование отличается в зависимости от возрастной группы и фокусируется на определении источника инфекции или причин неинфекционных заболеваний. Острая лихорадка у ребенка младше 3 месяцев требует тщательного обследования, независимо от других признаков и симптомов, потому что тяжелые инфекции (например, сепсис, менингит) могут возникать без других клинических проявлений.

Для детей младше 3 месяцев анамнез должен фокусироваться на факторах риска развития сепсиса, включая инфекционные заболевания матери, недоношенность, раннее оперативное вмешательство или ВИЧ-инфекцию. У старших детей анамнез должен фокусироваться на обнаружении местных симптомов и признаков, прививочном анамнезе, недавно перенесенных инфекциях (включая инфекционные заболевания членов семьи и человека, осуществляющего уход за ребенком), а также поиске других факторов риска инфицирования, включая инвазивные медицинские процедуры (например, катетеризацию, шунтирование), а также состояния, предрасполагающие к инфекциям (например, врожденные заболевания сердца, серповидноклеточную анемию, новообразования, иммунодефицит). Семейный анамнез аутоиммунных заболеваний также важен. Несмотря на то что нет прямой взаимосвязи между высотой лихорадки и тяжестью причины, температура выше 39,0 «С представляет у детей младше 2 лет высокий риск наличия криптогенной бактериемии.

[9], [10], [11], [12], [13], [14], [15], [16], [17]

Крайне важно оценить общее состояние и внешний вид ребенка. Фебрильно лихорадящий ребенок с признаками интоксикации, особенно когда температура уже снизилась требует тщательного обследования и дальнейшего наблюдения. У всех фебрильно лихорадящих детей особое внимание должно быть уделено осмотру барабанных перепонок, зева, грудной клетки, живота, лимфоузлов, кожи, проверке менингиальных знаков. Петехии или пурпура часто указывают на тяжелую инфекцию.

[18]

Всем фебрильно лихорадящим детям необходимо провести анализ крови с определением количества лейкоцитов и лейкоцитарной формулы, посев крови, анализ мочи и посев мочи. Спинномозговая пункция обязательна для детей младше 2 месяцев; по поводу необходимости проведения этой процедуры у детей в возрасте 2-3 месяцев мнения различны. Целесообразно проведение рентгенографии грудной клетки, определение количества лейкоцитов в кале, посев кала, определение острофазовых показателей (например, СОЭ, С-реактивный белок, прокальцитонин).

Фебрильно лихорадящим детям в возрасте от 3 до 24 месяцев при хорошем самочувствии может быть достаточно внимательного наблюдения, проведение лабораторных анализов необязательно. Если есть симптомы определенной инфекции, должны быть назначены соответствующие исследования (например, рентгенография грудной клетки при наличии гипоксемии, диспноэ или хрипов; анализ и посев мочи при наличии мочи с неприятным запахом). Если у ребенка симптомы интоксикации, однако нет локальных симптомов, следует назначить общий анализ крови, посев крови и исследования мочи и спинномозговой жидкости.

Обследование детей старше 2 лет определяется анамнезом и результатами осмотра; контроль посева крови и количества лейкоцитов не показан.

[19], [20], [21], [22], [23], [24], [25], [26], [27], [28], [29], [30], [31]

Симптоматическое лечение лихорадки у детей обычно включает ацетоаминофен в дозе 10-15 мг/кг внутрь или ректально каждые 4 или 6 часов (не превышать 5 доз в сутки) или ибупрофен по 5-10 мг/кг каждые 6-8 часов.

Лечение инфекционной лихорадки с точно установленной этиологией направлено на терапию основного заболевания. Лечение лихорадки у ребенка неустановленного генеза зависит от возраста, анамнеза и результатов лабораторного и инструментального обследования.

Большинство экспертов рекомендуют лечить младенцев в возрасте до 28 суток в условиях стационара до получения результатов лабораторного исследования с использованием внутривенных форм антибиотиков широкого спектра действия. Действующие рекомендации включают цефтриаксон (по 50-70 мг/кг каждые 24 часа или по 80-100 мг/кг, если обнаружен высокий цитоз в ликворе) или цефотаксим (по 50 мг/кг каждые 6 часов) плюс ампициллин, который эффективен против листерий и энтерококков. Ванкомицин (по 15 мг/кг каждые 6 часов) добавляют, если предполагают, что заболевание может быть вызвано пенициллин-резистентными штаммами Streptococcus pneumoniae, или ацикловир, в случае, если предполагают наличие герпетической инфекции.

Решение о том, насколько глубокое обследование требуется, если есть лихорадка у ребенка, нужно ли назначать ребенку антибиотики до получения результатов посева, госпитализировать его в стационар или оставить лечиться дома, зависит от состояния ребенка, ответственности семьи, наличия или отсутствия факторов риска развития септицемии.

источник

Лихорадка продолжает оставаться одной из ведущих причин обращения за неотложной медицинской помощью в педиатрической практике.

Отмечено, что повышение температуры тела у детей не только один из наиболее частых поводов обращения к врачу, но и основная причина бесконтрольного применения различных лекарственных средств. При этом в качестве жаропонижающих препаратов долгие годы традиционно использовались различные нестероидные противовоспалительные средства (салицилаты, производные пиразолона и парааминофенола). Однако в конце 70-х годов появились убедительные данные о том, что применение производных салициловой кислоты при вирусных инфекциях у детей может сопровождаться развитием синдрома Рейе. Учитывая, что синдром Рейе характеризуется крайне неблагоприятным прогнозом (летальность — до 80%, высокий риск развития серьезных неврологических и когнитивных нарушений у выживших) в США в начале 80-х годов было принято решение о введении запрета на использование салицилатов у детей при гриппе, ОРВИ и ветряной оспе. Кроме этого все безрецептурные лекарственные средства, в состав которых входили салицилаты, стали маркироваться текстом предостережения, что их использование у детей с гриппом и ветряной оспой может привести к развитию синдрома Рейе. Все это способствовало существенному снижению частоты синдрома Рейе в США. Так, если до ограничения применения аспирина у детей (в 1980 г.) было зарегистрировано 555 случаев данного заболевания, то уже в 1987 г.- только 36, а в 1997 г. — всего 2 случая синдрома Рейе [2]. Одновременно накапливались данные о серьезных побочных и нежелательных эффектах и других антипиретиков. Так, амидопирин, часто используемый педиатрами в прошлые десятилетия, из-за своей высокой токсичности также был исключен из номенклатуры лекарственных препаратов [3]. Убедительные доказательства, что анальгин (дипирон, метамизол) может неблагоприятно воздействовать на костный мозг, угнетая кроветворение, вплоть до развития фатального агранулоцитоза, способствовали резкому ограничению его использования в медицинской практике во многих странах мира.

Читайте также:  Принципы ухода за больными при лихорадке

Серьезный анализ результатов научных исследований по изучению сравнительной эффективности и безопасности различных анальгетиков-антипиретиков у детей привел к значительному сокращению жаропонижающих лекарственных средств, разрешенных к применению в педиатрической практике. В настоящее время только парацетамол и ибупрофен официально рекомендуются для использования при лихорадке у детей в качестве безопасных и эффективных жаропонижающих лекарственных средств. Однако, несмотря на четкие рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения по выбору и применению антипиретиков при лихорадке у детей, отечественные педиатры все еще нередко продолжают использовать ацетилсалициловую кислоту и анальгин.

Развитие лихорадки
До активного внедрения в медицинскую практику жаропонижающих и антибактериальных средств анализ особенностей течения лихорадочной реакции играли важное диагностическое и прогностическое значение. При этом были выделены специфические особенности лихорадки при многих инфекционных заболеваниях (брюшной тиф, малярия, сыпной тиф и др.). В то же время С.П.Боткин еще в 1885 г. обращал внимание на условность и абстрактность усредненных характеристик лихорадки [9]. Кроме этого обязательно необходимо учитывать и тот факт, что характер лихорадки зависит не только от патогенности, пирогенности возбудителя и массивности его инвазии или степени выраженности процессов асептического воспаления, но и от индивидуальных возрастных и конституционных особенностей реактивности пациента, фоновых его состояний.

Лихорадку принято оценивать по степени повышения температуры тела, длительности лихорадочного периода и характеру температурной кривой:

В зависимости от степени повышения температуры:

  • Субфебрильная — 37,20 — 38,00 С
  • Низкая фебрильная — 38,10 — 39,00 С
  • Высокая фебрильная — 39,10 — 40,10 С
  • Чрезмерная (гипертермическая) — свыше 41,10 С
  • В зависимости от продолжительности лихорадочного периода:

  • Эфемерная — от нескольких часов до нескольких дней.
  • Острая — до 15 дней.
  • Подострая — до 45 дней.
  • Хроническая — свыше 45 дней.
  • Следует отметить, что в настоящее время, из-за широкого применения этиотропных (антибактериальных) и симптоматических (жаропонижающих) лекарственных средств уже на ранних сроках инфекционного заболевания, типичные температурные кривые редко приходится видеть на практике.

    Клинические варианты лихорадки и ее биологическое значение
    При анализе температурной реакции очень важно не только оценить величину ее подъема, продолжительность и колебания, но сопоставить это с состоянием ребенка и клиническими проявлениями заболевания. Это не только существенно облегчит диагностический поиск, но и позволит выбрать правильную тактику наблюдения и лечения пациента, что в конечном итоге и определит прогноз заболевания.

    Особо следует обращать внимание на клинические эквиваленты соответствия процессов теплоотдачи повышенному уровню теплопродукции, т.к. в зависимости от индивидуальных особенностей и фоновых состояний лихорадка, даже при одинаковом уровне гипертермии, у детей может протекать по-разному.

    Выделяют «розовый» и «бледный» варианты лихорадки. Если при повышении температуры тела теплоотдача соответствует теплопродукции, то это свидетельствует об адекватном течении лихорадки. Клинически это проявляется «розовой» лихорадкой. При этом наблюдается нормальное поведение и удовлетворительное самочувствие ребенка, кожные покровы розовые или умеренно гиперемированные, влажные и теплые на ощупь. Это прогностически благоприятный вариант лихорадки.

    Отсутствие потливости у ребенка с розовыми кожными покровами и лихорадкой должно настораживать в плане подозрения на выраженное обезвоживание из-за рвоты, диареи.

    В том случае, когда при повышении температуры тела теплоотдача из-за существенного нарушения периферического кровообращения неадекватна теплопродукции лихорадка приобретает неадекватное течение. Сказанное наблюдается при другом варианте — «бледной» лихорадке. Клинически при этом отмечаются нарушение состояния и самочувствия ребенка, озноб, бледность, мраморность, сухость кожных покровов, акроцианоз, холодные стопы и ладони, тахикардия. Эти клинические проявления свидетельствуют о прогностически неблагоприятном течении лихорадки и являются прямым указанием на необходимость оказания неотложной помощи.

    Одним из клинических вариантов неблагоприятного течения лихорадки является гипетермический синдром. Впервые симптоматика этого патологического состояния была описана в 1922 г. (L.Ombredanne, 1922).

    У детей раннего возраста развитие гипертермического синдрома в подавляющем большинстве случаев обусловлено инфекционным воспалением, сопровождающимся токсикозом. Развитие лихорадки на фоне острых микроциркуляторных обменных нарушений, лежащих в основе токсикоза (спазм с последующей дилатацией капилляров, артериовенозное шунтирование, сладжирование тромбоцитов и эритроцитов, нарастающие метаболический ацидоз, гипоксия и гиперкапния, трансминерализация и др.) приводит к усугублению патологического процесса [10,11,12]. Происходит декомпенсация терморегуляции с резким нарастанием теплопродукции, неадекватно сниженной теплоотдачей и отсутствием эффекта от жаропонижающих препаратов.

    Гипертермический синдром, в отличие от адекватной («благоприятной», «розовой») лихорадки требует срочного применения комплексной неотложной терапии.
    Как правило при гипертемическом синдроме отмечается повышение температуры до высоких цифр (39-39,50 С и выше). Однако следует помнить, что в основе выделения гипертемического синдрома в отдельный вариант температурной реакции лежит не степень повышения температуры тела до конкретных цифр, а клинические особенности течения лихорадки. Это связано с тем, что в зависимости от индивидуальных возрастных и преморбитных особенностей детей, сопутствующих заболеваний одинаковый уровень гипертермии может отмечаться при разных вариантах течения лихорадки. При этом определяющим фактором в течение лихорадки является не степень гипертермии, а адекватность терморегуляции — соответствие процессов теплоотдачи уровню теплопродукции.

    Таким образом, гипертемическим синдромом следует считать патологический вариант лихорадки, при котором отмечается быстрое и неадекватное повышение температуры тела, сопровождающееся нарушением микроциркуляции, метаболическими расстройствами и прогрессивно нарастающей дисфункцией жизненно важных органов и систем.

    В целом биологическое значение лихорадки заключается в повышении естественной реактивности организма. Повышение температуры тела приводит к усилению интенсивности фагоцитоза, увеличению синтеза интерферона, возрастанию трансформации лимфоцитов и стимуляции антителогенеза. Повышеная температура тела препятствует размножению многих микроорганизмов (кокков, спирохет, вирусов).

    Однако, лихорадка, как и всякая неспецифическая защитноприспособительная реакция, при истощении компенсаторных механизмов или при гипертермическом варианте может быть причиной развития тяжелых патологических состояний.

    Следует отметить, что на развитие неблагоприятных последствий лихорадки существенное значение могут оказать индивидуальные факторы отягощенного преморбита. Так, у детей с серьезными заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем лихорадка может привести к развитию декомпенсация этих систем. У детей с патологией ЦНС (перинатальные энцефалопатии, синдром гематоликворных нарушений, эпилепсия и др.) лихорадка может спровоцировать развитие приступа судорог. Не менее важное значение для развития патологических состояний при лихорадке играет и возраст ребенка. Чем младше ребенок, тем опаснее для него быстрый и существенный подъем температуры в связи с высоким риском развития прогрессирующих метаболических нарушений, отека мозга трансминерализации и нарушением витальных функций [13].

    Дифференциальная диагностика патологических состояний, сопровождающихся лихорадкой.
    Повышение температуры тела является неспецифическим симптомом, возникающим при многочисленных заболеваниях и патологических состояниях. При проведении дифференциальной диагностики необходимо обращать внимание:

  • на продолжительность лихорадки;
  • на наличие конкретных клинических симптомов и симптомокомплексов, позволяющих диагности-ровать заболевание;
  • на результаты параклинических исследований.

    Лихорадка у новорожденных и детей первых трех месяцев требует пристального медицинского наблюдения. Так, если лихорадка возникает у новорожденного ребенка в течение первой недели жизни, необходимо исключить возможность обезвоживания в результате чрезмерной потери массы тела, что чаще встречается у детей, родившихся с крупной массой. В этих случаях показано проведение регидратации. У новорожденных и детей первых месяцев жизни возможно повышение температуры в связи с перегреванием и чрезмерным возбуждением.

    Подобные ситуации чаще возникают у недоношенных, детей, родившихся с признаками морфофункциональной незрелости. При этом воздушная ванна способствует быстрой нормализации температуры тела.

    Сочетание лихорадки с отдельными клиническими симптомами и ее возможные причины приведены в таблице 1.

    Таблица 1 Возможные причины лихорадки в сочетании с отдельными клиническими симптомами

    Симптомокомплекс Возможные причины
    Лихорадка, сопровождающаяся поражением зева, глотки, полости рта Острый фарингит; острый тонзиллит, ангина, острый аденоидит, дифтерия, афтозный стоматит, заглоточный абсцесс
    Лихорадка+ поражение зева, как симптомокомплекс инфекционных и соматических заболеваний. Вирусные инфекции: инфекционный мононуклеоз, грипп, аденовирусная инфекция, энтеровирусная герпангина, корь, ящур.
    Микробные заболевания: туляремия, листериоз, псевдотуберку-лез.
    Болезни крови: агранулоцитоз-нейтропения, острый лейкоз
    Лихорадка, сочетающаяся с кашлем Грипп, парагрипп, коклюш, аденовирус-ная инфекция, острый ларингит. Бронхиты, пневмании, плеврит, абсцесс легкого, туберкулез
    Лихорадка + сыпи в комплексе с симптомами, характерными для указанных заболеваний Детские инфекции (корь, скарлатина и др.);
    тифы и паратифы;
    иерсиниоз;
    токсоплазмоз (врожденный, приобре-тенный) в острой фазе;
    лекарственная аллергия;
    многоформная эксудативная эритема;
    диффузные болезни соединительной ткани (СКВ, ЮРА, дерматомиозит);
    системные васкулиты (болезнь Каваса-ки и др.)
    Лихорадка, соправождающаяся геморрагическими высыпаниями Острый лейкоз;
    геморрагические лихорадки (Дальневосточная, Крымская и др.);
    острая форма гистиоцитоза Х;
    инфекционный эндокардит;
    менингококковая инфекция;
    синдром Уотерхауса-Фридериксона;
    тромбоцитопеническая пурпура;
    гипопластическая анемия;
    геморрагический васкулит.
    Лихорадка + узловатая эритема Узловатая эритема, как заболевание;
    туберкулез, саркоидоз, болезнь Крона
    Лихорадка и локальное увеличение периферических лимфатических узлов в составе симптомокомплексов, указанных заболеваний Лимфаденит;
    рожистое воспаление;
    заглоточный абсцесс;
    дифтерия зева;
    скарлатина, туляремия;
    болезнь кошачьей зарапины;
    синдром Капоши
    Лихорадка с генерализованным увеличением лимфатических узлов Лимфоденопатия при вирусных инфекциях: краснуха, ветряная оспа, энтеровирусные инфекции, аденовирусная инфекция, инфекционный мононуклеоз;
    при бактериальных инфекциях:
    листериоз, туберкулез;
    при заболеваниях, вызванных простейшими:
    лейшманиоз, токсоплазмоз;
    болезнь Кавасаки;
    злокачественные лимфомы (лимфо-грануломатоз, неходжкинские лимфомы, лимфосаркомы).
    Лихорадки боли в животе Пищевые токсикоинфекции, дизентерия, иерсиниоз;
    острый аппендицит;
    болезнь Крона, неспецифический язвенный колит, опухоли ЖКТ;
    острый панкреатит;
    пиелонефрит, мочекаменная болезнь;
    туберкулез с поражением мезентериальных узлов.
    Лихорадка + спленомегалия Гематоонкологические заболевания (острый лейкоз и др.);
    эндокардит, сепсис;
    СКВ;
    туберкулез, бруцеллез, инфекционный мононуклеоз, брюшной тиф.
    Лихорадки + диарея в сочетании с симптоматикой, наблюдаемой при указанных заболеваниях Пищевые токсикоинфекции, дизентерия, энтеровирусные инфекции (в т.ч. ротовирусные);
    псевдотуберкулез, ящур;
    неспецифический язвенный колит, болезнь Крона;
    коллагинозы (склеродермия, дерматомиозит);
    системные васкулиты;
    Лихорадка сочетающаяся с менингеальным синдромом Менингиты, энцефалиты, полиомиелит;
    грипп;
    брюшной и сыпной тифы;
    Ку-лихорадка.
    Лихорадка в сочетании с желтухой Гемолитические анемии.
    Печеночные желтухи:
    гепатиты, холангиты.
    Лептоспироз.
    Сепсис новорожденных;
    цитомегаловирусная инфекция.
    Надпеченочные желтухи:
    острый холецистит;
    Лихорадка головная боль Грипп, менингит, энцефалит, менинго-энцефалит, сыпной и брюшной тифы

    Из данных, приведенных в таблице 1, следует, что возможные причины лихорадки чрезвычайно многообразны, поэтому только тщательный сбор анамнеза, анализ клинических данных в сочетании с углубленным целенаправленным обследованием позволит лечащему врачу выявить конкретную причину лихорадки и диагностировать заболевание.

    Жаропонижающие препараты в педиатрической практике.
    Жаропонижающие лекарственные средства (анальгетики-антипиретики)
    — являются одними из наиболее часто используемых препаратов в медицинской практике.

    Жаропонижающим эффектом обладают препараты, относящиеся к группе нестероидных противовоспалительных лекарственных средств (НПВС).

    Терапевтические возможности НПВС были открыты, как это часто бывает, задолго до понимания механизма их действия. Так R.E.Stone в 1763 г. было сделано первое научное сообщение о жаропонижающем действии препарата, полученного из ивовой коры. Затем было установлено, что активным действующим началом ивовой коры является салицин. Постепенно синтетические аналоги салицина (салицилат натрия и ацетилсалициловая кислота) полностью заменили в терапевтической практике природные соединения.

    В дальнейшем у салицилатов кроме жаропонижающего эффекта были отмечены противовоспалительная и обезболивающая активность. Одновременно синтезировались другие химические соединения, в той или иной степени, обладающие аналогичными терапевтическими эффектами (парацетамол, фенацетин и др.).

    Читайте также:  Бостонская лихорадка у детей лечение

    Лекарственные препараты, характеризующиеся противовоспалительной, жаропонижающей и обезболивающей активностью и не являющиеся аналогами глюкокортикоидов, стали относить в группу нестероидных противовоспалительных средств.

    Механизм действия НПВС, заключающийся в подавлении синтеза простагландинов, был установлен только в начале 70-х годов нашего столетия.

    Нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) — лекарственные препараты, не имеющие гормональной активности, но, благодаря угнетению синтеза простагландинов, обладающие противовоспалительным, жаропонижающим и обезболивающим эффектами

    Механизм действия жаропонижающих лекарственных средств
    В основе жаропонижающего эффекта анальгетиков-антипиретиков лежат механизмы угнетения синтеза простагландинов за счет снижения активности циклооксигеназы.

    Источником простагландинов является арахидоновая кислота, образующаяся из фосфолипидов клеточной мембраны. Под действием циклооксигеназы (ЦОГ) арахидоновая кислота превращается в циклические эндоперекиси с образованием простагландинов, тромбоксана и простациклина. Кроме ЦОГ арахидоновая кислота подвергается ферментативному воздействию с образованием лейкотриенов.

    В нормальных условиях активность процессов метаболизма арахидоновой кислоты строго регламентируется физи-ологическими потребностями организма в простагландинах, простациклине, тромбоксане и лейкотриенах. Отмечено, что направленность вектора ферментативных превращений циклических эндоперекисей зависит от типа клеток, в которых происходит метаболизм арахидоновой кислоты. Так в тромбоцитах из большей части циклических эндоперекисей образуются тромбоксаны. В то время как в клетках сосудистого эндотелия образуется преимущественно простациклин.

    Кроме этого установлено, что существует 2 изофермента ЦОГ. Так, первый — ЦОГ-1 функционирует в обычных условиях, направляя процессы метаболизма арахидоновой кислоты на образование простагландинов, необходимых для осуществления физиологических функций организма. Второй изофермент циклооксигеназы — ЦОГ-2 — образуется только при воспалительных процессах под влиянием цитокинов.

    В результате блокирования ЦОГ-2 нестероидными противовоспалительными лекарственными средствами уменьшается образование простагландинов. Нормализация концентрации простагландинов в месте повреждения приводит к снижению активности воспалительного процесса и устранению болевой рецепции (периферический эффект). Блокада НПВС циклооксигеназы в ЦНС сопровождается уменьшением концентрации простагландинов в цереброспинальной жидкости, что приводит к нормализации температуры тела и анальгезирующему эффекту (центральное действие).

    Таким образом, воздействуя на циклооксигеназу и уменьшая синтез простагландинов, нестероидные противовоспалительные средства оказывают противовоспалительное, обезболивающее и жаропонижающее действие.

    В педиатрической практике в качестве жаропонижающих препаратов долгие годы традиционно использовались различные нестероидные противовоспалительные средства (салицилаты, производные пиразолона и парааминофенола). Однако к 70-м годам нашего столетия накопилось большое количество убедительных данных о высоком риске развития побочных и нежелательных эффектов при использовании многих из них. Так было доказано, что применение производных салициловой кислоты при вирусных инфекциях у детей может сопровождаться развитием синдрома Рейе. Были получены также достоверные данные о высокой токсичности анальгина и амидопирина. Все это привело к значительному сокращению числа разрешенных жаропонижающих лекарственных средств для применения в педиатрической практике. Так во многих странах мира были исключены из национальных фармакопей амидопирин, анальгин и не рекомендовано применение ацетилсалициловой кислоты у детей без специальных на то показаний.

    Такой подход поддержали и специалисты ВОЗ, согласно рекомендациям которых ацетилсалициловая кислота не должна использоваться как анальгетик-антипиретик у детей в возрасте до 12 лет.
    Доказано, что среди всех жаропонижающих лекарственных средств только парацетамол и ибупрофен полностью отвечают критериям высокой терапевтической эффективности и безопасности и могут быть рекомендованы для использования в педиатрической практике.

    Таблица 2 Жаропонижающие ЛС, разрешенные для использования у детей

    Препарат (формы выпуска) Безрецептурный отпуск С какого возраста можно назначать
    Парацетамол (сироп, суспензия, свечи) Да С 1 месяца
    Ибупрофен (сироп, суспензия) Да С 6 месяцев
    Метамизол натрий (р-р для в/м введения) Нет С 6 месяцев

    Применение в педиатрической практике анальгина (метамизола) как жаропонижающего и обезболивающего средства допустимо лишь в некоторых случаях:

  • Индивидуальная непереносимость препаратов выбора (парацетамол, ибупрофен).
  • Необходимость парентерального применения анальгетика-антипиретика при проведении интенсивной терапии или при невозможности перректального или перорального введения препаратов выбора.

    Таким образом, в настоящее время только парацетамол и ибупрофен официально рекомендуются для использования при лихорадке у детей в качестве наиболее безопасных и эффективных жаропонижающих лекарственных средств. При этом следует отметить, что ибупрофен, в отличие от парацетамола, блокируя циклооксигеназу как в ЦНС, так и в месте воспаления, обладает не только жаропонижающим, но и противовоспалительным эффектом, потенцирующим его антипиретическое действие.

    Изучение жаропонижающей активности ибупрофена и парацетамола показало, что при использовании сопоставимых доз ибупрофен проявляет большую антипиретическую эффективность. Установлено, что жаропонижающая эффективность ибупрофена в разовой дозе 5 мг/кг выше, чем у парацетамола в дозе 10 мг/кг.

    Нами проведено сравнительное изучение терапевтической (антипиретической) эффективности и переносимости ибупрофена (Ибуфен-суспензия, PolPharma,Польша) и парацетамола (калпол) при лихорадке у 60-ти детей в возрасте 13-36 месяцев, переносящих острые респираторные инфекции [6].

    Анализ динамики изменений температуры тела у детей с исходной лихорадкой менее 38,50C (группа риска по развитию фебрильных судорог) показал, что жаропонижающий эффект исследуемых препаратов начал развиваться уже через 30 минут после их приема. При этом было отмечено, что темпы снижения лихорадки более выражены у Ибуфена. Однократный прием Ибуфена сопровождался также и более быстрой нормализацией температуры тела, по сравнению с парацетамолом. Отмечено, что если использование Ибуфена приводило к снижению температуры тела до 370C уже к концу 1 часа наблюдения, то у детей из группы сравнения температурная кривая достигала указанных значений только через 1,5-2 часа после приема калпола. После нормализации температуры тела антипиретический эффект от однократного приема Ибуфена сохранялся на протяжении последующих 3,5 часов, тогда как при использовании калпола — 2,5 часов.

    При изучении антипиретического эффекта сравниваемых препаратов у детей с исходной температурой тела выше 38,50C было установлено, что однократный прием ибупрофена сопровождался более интенсивными темпами снижения лихорадки по сравнению с калполом. У детей основной группы нормализация температуры тела отмечалась через 2 часа после приема Ибуфена, в то время как в группе сравнения дети продолжали лихорадить на субфебрильных и фебрильных цифрах. Жаропонижающий эффект Ибуфена, после снижения лихорадки, сохранялся на протяжении всего периода наблюдения (4,5 часа). В то же время у большей части детей, получавших калпол, температура не только не снижалась до нормальных цифр, но и начиная с 3 часа наблюдения вновь нарастала, что требовало повторного приема жаропонижающих препаратов в дальнейшем.

    Отмеченный нами более выраженный и пролонгированный жаропонижающий эффект ибупрофена по сравнению с сопоставимыми дозами парацетамола согласуется с результатами исследований разных авторов [4]. Более выраженный и продолжительный жаропонижающий эффект у ибупрофена связывают с его противовоспалительным действием, потенцирующим антипиретическую активность. Считают, что именно это объясняет более эффективное жаропонижающее и обезболивающее действие ибупрофена по сравнению с парацетамолом, не обладающим существенной противовоспалительной активностью.

    Ибуфен переносился хорошо, побочных и нежелательных эффектов зарегистрировано не было. В то же время применение калпола сопровождалось появлением у 3 детей аллергической экзантемы, купировавшейся антигистаминными препаратами.

    Таким образом, проведенные нами исследования показали высокую жаропонижающую эффективность и хорошую переносимость препарата — Ибуфен суспензии (ибупрофен) — при купировании лихорадки у детей с острыми респираторными инфекциями.

    Полученные нами результаты полностью согласуются с данными литературы, свидетельствующими о высокой эффективности и хорошей переносимости ибупрофена [14,15]. При этом отмечено, что кратковременное применение ибупрофена имеет такой же низкий риск развития нежелательных эффектов, как и парацетамол, по праву считающийся минимально токсичным среди всех анальгетиков-антипиретиков.

    В тех случаях, когда клинические и анамнестические данные свидетельствуют о необходимости проведения жаропонижающей терапии необходимо руководствоваться рекомендациями специалистов ВОЗ, назначая эффективные и наиболее безопасные лекарственные средства — ибупрофен и парацетамол. При этом считается, что ибупрофен может быть применен в качестве стартовой терапии в тех случаях, когда назначение парацетамола противопоказано или малоэффективно (FDA, 1992).

    Рекомендованные разовые дозы: парацетамола — 10-15 мг/кг массы, ибупрофена — 5-10 мг/кг. При применении детских форм препаратов (суспензии, сиропы) необходимо использовать только мерные ложки, прилагаемые к упаковкам. Это связано с тем, что при использовании домашних чайных ложек, объем которых на 1-2 мл меньше, существенно снижается реальная доза препарата, получаемая ребенком. Повторное использование жаропонижающих препаратов возможно не ранее 4-5 часов спустя первого приема.

    Парацетамол противопоказан при тяжелых заболеваниях печени, почек, органов кроветворения, а также при дефиците глюкозо-6-дегидрогеназы.
    Одновременное использование парацетамола с бабритуратами, противосудорожными препаратами и рифампицином повышает риск развития гепатотоксических эффектов.
    Ибупрофен противопоказан при обострении язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, аспириновой триаде, тяжелых нарушениях печени, почек, органов кроветворения, а также при заболеваниях зрительного нерва.
    Следует отметить, что ибупрофен способствует повышению токсичности дигоксина. При одновременном применении ибупрофена с калийсберегающими диуретиками возможно развитие гиперкалийемии. В то время как одновременное применение ибупрофена с другими диуретиками и антигипертензивными средствами ослабляет их действие.

    Только в тех случаях, когда пероральное или ректальное введение жаропонижающих препаратов первого ряда (парацетамол, ибупрофен) невозможно или нецелесообразно, показано парентеральное назначение метамизола (анальгина). При этом разовые дозы метамизола (анальгина) не должны превышать 5 мг/кг (0,02 мл 25% р-ра анальгина на 1 кг массы тела) у младенцев и 50-75 мг/год (0,1-0,15 мл 50% р-ра анальгина на год жизни) у детей старше года [10,12]. Следует отметить, что появление убедительных доказательств неблагоприятного воздействия метамизола (анальгина) на костный мозг (вплоть до развития фатального агранулоцитоза в наиболее тяжелых случаях!) способствовали резкому ограничению его использования [11].

    При выявлении «бледной» лихорадки целесообразно комбинировать прием жаропонижающих лекарственных средств с сосудорасширяющими препаратами (папаверин, дибазол, папазол) и физическими методами охлаждения. При этом разовые дозы препаратов выбора стандартные (парацетамола — 10-15 мг/кг массы, ибупрофена — 5-10 мг/кг.). Из числа сосудорасширяющих препаратов чаще используется папаверин в разовой дозе 5-20 мг в зависимости от возраста.

    При стойкой лихорадке, сопровождающейся нарушением состояния и признаками токсикоза, а также при гипертермическом синдроме целесообразна комбинация антипиретиков, сосудорасширяющих и антигистаминных препаратов [10,12]. При внутримышечном введении допустима комбинация этих лекарственных средств в одном шприце. Указанные препараты используются в следующих разовых дозировках [13].

    50% раствор анальгина:

  • до 1 года — 0,01 мл/кг;
  • старше 1 года — 0,1 мл/год жизни.
    2,5% раствор дипразина (пипольфена):
  • до 1 года — 0,01 мл/кг;
  • старше 1 года — 0,1-0,15 мл/год жизни.
    2% раствор папаверина гидрохлорид:
  • до 1 года — 0,1-0,2 мл
  • старше 1 года — 0,2 мл/год жизни.

    Дети с гипертермическим синдромом, а также с некупирующейся «бледной лихорадкой» после оказания неотложной помощи должны быть госпитализированы.

    Следует особо отметить, что недопустимо курсовое применение антипиретиков без серьезного поиска причин лихорадки. При этом возрастает опасность диагностических ошибок («пропуск» симптомов серьезных инфекционно-воспалительных заболеваний таких, как пневмония, менингит, пиелонефрит, аппендицит и др.). В тех случаях, когда ребенок получает антибактериальную терапию, регулярный прием жаропонижающих также недопустим, т.к. может способствовать неоправданному затягиванию решения вопроса о необходимости замены антибиотика. Это объясняется тем, что одним из наиболее ранних и объективных критериев терапевтической эффективности антимикробных средств является снижение температуры тела.

    Необходимо подчеркнуть, что «невоспалительные лихорадки» не купируются жаропонижающими средствами и, следовательно, не должны назначаться. Это становится понятным, ибо при «невоспалительной лихорадке» точек приложения («мишеней») для анальгетиков-антипиретиков нет, т.к. циклооксигеназа и простагландины не играют существенного значения в генезе этих гипертермий.

    Таким образом, суммируя сказанное, рациональная терапевтическая тактика при лихорадке у детей заключается в следующем:

    1. У детей должны применяться только безопасные жаропонижающие лекарственные средства.
    2. Препаратами выбора при лихорадке у детей являются — парацетамол и ибупрофен.
    3. Назначение анальгина возможно только в случае непереносимости препаратов выбора или при необходимости парентерального введения жаропонижающего препарата.
    4. Назначение антипиретиков при субфебрильной лихорадке показано только детям группы риска.
    5. Назначение жаропонижающих препаратов у здоровых детей при благоприятном варианте температурной реакции показано при лихорадке >390 С.
    6. При «бледной» лихорадке показано назначение комбинации анальгетик-антипиретик + сосудорасширяющий препарат (по показаниям -антигистаминные).
    7. Рациональное использование жаропонижающих средств позволит свести до минимума риск развития их побочных и нежелательных эффектов.
    8. Недопустимо курсовое использование анальгетиков- антипиретиков с жаропонижающей целью.
    9. Противопоказано назначение жаропонижающих препаратов при «невоспалительных лихорадках» (центральная, нейрогуморальная, рефлекторная, обменная, медикаментозная и др.)

    источник