Меню Рубрики

Энтерит симптомы и лечение у птиц

Гастроэнтерит (Gastroenteritis) -заболевание птиц сопровождающееся воспалением слизистой оболочки железистого желудка и кишечника. Гастроэнтеритом поражается преимущественно взрослая птица и молодняк старшего возраста.

Этиология. Заболевание у птиц возникает при скармливании им недоброкачественных кормов (прогнивших, заплесневелых, промерзших, прокисших), поении птицы затхлой водой или при поедании минеральных удобрений. У водоплавающей птицы гастроэнтериты часто бывают при содержании их на непроточных, загрязненных водоемах, особенно в жаркое время года. У кур и индеек гастроэнтерит обычно развивается в результате катара или закупорки зоба.

К гастроэнтериту предрасполагает витаминно-минеральная недостаточность, нарушения режима кормления, неудовлетворительное ветеринарно-санитарное состояние на ферме.

Клиническая картина. В зависимости от характера вызвавшей заболевание причины и состояния резистентности организма, гастроэнтерит у птиц может протекать остро или хронически. Острый гастроэнтерит у птиц может перейти в хронический гастроэнтерит. При клиническом осмотре у больной птицы отмечаем угнетение, общую слабость, пониженный аппетит, гребень у птицы посиневший, атонию и опущение мышечного желудка, симптомы катарального воспаления зоба.

При остром течении заболевания фекалии у больной птицы желто-зеленого цвета, зловонные, пенистые, с кислым или гнилостным запахом, иногда в фекалиях находим остатки не переваренного корма, перья вокруг клоаки запачканы фекалиями.

При хроническом течении болезни у больной птицы развивается анемия, атония кишечника и переполнение его газами, птица погибает от истощения.

Патологоанатомические изменения. При вскрытии слизистая оболочка железистого желудка и кишечника гиперемирована и отечна, покрыта вязкой слизью, под слизью видны кровоизлияния. Печень имеет светлый цвет и дряблую консистенцию. Кровеносные сосуды упавшей птицы переполнены кровью. Скелетная мускулатура истощена.

Диагноз ставим на основании клинических признаков болезни и данных патологоанатомического вскрытия павшей птицы.

Лечение. При появлении больных на птицеферме владельцы устраняют выявленные причины болезни, улучшают условия кормления и содержания. Всему поголовью вместо воды выпаивают слабые растворы дезинфицирующих средств (0,2%-ный сульфат меди или железа, 0,02%-ный раствор перманганата калия или 0,05%-ный формалин).

Хорошее лечебное действие оказывают антибиотики и сульфаниламидные препараты кишечного спектра действия (хлортетрациклин, биомицин, биовитин, сульгин, фталазол, норсульфазол задают больной птице в дозе 0,1-0,5 2-3 раза в день). Антибиотики и сульфаниламиды задают с кормом 2-3 раза в день до выздоровления, но не более 4-5 дней подряд. Неплохо себя зарекомендовал фурозолидон по 0,01-0,05 2 раза в сутки в течение 2-3 дней подряд. При хронических гастроэнтеритах с профилактической и лечебной целью всему поголовью в рацион кормления вводят ацидофильно-бульонные культуры –АБК и ПАБК (5-10мл), желудочный сок по 5-10мл или карловарскую соль по 3-5г на голову в сутки в течение 7-10 дней подряд. В качестве диетических кормов назначают поджаренное зерно по 30,0- 50,0 г на голову, зеленую подкормку вволю, силос по 30, -50,0г.

Профилактика строится на соблюдение ветеринарно — санитарных правил кормления и содержания птицы.

источник

Заболевание кишечника у попугаевых имеет различные по форме проявления, но наиболее часто наблюдается диарея и закупорка кишечника.

Симптомы. Птица при закупорке кишечника угнетена, часто бьет хвостом и издает жалобный писк. Помет очень плотный, имеет светло-желтую и серую окраску, иногда увлажненный, но очень увеличен в объеме. Закупорка может быть в такой форме, при которой полностью прекращается отделение помета. У птицы возникает клоацит и, как следствие, расклев.

Этиология. Причины закупорки кишечника различные: опухоли, новообразования клоаки, задержка яйцекладки и др.

Энтериты обычно проявляются после вирусных бактериальных заболеваний. У канареек энтериты инфекционной этиологии вызывают пастереллез, сальмонеллез, колибактериоз. Некротические очаги, образующиеся в печени при псевдотуберкулезе, при внимательном осмотре можно увидеть через тонкую брюшную полость.

С целью предупреждения заражения эндопаразитами, вызывающими тяжелые энтериты, учитывают то, что они возникают только при вольерном содержании. При небольшой инвазии вновь вводимая птица не имеет нарушений в общем состоянии. Из кокцидиозов у канареек преобладают виды изоспор, паразитирующих у домашних птиц. Иногда у зерноядных можно обнаружить ленточных червей, которыми заражается молодняк при скармливании насекомыми.

Большое влияние на кишечные заболевания оказывает инфекция и инвазия. При паразитарных заболеваниях встречаются кокцидии, капиллярии, аскаридии и цестоды. Ястребы, совы и многие импортируемые птицы оказываются носителями трематод. Паразитов обнаруживают при относительно нормальном общем состоянии организма, Только в отдельных случаях при сильнейшем паразитарном поражении у птиц отмечаются выраженные патологические признаки.

Воспалительные изменения при перитоните, как правило, лечению не поддаются.

С признаками энтеритов могут протекать инвазии, различные бактериальные, грибковые и вирусные болезни. Диагноз. Необходимо дифференцировать болезни печени и почек. При исследовании кишечного содержимого выделяют возбудителя колибактериоза, который является нормальным обитателем кишечного содержимого насекомоядных птиц.

Лечение. При энтеритах незаразной этиологии назначают слабодезинфицирующие препараты. Неплохие результаты дает применение вытяжек из чеснока и лука (аличет и алисал), которые задают по 2-3 капли через рот, антибиотики широкого спектра действия, энтеросептол с питьевой водой. Можно приготовить пилюли из порошка дубовой коры — по 100 мг. Вяжущим действием обладает сок и плоды айвы, отвар гранатовой коры. Проведено много экспериментов с применением различных лекарственных средств по уничтожению трематод. Против цестод рекомендован препарат иомесан в дозе 125 мг на 100 г живой массы тела, после применения которого возможно кратковременное расстройство кишечника.

При возникновении энтерита на почве проглатывания птицей инородного предмета необходимо ввести через клюв несколько капель масла, которое способствует лучшему продвижению инородного тела. Данное лечение рекомендуется до полного выздоровления.

Энтерит незаразной этиологии легко поддается лечению. Если он не прекращается, несмотря на применение разных препаратов, то птицу следует проверить на наличие инфекции и инвазии.

Закупорка кишечника часто встречается у зерноядных птиц при содержании в неволе. Заболевание сопровождается общим угнетением, вялостью, отсутствием аппетита. На приближение человека птица реагирует слабо. При вскрытии в зобу, желудке и кишечнике обнаруживают скопления спрессованных масс. Наиболее часто закупорка происходит в области подвздошной кишки.

У павлинов закупорка кишечника отмечается в результате склевывания земли, инородных предметов, инвагинации кишечника, кишечной инвазии.

Клинические признаки заболевания мало характерны, отсутствует акт дефекации или же птица пытается безуспешно выделить помет.

Характерные признаки заболевания выявляют обычно на вскрытии трупа. В месте закупорки видны кровоизлияния, расширение участка кишечной петли скопившимися каловыми массами, катаральное воспаление,

Лечение. Полная непроходимость кишечника требует хирургического вмешательства с резекцией пораженного участка и наложением швов. Эта операция выполнима только на крупной птице. Из препаратов используют касторовое масло (3-4 капли), которое вводят с помощью пипетки через клюв птицы. Иногда применяют отвар льняного семени, риса с глюкозой для поддержания жизненных сил организма и снятия интоксикации продуктами застоя.

Источник: Бессарабов Б. Ф. Болезни певчих и декоративных птиц. Россельхозиздат, 1980

источник

Клостридии – это грамположительные анаэробные бактерии, относящиеся к семейству Bacillaceae, роду Clostridium. Являются возбудителями антропозоонозной инфекции, характеризующейся клиническими проявлениями разной степени выраженности.

Синонимы: клостридиальный дерматит, некротический дерматит, гангренозный целлюлит, гангренозный дерматомиозит, злокачественный отек птиц, газовый отек.
К данному заболеванию в основном восприимчивы птицы мясных и мясояичных пород 4–8-недельного возраста, реже – 16–20-недельного.

Передача осуществляется горизонтальным (преимущественно алиментарным) и контактным (через поврежденные кожные покровы и слизистые оболочки) путями.

Первое звено – возбудитель заболевания. Возбудителями гангренозного (от греч. ганграйно – пожар) дерматита являются бактерии Clostridium perfringens и Clostridium septicum. Возможна также комбинация клостридий с золотистым стрептококком, при этом тяжесть протекания гангренозного дерматита усиливается.

Источником и распространителем инфекции служат больные и переболевшие птицы, а также корм, вода, подстилочный материал, частички пыли, помет.

Второе звено – ворота инфекции. Представляют собой место проникновения возбудителя через слизистые оболочки пищеварительного тракта и поврежденную кожу.

Третье звено – патогенное воздействие возбудителя гангренозного дерматита.
Развитию данного заболевания могут способствовать инфекционная бурсальная болезнь (исследователи считают, что отсутствие антител к ИББ у цыплят-бройлеров напрямую связано с чувствительностью их потомков к дерматитам), вирусная анемия цыплят, аденовирусы, реовирусы, кокцидии и др.

Гангренозный дерматит относится к тем немногим заболеваниям, постановка предварительного диагноза которых основывается на наличии клинических признаков, поскольку патологические изменения выражены незначительно и не являются патогномоничными.

У заболевших особей развивается депрессия, нарушается координация движений, снижается аппетит, возникает слабость ног.

Вследствие гнилостного воспаления пораженные участки кожи (преимущественный тропизм выражен именно к тканям кожи и подкожной клетчатке) выглядят темными вследствие изменения кровяного пигмента, что придает омертвевшему участку фиолетово-синеватую или черную окраску (рис. 1), и влажными – по причине разложения ткани гнилостными организмами. В отечных участках кожа собрана в складки из-за оказываемого на нее кровянистой жидкостью давления (рис. 2).

Рис. 1. Гангренозный дерматит. Омертвевшая кожа имеет фиолетово-синеватую окраску

Рис. 2. Гангренозный дерматит. В отечных участках кожа собирается в складки

Под поврежденной кожей обнаруживаются обширные отеки кровянистого цвета, при этом глубокие слои мышц не затрагиваются (рис. 3).

Рис. 3. Гангренозный дерматит. Наличие обширных отеков кровянистого цвета под поврежденной кожей

В некоторых случаях в подкожной клетчатке может отмечаться наличие газа или серозно-геморрагической жидкости.

Четвертое звено – выделение бактерий из организма птиц во внешнюю среду. В основном осуществляется с пометом.

Синонимы: анаэробная энтеротоксемия, клостридиозный энтерит.

Первое звено – возбудитель заболевания. Возбудителями некротического энтерита являются спорообразующие бактерии Clostridium perfringens (грамположительные анаэробы), вырабатывающие энтеробактериальные токсины, которые обуславливают патогенность данных микроорганизмов.

К данному заболеванию чаще всего восприимчив молодняк кур мясных пород, реже – индюшата.

У цыплят-бройлеров основным видом клостридий, вызывающих заболевание, является Clostridium perfringens типа А (продуцирует ɑ-токсины) и – в редких случаях – типа С (продуцирует ɑ- и β-токсины). ɑ-Токсин представляет собой фосфолипазу, которая гидрализует фосфолипиды и сфингомиелин, вызывающий дезорганизацию мембраны и геморрагический энтерит.
Источником и распространителем инфекции служат больные и переболевшие птицы.

Передача осуществляется через корма, воду, подстилку, инвентарь, обслуживающий персонал, помет.

Второе звено – ворота инфекции. Желудочно-кишечный тракт (алиментарный путь).

Третье звено – патогенное воздействие возбудителя некротического энтерита.
У здоровых цыплят клостридии локализуются в основном в толстом отделе кишечника (к которому относятся слепые отростки и прямая кишка), не вызывая каких-либо патологических изменений. Но данная ситуация будет сохраняться только до тех пор, пока имеются необходимые для этого условия: присутствие в кишечнике кислорода, предотвращающего размножение анаэробов, нормальная перистальтика, низкие значения рН в железистом желудке и тонком отделе кишечника. Отметим, что бокаловидные клетки, секретирующие муцин, при колонизации кишечника цыплят Clostridium perfringes начинают производить вместо нейтральных молекул – кислые, что указывает на попытку организма выровнять оптимальное значение рН.

Из всего изложенного выше можно сделать вывод, что одного лишь присутствия клостридий для возникновения некротического энтерита недостаточно, обязательно требуется наличие каких-либо сопутствующих факторов*, приводящих к созданию благоприятных условий для интенсивного роста, размножения Clostridium perfringes и последующего токсинообразования. Токсины клостридий разрушают слизистую оболочку кишечника и эритроциты крови, в некоторых случаях затрудняют передачу нервных импульсов к сердцу и легким, что выражается внезапной гибелью птицы без предварительных клинических признаков.

* К сопутствующим факторам относятся:

  • поражение кишечника различными вирозами, бактериозами и паразитозами, вызывающими интенсивный рост клостридий;
  • несоблюдение контроля качества ввозимых кормов (повышенное содержание в них клетчатки, растворимых некрахмальных полисахаридов, антипитательных веществ, протеина);
  • понижение иммунореактивности птиц вследствие перенесенных иммунодепрессивных заболеваний (болезнь Марека, инфекционная бурсальная болезнь, реовирусы);
  • микробное обсеменение потребляемой птицами воды, что нередко выявляется в птицехозяйствах при проверке системы водопоения.

Также при визуальном осмотре молодняка у некоторых особей отмечаются депрессивное состояние (птицы ложатся на подстилку и вытягивают шею), взъерошенность оперения, диарея (в помете отмечается присутствие крови), сменяющаяся запором. Смертность при некротическом энтерите составляет от 5 до 20 %.
У взрослых несушек снижается продуктивность, по причине чего они не в состоянии выйти на пик яйценоскости, но процент падежа может оставаться в пределах нормы.
В зависимости от стадии патологического процесса характер повреждений может варьироваться.
1. В кишечнике появляются небольшие покраснения возле кровеносных сосудов и некротизированные (синеватого цвета) участки (от небольших, в виде точек, до обширных, на всем протяжении кишечного тракта). Данные поражения можно рассмотреть со стороны серозной оболочки кишечника (со стороны слизистой оболочки обнаруживаются кровоизлияния различной степени интенсивности).
Некротический энтерит всегда протекает в ассоциации с субклиническим или клиническим кокцидиозом (рис. 4).

Рис. 4. Ассоциативное протекание некротического энтерита и кокцидиоза

2. В просвете кишечника обнаруживаются водянистые массы, смешанные с пузырьками газа, отрубевидный налет (рис. 5).

3. В просвете кишечника могут находиться фибрин и клеточная ткань (рис. 6) либо его слизистая оболочка может быть покрыта свободно или плотно прилегающей коричнево-оранжевой, желтой или зеленой псевдомембраной, по виду напоминающей махровое полотенце или кору дерева (рис. 7).

Рис. 5. В просвете кишечника отмечается отрубевидный налет, приводящий к прекращению пищеварительной функции кишечника. Некроз слизистой оболочки кишечника в дальнейшем переходит в фибринонекротический энтерит

Рис. 6. Фибринонекротический энтерит (в просвете кишечника находятся фибрин и клеточная ткань)

Рис. 7. Фибринонекротический энтерит. Слизистая оболочка кишечника покрыта свободно или плотно прилегающей желтой или зеленой псевдомембраной (дифтерической мембраной «махровое полотенце»)

В толстом отделе кишечника отмечается вздутие слепых отростков вследствие сильного газообразования и скопление непереваренных частичек корма в прямой кишке.
Печень увеличенная, от темно-красного до черного цвета, иногда в ней обнаруживаются множественные некротические очажки.

Четвертое звено – выделение бактерий из организма птиц во внешнюю среду. Осуществляется с пометом

Синонимы: анаэробный энтерит, некротизирующий энтерит.

Первое звено – возбудитель заболевания. Возбудителем язвенного энтерита является бактерия Clostridium colinum (грамположительный анаэроб).
К данному заболеванию наиболее восприимчивы перепела, а также цыплята (в возрасте 21–56 дней), индюшата (в возрасте 28–84 дней), взрослые куры и индейки.
Источником и распространителем инфекции служат больные птицы, зараженный корм, вода, подстилка, помет, предметы ухода и оборудование, обслуживающий персонал.

Второе звено – ворота инфекции. Желудочно-кишечный тракт.

Третье звено – патогенное воздействие возбудителя язвенного энтерита. Исследователями отмечено, что данное заболевание чаще всего регистрируется после возникновения кокцидиоза, вирусной анемии цыплят, инфекционной бурсальной болезни, реовирусной инфекции, после воздействия различных стресс-факторов, приводящих к снижению естественной резистентности организма птиц и как следствие – к обширному язвенному некрозу слизистой оболочки кишечника.

Клинические признаки, отмечаемые при язвенном энтерите, включают в себя: скучивание птицы (признак, указывающий на возникновение в стаде любого заболевания), угнетенное состояние, отказ от корма при повышенном потреблении воды, диарею (помет жидкий, светло-шоколадного цвета, с примесью уратов).

Патолого-анатомические изменения: при вскрытии птиц наиболее характерным изменением, которое и послужило основанием для названия данной болезни, является наличие язв в кишечнике (в основном располагающихся в его тонком отделе), в железистом желудке (язвы эллипсоидной или круглой формы) и в слепых отростках (язвы могут быть кратерообразной формы).

В самом начале заболевания данные поражения представлены небольшими желтыми очажками (иногда они сливаются между собой в большие некротическо-дифтерические очаги) с геморрагическим ободком, который по мере разрастания язвы исчезает. Язвы могут как глубоко внедряться в слизистую оболочку, так и быть поверхностными, т. е. выступать над слизистой оболочкой. При прободении (перфорации) кишечной стенки возникает перитонит.

В печени тоже встречаются рассеянные очажки некрозов, иногда окруженные бледно-желтым ореолом.

Четвертое звено – выделение бактерий из организма птиц во внешнюю среду. Осуществляется с пометом.

Диагностика, лечение и профилактика клостридиозов

Пятое звено – постановка диагноза. Диагноз основывается на результатах эпизоотологических, клинических, патолого-морфологических, серологических и бактериологических исследований.
Для диагностики клостридиозов в ветеринарную лабораторию направляется следующий материал:

  • для микробиологического и серологического исследования – печень, селезенка, содержимое кишечника, трубчатые кости, сыворотка крови;
  • для гистологического и цитологического исследования – содержимое кишечника, паренхиматозные органы.

Шестое звено – лечение и профилактика. При подозрении на клостридиоз, а также на смешанные инфекции целесообразно проводить антибиотикотерапию теми лекарственными формами препаратов, к которым предварительно определена чувствительность у выделенных возбудителей заболеваний.

Действующее вещество Группа Спектр действия Доза
Цинк бацитрацин (продуцируется Bacillus licheniformis) Относится к группе полипептидных антибиотиков Clostridium spp.(активен в отношении грамположительных микроорганизмов, на грамотрицательные практически не действует) 0,5–1 кг на 1 т корма. При содержании в 1 г препарата 100 мг действующего вещества (10 %).
0,33–0,66 кг на 1 т корма. При содержании в 1 г препарата 150 мг действующего вещества (15 %)
Цефалексин (бактерицид) Трудно растворим в воде, практически нерастворим в спирте Цефалоспориновый антибиотик I поколения Clostridium spp.,
Salmonella spp.,
Escherichia coli,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Klebsiella spp.
0,2–0,4 г на 1 л воды; в течение 3–5 дней; 0,4–0,8 г на 1 кг корма. При содержании в 1 г препарата 500 мг действующего вещества (50 %)
Окситетрациклина гидрохлорид (бактериостатик) водорастворимый Природный антибиотик I поколения тетрациклиновой группы Clostridia spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Еsсherichia coli,
Salmonella spp.,
Mycoplasma spp.
Klebsiella spp.,
Haemophilus spp.,
Rickettsia spp.,
Chlamydia spp.,
5 г на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 г препарата 200 мг действующего вещества (20 %)
Доксициклина гиглат (бактериостатик) водорастворимый Полусинтетический антибиотик тетрациклиновой группы Clostridium perfringens,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Еsсherichia coli,
Salmonella spp.,
Haemophilus spp.,
Pasteurella spp.,
Chlamydia spp.,
Mycoplasma spp.,
1 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл раствора 100 мг действующего вещества (10 %).
1 г на 2 л воды, в течение 3–5 дней. При содержании в 1 г препарата 200 мг действующего вещества (20 %).
1 г на 5 л воды, в течение 3–5 дней. При содержании в 1 г препарата 500 мг действующего вещества (50 %)
Ципрофлоксацина гидрохлорид (бактерицид) водорастворимый Фторхинолон II поколения Clostridium spp.
Haemophilus spp.,
Mycoplasma spp.,
Pasteurella sp.,
Proteus spp.,
Klebsiella spp.,
Salmonella sp.,
Campylobacter spp.,
Staphylococcus sp. (St. aureus),
Streptococcus sp.,
Pseudomonas aeruginosa,
Еsсherichia coli
0,5–1 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл препарата 100 мг действующего вещества (10 %)
Флумеквин (бактерицид)водорастворимый Фторхинолон II поколения Clostridia spp.,
Haemophilus spp.,
Salmonella spp.,
Еsсherichia coli,
Pasteurella spp.,
Staphylococcus spp.,
Pseudomonas spp.,
Proteus spp.,
Klebsiella spp.,
Yersinia spp.
0,45–0,9 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл препарата 200 мг действующего вещества (20 %)
Левофлоксацин (бактерицид) водорастворимый Фторхинолон III поколения Clostridium perfringens,
Salmonella spp.,
Pasteurella spp.,
Еsсherichia coli,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Pseudomonas aeruginosa, Mycoplasma spp.
0,5 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл препарата 100–150 мг действующего вещества (10–15 %)
Энрофлоксацина гидрохлорид (бактерицид) водорастворимый Фторхинолон III поколения Clostridium spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Еsсherichia coli,
Pasteurella spp.,
Klebsiella spp.,
Haemophilus spp.,
Proteus spp.,
Mycoplasma spp.,
Chlamydia spp.
0,5–1 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл препарата 100 мг действующего вещества (10 %)
Ацетилизовалерил – тилозин бактериостатик) водорастворимый Макролидный антибиотик из группы тилозина Clostridia perfringens,
Mycoplasma spp.,
Ornithobacterium rhinotracheale
25 г препарата на 400 л питьевой воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 г препарата 1 г действующего вещества
Тилмикозина фосфат (бактериостатик) водорастворимый Модифицированный макролидный антибиотик пролонгированного действия Clostridia spp.,
Mycoplasma spp.,
Ornithobacterium rhinotracheale,
Haemophilus spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Pasteurella spp.,
Spirochaeta spp.,
Chlamydia spp.
0,3 мл на 1 л воды в течение 3–5 дней. При содержании в 1 мл препарата 250 мг действующего вещества (25 %)
Тилозин тартрат (бактериостатик) водорастворимый Макролидный антибиотик Clostridia spp.,
Mycoplasma spp.,
Ornithobacterium rhinotracheale,
Haemophilus spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Pasteurella spp.,
Spirochaeta spp.,
Chlamydia spp.,
Klebsiella spp.,
Rickettsia spp.
0,5 г препарата на 1 л воды в течение 3–5 дней; 0,3–0,5 г на 1 кг корма в течение 3–5 дней; аэрозольно 75–150 г на 1 000 м3 с добавлением 10 % глюкозы (от объема раствора) в течение 30 мин., 2–3 дня
Спирамицина адипат (бактериостатик) Трудно растворим в воде и легко – в большинстве органических растворителей Макролидный антибиотик II поколения, короткого действия Clostridium spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Pasteurella spp.,
Mycoplasma spp.,
Haemophilus spp.,
Rickettsia spp.
1 г на 10 кг массы тела в течение 3–5 дней. При содержании в 100 г препарата 150 млн МЕ действующего вещества
При использовании в высоких дозах может действовать бактерицидно в отношении более чувствительных штаммов.
Тиамулина гидроген фумарат (бактериостатик) водорастворимы Полусинтетический антибиотик группы плевромутилинов Clostridia spp.,
Mycoplasma spp.,
Ornithobacterium rhinotracheale,
Haemophilus spp.,
Staphylococcus spp.,
Streptococcus spp.,
Pasteurella spp.,
Klebsiella spp.
0,55 г на 1 литр воды, в течение 3–5 дней. При содержании в 1 г препарата 450 мг действующего вещества (45 %)
Читайте также:  Народные средства лечения хронического энтерита

Автор Д. Н. Хлып, независимый ветеринарный врач-консультант по птицеводству, г. Прохладный, Кабардино-Балкарская Республика

источник

Существует огромное количество болезней птиц, и многие из них развиваются катастрофически быстро. Поэтому очень важно обращать внимание на поведение птицы, ее внешний вид и изменения в естественных процессах организма. Это поможет вовремя выявить заболевание и излечить его.

Как ни странно, но чаще всего болеют именно домашние птицы из-за неправильных условий содержания и кормления. Особенно всем птицеводам рекомендуется тщательно изучить симптомы такой болезни как гастроэнтерит, которой нередко страдают куры.

Гастроэнтеритом называют болезнь желудка и тонкой кишки. Это внутреннее заболевание имеет и другие названия, например, желудочный или кишечный грипп.

Гастроэнтерит у кур может быть острым и хроническим. Если говорить об острой форме заболевания, то у нее имеются несколько подвидов. Среди них есть вирусный подвид, инфекционный, алиментарный, токсический, аллергический. Все эти подвиды и формы имеют примерно идентичные симптомы, но источники заражения совершенно разные.

Гастроэнтерит когда-то считался исключительно человеческой болезнью, после этого заболевание стало часто встречаться у крупного рогатого скота, а на сегодняшний день им страдают и птицы, и домашние питомцы.

Гастроэнтерит – это коварная болезнь, ведь многие птицеводы, наблюдая характерные симптомы, принимают серьезный недуг за обычное отравление. Это может привести к тому, что болезнь распространится на всех кур, как взрослых особей, так и молодняк.

Если гастроэнтерит вызван у одной из птиц пищевой аллергией, отравлением, употреблением некачественного сырья, то за других кур можно не беспокоиться, но на всякий случай понаблюдать за их состоянием и провести профилактику. Но если гастроэнтерит носит вирусный характер, то высокому риску заражения подвержены все птицы.

Степень опасности при заражении гастроэнтеритом, особенно вирусным, крайне высокая. Стремительное истощение ведет к неизбежной гибели птицы, что прямым образом отражается на экономическом ущербе.

Инфекционный гастроэнтерит чаще всего встречается в промышленном хозяйстве, где птицеводы не всегда могут обнаружить заболевание из-за большого количества кур. Серьезный ущерб на начальном этапе возникновения болезни связан с отходом кур. Масса тела заболевшей птицы не будет увеличиваться, а напротив, курица может потерять в весе, что влечет за собой снижение производственных показателей.

Гастроэнтерит у кур может быть вызван различными возбудителями.

Наиболее частая причина развития заболевания заключается в нерегулярном кормлении, скармливание недоброкачественным зерном.

Также желудок птицы может быть поражен из-за попадания в корм веществ, раздражающих кишечник, например, соли тяжелых металлов, лекарственные препараты. Причиной заболевания может являться банальная пищевая аллергия на корм.

Инфекционные и паразитарные болезни часто являются возбудителем гастроэнтерита. Возникновению болезни способствуют и различные дефекты желудка и кишечника, например, полип, нарушение пищеварения, ишемия стенки тонкой кишки и пр.

Основные симптомы гастроэнтерита:

  1. Гастроэнтерит у кур сопровождается различной силы угнетением, слабостью, посинением гребня.
  2. Если степень поражения имеет острый характер, то наблюдаются жидкие или пенистые фекалии, имеющие желто-зеленый цвет и зловонный запах. Часто в них можно обнаружить непереваренные частицы корма.
  3. Перья около клоаки птицы загрязнены фекалиями.
  4. При хроническом случае гастроэнтерит развивает анемию, при этом понос прекращается и возникает кишечная атония и переполнение желудка газами.
  5. Больная птица отказывается от еды.
  6. Температура тела птицы повышена, либо находится на верхней отметке нормы.
  7. Жажда отсутствует или является умеренной.

В рвотной массе присутствует слизь, желчь, частицы корма, кровь. Слизистая оболочка рта покрывается слюной, а на языке образуется налет белого или серого цвета.

Стенка живота птицы болезненная и напряженная, что можно ощутить при пальпации. Перья курицы приобретают неухоженный вид, иногда наблюдается западание глаз.

Читайте о том, как правильно делать осеннюю обрезку винограда в Подмосковье! Кликайте сюда и попадете на страницу об этом.

Симптомы гастроэнтерита схожи со многими другими заболеваниями кур, поэтому здесь не обойтись без точной диагностики. Для того, чтобы установить окончательный диагноз, проводятся вирусологические и бактериологические исследования.

Оцениваются условия содержания, а корм птицы подвергается токсикологическому и микологическому анализу. Наряду с перечисленными манипуляциями исследованию подлежат и фекалии кур.

Лечение гастроэнтерита начинается с устранения причин, которые вызвали данное заболевание.

Для этого домашняя птица переводится на полуголодную диету с использованием легкоусвояемого корма и витаминов.

Вода у кур должна быть исключительно чистой и свежей. При необходимости применяются слабительные средства для полного очищения желудка от накопившихся токсинов.

При сильной интоксикации и обезвоживании птице вводят раствор глюкозы. Чтобы устранить дисбактериоз и подавить токсикогенную микрофлору, назначают антибиотики в комплексе с нитрофуранами или сульфаниламидными препаратами.

    Основные профилактические мероприятия заключаются в организации полноценного, высококачественного питания, которое будет соответствовать физиологическим потребностям птиц.

Вода должна всегда быть свежей, ведь именно с водой в организм птицы чаще всего попадают бактерии.
Периодически следует устраивать на птицефермах диспансеризацию, и тщательно контролировать состояние пищеварительной системы кур.

Рекомендуется в целях профилактики давать курам витамины, химиотерапевтические средства, полезные бактерии, а также препараты для поднятия иммунитета.

  • Чтобы не допустить заражения всей птицефермы, необходимо отдельно отсаживать тех особей, которые имеют характерные признаки гастроэнтерита.
  • Своевременное обнаружение гастроэнтерита и незамедлительный вызов ветеринарного врача поможет избежать серьезных последствий.
  • Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    источник

    Эдуард С. Маилян. Кандидат ветеринарных наук. Ведущий специалист по птицеводству, ООО «ТехКoрм»

    Кишечник взрослой птицы населяют более 400 видов различных бактерий.

    Бесконтрольное размножение патогенной микрофлоры существенно сказывается на усвоении корма, поскольку в кишечнике возникают конкурентные отношения между микро и макроорганизмом за питательные компоненты.

    Высокий микробный фон провоцирует иммунную систему организма, вызывая острый иммунный ответ. Такая ответная реакция «стоит» организму птицы больших энергетических затрат, что в свою очередь снижает аппетит и может привести к развитию метаболических нарушений.

    Некоторые из бактерий, такие как энтерококки, лактобациллы и бактероиды, способны деконъюгировать желчные соли (соединения желчных кислот с жирами). Это сказывается на переваримости липидов, особенно когда в кормах имеется высокий уровень насыщенных жиров.

    Именно поэтому поддержание здорового баланса микрофлоры (нормофлоры) кишечника является залогом контроля и фактором сдерживания активного размножения патогенных анаэробов (Clostridia, Escherichia coli).

    Для поддержания такого баланса необходимо глубокое понимание принципов взаимодействия между элементами желудочно-кишечного тракта, компонентами кормов и микрофлорой.

    Функции микрофлоры кишечника

    Эндогенные бактерии, населяющие желудочно-кишечный тракт организма любого животного и птицы в следствие огромного размера их популяций (биомассы) имеют существенное воздействие на организм своего хозяина (макроорганизм).

    Наиболее наглядно взаимоотношения микрофлоры и макроорганизма прослеживаются на моделях с использованием SPF-животных (Specific Pathogen Free) со «стерильным» желудочно-кишечным трактом.

    В результате таких исследований был выявлен целый ряд преимуществ, которые имеют обычные животные, обладающие «нормофлорой», по сравнению с SPF-организмами:

    • Нормофлора кишечника синтезирует и выделяет витамины сверх своих собственных нужд. Эти витамины легко утилизируются организмом хозяина. Так, например, некоторые бактерии синтезируют витамины К и В12, лактобактерии — витамины группы В. В тоже время SPF-животные испытывают сильнейший дефицит витамина К и нуждаются в дополнительном вводе его в рацион.

    • Нормофлора предупреждает колонизацию патогенных микроорганизмов через конкуренцию за места ее прикрепления и незаменимые питательные элементы. Этот эффект считается наиболее «полезным» для макроорганизма. Он был продемонстрирован как на поверхности кожи, в кишечнике, так и на различных слизистых оболочках экспериментальных животных. Так, например, spf-животное можно заразить 10-ю бактериями салмонелл в то время как для обычного животного инфекционная доза того же патогена — порядка 106 клеток.

    • Нормофлора находится в антагонистических отношениях с другими бактериями, продуцируя субстанции, подавляющие или убивающие экзогенную микрофлору. Кишечная микрофлора продуцирует целый ряд разнообразных веществ – от неспецифических жирных кислот и перекисей до высокоспецифических «бактериоцинов», летально воздействующих на жизнедеятельность инородных бактерий.

    • Нормофлора стимулирует развитие определенных тканей, например, слепой кишки и некоторых лимфатических образований (Пейеровы бляшки) желудочно-кишечного тракта. Так, слепая кишка spf-животных, в сравнении с нормальными, увеличена в размерах, стенки ее утоньшены, заполнена жидким содержимым. Лимфатические образования кишечника – также недоразвиты по причине отсутствия бактериальной стимуляции.

    • Нормофлора стимулирует продукцию перекрестных антител. Низкие уровни антител, вырабатываемые в организме на антигены нормофлоры кишечника, имеют свойство перекрестной защиты от различных экзогенных микроорганизмов, тем самым предупреждая инфекции и инвазии. Антитела, вырабатываемые против антигенов эндогенной микрофлоры иногда называются «естественными» и отсутствуют в организме spf-животных.

    К сожалению, микробный баланс в организме, особенно в желудочно-кишечном тракте, довольно хрупок и легко нарушается под воздействием ряда факторов.

    Факторы, нарушающие нормальное взаимодействие кишечной стенки и микрофлоры, можно условно разделить на 2 категории:

    • Биологические факторы, воздействующие непосредственно на кишечную стенку: кокцидии, некоторые вирусы (Parvo, REO и др), бактерии (Cl. Perfringens, E.coli, Salmonella).

    Для контроля этих факторов принципиальное значение имеет соблюдение правил неспецифической (биозащита и санитарно-гигиенические обработки), а также специфической профилактики (вакцинация, медикация).

    • Кормовые факторы: сырьевой и гранулометрический состав, питательность и сбалансированность кормов.

    Так, содержание некрахмалистых полисахаридов (НПС) в зерновом сырье – важнейший фактор в развитии расстройств пищеварения. В течение последних лет во всем мире проводится огромная исследовательская работа по изучению воздействия водорастворимых НПС на пищеварение.β-глюканы, пектин и карбоксиме-тилцеллюлоза – яркие примеры НПС, присутствующие в больших количествах в пшенице, ячмене, ржи и т.п.. Высокое содержание такого сырья в кормах способствует повышению вязкости химуса, замедлению его продвижения по кишечной трубке, ферментации НПС и бурному размножению анаэробной микрофлоры, потерей баланса нормофлоры (дисбактериоз), нарушением пищеварения и всасывания в кишечнике.

    — Структура (гранулометрический состав) кормов – также играет существенную роль в развитии дисбактериозов. Так, при мелком помоле зернового сырья функция мышечного отдела желудка постепенно утрачивается и он превращается в «транзитный» орган. В такой ситуации нарушается перистальтика и антиперистальтика кишечной стенки, что приводит к ускоренному прохождению непереваренных кормовых масс в кишечнике. Непереваренный корм не может быть усвоен кишечными ворсинками и подвергается ферментации в дистальном отделе тонкого кишечника под воздействием доминирующей там анаэробной микрофлоры. Далее ситуация складывается по уже описанному сценарию.

    Этиология и патогенез

    Возбудителем НЭ кур является преимущественно Clostridium Perfringens типа С, который вызывает аналогичную патологию у индеек. Реже возбудителем выступает C. perfringens типов А, В или Е.

    C. perfringens (ранее C. welchii) – грам-положительная, анаэробная, споро-образующая палочка рода Clostridium (Фото 1). Этот убиквитарный микроорганизм можно обнаружить в составе разлагающегося растительного субстрата, донных отложений водоемов, кишечном тракте человека и других позвоночных, насекомых и в любом типе почв. Известны как минимум 8 антигенных типов токсинов C. perfringens — А-G (включая С-. и С-.).

    Род Clostridium включает как свободно-живущие бактерии, так и важнейшие патогены – возбудители различных клостридиозов. Некоторые виды имеют важное промышленное значение (Таблица 1).

    Табл. 1. Наиболее важные представители Рода Clostridium и их значение.

    C. perfringens (welchii)

    Некротический энтерит кур, индеек, холангиогепатит кур, гангренозный дерматит кур, индеек, инфекции желточного мешка (омфалиты)

    Разнообразная патология у людей — от пищевых отравлений до газовой гангрены, а также энтеротоксемия и брадзот мелкого рогатого скота

    Язвенный энтерит у кур, индеек, перепелов и фазанов

    C. botulinum

    Ботулизм у индеек, уток, кур, голубей и др птиц, а также млекопитающих, включая человека — через выработку ботулотоксина в кормах и продуктах питания

    C. septicum

    Генгренозный дерматит, злокачественный отек птиц, целлюлит

    С. novyi (oedematiens)

    Гангренозный дерматит (редко)

    C. difficile

    Возбудитель псевдомембранозного колита — имеет способность выживать в ж.к.т. при интенсивной антибиотикотерапии на фоне гибели большинства бактерий

    Возбудитель энетрита и энтеротексемии у страусят

    C. sporogenes

    Патология суточных цыплят

    C. chauvoei

    Выделен из печени кур, кишечника и печени страусов. Возбудитель ЭМКАР-а у КРС.

    C. acetobutylicum

    — организм Weizmann-а — впервые был использован Чеймом Уэйзманном для синтеза ацетона и биобутанола из крахмала в 1916 году с целью получения пороха и тринитротолуола

    причина гибели нескольких десятков женщин от послеродовых осложнений

    C. thermocellum

    Утилизация отходов деревоорабатывающей промышленности (лигнин,

    НЭ регистрируется по всему миру в районах ведения интенсивного птицеводства.

    К возбудителю восприимчивы цыплята в возрасте 2-24 недель. Чаще всего заболевание развивается у 2-5 недельных бройлеров напольного выращивания, а также индеек в возрасте 7-12 недель.

    Возможны вспышки на 12-24-недельных несушках напольного содержания, а также в сочетании с кокцидиозом в возрасте 12-16 недель у ремонтной молодки клеточного выращивания.

    C.perfringens является неотъемлемой частью облигатной нормофлоры кишечника – преимущественно дистального участка тонкого кишечника (подвздошной кишки и слепых отростков). Размер популяции возбудителя в значительной степени зависит от сырьевого состава и структуры комбикорма.

    Предрасполагающие факторы к развитию или обострению заболевания:

    • Высокое содержание в кормах пшеницы, ячменя или ржи с повышенным содержанием некрахмалистых поли- и олигосахаридов, а также некачественной рыбной муки.

    • Смена сырьевого и гранулометрического состава комбикорма — чрезмерное мелкий помол зернового сырья, ускоряющий прохождение непереваренного корма и его дальнейшую ферментацию микрофлорой кишечника.

    • Повреждение слизистой кишечной стенки паразитами (субклинический кокцидиоз), при РЕО-вирусной инфекции (синдром мальадсорбции) или воздействием микотоксинов.

    • Низкий ветеринарно-санитарный статус птицеводческих помещений – недостаточно качественная подготовка корпусов во время санитарного разрыва между партиями птицы (споры клостридий высокоустойчивы в окружающей среде, особенно при некачественной механической чистке помещения и его дезинфекции).

    • Стрессовые факторы: неоптимальный микроклимат, высокая плотность посадки, выход на пик продуктивности для племенной птицы и т.п.

    • Иммуносупрессорные инфекции: БМ, ИББ, ВАЦ и др.

    Клинические проявления и патологоанатомическая картина

    Чаще всего признаком вспышки НЭ в стаде является внезапный всплеск падежа. Однако на ранних стадиях заболевания можно наблюдать птицу в состоянии депрессии, со взъерошенным оперением, диареей. Отмечается высокая неоднородность поголовья по живой массе.

    Субклинически НЭ протекает у бройлеров с признаками задержки роста и развития на фоне плохой переваримости кормов – дисбактериоз.

    На подстилке четко различим липкий, светлоокрашенный помет с остатками непереваренного корма в следствие снижения переваримости жира из-за разрушения солей желчных кислот (Фото 1)

    Зачастую, при распространении проблемы наблюдается ухудшение качества подстилки вследствие ее намокания.

    Патологические изменения локализованы преимущественно в тонком отделе кишечника (12-перстная кишка) в виде вздутия, рыхлости, с содержанием зловонной жидкости.

    Характерные поражения слизистой оболочки кишечной стенки обусловлены воздействием экзотоксинов: α (альфа) – у Сl. Perfringens тип А и С, и β (бета) – Сl. Perfringens тип С.

    Слизистая оболочка обычно покрыта псевдомембранозным налетом желто-коричневого цвета, часто ассоциируемым с фактурой «турецкого полотенца» (Фото 2). Это поражение может носить как генерализованный (вдоль всего кишечника), так и локальный (отдельный участок) характер.

    Иногда степень непереваримости кормов настолько высока, что на вскрытии содержимое мышечного желудка по своей структуре практически не отличается от содержимого прямой кишки (Фото 3).

    Болезнь персистирует в стаде в течение 5-10 дней. Отход птицы за этот период варьирует в пределах 2-50%.

    Диагностика

    Постановка диагноза осуществляется на основании характерных клинических признаков, патолого-анатомических изменений и выделения возбудителя из патматериала с последующей микроскопией.

    Предварительный диагноз базируется на характерных патизменениях и микроскопии мазка из соскоба слизистой кишечника.

    При окраске по грамму и микроскопии легко обнаруживаются крупные грам-положительные палочки (Фото 4).

    Гистологическое исследование демонстрирует очаги коагулятивного некроза, погруженные в стенку кишечника на 1/3-1/2 его толщины, а так же наличие большого количества коротких толстых палочек C.perfringens в фибринозно-некротических очагах.

    Лабораторное подтверждение диагноза – путем выделения возбудителя из содержимого кишечника, соскобов слизистой оболочки или из цекальных лимфоидных бляшек (анаэробная инкубация на чашках с кровяным агаром 12 часов при 37 0 С) (Фото 5).

    Выделить возбудителя можно из содержимого кишечника, помета, корма, пыли и подстилки, а также в большом количестве – из почвы вокруг птичников.

    Классически колонии окружены двойной зоной гемолиза: внутренней — полного гемолиза и внешней — обесцвечивания и частичного гемолиза (Фото 3). Однако этот критерий не может быть определяющим, поскольку не все штаммы выделяют оба токсина, отвечающие за гемолиз.

    Колония состоит из грам-положительных палочек без спор. Подтверждается диагноз после культивации возбудителя на дифференциальной среде.

    Большинство штаммов C.perfringens ферментируют глюкозу, мальтозу, лактозу, сахарозу; не ферментирует маннитол; по-разному ферментируют салицин.

    Дифференциальная диагностика

    НЭ необходимо дифференцировать от язвенного энтерита (ЯЭ) и поражений, вызываемых Eimeria brunetti.

    Язвенный энтерит, возбудителем которого является C.colinum, отличается язвенно-некротическими поражениями нижней трети тонкого отдела кишечника, слепых отростков и участками некроза в печени.

    Поражения же при НЭ локализуются преимущественно в 12-перстной и тощей кишке с очень редким вовлечением слепых отростков и печени.

    Eimeria brunetti дает схожую картину с НЭ и должна присутствовать при микроскопии мазков из помета или кишечника.

    Зачастую НЭ и кокцидиоз протекают параллельно, поэтому вероятность выделения обоих возбудителей из патматериала очень высока.

    Профилактика и лечение

    Прежде всего для эффективного мониторинга состояния желудочно-кишечного тракта необходим постоянный контроль качества помета. Для этого рекомендуется установить в птичниках напольного выращивая бройлеров перевернутые пластиковые ящики с сетчатым дном и выстеленной под ними бумагой (Фото 6) . Если диаметр влажной зоны вокруг помета на бумаге превышает 2см (Фото 7), это свидетельствует о нарушении соотношения корм / вода и является индикатором прогрессирующего дисбактериоза.

    В связи с убиквитарностью C.perfringens необходимо исключить первоначальные факторы, воздействующие на нормофлору кишечника и провоцирующие активный рост популяции возбудителя НЭ.

    Возможны несколько путей:

    • При выборе сырья использовать компоненты с низкой вязкостью и небольшой фракцией НПС.

    • Уменьшение % ввода в комбикорм рыбной муки.

    • Улучшение структуры комбикормов – более грубый помол зернового сырья.

    • Дача части зерна в цельном виде, начиная со второй недели откорма.

    • Использование солей желчных кислот или повышение уровня ненасыщенных жирных кислот в рационе.

    • Использование ферментов, позволяющих расщеплять и лучше усваивать НПС.

    • Использование поливитаминных препаратов для предупреждения авитаминозов.

    • Добавление в питьевую воду и корма органических кислот (фумаровая, бутыровая, уксусная, пропионовая, Selko pH) с целью снижения рН и достижения бактериостатического эффекта.

    • Использование кокцидиостатиков, преимущественно ионофорного ряда — предупреждает повреждение кишечной стенки, следствием которого часто выступает НЭ.

    • Использование пробиотиков: Lactobacillus acidophilus, Streptococcus faecium и др.

    • Использование пребиотиков (фруктоолигосахариды – инулин, лактулоза и др.)

    • Использование кормовых антибиотиков (бацитрацин, линкомицин, авопарцин, нитровин), а также выпойной (окситетрациклин, пенициллин, эритромицин, амоксициллин, метронидазол, тилозин).

    Дисбактериозы и клостридиозы широко распространены в птицеводстве и, безусловно, наносят существенный урон экономике любого предприятия — как за счет снижения привесов, так и повышения расхода корма (при неэффективной утилизации питательных веществ), а так же повышенного падежа птицы от энтеритов и кокцидиоза на финальной стадии откорма.

    Однако, борьба с данной патологии должна базироваться прежде всего на профилактике путем контроля качества используемого в кормопроизводстве сырья, физической структуры кормов (качество дробления зерновых), на снижении стрессовых факторов, и только в последнюю очередь – на грамотном применении кокцидиостатиков, а также кормовых и лечебных антибиотиков.

    Библиография

    • Diseases of Poultry. 11th Edition. Y.M Saif, 2003.

    • Langhout, D.J.. The role of the intestinal flora as affected by non-starch polysaccharides in broiler chicks. Wageningen University.1998

    • North, M.O. and D.D. Bell. Commercial Chicken production Manual, 4th Edition

    • Kenneth Todar. The Pathogenic Clostridia.University of Wisconsin-Madison Department of Bacteriology. 2005

    • Poultry Diseases, 5th Edition, Jonathan Gregory, Frank Jordan et al. 2001.

    источник

    Алиев А.С., профессор, д-р вет. наук

    Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины

    Алиева А.К., ассистент, канд. биол. наук

    Российский государственный педагогический университет им. А. Герцена

    Summary: The paper realizes a review of viruses, which often cause breaks of gastroenteritis at commercial poultry flocks. Such knowledge is necessary for diagnostics of gastrointestinal diseases, which can seriously damage the economics of the industry.

    Аннотация: Статья представляет собой обзор вирусов, которые наиболее часто являются причиной вспышек гастроэнтеритов у промышленной птицы. Эти знания необходимы для диагностики желудочно-кишечных заболеваний, наносящих серьезный экономический ущерб птицеводству.

    Ключевые слова: куры, индейки, желудочно-кишечные болезни, инфекция, диагностика, вирусы, патогенез.

    Желудочно-кишечные болезни вирусной этиологии встречаются у кур и индеек всех возрастных групп, однако преимущественно болеет молодняк. Клинические признаки этих инфекций широко варьируются: от инаппаратных, вызывающих незначительный экономический ущерб, до тяжелых форм, которые приводят к крупным экономическим потерям. Исход этих инфекционных заболеваний зависит от различных взаимосвязанных факторов, таких как вирулентность возбудителя, возраст и резистентность зараженной птицы. В естественных условиях эти инфекции почти всегда осложняются другими инфекционными агентами. Кроме того, течение их зависит от условий содержания, кормления и различных факторов окружающей среды. В производственных условиях довольно сложно оценить этиологическую роль этих агентов в патогенезе возникновении у птиц того или иного заболевания.

    Читайте также:  Как убить парвовирусный энтерит

    Для разработки методов диагностики болезней птицы, вызывающих расстройства желудочно-кишечного тракта необходимы знания биологии вирусов, патогенеза заболеваний и эпизоотологических особенностей их проявления.

    На сегодняшний день с помощью электронной микроскопии (ЭМ) удалось идентифицировать многие вирусы, имеющие отношение к желудочно-кишечным болезням птицы. Однако детальная характеристика выделенных вирусов и оценка их роли в развитии инфекции представляют серьезную проблему, так как значительную часть вирусов трудно, а иногда и невозможно культивировать invitro, так же как нелегко воспроизвести в экспериментальных условиях болезни, вызываемые ими. Дальнейший прогресс в изучении свойств энтеропатогенных вирусов и их роли в этиологии желудочно-кишечных болезней сельскохозяйственной птицы, несомненно, будут связаны с разработкой методики их культивирования in vitro, использованием современных методов диагностики, в частности, с применением моноклональных антител и полимеразной цепной реакции (ПЦР).

    Вирусные гастроэнтериты широко распространены во многих странах мира с развитым птицеводством, особенно в хозяйствах промышленного типа, что наносит значительный экономический ущерб, связанный с отходом птицы, снижением производственных показателей за счет уменьшения суточного прироста ее массы из-за потери аппетита и увеличения неоднородности стада [3].

    Вирусиндуцированные поражения слизистой оболочки кишечника, во-первых, служат воротами для проникновения других потенциальных патогенов, таких как Escherichia coli и Salmonella spp., во-вторых, энтеропатогенные вирусы сами могут вызвать заболевания при снижении неспецифических защитных механизмов (недостатке муцина, сокращении числа микроворсинок и др.). Поражения слизистой оболочки приводят к снижению адсорбции и расщеплению мальтозы, что обусловливает дефицит жирорастворимых витаминов и минералов в организме птиц. Экспериментальное заражение цыплят-бройлеров энтеропатогенными вирусами вызывает рахит, остеопороз и другие повреждения скелета. Нарушение обмена веществ в организме, связанное с этими вирусами, способствует снижению скорости роста цыплят, атрофии фабрициевой сумки и тимуса, что в свою очередь вызывает дефицит иммуноглобулинов и повышение восприимчивости к возбудителям других инфекционных заболеваний. Некоторые энтеропатогенные вирусы птиц представляют опасность для человека. Кроме того, многие вирусы с неясной этиологической ролью были идентифицированы у сельскохозяйственной птицы электронной микроскопией помета и содержимого кишечника.

    Энтеровирусные инфекции птиц, поражающие желудочно-кишечный тракт, полиэтиологичны. В настоящее время известны, по крайней мере, десять групп вирусов, причастных к возникновению острых кишечных расстройств у птиц. К ним относятся рота-,параротавирусы-, корона-, энтеро -, адено-, рео-, астро- калицивирусы-,пестивирусы- и парвовирусы, которые при снижении общей резистентности организма могут вызвать существенные экономические потери вследствие наслоения других болезней, нарушения условий содержания и влияния неблагоприятных факторов внешней среды.

    В предлагаемом обзоре представлены сведения о ротавирусах, короновирусах, аденовирусах, реовирусах, астровирусах и парвовирусах, которые наиболее часто служат причиной вспышек гастроэнтеритов птиц.

    Ротавирусы являются причиной энтеритов у многих видов птиц и млекопитающих, включая человека. Впервые ротавирусную инфекцию с признаками энтерита и повышенным отходом диагностировал Bergeland et. al. [6] в 1977 г. у индюшат. В последующем ротавирусы были выявлены у кур, фазанов, уток, а также у диких птиц.

    Ротавирусы относятся к семейству Reoviridae [14] и имеют сферическую форму, около 70 нм в диаметре. Название вируса происходит от латинского слова «rota» — колесо, которое характеризует морфологию вирионов в виде зубчатого колеса. Морфология ротавирусов, выделенных у млекопитающих и птиц, одинакова. Полные частицы вируса состоят из двух- или однослойных капсомеров. Инфекционной активностью обладают только вирионы с двойным капсидом, они достигают 70–75 нм.

    Геном вируса состоит из двухцепочечной РНК, которая содержит 11 сегментов с общей молекулярной массой 12–20 MДa. Каждый сегмент РНК содержит открытую рамку считывания, которая кодирует единственный протеин. Репликация и сборка ротавирусов происходит в цитоплазме, поэтому ротавирусные частицы часто находят в вакуолях. Ротавирусы устойчивы к эфиру, низким значениям pH (3,0) и относительно устойчивы к прогреванию.

    Ротавирусы птиц классифицируют в перекрестной реакции иммунофлюоресценции и по результатам электрофореза генома РНК в полиакриламидном геле (ПАГ). Ротавирусы, реагирующие в МФА со специфическими сыворотками к ротавирусам группы A млекопитающих, относят к ротавирусам группы A [35]. Ротавирусы со слабой перекрестной реакцией с антигеном ротавируса группы A млекопитающих относят к атипичным. Последние, в свою очередь, имеют три антигенно различающиеся группы: одна классифицирована как группа D, две другие не классифицированы.

    Ротавирусы группы D были выявлены только у птиц. Электрофоретический анализ в ПАГ, основанный на миграционном различии разных сегментов генома ротавирусов, является важным инструментом при классификации и успешно используется для предварительной оценки эпизоотических штаммов. К преимуществам данного метода следует отнести то, что для его проведения используется помет или содержимое кишечника больной птицы без предварительного выделения и культивирования вируса.

    Заражение ротавирусами происходит алиментарно. Источником вируса является больная и переболевшая птица, наибольшее количество возбудителя содержится в помете. Ротавирусы размножаются в дифференцированных ворсинках эпителиальных клеток тонкого отдела кишечника [32], максимальная экскреция вируса с фекалиями наблюдается через 2–5 дней после заражения [39]. На вершинах ворсинок происходит ускоренная миграция и преждевременное слущивание энтероцитов (41), замена их незрелыми эпителиальными клетками и криптами, что является причиной нарушения процесса пищеварения. Незрелые, недифференцированные клетки, которые замещают клетки, разрушенные вирусом, приводят к дефициту мальтозы, в результате чего снижается адсорбционная способность [41]. Yason and Schat [69] экспериментально доказали факт снижения адсорбции мальтозы при ротавирусной инфекции у индеек, используя с этой целью D-ксилозу.

    Клинические проявления ротавирусной инфекции птиц варьируются от субклинических до тяжелых. При экспериментальном заражении основным клиническим признаком является диарея. Кроме того, может наблюдаться беспокойство птицы, ее скучивание, снижение прироста массы тела, дегидратация, увеличение падежа. В тяжелых случаях гибель птицы наступает через 2–4 суток, отход составляет от 4 до 7%. У 6–40-суточных фазанов болезнь проявляется в виде депрессии, водянистого поноса и повышенного отхода (20–30%). Клиническое проявление болезни при экспериментальном заражении ротавирусами цыплят и индюшат сильно разнится: от среднего до инаппаратного, что связано с различной вирулентностью ротавирусов, влиянием других инфекций, воздействием окружающей среды и условиями содержания птицы (32).

    Продолжительность инкубационного периода при ротавирусной инфекции составляет 2–5 суток. Она вызывает развитие диареи у индеек и энтерита средней тяжести у цыплят. Некоторые ученые отмечают высокую чувствительность к экспериментальному заражению взрослых кур и индеек по сравнению с молодняком (69). Ротавирусы вызывают снижение яйценоскости у кур-несушек.

    При вскрытии павшей птицы отмечают обезвоженность трупа, бледность слизистой оболочки кишечного тракта и вздутие слепых кишок из-за скопления жидкости и газов, а также воспаление подошвы конечностей.

    Гистологические изменения выявляются в двенадцатиперстной кишке и толстом отделе кишечника. Цилиндрические клетки ворсинок заменяются плоскими, ворсинки укорачиваются, происходит их слияние, в последующем слизистая оболочка теряет ворсинки и становится гладкой.

    Эпизоотология, клинические признаки и патоморфологические изменения играют вспомогательную роль при диагностике ротавирусной диареи. Наличие антител в сыворотке крови птиц также не имеет существенного значения, так как их регистрируют у большинства взрослой птицы. Диагноз ротавирусной инфекции, как правило, основывается на выявлении и идентификации вируса или вирусного антигена с помощью электронной (ЭМ) или иммуноэлектронной микроскопии пробы помета, содержимого кишечника или соскоба со слизистой оболочки тонкого отдела кишечника. Широко применяется метод флуоресцирующих антител при исследовании мазков фекалий, отпечатков и креостатных срезов тонкого отдела кишечника, а также зараженных культур клеток.

    Исследование помета с помощью ЭМ является наиболее чувствительным методом, позволяющим выявлять ротавирусы независимо от их серологических групп [62]. Иммунная ЭМ и метод флюоресцирующих антител (МФА) используются для идентификации серогрупп ротавирусов. Установлено, что детекция ротавирусной РНК в фекалиях в ПАГ по чувствительности не уступает ЭМ [62].

    Из-за сложности культивирования ротавирусов в культуре клеток при диагностике болезни изоляция возбудителя не всегда проводится. На сегодняшний день только ротавирусы группы A и, за редким исключением, отдельные штаммы серогруппы D культивируются в культуре клеток [38]. Для этого используют культуру перевиваемых клеток МА-104 или первичные культуры клеток печени эмбрионов кур и почек цыплят. Добавление трипсина (1–10 мкг/мл) в поддерживающую среду увеличивает накопление ротавирусов в перевиваемых линиях клеток и в первичной культуре почек в 100–1000 раз. Авторы полагают, что трипсин повышает проницаемость клеточных мембран и тем самым облегчает проникновение вируса внутрь клеток.

    Ротавирусы выделяются с пометом в больших количествах и относительно устойчивы к воздействию различных физико-химических факторов. В помете они сохраняются длительное время, контаминируя предметы ухода, а также территорию птицефабрики. Кроме того, не исключена передача возбудителя трансовариальным путем, о чем свидетельствует выявление ротавирусов у суточных цыплят [61]. Возможно, ротавирус сохраняется на яичной скорлупе или внутри яйца, а после массового вывода молодняка происходит его перезаражение. Вирусоносительство у птицы, а также вектор передачи возбудителя до конца не изучены.

    Методы лечения и специфической профилактики ротавирусной инфекции не разработаны. Повсеместное распространение ротавирусов и их устойчивость препятствуют обеспечению стойкого благополучия птицеводческих предприятий. Профилактика этой болезни сводится к своевременной замене подстилки в неблагополучных птичниках и дезинфекции помещений, что позволяет снизить степень контаминации окружающей среды и риск заражения птицы. При возникновении заболевания и появлении диареи распространению инфекции способствует недостаточное количество подстилки. Меры по улучшению системы вентиляции, оптимизация температуры и добавление свежей подстилки способствуют снижению распространения ротавирусной инфекции и проявления негативных последствий.

    КОРОНАВИРУСНЫЙ ЭНТЕРИТ ИНДЕЕК

    Коронавирусный энтерит индеек представляет собой тяжелую болезнь, поражающую индеек всех возрастов. Куры, фазаны, перепела невосприимчивы к возбудителю этой инфекции. Коронавирусный энтерит регистрируется в США, Канаде, Австрии и Индии [44,48]. При круглогодичном выращивании индеек наиболее распространенными этиологическими агентами гастроэнтеритов (на их долю приходится около 50% всех случаев диареи) являются коронавирусы, и оздоровить такие хозяйства крайне сложно.

    Возбудителем болезни является РНК-содержащий вирус семейства Coronaviridae [66]. Вирусы данного семейства имеют характерную морфологию: они полиморфны, покрыты оболочкой, диаметр вирионов составляет от 60 до 220 нм, длина — 12–24 нм, поверхность вирионов имеет форму лепестка [66]. Коронавирусы содержат, по крайней мере, три главных структурных белка, включая большой гликопротеин в виде выступов на поверхности вирионов (пепломеров) (S), мелкий оболочечный гликопротеин (М) и нуклеокапсидный протеин (N) [9].

    Репликация коронавируса происходит исключительно в цитоплазме. Коронавирусы культивируются в куриных или индюшиных эмбрионах путем инокуляции вируса в амниотическую полость. До настоящего времени удалось адаптировать и успешно культивировать в клеточной линии аденокарциномы человека (HRT) только изолят коронавируса Quebec. Репликация вируса зависела от включения в среду трипсина и строгого контроля pH [11].

    Исследованиями в иммунной электронной микроскопии, реакции торможения гемагглютинации и реакции нейтрализации установлено антигенное различие между коронавирусом индеек и вирусом инфекционного бронхита кур [11,53]. Однако в перекрестной реакции иммуннофлюоресценции выявлена антигенная взаимосвязь между этими возбудителями [20] и отличие их от коронавирусов млекопитающих. Все эпизоотические штаммы короновирусов индеек относятся к одному серотипу [47].

    Экспериментальное заражение удается при пероральном и внутрибрюшинном введении вирусного материала. Введение гомогената фабрициевой сумки больной птицы взрослым индейкам вызывает острое течение болезни. Инкубационный период составляет 1–3 суток. Болезнь проявляется депрессией, водянистой диареей, потерей массы и обезвоживанием. У индюшат и ремонтного молодняка индеек болезнь появляется внезапно. Кожа в области головы и на других видимых участках тела темнеет, голова запрокидывается назад. По мере прогрессирования болезни значительную часть помета составляют ураты. Заболеваемость обычно достигает 100%, отход колеблется от 5 до 50%. Поражения, как правило, наблюдают в тонком отделе кишечника, наполненном водянистым, газообразным содержимым.

    Вирус выделяется с пометом в течение нескольких месяцев и передается фекально-оральным путем, поэтому особь старшего возраста может быть источником инфекции и заражать молодняк [48]. Передача вируса возможна механическим путем — через обслуживающий персонал, предметы ухода, транспорт, а также свободно летающих птиц. Во внешней среде вирус может сохраняться годами [47]. Трансовариальная передача возбудителя и вектор передачи вируса не установлены.

    Диагностика только на основании клинических признаков или патологоанатомических поражений затруднена. Лабораторная диагностика базируется на выделении вируса в куриных и индюшиных эмбрионах, выявлении его электронной микроскопией, МФА или с помощью серологических исследований.

    Для выделения вируса вируссодержащий материал вводят в амниотическую полость эмбрионов 6–7-суточной инкубации с последующей идентификацией вируса в препаратах из тонкого отдела кишечника эмбриона в МФА [48]. МФА может быть использован для выявления вирусного антигена в эпителии тонкого отдела кишечника и бурсы больных индеек [20]. При проведении электронной микроскопии возможны ложноположительные результаты, связанные с присутствием в исследуемых пробах фрагментов клеточных мембран, которые имеют коронавирусоподобный вид.

    Предпочтительным методом выявления возбудителя является иммунная ЭМ с использованием специфических иммунных сывороток. Для идентификации вируса исследуют криостатные срезы кишечника зараженных эмбрионов индеек в непрямой реакции иммунофлюоресценции [48].

    Для оздоровления неблагополучных по коронавирусной инфекции хозяйств переболевшую птицу по достижению убойных кондиций сдают на мясо с последующей очисткой и дезинфекцией помещений [48]. Высокоэффективна в профилактике болезни санация помещений сроком 3–4 недели.

    ЭНТЕРОВИРУСЫ

    В последние годы некоторые вирусы, похожие на энтеровирусы, оказались причиной гастроэнтеритов у кур и индеек. Эти агенты были отнесены к энтеровирусоподобным (ЭПВ), так как не были точно идентифицированы. На основании размеров вирусных частиц, морфологии, морфогенеза и обнаружения в помете их относят к энтеровирусам, однако для точной классификации необходимы дальнейшие биологические и физико-химические исследования возбудителя [34].

    Энтеровирусы птиц широко распространены во всем мире. Они были выявлены у кур и индеек в Северной Ирландии [36], США [57,58], Франции [2], Малайзии [10].

    Энтеровирусы являются представителями одного из девяти родов, входящих в семейство Picornaviridae [1]. Пикорнавирусы не заключены в оболочку, имеют икосаэдрическую форму. Диаметр вирусных частиц — 22–30 нм. У вирионов нет характерных особенностей, они содержат однонитевую РНК позитивной полярности, которая является инфекционной [1,19].

    Роды семейства Picornaviridae разделены на основании чувствительности энтеровирусов к кислотам, плотности вирионов в хлористом цезии и клинического проявления у зараженной птицы [1]. Энтеровирусы устойчивы при значениях pH 3, а также к эфиру, хлороформу и спирту, что свидетельствует об отсутствии в них липидов [59]. Данные об их чувствительности к дезинфицирующим средствам в литературе отсутствуют.

    Энтеровирусы культивируют на 6-дневных куриных эмбрионах, при этом около 50% эмбрионов погибает в течение 3–7 дней. Некоторые штаммы энтеровирусов могут размножаться на хорион-аллантоисных оболочках эмбрионов (ХАО). Для культивирования штаммов FP3 и 612 используют первичную культуру клеток печени и почек кур. Наличие вируса в культуре клеток определяют в МФА, так как цитопатический эффект слабо выражен или вовсе отсутствует [40].

    Энтеровирусы индеек культивируют на эмбрионах индеек 18-суточной инкубации [19]. Репликация вируса установлена в кишечнике эмбрионов. У зараженных эмбрионов двенадцатиперстная, тощая и подвздошная кишки — бледные и отечные. Вирус выявляют в криостатных срезах кишечника и в его содержимом с помощью электронного микроскопа и МФА.

    Репликация энтеровирусов происходит в цитоплазме энтероцитов, расположенных между верхушкой и основанием ворсинок, причем наиболее высокая концентрация вируса выявлена непосредственно около крипт. Кристаллическая структура вируса включает небольшие круглые вирусоподобные частицы с диаметром около 23 нм [19,22]. Экспериментально установлено, что энтеровирусы индюшат и цыплят размножаются преимущественно в эпителии тонкого кишечника, подвздошной кишки и в почках [21].

    В естественных условиях птица заражается энтеровирусами в результате заглатывания инфицированного помета. Убедительных данных трансовариальной передачи вируса нет. Однако выделение энтеровируса из отходов инкубации [59] указывает на возможность его передачи через яйцо, по крайней мере, для некоторых штаммов.

    Пероральное введение энтеровируса в организм естественного хозяина в раннем возрасте вызывает энтерит или задержку роста в зависимости от биологических свойств вируса. У СПФ-цыплят, зараженных энтеровирусами, выделенными в Японии, наблюдали диарею и высокий отход (до 53,3%) в течение 6 суток после заражения. С помощью ЭМ вирус удается выявить в содержимом кишечника через 1–3 суток после заражения. С пометом он выделяется в течение 14 суток после заражения. Однако следует учесть, что энтеровирусы выявляются даже у СПФ-птиц.

    У индеек на 4-е сутки после заражения отмечают депрессию, водянистость помета, а на 8-е сутки опыта — значительное снижение прироста массы тела [60]. На вскрытии у них выявляют утолщение и расширение слепых кишок за счет скопления желтой пенистой жидкости, в тонком отделе кишечника наблюдается катаральная слизь [21,60]. При вскрытии у цыплят, зараженных энтеровирусами, выделенными в Японии, отмечаются нефроз и отложение уратов во внутренних органах. При гистологическом исследовании в двенадцатиперстной кишке установлено уменьшение длины ворсинок, а в подвздошной и двенадцатиперстной кишках — удлинение крипт.

    С диагностической целью исследуют помет в ЭМ и МФА [19,60]. Кроме того, диагностика может осуществляться выявлением вирусного антигена в тканях кишечника или в помете с помощью МФА или ELISA [22]. Выделение вируса не имеет широкого применения, так как большинство энтеровирусов плохо адаптируется или не культивируется в культуре клеток и эмбрионах. По мнению многих исследователей, наиболее актуальной и вместе с тем сложной задачей в изучении энтеровирусов является установление степени их участия в инфекционной патологии птиц.

    ГЕМОРРАГИЧЕСКИЙ ЭНТЕРИТ ИНДЕЕК

    Геморрагический энтерит — острая вирусная болезнь индеек, продолжающаяся 7–10 суток. Клиническое проявление болезни в большинстве случаев наблюдается у индеек в возрасте от 4 до 12 недель. Инкубационный период длится 3–6 суток. Больная птица угнетена, отказывается от корма, у нее наблюдаются диарея, помет с примесью крови, внезапная гибель. В естественных условиях смертность колеблется от 1 до 60%, а при экспериментальном заражении достигает 80%.

    Вирус геморрагического энтерита индеек (ГЭИ) приносит значительный экономический ущерб. Заболевание регистрируется в большинстве хозяйств по выращиванию индеек, в частности, в Канаде, Англии, Германии, Австралии, Индии, Израиле и Японии [31]. На основании морфологических, гистологических, иммунологических исследований и по устойчивости к хлороформу вирус ГЭИ, как и вирус мраморной селезенки фазанов (МСФ) [46], отнесен ко II группе семейства Aviadenoviridae, рода Aviadenovirus.

    Аденовирусы являются безоболочечными икосаэдрическими вирусами. Их диаметр составляет 70–90 нм [21,67]. Геном вируса представлен линейной двухнитевой ДНК с молекулярной массой 20–30 МДа.

    Аденовирусы II группы объединяет общий групповой антиген, который отличается от антигена аденовирусов I группы [16,17,30]. В III группу аденовирусов входит вирус синдрома снижения яйценоскости (EDS-76), который не связан с гастроэнтеритами птиц в промышленном птицеводстве. Представители аденовирусов II группы плохо размножаются в стандартных культурах клеток птиц [31].

    Первоначально вирус ГЭИ размножается в клетках ретикулоэндотелиальной системы. Культивируют его в лимфобластоидных клетках и культуре лейкоцитов индеек [42].

    Высокая температура и воздействие различных дезинфицирующих средств вызывают инактивацию вируса. Однако он устойчив к растворителям жиров (хлороформу, спирту) и может храниться длительное время при определенном температурном режиме: 6 месяцев при 4°C и 4 недели при 37°C. В тушке птицы вирус сохраняется при 37°C в течение нескольких недель [46].

    При вскрытии индеек характерные поражения, в первую очередь, выявляются в селезенке и кишечнике. Селезенка увеличена, на поверхности органа отмечаются пятнистые кровоизлияния. Слизистая кишечника рыхлая, отечная, полость его наполнена кровяным экссудатом, эпителий на верхушке ворсинок дегенерирован, верхушки ворсинок слущиваются, а в просвете кишечника наблюдаются геморрагии. Кроме того, в селезенке отмечены гиперплазия белой пульпы и некроз лимфоцитов, а в некоторых случаях — наличие характерных включений в ядрах клеток ретикулоэндотелиальной системы. Механизм участия вируса в развитии патологии кишечника и геморрагий в нем не совсем ясен, так как вирус ГЭИ в эпителии кишечника не размножается. Доказано, что вирус ГЭИ реплицируется в эндотелиальных клетках кишечника, что может привести к повреждению сосудов и ишемическому некрозу кишечных ворсинок [5]. Предполагается, что такой механизм действия свойственен аденовирусной инфекции коров [43].

    Трансмиссия вируса ГЭИ осуществляется фекально-оральным путем. Вирус может длительное время сохраняться в контаминированной подстилке и, очевидно, она является фактором передачи инфекции последующим стадам индеек. Механическая передача возбудителя между инфицированными и восприимчивыми стадами птиц также может быть важным путем трансмиссии вируса. Передача возбудителя от вирусоносителей (включая трансовариальный путь), а также вектор передачи вируса окончательно не установлены.

    Читайте также:  Панлейкопения ринотрахеит вирусный энтерит кальцивироз

    Диагностировать вирус геморрагического энтерита можно на основе гистопатологии, выделения вируса, серологических исследований и методами обнаружения антигенов. Гистологический диагноз базируется на выявлении характерных внутриядерных включений в клетках селезенки или кишечника. Изоляция вируса осуществляется оральной инокуляцией гомогената селезенки или кишечника 5–10-недельным цыплятам. Как правило, смерть наступает через 3–6 суток после их заражения патологическим материалом. Погибших цыплят исследуют на характер поражений. Вирус также можно изолировать в лимфобластоидной культуре клеток индеек. Для серологической диагностики можно использовать реакцию преципитации в агаровом геле или ELISA. Вирус может быть обнаружен в тканях или культуре клеток при использовании МФА, ЭМ, реакции преципитации в агаровом геле или ELISA [46].

    Для профилактики ГЭИ в эндемических районах используется вакцинация методом выпаивания с применением полевых авирулентных штаммов вируса ГЭИ или вируса МСФ, а также близкородственных вирусов, непатогенных для индеек. В настоящее время для иммунизации индеек методом выпаивания широко используются два вида живых вакцин. Один из них представляет собой неочищенный гомогенат селезенки, полученной от 4–6-недельных цыплят, инфицированных авирулентным вирусом ГЭИ или MSDV [63]. Альтернативная, живая вирусная вакцина может быть приготовлена аттенуацией авирулентных штаммов вируса ГЭИ или вируса МСФ в лимфобластоидной культуре клеток [15]. Иммунизация индеек в 4–6-недельном возрасте обеспечивает формирование стойкого продолжительного иммунитета, что гарантированно защищает птицу от заражения полевыми изолятами.

    АСТРОВИРУСЫ

    В 1980 году McNulty et al. [37] под электронным микроскопом впервые выявили астровирусы в содержимом кишечника 11-суточных индюшат, имеющих признаки энтерита. Позднее Reynolds et al. [49,50] показали, что астровирусная инфекция индюшат широко распространена в США и доказали энтеропатогенную природу данных вирусов.

    Астровирусы — это небольшая группа вирусов сферической формы и маленьких размеров. Название происходит от греческого слова «astron» — звезда, что отражает типичную звездообразную форму вириона, диаметр которой составляет 28–31 нм [37]. Биохимическая структура астровирусов мало изучена, так как культивировать их in vitro не удается.

    Астровирусы имеют широкое распространение. По данным некоторых авторов, в 80% обследованных птицехозяйств кишечные инфекции были вызваны астровирусами [49]. Астровирусная инфекция чаще проявляется у молодняка до месячного возраста и гораздо реже у взрослых индеек [51]. Клинические признаки отличаются разнообразием, включая диарею, возбужденность, снижение аппетита и скорости роста. Заболеваемость обычно высокая, но смертность низкая.

    У экспериментально зараженных СПФ-индюшат наблюдалось снижение прироста массы и уменьшение адсорбции D-ксилозы по сравнению с контрольной группой. Экспериментальное заражение СПФ-цыплят вызывает снижение аппетита, диарею. При вскрытии отмечают расширение слепых кишок из-за скопления желтой, пенистой массы, снижение тонуса кишечника и пенистую консистенцию его содержимого. Основной путь передачи вируса — фекально-оральный, другие пути пока не выявлены.

    Основным методом диагностики астровирусной инфекции служит электронная микроскопия или иммунная ЭМ проб помета и содержимого кишок. При проведении электронномикроскопических исследований необходимо учесть, что астровирусы можно перепутать с другими округлыми маленькими вирусами, такими как энтеровирусы. Диагноз при ЭМ ставится на основании размеров вирусных частиц и морфологической характеристики поверхностной структуры, поэтому наиболее предпочтительной является диагностика астровирусной инфекции с использованием иммунной ЭМ [51].

    Специфические меры профилактики астровирусной инфекции не разработаны. Контроль ее проводится с соблюдением общих мер профилактики: своевременной замены подстилки, очистки и дезинфекции помещений при приеме очередной партии птицы [51].

    Реовирусы птиц распространены повсеместно, в настоящее время выделено и изучено около 11 серологических типов [68]. Впервые в 1954 г. J.E. Fahey и J.F. Crawley изолировали реовирус у цыплят с признаками респираторной болезни. Клинические признаки болезни, вызванной реовирусом, описали P.J. Dalton R. и Henry в 1967 г., назвав ее теносиновитом. Однако многие вопросы, связанные с реовирусами птиц, изучены недостаточно.

    В настоящее время в литературе накопилось достаточно сведений о выделении реовирусов при разных патологических процессах у цыплят, проявляющихся в виде энтерита, синовита, миокардита, перикардита, сальпингита, синдрома плохого всасывания, синдрома плохого оперения и т.д. [54]. Однако считать, что реовирусы птиц являются единственными этиологическими агентами широкого круга болезней с такими разными клиническими признаками, нет достаточных оснований. Многие из этих симптомов описаны при заболеваниях, связанных с возбудителями других вирусных и бактериальных инфекций.

    Реовирусы птиц связаны с широким спектром заболеваний домашней птицы, включая артриты/теносиновиты, респираторные заболевания, энтериты и синдром малабсорбционной карликовости [54]. Однако, за исключением вирусного артрита/теносиновита, этиологическая роль реовирусов в этих заболеваниях остается не доказанной. Реовирусы птиц широко распространены во всем мире, они часто выделяются из помета и тканей не только больной, но и клинически здоровой птицы.

    Реовирусы птиц устойчивы к воздействию внешней среды и различных физико-химических факторов. Инфекционная активность вируссодержащего желточного материала не снижается при 60°C в течение 8–10 ч, 56°C — 24 ч, 37°C — 16 нед., 22°C — 51 нед., 4°C — 3 лет, минус 20°C — 4 лет и минус 63°C — до 10 лет. Титр недостаточно очищенного вируса при 60°C понижается в течение 5 ч, но полной инактивации не наступает. При прогревании возбудителя в присутствии хлористого магния инфекционная активность стабилизируется [54]. Многократное замораживание и оттаивание не влияет на его биологическую активность. Реовирусы устойчивы к действию УФ-облучения, эфира, переносят широкий спектр pH, но чувствительны к хлороформу [54].

    Реовирусы птиц не имеют оболочки, содержат два икосаэдрических капсидных остова диаметром 50–70 нм [23]. Геном представлен 10–12 линейными сегментами двухнитевой РНК общей молекулярной массой 12–20 МДа. Репликация и сборка реовирусов птиц происходит в цитоплазме, иногда при этом формируются паракристаллические включения.

    Реовирусы птиц имеют поверхностный общий групповой антиген, который в большинстве случаев определяется в МФА или преципитацией в агарозном геле. С помощью реакции нейтрализации была показана антигенная гетерогенность реовирусов птицы, при этом идентифицировано 11 серотипов возбудителя [68]. Также была установлена вариабельность патогенности реовирусов птицы [56].

    При реовирусной инфекции доказана вертикальная передача возбудителя [65]. Уровень трансовариальной передачи вируса оказался незначительным. Реовирусы, находящиеся на поверхности скорлупы, а также внутри яйца, могут участвовать как в горизонтальной, так и в вертикальной передаче возбудителя инфекции.

    Во многих работах, посвященных изучению патогенеза реовирусной инфекции птиц, установлено, что кишечник является основной мишенью вируса независимо от способа его введения [24,25]. После орального или аэрогенного заражения возбудитель попадает в кровоток и в результате виремии быстро разносится в различные органы и ткани. В частности, вирус удается выделить из кишечника, фабрициевой сумки, печени, поджелудочной железы, сердца, почек, суставов и сухожилий [24]. Jones et al. показали, что реовирусы вначале реплицируются в эпителии ворсинок тонкого отдела кишечника и фабрициевой сумки, а затем распространяются в других органах [24]. Синдром расстройства всасывания характеризуется увеличением железистого желудка, иногда с некрозом и признаками катарального геморрагического энтерита [56].

    Известно, что реовирусы часто выделяются при энтеритах, синдроме малабсорбции и синдроме повышенного отхода птиц, однако их этиологическая роль в патогенезе указанных болезней до конца не изучена. Установлено, что реовирусы оказывают иммуносупрессивное действие на организм больной птицы и это способствует усилению патогенности других инфекционных агентов, включая кокцидии [56], Cryptosporidium spp. [18], Escherichia coli [55] и возбудителя анемии птиц [13]. Возможно, иммуносупрессия является также причиной проявления таких заболеваний, как синдроммалабсорбции и синдром повышенного отхода птиц [52].

    Диагностика реовирусной инфекции основана на выделении вируса в культуре клеток и куриных эмбрионах. Серологическая диагностика болезни проводится с помощью реакции нейтрализации, реакции непрямой иммунофлюоресценции и ELISA для выявления группоспецифических антител. Ретроспективная диагностика реовирусной инфекции мало информативна в силу широкого распространения вируса и наличия субклинических форм инфекции.

    Для предупреждения заноса инфекции в птицехозяйствах необходимо соблюдать ветеринарно-санитарные правила, режим «все свободно — все занято» и принцип пространственной изоляции производственных подразделений и зон.

    Лучшим средством для дезинфекции помещений считается горячий раствор щелочи.

    ПАРВОВИРУСЫ

    Известно, что парвовирусы вызывают гастроэнтериты у различных видов млекопитающих, в частности, у собак, кошек и коров [8]. Полагают, что они являются причиной синдромамалабсорбции у птиц [26] и энтерита у индеек [64], однако их роль в патогенезе этих заболеваний окончательно не установлена.

    Они не имеют оболочки, обладают икосаэдрической формой, размер вирионов составляет 18–26 нм, поверхностная структура не выражена. Вирус содержит линейную однонитевую ДНК с молекулярной массой около 20 МДа [45]. Парвовирусы реплицируются в ядре клеток, где часто образуют включения.

    Парвовирусная репликация зависит от факторов, которые формируются в клетках в течение S-фазы клеточного цикла, поэтому репликация и патогенный эффект, преимущественно происходят в клетках, имеющих высокую степень пролиферации [7]. Инфицирование парвовирусами клеток крипт и зародышевого эпителия кишечника приводит к уменьшению количества адсорбционных клеток, которые слущиваются с верхушек ворсинок. Повреждение ворсинок вызывает атрофию клеток, уменьшение их адсорбционной способности и возникновение диареи [41].

    Парвовирусы описаны у кур и индеек, однако патогенность этих вирусов и их роль в качестве возбудителей гастроэнтеритов у этих видов птицы в настоящее время не совсем ясна. Kisary et al. описали парвовирус и подобные вирусы у цыплят [26]. Вирус был идентифицирован как парвовирус на основании морфологии, размеров, плотности в CsCl (от 1,42 до 1,44 г/мл) и наличия одноцепочечной ДНК (размер около 5,2 кб) [29].

    Экспериментальное заражение цыплят-бройлеров суточного возраста вызывает диарею, снижение живой массы на 40% и замедление развития [27]. Однако в опытах, проведенных Decaesstestecker et al., не было отмечено проявления клинических признаков и снижения прироста массы, как при экспериментальном заражении парвовирусом СПФ-цыплят и цыплят-бройлеров [12].

    Диагностика парвовирусной инфекции проводится с помощью ЭМ и МФА. Для исследования в ЭМ содержимое кишечника предварительно очищают в градиенте CsCl с целью освобождения от других вирусов маленьких размеров. Кроме того, необходимо провести биохимические исследования для изучения генома вируса [24]. МФА является простым и быстрым методом диагностики, однако для его постановки требуется наличие специфической антисыворотки, которая не всегда доступна [28].

    Trambel et al. описали парвовирусоподобный вирус индеек [64]. Возбудитель вызывал энтериты у 1–5-недельных индюшат. Он был идентифицирован на основе гистопатологического обнаружения внутриядерных включений в энтероцитах кишечника, а также выявлением гексагональных частиц размером 15–20 нм при использовании тонкослойной ЭМ.

    В очищенном центрифугированием помете больной птицы вирус можно обнаружить под электронным микроскопом. Исследование мазков фекалий и срезов слизистой оболочки тонкого кишечника методом иммуноэлектронной микроскопии позволяют выявить вирусный антиген.

    Список литературы

    1. Anderson A.A. in: Comparative Diagnosis of Viral Diseases. 1981. Academic Press, New York, NY., P. 4–66.

    2. Andral В., Toquin D. Observations et isoelements de psendopicornavirus a partir de dindonneaux ma lades // Avian Pathol, 1984 13:377–388.

    3. Barnes H.J. in: Diseases of Poultrv. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 683–686

    4. Barnes H.J., Guy J. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, I A. Pages 1023–1031.

    5. Benfield D.A. in: Viral Diarrheas of Man and Animals. 1990. CKC Press, Boca Raton, FL. Pages 113–133.

    6. Bergeland M.E., McAdaragh J.P., Stotz I. Rotaviral enteritis in turkey poults. in: Proceedings of the 26th Western Poultry Disease Conference. 1977. P. 129–130.

    7. Berns K.I. Parvovirus replication // Micro. Rev., 1990. 54: 316–329.

    8. Bridger J.C. in: Viral Diarrheas of Man and Animals. 1990. CRC Press, Boca Raton, FL. Pages 161–182.

    9. Cavanagh D. Structural polypeptides of coronavirus 1BV // J. Gen. Virol., 1981. 53:93–103.

    10. Chooi K.F., Chilian U. Broiler runting/stunting syndrome in Malaysia // Vet. Rec., 1985. 116:354.

    11. Dea S., Marsolais G., Beaubien J., Ruppanner R. Coronaviruses associated with outbreaks of transmissible enteritis of turkeys in Quebec: hemagglutination properties and cell cultivation // Avian Dis., 1986. 30:319–326.

    12. Decaesstecker M.. Charlier G., Meulemans G. Significance of parvoviruses, entero-like viruses and reoviruses in the etiology of the chicken malabsorption syndrome // Avian Pathol., 1986. 15:769–782.

    13. Engstrom B.E., Fossum O., Luthman, Bluenving M. D isease: experimental infection with a Swedish isolate of chicken anemia agent as an avian Reovirus // Avian Pathol. J., 1988. 17:33–50.

    14. Estes M.K. in: Virology. 2nd ed. 1990. Raven Press. New York, NY. P. 1329–1352.

    15. Fadly A.M., Nazerian K., Nagaraja K., Below G. Field vaccination against hemorrhagic enteritis of turkeys // Avian Dis., 1985. 29:768–777

    16. Goodwin M.A. Adenovirus inclusion body ventriculitis in chickens and captive bobvvhite quail (Colinus virginianus) // Avian Dis., 1993. 37:568–571.

    17. Goodwin M.A., Hill D.L., Dekich M.A., Putnam M.R.. Multisystemic adenovirus infection in broiler chicks with hypoglycemia and spiking mortality // Avian Dis., 1993. 37:625–627.

    18. Guy J.S., Levy M.G., Ley D.H., Bamesrand H.J., Cerig Т. M. Experimental reproduction of enteritis in bobwhite quail (Colinus virginianus) with Cryptosporidium and Reovirus // Avian Dis. 1987. 31:713–722.

    19. Guy ].S., Barnes H.J. Partial characterization of a turkey enterovirus-like virus // Avian Dis., 1991. 35:197–203.

    20. Guy J., Barnes H.J., Smith L.G., Breslin J. Antigenic characterization of a coronavirus identified in poult enteritis and mortality syncrome-affected turkeys // Avian Dis., 1997. 41:583–590.

    21. Hayhow С.S., Saif Y.M., Kerr K.M., Whitmover R.E.. Further observations on enterovirus infection in specific-pathogen-free turkey poults // Avian Dis. 1993. 37: 124–134.

    22. Hayhow C.S., V.M. Saif. Envelopment of an antigen-capture enzyme-linked immunosorbent assay for detection of enterovirus in commercial turkeys // Avian Dis., 1993. 37:375–379.

    23. Joklik I.V.K. Structure and function oi the reovirus genome // Micro. Rev., 1981. 45:483–501.

    24. Jones, R. Islam С.M.R., Kelly D.F. Early pathogenesis of experimental reovirus infection in chickens // Avian Pathol., 1989. 18:239–253.

    25. Kibenge F.S.B., Gwae G.E., Jones R.С, Chapman A.P., Savage С.Е. Experimental reovirus infection in chickens: observations on early viremia and virus distribution in bone marrow, liver, and enteric tissues // Avian Pathol., 1985. 14:87–98.

    26. Kisary J., Nagy B., Bitay Z.. Presence of par-Vovifuses in the intestine of chickens showing stunting syndrome // Avian Pathol., 1984. 13:339–343.

    27. Kisary J. Experimental infection oi chicken embryos and day-old chickens with parvovirus of chicken origin // Avian Pathol., 1985. 14:1–7.

    28. Kisary J. Indirect immunofluorescence as a diagnostic tool for parvovirus infection of chickens // Avian Pathol., 1985. 14: 269–273.

    29. Kisary J., Avalosse B., Miller-Faures A., Rommelaere J.. The genome of a new chicken virus identifies it as a parvovirus // J. Gen. Virol., 1985. 66:2259–2263.

    30. Kouvvenhoven В., Daveiaar F.G., J. Van Yvalsum. Infectious proventriculitis causing runting in broilers // Avian Pathol. 1978. 7:183–187.

    31. McFerran J.В. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 607–620.

    32. McNulty M.S. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 692–701.

    33. McNulty, M.S., McFerran J.B. in: Virus Infections of Vertebrates. Vol. 4. 1993. Elsevier Science Publishers, New York, NY. P. 519–529.

    34. McNulty M S., Guy J.S. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 706–710.

    35. McNulty M.’s., Allan G.M., Todd D., McFerran B.. Isolation and cell culture propagation oi rotaviruses from turkeys and chickens // Arch. Virol., 1979a. 61:13–21.

    36. McNulty M.S., Curran W.L., Todd D., McFerran J.B.. Detection of viruses in avian feces by direct electron microscopy // Avian Pathol. 1979b. 8:239–247.

    37. McNulty M.S., Curran VV.L., McFerran J.B.. Determination of astroviruses in turkey feces by direct electron microscopy // Vet. Rec.1980. 106:561.

    38. McNulty M.S., Allan G.M., Todd D., McFerran J.B., McCracken M.. Isolation from chickens of a rotavirus 1 lacking the rotavirus group antigen. J. Gen. Virol., 1981. 55: 405–413.

    39. McNulty M.S., Allan G.M., McCracken R.M.. Experimental infection oi chickens with rotavirus: clinical and virological findings // Avian Pathol., 1983. 12:45–-54.

    40. McNulty M.S., Allan G.M., McFerran J.B.. Isolation of a novel avian entero-like virus // Avian Pathol., 1987. 16:331–337.

    41. Moon H.W. Mechanisms in the pathogenesis of diarrhea: a review // J. Am. Vet. Med. Assoc., 1978.172:443–446.

    42. Xazerian K., Fadly A.M.. Propagation oi virulent and a virulent turkey hemorrhagic enteritis virus in cell culture // Avian Dis., 1982. 26:816–827.

    43. Orr J.P. Necrotizing enteritis in a calf infected with adenovirus // Can. Vet., 1984. 25:72.

    44. Panigrahy В., Nacji S.A., Hall С.F.. Isolation and characterization oi viruses associated with transmissible enteritis (bluecomb) oi turkeys // Avian Dis. 1973. 17:430–438.

    45. Paradiso P.R., Rhone S.L., Singer I.I. Canine parvovirus: a biochemical and ultra structural characterization // J. Gen. Virol., 1982. 62:113–125.

    46. Pierson F.VV., Domermuth С.Н. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 624–633.

    47. Pomeroy B.S., Larson С.Т., Deshmukh D.R., Patel B.L.. Immunity to transmissible (coronaviral) enteritis of turkeys (bluecomb) // Am. J. Vet. Res., 1975. 36:553–555.

    48. Pomeroy B. S., and K. V. Xagaraja. in: Diseases oi Poultry. 9th ed. 1991. Iowa State University Press, Ames, I A. Pages 621–627.

    49. Reynolds D. L, Saif W.V. Astrovirus: a cause of an enteric disease in turkey poults // Avian Dis., 1986.30:89–98.

    50. Reynolds D.L, Saif Y.M., Theil K.VV. A survey of enteric viruses of turkey poults // Avian Dis. , 1987. 31:89–98.

    51. Reynolds D.L. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 701–705.

    52. Rinehart C.L, Rosenberger J.K. Effects of avian reoviruses on the immune responses of chickens // Poultry Sci., 1983. 62:1488–1489.

    53. Ritchie A.E., Desmukh D.R., Larsen C.T., Pomeroy B.S.. Electron microscopy of coronavirus like particles characteristic of turkey bluecomb disease // Avian Dis., 1973. 17: 546–558.

    54. Rosenberger J.K., N.O. Olson. in: Diseases of Poultry. 10th ed. 1997. Iowa State University Press, Ames, IA. P. 711–719.

    55. Rosenberger J.K., Fries P.A., Cloud S.S., Wilson R.A.. In vitro and in vivo characterization of avian, Escherichia coli. II. Factors associated with pathogenicity // Avian Dis., 1985. 29:1094–1107.

    56. Ruff M.D., Rosenberger J.K.. Concurrent infections with reoviruses and coccidia in broilers // Avian Dis., 1985. 33: 535–544.

    57. Saif L.J., Saif Y.M., Theil K.VV. Enteric viruses in diarrheic turkey poults // Avian Dis., 1985. 29:798–811.

    58. Saif Y.M, Saif L.J., Hofacre C.L., Hayhow С, Swayne D.E., Dearth R.N.. A small round virus associated with enteritis in turkey poults // Avian Dis., 1989. 34:762–764.

    59. Spackman D., Gough R.E., Collins M.S. Isolation of an enterovirus-like agent from the meconium of dead-in-shell chicken embryos // Vet. Rec., 1984. 114: 216–218.

    60. Swayne D.E., Radin M.J., Saif Y.M.. Enteric disease in specific-pathogen-free turkey poults inoculated with a small round turkey-origin enteric virus // Avian Dis., 1990. 34: 683–692.

    61. Theil K. W., and Y. M. Saif. Age-related infections with rotavirus, rotavirus-like virus, and atypical rotavirus in turkey flocks //. J. Clin. Microbiol., 1987. 25:333–337.

    62. Thei K.W., Reynolds D.L., Sail Y.M. Comparison of immune electron microscopy and genome eloc-tropherotyping techniques for detection of turkey rotaviruses and rotavirus-like viruses in intestinal contents // J. Clin. Microbiol., 1986. 23:695–699.

    63. Tiorsen J., Weninger N., Weber L., Van Dijk C.. Field trials of an immunization procedure against hemorrhagic enteritis of turkeys // Avian Dis., 1982. 26:473–477.

    64. Trambel D.W., Kinden D.A., Solorzano R.F., StogsdilI P.L.. Parvovirus-like enteropathy in Missouri turkeys // Avian Dis., 1982. 27:49–54.

    65. V an der Heide L., Kalbac M. Infectious tenosynovitis (viral arthritis): Influence of maternal antibodies on the development of tenosynovitis lesions after experimental infection by day old chickens with tenosynovitis virus // Avian Dis., 1975. 20:641–648,

    66. Wege H., Siddel S., V. der Meulen. The biology and pathogenesjs of coronaviruses // Curr. Top. Microbiol. Immunol., 1982. 99: 165–200.

    источник