Меню Рубрики

Показатели напряженности иммунитета к дифтерии

А. П. Подаваленко

Оценка динамики формирования иммунитета к дифтерии и столбняку у лиц, привитых по принципу туровой иммунизации

Харьковский институт усовершенствования врачей, кафедра эпидемиологии и медпаразитологии

Расширенная Программа иммунизации /РПИ/ служит основным инструментом управления эпидемическим процессом дифтерии в глобальном масштабе. Для стран Европы ВОЗ установила 95%-й уровень охвата прививками детей, подростков и взрослых, относящихся к категории повышенного риска заражения [2]. Условно состояние иммунопрофилактики /ИП/ оценивают по записи о произведенных прививках и суммированным показателям охвата ими разных групп населения. Такая информация является формальной и не отражает фактической защищенности.

Уже с 60-х годов на территориях республик бывшего СССР проводили выборочные серологические исследования, которые помогли определить динамику формирования противодифтерийного и противостолбнячного иммунитета населения. В дальнейшем были разработаны научно-исследовательские программы по слежению за состоянием коллективного иммунитета населения к инфекциям, управляемым средствами специфической профилактики. Мониторинг результатов выборочного серологического обследования показал, что доля незащищенных в разных группах взрослого населения колеблется в значительных пределах [1]. Выявление антител к дифтерийному и столбнячному компонентам ассоциированных вакцин в защитных и больших титрах должно определять целесообразность
освобождения значительной части населения от необоснованной иммунизации, которая может оказаться и вредной. Известно, что успех иммунопрофилактики дифтерии и столбняка зависит и от качества выполняемых прививок, т. е. вида вакцин, дозы, интервала и техники введения. Такое направление иммунопрофилактики отражено и в рекомендациях ВОЗ по контролю за выполнением РПИ в странах Европы и мира, поставившей задачу достичь 90%-ного уровня иммунности [2].

В период эпидемиологического благополучия по дифтерии серологическое наблюдение выборочного масштаба себя оправдало, отражая наиболее важную сторону эпиднадзора. Вероятно, и в период эпидемии результаты сероконтроля должны определять тактику иммунопрофилактики. Более того, в период эпидемии дифтерии иммунные и восприимчивые лица «перемешаны». У большинства населения данных о прививках нет, но даже если бы они и были, запись не гарантирует защищенности, что важно для принятия решений по изменению тактики ИП.

С 1991 года в Украине начали проводить «иммунокорригирующие» профилактические прививки взрослому населению и детям, которые имели нарушения в схеме календаря. В 1995—1996 гг. практически все регионы страны провели туровую массовую иммунизацию населения против дифтерии. Иммунизации подлежала возрастная группа от 16 до 59 лет.

В связи с вышеизложенным, целью настоящей работы явилось изучение состояния иммунитета к дифтерийному и столбнячному анатоксинам у студентов как одной из наиболее пораженной декретированной категории взрослого населения. Именно в силу повышенного риска заражения и была взята под наблюдение группа студентов в количестве 131 человека. Формирование группы для серологического обследования осуществлялось на основе кластерной выборки. При подборе репрезентативной и контрольной групп руководствовались данными о прививках, внесенных в ф. 63. Лица, не привитые против дифтерии и столбняка, к исследованию не привлекались. Антитоксический противодифтерийный и противостолбнячный иммунитет определяли в РПГА с активностью гемдиагностикума дифтерийного 1:6400, столбнячного 1:1280.

В группу обследованных входили студенты Харьковского авиационного института в возрасте 18—20 лет. Репрезентативную группу составили 90 студентов, которые были обследованы 4 раза. Первое обследование проводили перед туровой иммунизацией, второе — через один месяц после иммунизации АДС-М анатоксином в дозе 0,5 мл, третье — через шесть месяцев и четвертое — через один год. Контрольную группу (41 человек) обследовали один раз. Все студенты, входившие в контрольную группу, последнюю прививку против дифтерии и столбняка получили за 1,5—2 года до обследования (в период туровой иммунизации они не прививались).

Состояние антитоксического иммунитета против дифтерии оценивали по следующим критериям: 0 — отрицательный титр антител; 1:10, 1:20 — не защищены; 1:40 — минимальный защитный титр; 1:80,1:160 — низкие защитные титры; 1:320, 1:640 — средние защитные титры; 1:1280 — высокий защитный титр. Против столбняка: 0 — отрицательный титр антител; 1:10 — не защищены; 1:20, 1:40 — низкие защитные титры; 1:80 и выше — средние и высокие титры антител.

Обследование студентов до и после проведения прививок выявило достоверные различия между уровнями напряженности противодифтерийного иммунитета (табл. 1). Имело место выраженное изменение уровня антител на протяжении года. Так, незащищенных против дифтерии до иммунизации было 2,2%, через месяц после иммунизации — 10,0%, через шесть месяцев — 17,6% и через год — 21,1%. Различия между показателями до иммунизации и через год существенны (t > 2). В течение года несколько увеличилось число лиц с минимальными титрами антител с 10,0% до14,4% через год (t 2), через шесть месяцев — 37,8% (t 2). То есть за год число лиц с защитными титрами уменьшилось в два раза. Кроме того, через год после иммунизации появились лица с высокими титрами антител (3,3%), хотя прирост их был незначительным (t

Таблица 1. Показатели антитоксического иммунитета к дифтерии у студентов после туровой иммунизации
Периоды обследований Титры противодифтерийных антител
0; 1:10; 1:20 1:40 1:80; 1:160 1:320; 1:640 1:1280
абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %
1 2 2,2 9 10,0 41 45,5 38 42,2
2 9 10,0 9 10,0 57 63,3 15 16,7
3 16 17,8 20 22,2 20 22,2 34 37,8
4 19 21,1 13 14,4 36 40,0 19 21,2 3 3,3
1 2,6 3 7,3 11 26,8 19 46,3 7 17,0

1 — обследования до иммунизации;
2 — через 1 месяц после иммунизации;
3 — через 6 месяцев после иммунизации;
4 — через 1 год после иммунизации;
K — контрольная группа.

Результаты исследования напряженности иммунитета против столбняка (табл. 2) свидетельствуют, что число лиц, у которых отмечено нарастание титров антител после иммунизации было незначительным — 2,2% до прививки и 3,3% через год. При этом, увеличилось число лиц с титрами 1:20, 1:40 с 1,1% до 9,0% через год. Существенные изменения отмечены также в группе наблюдаемых лиц с титрами 1:80 и выше — до иммунизации в группе их было 96,6%, а через год 87,7% (t > 2).

Таблица 2. Показатели антитоксического иммунитета к столбняку у студентов после туровой иммунизации
Периоды обследований Титры противодифтерийных антител
0; 1:10; 1:20; 1:40 1:80; и выше
абс. % абс. % абс. %
1 2 2,2 1 1,1 87 96,6
2 90 100,0
3 4 4,4 12 13,4 74 82,2
4 3 3,3 8 9,0 79 87,7
2 4,9 39 95,5

1 — обследования до иммунизации;
2 — через 1 месяц после иммунизации;
3 — через 6 месяцев после иммунизации;
4 — через 1 год после иммунизации;
K — контрольная группа.

  1. Проведение туровой иммунизации взрослого населения существенно не сказалось на улучшении показателей защищенности против дифтерии и столбняка студентов — лиц 18—20-летнего возраста.
  2. Если в межэпидемический период достаточно серологических наблюдений выборочного масштаба, то во время эпидемии, когда ставятся задачи проведения внеплановых профилактических прививок, необходим серологический скрининг, с целью выявления незащищенных к дифтерии и столбняку лиц, с последующей их иммунизацией.
  1. Басова Н. Н. Методические переориентации и выбор приоритетов в эпиднадзоре и управление некоторыми инфекциями/ 70 лет М. И. Леви: Науч. труды, посвящ. юбиляру.— М., 1997.— С. 28—40.
  2. Рур К. Расширенная программа иммунизации в Европе в 90-е годы//Совещание по эпидемии дифтерии в Европе.— С.-Петербург, 1993.— С. 3—12.

источник

Данное заболевание у взрослых и детей вызывает бактерия булавовидной формы – дифтерийная палочка, носителем которой выступает человек (передается с предметами и пищей, живет в окружающей среде пару месяцев). Особенно плоха в ней природная устойчивость ко всем существующим на данный момент антибиотикам.

Иммунитет дифтерия тоже не вырабатывает даже с десятками лет носительства – просто переходит после успешного купирования острой стадии в латентную форму. Впоследствии больной обычно не заразен, но это зависит от состояния его системы защиты (насколько эффективно она подавляет возбудителя, ослабляя его). Случаи заражения от давно переболевших ею и привитых носителей тоже известны.

Бактерия передается от людей (больных или носителей) людям при прямом и опосредованном контакте и воздушно-капельным путем.

У заболевших впервые отмечаются все признаки острого иммунного ответа:

  • боль в горле при глотании;
  • набухание шейных и ключичных лимфоузлов;
  • отек тканей в задетой области и рядом;
  • упадок сил;
  • повышение температуры.

Около 95% случаев дифтерии приходится на поражение горла. Оно покрывается серовато-белым сплошным или очаговым налетом, сильно отекает. Случаются также инфекции кожи (особо заразный вариант), пищеварительного тракта, бронхов, легких, половых путей. По масштабам заражения дифтерию делят на:

  • локализованную – только глоточные миндалины;
  • распространенную – задето и мягкое нёбо;
  • токсическую – помимо температуры под 40 0 С, налетом заняты миндалины, задняя стенка пищевода, мягкое и твердое нёбо, включая язычок, наблюдается отек шейной клетчатки, производящий впечатление огромного «зоба», носовое дыхание тоже затруднено или перекрыто, что говорит о захвате и носовых пазух;
  • гипертоксическую – пациент без сознания, дыхание затруднено отеком носо- и ротоглотки одновременно, могут наблюдаться судороги и синюшность губ, налетом покрыта почти вся ротовая полость, кроме десен, зубов и губ с кончиком языка;
  • геморрагическую – с пурпурой, кровотечениями внутренними (преимущественно в желудке и кишечнике), из носа, зубных лунок, гематомами по всему телу, окрашиванием ранее сероватого налета в алый цвет крови.

Тяжесть симптомов мало зависит от того, насколько активно борется иммунитет против дифтерии. Главная сложность с ее возбудителем состоит в выделении им сильного яда (опасен для клеток всех типов, но особенно нервных). Антитела против него бессильны, а помогающих против самого возбудителя антибиотиков не существует.

У данного заболевания способ терапии существует лишь один – внутримышечные/внутривенные инъекции того же дифтерийного токсина, только лишенного отравляющих свойств (для выработки антител). В тяжелых случаях назначают вспомогательные меры:

  • полоскание горла антисептиками;
  • прием антибиотиков (от присоединенной инфекции);
  • внутривенное введение «Реополиглюкина» (10% одного из полимеров сахара с хлоридом натрия или чистой глюкозой) и/или калиево-глюкозной смеси, альбуминов, очищенной плазмы крови, витамина С, других поддерживающих и детоксикационных растворов.

Дифтерию лечат исключительно в стационаре – не на дому, так как вполне вероятен летальный исход из-за отека горла и асфиксии. При ярко выраженном крупе (тот самый отечный зоб) активность иммунной защиты иногда приходится не просто не повышать, а даже подавлять – чаще всего, назначением преднизолона (кортикостероид, антигистаминное).

Если лечение было успешным, впоследствии можно заняться самостоятельным укреплением подорванного здоровья, хотя серая пленка отторгнется без посторонней помощи за 5-8 суток. Последствий при своевременно начатой терапии тоже не останется.

В период больничного наблюдения (а госпитализации подлежат как пациенты с диагностированной дифтерией, так и те, у кого подозревают ее активное носительство) придется удовлетвориться врачебными назначениями – введением аскорбиновой кислоты, плазмаферезом, другими белками крови.

После выписки стоит уделить внимание восстановлению дыхательной системы, подавлению остаточных очагов воспаления в ней, поскольку иммунитет после дифтерии вырабатывается, но нестойкий и не гарантирующий от нового заражения уже спустя 10 лет после первого эпизода. Для этого идеально подходят:

  • ингаляции – раствором 1 ч. л. поваренной соды на 250 мл теплой воды, крепкими (1 ст. л. с горкой на стакан кипятка) отварамитравы чистотела, шалфея, тысячелистника, березовых почек, хвои. Проводить процедуру утром и вечером, по 20 мин., 7-10 суток после отторжения дифтерийного налета;
  • спелеотерапия – посещение соляных пещер через 1-2 суток, на протяжении полугода с момента заболевания;
  • прогревания – грудной клетки посередине, чуть ближе к ключицам, чем солнечному сплетению (там расположены бронхи);
  • посещение оздоровительных санаториев – с пульмонологическим (горы, хвойные леса, естественные пещеры, соляные озера) профилем. Не стоит пока тратить время на грязи, минеральные воды, другие процедуры, предназначенные для терапии обменных патологий и опорно-двигательного аппарата, хотя уж через полгода их актуальность может возрасти.

Терапия острой формы и профилактика заболеваемости дифтерией проводятся одним способом – введением содержащей антидот к ее яду сыворотки. Обычно речь идет о комплексной вакцине АКДС (расшифровывается как адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная сыворотка). В ней содержатся неживые возбудители коклюша и очищенные, инактивированные обычным способом (выдерживание в подогретом формалине) токсины столбнячной и дифтерийной палочек.

Детей до 1 года от нее берегут антитела крови, переданные от матери через плаценту. У взрослых после терапевтического или превентивного введения анатоксина формируется бессимптомное носительство. Определить наличие/отсутствие антител к дифтерийному токсину позволяют исследования нескольких типов.

Непосредственно заражение дифтерийной палочкой подтверждает бактериальный посев мазка с миндалин, кожи, половых органов – тех областей, на инфекцию которых есть подозрение. Присутствие антител к ней определяет РНГА – реакция непрямой гемолитической агглютинации, один из видов анализа крови. При нем образец сыворотки помещают к эритроцитам, содержащим антиген («подозреваемого» возбудителя). Если они совпадут, эритроцитарная масса слипнется.

Наличие выделяемого дифтерийной палочкой яда в любых концентрациях определяют методом ПЦР – полимеразной цепной реакции. При ней оборудование анализирует предоставленный образец, находит стороннюю ДНК/РНК (включая их фрагменты) и реплицирует ее до тех пор, пока не станет ясно, какому патогену она принадлежит.

Напряженность иммунитета к дифтерии сохраняется только 5-10 лет после вакцинации или перенесенного заболевания. Спустя указанный выше промежуток дифтерией можно переболеть снова. В норме, новый эпизод протекает в гарантированно легкой форме. Но при приобретенном иммунодефиците (ВИЧ, сахарный диабет, патологии печени или почек) возможны даже более тяжелые осложнения, чем в первом случае.

источник

4.2. ДИНАМИКА ТИТРОВ СПЕЦИФИЧЕСКИХ АТ К ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ ПРИ РЕВАКЦИНАЦИИ.

Ревакцинация АДС-М анатоксином была проведена 26 детям, имеющим в анамнезе солидные опухоли. Результаты исследований специфического иммунитета против дифтерии и столбняка методами РПГА и ИФА представлены в таблице 19.

Таблица 19. ДИНАМИКА ТИТРОВ СПЕЦИФИЧЕСКИХ АТ ПРОТИВ ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКА В ПРОЦЕССЕ РЕВАКЦИНАЦИИ АДС-М АНАТОКСИНОМ.

УРОВЕНЬ СПЕЦИФИЧЕСКИХ АНТИТЕЛ

0.61+/-0.023 22.9+/-4.5 16.9+/-3.1 14.3+/-4.6

Из таблицы 19 следует, что через 1 месяц после ревакцинации происходит достоверное (p 0 С

5,5 ЛЕТ 1:20 1:1280 1:5120 1:5120 1:10240 1:10240 НЕТ НЕТ отсутствуют 13 С.Г., 4 года, нефробластома левой почки 12 ЛЕТ 1:10 1:5120 1:320 1:20480 1:2560 НЕТ отек, гиперемия -4 суток отсутствуют 22 О.М., 15 лет, остеогенная саркома пяточ-ной кости (Ivст) 12,5 ЛЕТ 1:10 1:40 1:320 1:2560 НЕТ НЕТ отсутствуют 24 П.А., 13 лет, опухоль желточного мешка правого яичка

1:10 1:640 1:320 1:160 1:5120 1:1280 НЕТ НЕТ отсутствуют

ГЛАВА IV. ПЕРВИЧНАЯ ИММУНИЗАЦИЯ ПРОТИВ ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКА ДЕТЕЙ, ИМЕЮЩИХ В АНАМНЕЗЕ СОЛИДНЫЕ ОПУХОЛИ.

КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ПЕРИОДА, ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КЛЕТОЧНОГО, ГУМОРАЛЬНОГО И СПЕЦИФИЧЕСКОГО ИММУНИТЕТА У ВАКЦИНИРОВАННЫХ ДЕТЕЙ.

Большинство злокачественных опухолей детского возраста являются врожденными. У многих детей они диагностируются на первых месяцах жизни, еще до начала курса иммунизации.

Из 120 детей, обследованных нами, 14 детей до выявления онкологического заболевания не получали профилактических прививок. 5 из них редко болели респираторно-вирусными инфекциями и имели показатели клеточно-гуморального иммунитета в пределах возрастной нормы, именно им мы начали проводить первичный курс иммунизации. Клинические диагнозы у этих детей были следующие: 1) нейробластома без первичновыявленного очага с метастазами в лимфоузлы шеи (IV стадия злокачественного новообразования); 2) нейробластома шеи (III стадия); 3) нейробластома забрюшинная (II стадия); 4) гранулематозная опухоль правого яичника (II стадия); 5) рабдомиосаркома полости малого таза, с поражением забрюшинных лимфоузлов (III стадия), цистаденома правого яичника. Остальным 9 детям по разным причинам иммунизация не проводилась. В данной главе мы рассмотрим течение поствакцинального периода и реакцию иммунной системы на введение вакцинного препарата у привитых детей.

Юля Ч., 4 года, из Воронежа, находилась на лечении в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН по поводу нейробластомы без первичновыявленного очага с метастазами в лимфоузлы шеи. Во время лечения получила 9 курсов полихимиотерапии, оперативное удаление лимфоузлов шеи, специфическое лечение было закончено в августе 1992 года. После комплексного обследования в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН и исключения признаков рецидива и метастазирования девочке было рекомендовано проведение курса первичной иммунизации препаратом АДС-М по месту жительства с последующим исследованием показателей иммунного статуса через 1 месяц после каждой прививки с контрольным обследованием в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН через 6 месяцев после введения второй дозы вакцины. 27.02.95 на фоне гипосенсибилизирующей терапии по месту жительства девочка была вакцинирована (V1) АДС-М. Через 1 месяц было проведено контрольное исследование иммунного статуса и на основании полученных данных иммунолог по месту жительства отложил дальнейшее проведение иммунизации до консультации в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН. Контрольное обследование в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН в мае 1995 г. не выявило признаков рецидива и метастазирования, было рекомендовано продолжить иммунизацию. Вторая вакцинация (V2) АДС-М была сделана 25.07.95 по месту жительства. Поствакцинальный период после обеих прививок протекал без особенностей. В октябре 1995 года девочка проходила контрольное обследование в детской поликлинике НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН. Признаков рецидива и метастазирования выявлено не было. Дальнейшая иммунизация не проводилась в связи с выявленными изменениями в показателях иммунной системы, выраженное в снижении относительного числа Т-хелперов до 24%, Т-супрессоров до 16%, а также в связи с тем, что ребенок проходил лечение у врачей-иммунологов по месту жительства (получал нуклеинат натрия, витамины В6, В5, Е). Контрольное обследование в апреле 1997 года не выявило признаков рецидива и метастазирования.

Читайте также:  Сообщение на тему дифтерия кратко

Перед проведением иммунизации у девочки исследовались показатели клеточного и гуморального иммунитета, контрольные исследования проводились через 1 месяц после первой вакцинации, через 3, 6 и 19 месяцев после второй вакцинации. Динамика относительных показателей клеточного и гуморального иммунитета ребенка в процессе вакцинации представлена в таблице 21.

Таблица 21. ПОКАЗАТЕЛИ КЛЕТОЧНОГО И ГУМОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА.

СРОКИ ИССЛЕДОВАНИЯ СЫВОРОТКИ КРОВИ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ АДС-М АНАТОКСИНОМ

Из таблицы 21 видно, что через 1 месяц после первой вакцинации отмечаются неспецифические сдвиги в системе иммунокомпетентных клеток, выраженные в значительном повышении уровней лейкоцитов, лимфоцитов, зрелых Т-лимфоцитов, Т-хелперов, ИРИ, снижении уровня В-лимфоцитов. Через 3 месяца после второй вакцинации показатели Т-клеточного иммунитета регистрировались ниже возрастной нормы, это состояние иммунной системы отмечалось и через 19 месяцев после второй вакцинации. Однако нельзя рассматривать отклонения показателей клеточного иммунитета от возрастной нормы через 6 и, тем более, 19 месяцев после иммунизации как результат воздействия последней. Через 1 месяц после первой вакцинации регистрировалось значительное нарастание уровня IgM, уровни IgG и IgA снизились. Через 3, 6 и 19 месяцев после второй вакцинации содержание IgM, IgG и IgA было в пределах возрастной нормы.

Титры специфических антител против дифтерии и столбняка исследованные через 3 и 6 месяцев после второй вакцинации составляли 1:10 и 1:640; 1:10 и 1:320 соответственно. Возможно, введение 2-й дозы вакцины АДС-М вызвало увеличение уровня антител. Важно отметить, что уровень противостолбнячных антител достиг защитного. Данному ребенку показано проведение ревакцинации АДС-М или АД-М анатоксином для выработки напряженного специфического антитоксического иммунитета против дифтерии и столбняка.

Света М., 8 лет, из г.Чапаевска, лечилась в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН с диагнозом нейробластома шеи. Во время лечения получила 7 курсов полихимиотерапии, лучевую терапию, оперативное лечение. Специфическое противоопухолевое лечение было закончено в августе 1992 года. После комплексного обследования в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН через 2 года 5 месяцев после окончания лечения и исключения признаков рецидива и метастазирования девочке было рекомендовано проведение курса первичной иммунизации препаратом АДС-М по месту жительства с последующим исследованием показателей иммунного статуса и контрольным обследованием в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН через 6 месяцев. В августе 1995 года на фоне гипосенсибилизирующей терапии была сделана первая вакцинация АДС-М. Поствакцинальный период протекал без особенностей. Через 1 месяц контрольное исследование иммунного статуса по месту жительства не проводилось. Участковый врач от дальнейшего проведения иммунизации отказалась. Через 5 месяцев после прививки девочка прошла контрольное обследование в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН. Признаков рецидива и метастазирования выявлено не было. В показателях иммунного статуса было выявлено снижение относительного числа Т-хелперов с 31% до 25,3% и Т-супрессоров с 27% до 17,6%. Специфические антитела против дифтерии неопределялись, а против столбняка составляли 1:40. Ребенку была назначена иммуностимулирующая терапия (тимоген, витамины Е, В6, С, дибазол) , а после ее окончания было рекомендовано исследовать показатели клеточного и гуморального иммунитета, при их нормализации продолжить иммунизацию против дифтерии и столбняка. В связи с отсутствием возможности провести необходимые исследования после лечения дальнейшая вакцинация не проводилась. При контрольном обследовании через 16 месяцев после прививки признаков рецидива и метастазирования выявлено не было. В показателях клеточного иммунитета отмечалось снижение относительного числа Т-хелперов до 25%, повышение относительного числа В-лимфоцитов до 27,9%, снижение ИРИ до 0,86. Противодифтерийные антитела не определялись, титр противостолбнячных антител обнаружен в тех же значениях (1:40).

Андрей С., 14 лет, с диагнозом забрюшинной нейробластомы слева; было произведено оперативное удаление опухолевого образования. В состоянии ремиссии находится с декабря 1982 года. 29.06.95 была сделана первая вакцинация АДС-М. Поствакцинальный период протекал без особенностей. От дальнейшей иммунизации ребенок отказался. Через 3 месяца после прививки был перелом левого бедра, через 4.5 месяца мальчик перенес пневмонию. При контрольном обследовании в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН в марте 1996 года признаков рецидива и метастазирования выявлено не было, специфические противодифтерийные и противостолбнячных антитела не обнаружены в защитных титрах.

Таким образом, мы не добились эффективности вакцинации в этих 3 случаях, особенно в отношении дифтерии. Возможно, имели значение нарушение схемы иммунизации и отказ от ее продолжения. Наши наблюдения подтверждают данные зарубежных авторов о том, что введение АДС-М анатоксина не влечет за собой рецидива и метастазирования онкологического заболевания.

Аня С., 5 лет, находилась на лечении в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН с диагнозом гранулематозной опухоли правого яичника, было произведено оперативное удаление опухоли. Девочка находилась в состоянии ремиссии с июля 1990г. После комплексного обследования в НИИ ДОиГ РАМН и исключения признаков рецидива и метастазирования девочке было рекомендовано проведение курса первичной иммунизации АДС-М анатоксином. Первая вакцинация осуществлена — 21/02/95, вторая вакцинация — 4/04/95. Поствакцинальный период после обеих прививок протекал без особенностей. Через 5 месяцев после второй вакцинации ребенок был оперирован по поводу спаечной непроходимости кишечника. Признаков рецидива и метастазирования через 5 и 11 месяцев после прививки не выявлено. Динамика показателей клеточного и гуморального иммунитета до и после вакцинации АДС-М препаратом представлена в таблице 22.

Таблица 22. ПОКАЗАТЕЛИ КЛЕТОЧНОГО И ГУМОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА.

СРОКИ ИССЛЕДОВАНИЯ СЫВОРОТКИ КРОВИ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ АДС-М АНАТОКСИНОМ

ЛЕЙКОЦИТЫ 8000 7800 7450 6150 ЛИМФОЦИТЫ 40 37 36 50 CD3 % 52 91.3 73 68.8 CD4 % 42 67.5 47 41.6 CD8 % — 20.3 14 19 CD16 % — 4.1 2 2.8 B-Li % 15 7.5 2 4.6 CD4/CD8 — 3.17 3.3 2.19 IgG 139 172 185 147 IgA 80 53 110 53 IgM 128 210 250 166 АНТИТЕЛА: ПРОТИВ ДИФТЕРИИ 1:10 1:640 1:5120 ПРОТИВ СТОЛБНЯКА 1:640 1:1280 1:10240

Из таблицы 22 видно, что через 1 месяц после первой вакцинации отмечаются неспецифические сдвиги в системе иммунокомпетентных клеток, выраженные в значительном повышении уровней зрелых Т-лимфоцитов, Т-хелперов, снижении уровня В-лимфоцитов. Через 5 месяцев после второй вакцинации показатели клеточного иммунитета снизились. Отмечалось снижение числа Т-супрессоров, натуральных киллеров, В-лимфоцитов. Напомним, что в это время ребенок перенес операцию, что могло сказаться на изменении показателей иммунитета. Спустя 11 месяцев после второй вакцинации регистрировалось снижение числа Т-супрессоров до 19%, натуральных киллеров до 2.8%, В-лимфоцитов до 4.6%.

В показателях гуморального иммунитета через 1 месяц после первой вакцинации отмечалось нарастание уровней иммуноглобулинов классов М и G. Через 5 месяцев после второй вакцинации отмечался высокий уровень IgG и IgM. Через 11 месяцев показатели гуморального иммунитета регистрировались в пределах возрастной нормы.

При исследовании титров специфических антител через 1 месяц после первой вакцинации, были выявлены следующие уровни 1:10 противодифтерийных антител и 1:640 противостолбнячных антител; через 5 месяцев после второй вакцинации отмечалось нарастание уровней противодифтерийных и противостолбнячных антител до 1:640 и 1:1280 соответственно. Учитывая высокие титры специфических антител проведение ревакцинации было решено перенести на более поздние сроки. При исследовании через 11 месяцев отмечалось дальнейшее увеличение титров противодифтерийных и противостолбнячных антител до 1:5120 и 1:10240 соответственно. В связи с этим проведение ревакцинации признано нецелесообразным. В данном случае у ребенка был получен выраженный специфический ответ иммунной системы на введение вакцинного препарата; вторая вакцинация способствовала дальнейшему нарастанию титров столбнячного и дифтерийного антитоксинов.

Маша А., 13 лет, находилась на лечении в НИИ ДОиГ ОНЦ РАМН с диагнозом рабдомиосаркома полости малого таза с поражением забрюшинных лимфоузлов. Специфическое лечение в возрасте 2,5 лет включало в себя частичное удаление опухоли, лучевую терапию, полихимиотерапию — 5 курсов. Девочка находилась в состоянии ремиссии с сентября 1986 года. В 1990 году произведена операция удаления цистаденомы правого яичника. Профилактических прививок не получала. Нами был начат первичный курс иммунизации АДС-М анатоксином. Прививки были проведены 18.12.95 и 30.01.96, а также после исследования титров специфических титров противодифтерийных (1:10) и противостолбнячных (1:640) антител — (в связи со случаем дифтерии в школе) — 10.04. 96. Поствакцинальный период после всех прививок протекал без особенностей. При контрольном обследовании через 8 месяцев после третьей вакцинации признаков рецидива и метастазирования выявлено не было. При УЗ исследовании были выявлены кистозные изменения в яичнике, зависимые от менструального цикла, вероятнее всего связаны с пубертатным периодом и гормональной перестройкой организма. При рентгенологическом исследовании пояснично-крестцового отдела позвоночника были обнаружены постлучевые изменения, выраженные в деформации тел позвонков.

Динамика показателей клеточного и гуморального иммунитета до и после введения АДС-М анатоксина представлена в таблице 23.

Таблица 23. ПОКАЗАТЕЛИ КЛЕТОЧНОГО И ГУМОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА.

СРОКИ ИССЛЕДОВАНИЯ СЫВОРОТКИ КРОВИ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ АДС-М АНАТОКСИНОМ

Из таблицы 23 видно, что первое введение анатоксина вызвало снижение числа зрелых Т-лимфоцитов, Т-супрессоров, повышение количества Т-хелперов, натуральных киллеров, В-лимфоцитов, ИРИ. Через 1 месяц после второй вакцинации отмечалось некоторое увеличение числа зрелых Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов. Через 1 месяц после третьей вакцинации отмечалось более выраженное иммуностимулирующее действие вакцины на Т-клеточное звено иммунитета, выраженное в повышении числа зрелых Т-лимфоцитов, Т-хелперов, натуральных киллеров. Число В-лимфоцитов снизилось до 4,3%. Через 8 месяцев после третьей вакцинации показатели клеточного и гуморального иммунитета регистрировались в пределах возрастной нормы.

При исследовании показателей гуморального иммунитета через 1 месяц после первой вакцинации было выявлено повышение уровня IgG, уровень IgM снизился; через 1 месяц после второй вакцинации уровень IgM снизился еще больше, также снизился уровень IgG; через 1 месяц после третьей вакцинации отмечалось дальнейшее снижение уровня IgM, а уровень IgG повысился. После первой вакцинации не было нарастания титров противодифтерийных и противостолбнячных антител, через 1 месяц после второй вакцинации их уровень составлял 1:10 и 1:640 соответственно. Учитывая низкий прирост антител решено было сделать третью вакцинацию (через 3 месяца после второй вакцинации), через 1 месяц после третьей вакцинации отмечалось нарастание титров специфических антител против дифтерии и столбняка до 1:320 и 1:5120 соответственно. Контрольное исследование через 8 месяцев после третьей вакцинации выявило некоторое снижение специфического иммунитета до 1:160 — противодифтерийных и 1:1280 — противостолбнячных антител, значения были на достаточном уровне и в связи с обнаруженными изменениями в яичниках ревакцинацию решили отложить на 6 месяцев. В данном случае на фоне нормального количественного содержания иммунорегуляторных клеток, иммунный ответ на введение АДС-М анатоксина формировался замедленно, что может свидетельствовать о некоторой функциональной недостаточности иммунной системы; однако, следует отметить, что результатом иммунизации явилась выработка специфического иммунитета, достаточного для защиты ребенка от инфекций.

Результаты, полученные нами при первичной вакцинации детей против дифтерии и столбняка, свидетельствуют о следующем:

1. АДС-М анатоксин хорошо переносится детьми, имеющими в анамнезе солидные опухоли: ни у одного из 5 вакцинированных детей не наблюдалось сильных или необычных реакций на введение вакцинного препарата.

2. Иммунизация, проведенная в стадии длительной ремиссии (не менее 2 лет), не вызвала рецидива основного заболевания и метастазирования опухолевого процесса в течение периода наблюдения.

3. Не у всех детей после первой вакцинации удавалось обнаружить специфические антитела против дифтерии и столбняка. Однако, вторая вакцинация у детей, которым она была проведена, обеспечивала формирование антител.

Наблюдения показали, что иммунная система детей реагирует на антигенную стимуляцию, но иммунный ответ может иметь замедленный характер.

4. В наших малочисленных наблюдениях мы не смогли установить определенную закономерность изменений показателей клеточного иммунитета у первично вакцинированных детей. Возможно, эти изменения зависят непосредственно от индивидуальной реактивности иммунной системы каждого ребенка.

5. Учитывая безопасность введения вакцины АДС-М в условиях наших исследований, замедленный и не всегда достаточный иммунный ответ, по-видимому будет целесообразно рекомендовать детям проведение дополнительной вакцинации, после определения титров антител, в целях достижения надежной защиты от инфекций.

К сожалению, у 3-х наблюдавшихся нами первично привитых детей вакцинация не была продолжена по разным причинам: наличие отклонений показателей клеточного иммунитета; отказ от вакцинации по месту жительства ребенка в связи с невозможностью провести необходимые исследования показателей иммунитета; отказ от дальнейшей вакцинации 14-летнего подростка.

Во всех случаях вопрос о проведении дополнительной вакцинации должен решаться после клинического обследования ребенка, определения уровня специфических антител к дифтерии и столбняку и изучения иммунного статуса (желательно, чтобы показатели клеточного и гуморального иммунитета были близки к возрастной норме).

БЕЗОПАСНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИММУНИЗАЦИИ ПРОТИВ ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКА ДЕТЕЙ, ИМЕЮЩИХ В АНАМНЕЗЕ СОЛИДНЫЕ ОПУХОЛИ; ВЛИЯНИЕ ИММУНИЗАЦИИ НА ТЕЧЕНИЕ ОСНОВНОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ.

Настоящая работа была проведена с целью определить возможность вакцинопрофилактики дифтерии и столбняка препаратом АДС-М (с уменьшенным содержанием антигенов) у детей, перенесших злокачественные новообразования и находящихся в состоянии длительной ремиссии (более 2 лет). Защита от инфекционных заболеваний таких детей тем более важна, что после перенесения тяжелого онкологического заболевания и полученного комплекса противоопухолевых мероприятий, которые включают курсы полихимиотерапии и лучевой терапии, обладающие иммуносупрессивным действием с преимущественным воздействием на Т-клеточное звено иммунной системы (5, 6, 7, 18, 19, 25, 26, 62, 71, 73. 105, 111, 116, 152), они могут оказаться более восприимчивыми к инфекции, чем здоровые дети. Известно, что даже непатогенные микроорганизмы могут стать причиной развития заболеваний, угрожающих жизни больного. в условиях иммунной недостаточности (63). Между тем, для выработки тактики в отношении иммунизации детей, имеющих в анамнезе онкологическое заболевание и получавших специфическое противоопухолевое лечение, принципиально важно знать следующее:

— переносимость такими детьми антигенного воздействия, их реакция на вакцинацию;

— безопасность введения детям вакцинных препаратов, в частности, их возможное влияние на возникновение рецидивов основного заболевания и метастазов;

— характерные черты процесса иммунизации, которые могут отличаться от такового у здоровых детей, так как логично предположить, что у детей, перенесших злокачественное заболевание, могут длительно сохраняться различные нарушения отдельных звеньев иммунной системы. Понятно, что иммунизация не должна вызывать выраженных изменений функциональной активности иммунной системы ребенка, которые выходят за пределы физиологических реакций;

— эффективность иммунизации, т.е. способность иммунной системы детей к выработке специфического иммунитета, к ревакцинаторному эффекту и сохранению специфических антител в течение продолжительного времени.

Для решения поставленных вопросов был использован метод ретроспективного анализа реакций 95 детей на вакцинацию, которая была проведена детям до выявления у них злокачественного новообразования (путем опроса родителей); были также проведены клинические наблюдения за детьми в возрасте от 4 до 15 лет, которые были ревакцинированы (26 детей) или привиты первично (5 детей) после излечения солидных опухолей, в стадии длительной ремиссии. Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что поствакцинальный период у таких детей протекает благоприятно; сильных или необычных реакций на введение вакцины АДС-М мы не наблюдали. Необходимо отметить, что перед вакцинацией дети проходили контрольной обследование у специалиста-онколога, ряд клинико-лабораторных исследований, указанных в главе I; изучался иммунный и вакцинальный статус детей, учитывалась их предрасположенность к респираторным и другим заболеваниям.

Читайте также:  Клинико бактериологические исследования на дифтерию

Проведенные исследования показали, что у детей, перенесших онкологическое заболевание, при сравнении со здоровыми детьми имеются отклонения показателей клеточного иммунитета. В основном они выражены в уменьшении относительного числа зрелых Т-лимфоцитов, абсолютного и относительного числа субпопуляции Т-супрессоров, в уменьшенном количестве В-лимфоцитов. Недостаточность Т-клеточного иммунитета может быть следствием перенесенного опухолевого процесса и терапевтических мероприятий. Нельзя исключить также, что имевшийся у ребенка фон иммунной недостаточности мог способствовать возникновению опухоли.

В связи с тем, что введение вакцины связано с развитием временного вторичного иммунодефицита в результате нарушения дифференцировки и пролиферации иммунокомпетентных клеток. нами было обращено особое внимание на количественные изменения и функциональную активность иммунной системы детей, находящихся в стадии ремиссии злокачественного заболевания, в процессе вакцинации. Было показано, что несмотря на снижение абсолютного и относительного числа В-лимфоцитов через месяц после ревакцинации, их функциональная активность сохраняется и обеспечивает выработку защитных титров антител против дифтерии и столбняка. Возможно, уменьшение числа В-лимфоцитов связано с истощением их пула после антигенной нагрузки, который восстанавливается спустя 6-12 месяцев. Ряд других изменений ( увеличение абсолютного и относительного числа зрелых Т-лимфоцитов и Т-хелперов через месяц после ревакцинации) носит транзиторный, обратимый характер; показатели нормализуются спустя 6-12 месяцев. Стойким было снижение абсолютного и относительного числа натуральных киллеров, которое регистрировалось через 1, 6 и 12 месяцев после ревакцинации; причина этого снижения осталась неясной. Следует отметить, что динамика относительных показателей была более значима, чем абсолютных; в связи с этим мы считаем более правильным при оценке изменений в показателях клеточного иммунитета ориентироваться на относительные их значения.

У большинства детей через месяц после ревакцинации отмечено достоверное нарастание сывороточных иммуноглобулинов классов G и М по сравнению с исходным уровнем. Через 6 месяцев уровень иммуноглобулинов всех классов приближается к исходному. Введение АДС-М анатоксина не влияло на процессы ответственные за формирование IgE у детей с солидными опухолями в анамнезе.

Нами было отмечено, что дети, большинство из которых закончило первичный курс иммунизации до выявления онкологического заболевания, в течение 5 лет после прививки могут сохранять достаточные уровни специфических антител против дифтерии и столбняка, несмотря на перенесенное заболевание и полученное противоопухолевое лечение. Однако, в отдельных случаях возможна потеря имевшегося специфического иммунитета, очевидно в результате интенсивной иммуносупрессивной терапии, что наблюдали и другие авторы (3, 125). Тем не менее, существует мнение, что введение инактивированных вакцин таким контингентам детей безопасно, и они отвечают на вакцинацию также активно, как здоровые дети (110, 125).

Ревакцинация детей, несмотря на длительный интервал с момента первичной вакцинации, приводила к выработке напряженного специфического антитоксического иммунитета против дифтерии и столбняка, что указывает на сохранность у детей, перенесших онкологическое заболевание, иммунологической памяти в течение длительного времени.

Небольшое число наблюдений, проведенных нами по первичной вакцинации детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли, свидетельствует о том, что минимальный защитный уровень антител против дифтерии и столбняка может быть достигнут после второго введения вакцины.

Нам не удалось установить определенную закономерность отклонений показателей клеточного иммунитета у первично вакцинированных детей. По-видимому характер этих изменений зависит непосредственно от индивидуальных особенностей реактивности иммунной системы каждого ребенка. Аналогично этому у вакцинированных детей может наблюдаться замедленный характер иммунного ответа с постепенным увеличением титров специфических антител.

Принципиально важным результатом наших исследований явилось то обстоятельство, что специалистом-онкологом у привитых детей не было обнаружено признаков рецидива основного заболевания или метастазирования опухолевого процесса в пределах периода наблюдения. Таким образом, наши исследования позволяют сделать вывод о безопасности вакцинопрофилактики для детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли и привитых в условиях длительной ремиссии.

Проведенные исследования показали, что у детей, перенесших онкологическое заболевание, отсутствуют значительные нарушения функциональной активности иммунной системы: не утрачена способность к формированию специфического иммунитета; антитела вырабатываются и сохраняются на достаточном уровне в течение длительного времени.

Адекватный ответ на иммунизацию, отсутствие нежелательного побочного действия вакцинации и отрицательного влияния на течение основного заболевания позволяют рекомендовать детям, имеющим в анамнезе солидные опухоли, иммунизацию против дифтерии и столбняка. Непременным условием является комплексное обследование каждого ребенка специалистом-онкологом для исключения рецидива и метастазирования опухолевого процесса; проведение клинико-лабораторных и иммунологических исследований, в том числе изучения уровня специфических антител у детей, прививавшихся до выявления онкологического заболевания, — с целью выбора соответствующего профилактического препарата и тактики вакцинации. Необходима комплексная оценка состояния здоровья ребенка с учетом предрасположенности к заболеваниям, тяжести течения респираторных и других заболеваний.

При наличии существенных изменений в иммунном статусе ребенка, по-видимому, может оказаться полезным использование средств иммунокоррегирующей терапии.

1. У большинства детей, завершивших первичный курс иммунизации до выявления онкологического заболевания, на протяжении 5 лет и более сохраняются защитные уровни специфических антител против дифтерии (72%) и столбняка (87%).

2. У детей, находящихся в стадии ремиссии солидных опухолей, наблюдается снижение относительного числа зрелых Т-лимфоцитов, абсолютного и относительного числа Т-супрессоров, а также В-лимфоцитов.

3. Введение АДС-М анатоксина детям в стадии длительной ремиссии злокачественного новообразования, не вызывает рецидива онкологического заболевания и метастазирования опухолевого процесса в пределах периода наблюдения (1-2года).

4. Ревакцинация АДС-М анатоксином детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли, вызывает формирование антител против дифтерии и столбняка в защитных титрах.

1. Дети, перенесшие солидные злокачественные заболевания подлежат вакцинации против дифтерии и столбняка препаратами АДС, АДС-М, АД, АС, АД-М, согласно имеющимся инструктивным документам.

2. Вакцинацию детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли рекомендуется начинать через 2 года после окончания специфического противоопухолевого лечения. При неблагоприятной эпидемиологической ситуации возможно проведение иммунизации в более короткие сроки клинической ремиссии (6 месяцев).

3. Перед проведением иммунизации дети подлежат комплексному обследованию у врача-онколога для исключения рецидива и метастазирования злокачественного новообразования.

4. У детей, которые иммунизировались до выявления у них онкологического заболевания необходимо исследовать уровень специфических АТ против дифтерии и столбняка с целью выбора правильной тактики вакцинации.

а). При отсутствии защитных уровней специфических АТ (противодифтерийных — менее 1:40, противостолбнячных — менее 1:20 (РПГА)) рекомендуется однократная ревакцинация препаратами АДС или АДС-М (с учетом возраста ребенка).

б). Через 1-1,5 месяца после ревакцинации желательно повторно исследовать уровень специфических АТ для уточнения эффективности ревакцинации и решения вопроса о необходимости дополнительного введения вакцины.

5. Дети, начинающие первичный курс иммунизации прививаются по общепринятым схемам иммунизации АДС-М или АДС анатоксином: 2 прививки с интервалом 30-45 дней с последующей ревакцинацией через 6-9 месяцев для АДС-М или 9-12 месяцев для АДС анатоксинов.

6. В поствакцинальном периоде следует поддерживать постоянную связь с родителями в течение недели с последующим осмотром ребенка через 1, 6, 12 месяцев после каждого введения вакцины для исключения признаков рецидива и метастазирования основного заболевания.

7. Режим ребенка после вакцинации должен быть обычным, повседневным, обеспечивающим спокойствие и отсутствие напряжения у родителей и детей вследствие развития побочных реакций.

Желательно, чтобы привитые дети не контактировали с лицами, у которых имеются катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей или сохраняются остаточные явления перенесенной ОРВИ, особенно нежелателен контакт с больными ОРВИ в разгар заболевания.

8. Вакцинация детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли проводится в любое время года. У детей часто болеющих ОРВИ, вакцинацию желательно проводить в теплые месяцы года.

9. Для уменьшения риска развития аллергических реакций иммунизацию целесообразно проводить на фоне одного из антигистаминных препаратов (фенкарол, тавегил, диазолин) в возрастной дозе 1-2 раза в день в течение 3-4 дней до и после вакцинации.

10. При контрольном диспансерном наблюдении у онколога (через 6-12 месяцев) у детей с завершенным курсом вакцинации целесообразно исследовать уровень специфических АТ против дифтерии и столбняка для оценки индивидуальной эффективности проведенной иммунизации.

Проведенные исследования свидетельствуют о том, что:

1. Ревакцинация АДС-М анатоксином, проведенная в стадии длительной ремиссии онкологического заболевания, не вызывала рецидива и метастазирования основного заболевания в течение периода наблюдения.

2. Дети, перенесшие злокачественное новообразование и интенсивное противоопухолевое лечение и находящиеся в длительной ремиссии, способны адекватно реагировать на введение АДС-М анатоксина и вырабатывать специфический иммунитет в защитных титрах.

3. Ревакцинация вызывает достоверно значимые неспецифические изменения в системе иммунокомпетентных клеток через 1 месяц после прививки, выраженные в увеличении абсолютного и относительного числа зрелых Т-лимфоцитов, Т-хелперов, снижении относительного и абсолютного числа В-лимфоцитов и натуральных киллеров.

4. Клеточный иммунный ответ на ревакцинацию может иметь замедленный характер.

5. Дети, закончившие курс первичной иммунизации до выявления у них онкологического заболевания, в течение 5 лет после ревакцинации сохраняют защитные уровни специфических антител против дифтерии и столбняка.

1. Брагинская В.П., Соколова А.Ф. Активная иммунизация детей. М., Медицина. -1990. -208 с.

2. Буковская С.Н. Влияние вирусных вакцин на систему иммунокомпетентных клеток (Методические принципы оценки иммунологической безопасности и имуногенности вирусных вакцин). Дис. . докт. мед. наук (03.00.06) М.-1989.-373 с.

3. Буковская С.Н., Карпович Л.Г., Воробьева М.С., Медуницин Н.В. К оценке иммунологической безопасности вакцин. — Поствакцинальные осложнения: патгенез, профилактика, лечение. (Матер. Всесоюзн. научн.-практ.конф. Л-д 19-21 ноября 1991г.) -М., 1991. с. -11

4. Буковская С.Н., Карпович Л.Г., Романов В.Н. Изменения популяционного состава лимфоцитов периферической крови и гуморального иммунного ответа у людей, привитых живыми гриппозными вакцинами. // Ж.Микробиол. — 1984. -№11. — С. 95-100.

5. Бухны А.Ф. Злокачественные опухоли у детей. — М. -1982.-63с. N3, с.16-22.

6. Гарклава Р.Р., Чемс Т.Р. Динамика изменений иммунореактивности организма у детей, больных злокачественными опухолями почек //Неспецифические стимуляторы в иммунотерапии опухолей. — Рига. — 1985. — С.158-165.

7. Городилова В.В. Изучение иммунологической компетентности у больных злокачественными новообразованиями //Иммунологический контроль у онкологических больных. — Томск. — 1978. — С.8-28.

8. Гриневич Ю.А. Нарушения иммунитета и его восстановление биологически активными факторами тимуса при канцерогенезе //Автореф. дис.докт.мед.наук. — Киев. — 1982. — 32 с.

9. Гурвич Э.Б., Лысенкова Н.В., Алексина С.Г., Шишацкая С.Н. Изменение уровня содержания общего иммуноглобулина Е после вакцинации против дифтерии, столбняка, кори. Поствакцинальные осложнения: патгенез, профилактика, лечение. (Матер. Всесоюзн. научн.-практ.конф. Л-д 19-21 ноября 1991г.) -М., 1991. с. — 25.

10. Дзагуров С.Г., Гурвич Э.Б., Озерецковский Н.А. Состояние иммунной системы и поствакцинальная патология у привитых живыми вирусными вакцинами.//Журн.микробиологии, эпидемиологии и иммунологии.-1984.-N9.-С.14-17.

11. Дурнов Л.А., Голдобенко Г.В., Сигел Ст.Э. Настольная книга детского онколога. М.»Параллель» 1994. 176 с.

12. Дурнов Л.А., Ахмедов Б., Бухны А.Ф. Педиатрическая онкология (Учебное пособие для студентов медицинских институтов). Душанбе, «Маориф». — 1986. — С.36-45.

13. Дурнов Л.А.,Камарли З.П. Поликлиническая онкология детского возраста. Бишкек: «Илим»,1991.

14. Заботина Т.Н. Получение и характеристика моноклональных антител против субпопуляций Т-лимфоцитов человека. //Дис. к.б.н. 14.00.14. -М. -1993. -129 с.

15. Зайцев Б. Методика биометрических расчетов.

16. Зайцева Г.А., Стражникова Г.А., Козьминых Л.Ф. и др. Анализ иммунологических показателей у доноров с различной силой иммунного ответа на вакцинацию стафилококковым анатоксином. // Ж.Микробиол. — 1987. -N10. С.122-123.

17. Закиряходжаев Д.З. Нефробластома и нейробластома у детей (Клиноко-иммунологические исследования). //Автореф. дис. докт. мед. наук. 14.00.14. -М.-1987. -40 с.

18. Закиряходжаев Д.З., Торубарова Д.А., Кадагидзе З.Г. и др. Клинико-иммунологические исследования у детей с нефробластомой и нейробластомой. //Актуальные вопросы детской онкологии. Труды. -Выпуск 4. — М., — 1988., С.56-64.

19. Закиряходжаев Д.З. Клинико-иммунологическая характеристика больных с нефробластомой и нейробластомой, находящихся в состоянии длительной клинической ремиссии (от 3 до 14 лет). //Детская онкология 1996. N 1-2. С.36-40.

20. Земсков А.М., Земсков В.М. Справочник оперативной информации по клиничесукой иммунологии и аллергологии.-Воронеж.-1993.-56 с.

21. Иванова Н.В., Лютая З.А., Ягудина Л.А., Докшина Р.С. Группа риска в возникновении осложнений у детей в поствакцинальном периоде. Поствакцинальные осложнения: патгенез, профилактика, лечение. (Матер. Всесоюзн. научн.-практ.конф. Л-д 19-21 ноября 1991г.) -М., 1991. с. -40.

22. Инструкция по применению адсорбированного дифтерийно-столбнячного анатоксина с уменьшенным содержанием антигенов (АДС-М анатоксина), утв МЗ РФ 15.12.93.

23. Инструкция по применению адсорбированного дифтерийного анатоксина с уменьшенным содержанием антигенов (АД-М анатоксина), утв МЗ РФ 27.04.94.

24. Йегер Л. Клиническая иммунология и аллергология. М. — 1986. — Т.2. — С.425-458.

25. Кадагидзе З.Г. Изучение иммунологического статуса у онкологических больных //Автореф. дис. . докт.мед.наук. — М. — 1977. — 28 с.

26. Кадагидзе З.Г., Махонова Л.А., Табагари Д.З. и др. Динамика иммунорегуляторных Т-лимфоцитов и ее значение при химиотерапии микропролиферативных заболеваний у детей. //Вопр. онкологии. 1982. — Т.28, N5. — С.104-109.

27. Каминский Л.С. Статистическая обработка лабораторных и клинических данных — Л., Медицина 1964. — 252 с.

28. Карабаев Ж.Б. Медико-социальная адаптация и реабилитация детей, больных лимфогранулематозом. М. 1991. А/Р.

29. Карпович Л.Г., Дзагуров С.Г., Буковская С.Н. и др. Исследования клеточного и гуморального иммунитета после противогриппозной вакцинации.//Вопросы вирусологии.-1982.-N2.-С.162-166.

30. Кирзон С.С., Пушка Л.В., Алейникова Н.В. и др.//Иммунология.-1989.-N3.С.78-81.

31. Клюев Б.В. Ревакцинация БЦЖ-М детей с аллергическими заболеваниями. //Проблемы туберкулеза.-1988.-N3.-С.3-5.

32. Ковальчук Л.В., Чередеев А.Н. Актуальные проблемы оценки иммунной системы человека на современном этапе. //Имунология. 1990, № 5. с. 4-5.

33. Конрад Патриция Н., Эртл Джон Е. Детская онкология. М.-Медицина 1981. -176 с.

34. Костинов М.П. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья (практическое руководство для врачей). М.-1996. -80 с.

35. Костинов М.П. Новое в клинике, диагностике и вакцинопрофилактике управляемых инфекций. М.-1997. -112 с.

36. Костинов М.П., Гурвич Э.Б. Защищайте детей от кори! М.-1996. -49 с.

37. Костинов М.П., Гурвич Э.Б. Дифтерия опасна для жизни детей и взрослых. М. -1996. -55 с.

38. Краскина Н.А., Бляхер М.С., Лопатина Т.К. и др. Перестройка иммунной системы, индуцированная введением бактериальных антигенов.//Клеточные и молекулярные механизмы противоинфекционного иммунитета: Сб.тр. МНИИЭМ им.Г.Н.Габричевского. -1983.-С.27-36.

39. Краскина Н.А., Зегер Э., Лопатина Т.К. и др. Неспецифические изменения в иммунной системе, возникающие в процессе формирования поствакцинального иммунитета.//Современные аспекты изучения иммунологической безвредности и эффективности вакцин. Сб.тр.МНИИЭМ им.Г.Н.Габричевского.- 1988.-М.-С.44-64.

40. Краскина Н.А., Зегер Э., Лопатина Т.К. и др. Иммуномодулирующие свойства вакциннных препаратов.//Тезисы первого всесоюзного иммунологического съезда. -Москва-Сочи-1989.

41. Краскина Н.А., Лопатина Т.К., Бляхер М.С. и др. Об иммунологической безопасности вакцин. Поствакцинальные осложнения: патгенез, профилактика, лечение. (Матер. Всесоюзн. научн.-практ.конф. Л-д 19-21 ноября 1991г.) -М., 1991. с. -55.

42. Максимова Н.М. Динамика напряженности иммунитета против дифтерии и столбняка при профилактических прививках у детей. // Автореф. Дисс. докт. мед. наук. -М. — 1991. -25с.

43. Морган Т. «Маяк в Лондоне». Вестник надежды 1/1992.

44. Николаенко В.Н. Сдвиги в системе иммунокомпетентных клеток у людей, иммунизированных различными вакцинными препаратами //Дисс. . канд.мед.наук 14.00.36. М.-1990. 179 с.

45. Новиков Д.К. Клиническая аллергология. Минск. 1991.

46. Овсянникова И.Г., Гервазиева В.Б., Першин Б.В. Разработка отечественной иммуноферментной тест-системы для количественного определения иммуноглобулина Е человека // Ж.Микробиол. — 1985. — №7. — С. 44-48.

47. Петров Р.В. Иммунология. М. Медицина, 1987, 416 с.

48. Поствакцинальные осложнения. Метод.рекомендации. Л. -1991.

49. Савинов В.А. Местный иммунитет против автономной опухоли — стратегия лечения рака. М. — 1994. — 56 с.

Читайте также:  Коринебактерии дифтерии биологические свойства

50. Cовременные аспекты изучения иммунной безвредности и эффективности вакцинации. Сб.тр. НИИЭМ им. Грабричевского. // -1988. С.44.- Краскина Н.А., Зегер Э., Лопатина Т.К. и др. Неспецифические изменения в иммунной системе, возникающие в процессе формирования поствакцинального иммунитета.

51. Cовременные аспекты изучения иммунной безвредности и эффективности вакцинации. Сб.тр. НИИЭМ им. Грабричевского. -1988. С.107. // Бляхер М.С., Щурина Г.В., Зегер Э.М. — Роль Т-супрессоров и поверхностных структур их мембран в регуляции поствакцинального процесса.

52. Стефани Д.В., Вельтищев. Ю.Е. Иммунология и иммунопатология детского возраста. М. -Медицина.-1996.-387с.

53. Таточенко В.К., Озерецковский Н.А. Вакцинопрофилактика. М. -1994. -180 с.

54. Тихонова Н.Т., Хромецкая Т.М., Мамаева Т.А. и др. Количественная характеристика популяций Т и В-лимфоцитов в переферической крови привитых живой коревой вакциной и больных корью. //Иммунология. -1981.-№ 4.- С. 50-54.

55. Унанов С.С., Юминова Н.В. Особенности иммунологического ответа детей на введение живой тканевой гриппозной вакцины. //Вопросы вирусологии.-1982.-N3.-С.301-305.

56. Учайкин В.Ф. Специфическая профилактика инфекционных заболеваний у детей. //Российский вестник перинатологии и педиатрии Лекция №22. М. — 1995. 72 с.

57. Федосеева В.Н., Порядин Г.В., Ковальчук Л.В., Чередеев А.Н., Коган В.Ю. Руководство по иммунологическим и аллергологическим методам в гигиенических исследованиях. М.- ПРОМЕДЭК. 1993. — 320 с.

58. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В., Истамов Х.И. Экологическая иммунология. М. ВНИРО. 1995. -220 с.

59. Шуйская Э.Е., Тиерс И.Н., Чередеев А.Н. и др. Оценка иммунного статуса у привитых против зоонозного лейшманиоза. //Ж.Микробиол. -1986. -№6. -С.104-105.

60. Эпидемия дифтерии в Европе: актуальность и действия. — Европ. регион. бюро. (Задача 5 ЗДВ/ЕРБ ВОЗ). — 1994.

61. Ajjan N. //Vaccination/ Pasteur Merieux Serum a. Vaccins. 1992 -p.70-71.

62. Alvarado_CS; Findley_HW; Chan_WC; Hnath_RS; Abdel-Mageed_A; Pais_RC; Kutner_MH; Ragab_AH NATURAL KILLER CELLS IN CHILDREN WITH MALIGNANT SOLID TUMORS. EFFECT OF RECOMBINANT INTERFERON-ALPHA AND INTERLEUKIN-2 ON NATURAL KILLER CELL FUNCTION AGAINST TUMOR CELL LINES Cancer; 63(1):83-9 1989

63. Anonymous INFECTIONS IN IMMUNOCOMPROMISED INFANTS AND CHILDREN. Infections in Immunocompromised Infants and Children. Patrick CC, ed. New York, Churchill Livingstone, 977 p., 1992.

64. Arneborn P., Biberfeld G., Wasserman J. Immunosuppression and alteration of T-lymphocyte subpopulations after Rubella vaccination.//J.Infect.Immun.-1980.-V.29.-N1.-P.36-41.

65. Arneborn P., Biberfeld G., L.V. von Iteolingk. T-lymphocyte subpopulations defined by monoclonal antibodies and Fc-receptor binding in relation to immunosupression in vaccine — induced rubella infection. //Acta Pathol. Microbiol. Immunol. Scand. — 1982. C 90. P.163-170.

66. Astigarraga_Aguirre_I; Navajas_Gutierrez_A; Rivera_Aranda_A; Moya_Calderon_E; Bezanilla_Regato_JL SECOND SOLID TUMORS IN CHILDHOOD. REVIEW BASED ON THREE CASES An Esp Pediatr; 35(1):45-9 1991

67. Balcerska_A; Bohdan_Z; Drozynska_E; Kozielska_E; Szarszewski_A; Georgiades_JA EVALUATION OF THE EFFICACY OF NATURAL HUMAN INTERFERON ALPHA LOZENGES ON THE CLINICAL COURSE OF CHILDHOOD NEOPLASIA AND IN CHRONIC HEPATITIS B VIRUS INFECTION IN PATIENTS WHO WERE SUCCESSFULLY TREATED FOR PEDIATRIC MALIGNANCIES. Arch Immunol Ther Exp (Warsz); 41(3-4):221-7 1993

68. Bancillon_A; Leblanc_T; Baruchel_A; Schaison_G; Leverger_G; Mallarmey_D; Teuliere_L STUDY OF TOLERANCE AND EFFECTIVENESS OF A VARICELLA VACCINE IN LEUKEMIC CHILDREN Nouv Rev Fr Hematol; 33(6):555-6 1991

69. Benkerrou_M; Wara_DW; Elder_M; Dror_Y; Merino_A; Colombe_BW; Garovoy_M; Cowan_MJ. ANTI-TETANUS TOXOID ANTIBODY RODUCTION AFTER MISMATCHED T CELL-DEPLETED BONE MARROW TRANSPLANTATION. J Clin Immunol; 14(2):98-106 1994

70. Bernini_JC; Mustafa_MM; Winick_NJ; Nicholson_M; McHard_K; Buchanan_GR EVALUATION OF ATTENUATED LIVE VIRUS MEASLES VACCINE (ALVMV) IN CHILDREN WITH CANCER (MEETING ABSTRACT). Proc Annu Meet Am Soc Clin Oncol; 13:A1509 1994.

71. Bodey_B; Psenko_V; Siegel_SE; Lipsey_AI PRESENCE OF SOLUBLE INTERLEUKIN-2 RECEPTORS AND CD8 ANTIGEN RELEASED BY ACTIVATED T CYTOTOXIC LYMPHOCYTES IN THE SERA OF SOLID TUMOR-BEARING PATIENTS DURING CHILDHOOD (MEETING ABSTRACT) Proc Annu Meet Am Assoc Cancer Res; 33:A1837 1992

72. Buimovici-Klein E., Cooper L.L. IMMUNOSUPPRESSION AND ISOLATION OF RUBELLA VIRUS FROM HUMAN LYMPHOCITES AFTER VACCINATION WITH TWO RUBELLA VACCINES //J. Infect. Immun. -1979. v.25. N1. p 352-356.

73. Dallorso_S; Rivabella_L; Martinengo_M; Puzzo_A; Scarso_L; Dini_G; Lanino_E; Floris_R; Castagnola_E; Franchini_E; et_al [HIGH-DOSE CHEMOTHERAPY, G-CSF AND THE USE OF PERIPHERAL BLOOD PROGENITOR CELLS IN PATIENTS WITH POOR-PROGNOSIS NEUROBLASTOMA] Pediatr Med Chir; 16(3):235-40 1994

74. Diaz_PS; Au_D; Smith_S; Amylon_M; Link_M; Smith_S; Arvin_AM LACK OF TRANSMISSION OF THE LIVE ATTENUATED VARICELLA VACCINE VIRUS TO IMMUNOCOMPROMISED CHILDREN AFTER IMMUNIZATION OF THEIR SIBLINGS Pediatrics; 87(2):166-70 1991

75. Doherty_R HEPATITIS VIRUSES AND PROTECTION AGAINST INFECTION IN CHILDREN. Curr Opin Pediatr; 5(1):3-13 1993

76. Entacher-U, Jurgenssen-O, Thun-Hohenstein-L, et al. Hepatitis B vaccination and immune response in children with malignant diseases. Eur-J-Pediatr. 1985 Jul; 144(2): 160-3.

77. Ehrnst a., Lambert B., Fagraens A. DNA synthesis in subpopulations of blood mononuclear leucocytes in human subjects after vaccination against yellow fever //Scand. J. Immunol. -1978. v.8 p.339-346.

78. Exelby P.R. Solid tumors in children: Wilms tumor, neuroblastoma and soft tissue sarcomas //Cancer J.Clin. — 1978. — vol.28, N3. — p.146-163.

79. Exponded Programme on Immunisation. Outbreak of diphtheria, update // Wkly epid. rec. -1993.- v.68. N19. -p.134-138.

80. Exponded Programme on Immunisation. //Wkly epid. rec. -1993.- v.68. N36. -p.261-264.

81. Farhi_DC; Odell_CA; Shurin_SB MYELODYSPLASTIC SYNDROME AND ACUTE MYELOID LEUKEMIA AFTER TREATMENT FOR SOLID TUMORS OF CHILDHOOD.// Am. J. Clin. Pathol. -1993 v.100(3) p.270-275.

82. Fevrier M., Bona C., Eyonen A., Liacopoullos P. Inhibition of mixed lymphocyte reactions in human after immunisation with tetanus toxoid. //Transplantation. -1977. v. 23. N3. p.199-209.

83. Filton L.G., Saginur R., Szezerbak N. HUMORAL AND CELLULAR IMMUNE RESPONSE BY NORMAL INDIVIDUALS TO HEPATITIS B SURFACE ANTIGEN VACCINATION // J.Clin.Exp.Immunol. -1988. v.71. p.405-409.

84. Fink_FM; Hocker-Schulz_S; Mor_W; Puchhammer-Stockl_E; Hofmann_H; Zoubek_A; Pawlowsky_J; Hocker_P; Gadner_H ASSOCIATION OF HEPATITIS C VIRUS INFECTION WITH CHRONIC LIVER DISEASE IN PAEDIATRIC CANCER PATIENTS. Eur J Pediatr; 152(6):490-2 1993

85. Frank_AL; Six_HR; Marchini_A HUMAN MONOCLONAL ANTIBODIES TO INFLUENZA VIRUS: IGG SUBCLASS AND LIGHT CHAIN DISTRIBUTION Viral Immunol; 2(1):31-6 1989

86. Fuchs D. Курортное лечение,как часть программы реабилитации детей и подростков после злокачественных заболеваний. Kinderarzt Prax. — 1989. № 9.

87. Fujita_K HOSPITAL INFECTION IN PEDIATRIC PATIENTS. Hokkaido Igaku Zasshi; 69(2):161-5 1994

88. Gallego-Melcon_S; Espanol_Boren_T; Sanchez_de_Toledo_J; Prats_Vinas_J NATURAL KILLER CELL FUNCTION IN CHILDREN WITH MALIGNANT SOLID NEOPLASIAS Med Pediatr Oncol; 19(3):175-81 1991

89. Gershon_AA IMMUNIZATIONS FOR PEDIATRIC TRANSPLANT PATIENTS. Kidney Int Suppl; 43:S87-90 1993

90. Gershon_AA; Steinberg_SP PERSISTENCE OF IMMUNITY TO VARICELLA IN CHILDREN WITH LEUKEMIA IMMUNIZED WITH LIVE ATTENUATED VARICELLA VACCINE N Engl J Med; 320(14):892-7 1989

91. Gershon_AA HUMAN IMMUNE RESPONSES TO LIVE ATTENUATED VARICELLA VACCINE Rev Infect Dis; 13 Suppl 11:S957-9 1991

92. Gerritsen_EJ; Van_Tol_MJ; Van_’t_Veer_MB; Wels_JM; Khouw_IM; Touw_CR; Jol-Van_Der_Zijde_CM; Hermans_J; Rumke_HC; Radl_J; et_al CLONAL DYSREGULATION OF THE ANTIBODY RESPONSE TO TETANUS-TOXOID AFTER BONE MARROW TRANSPLANTATION. Blood; 84(12):4374-82 1994

93. Grill_J; Robert-Le_Deley_MC; Valteau-Couanet_D; Brugieres_L; Kalifa_C; Hartmann_O [HUMORAL IMMUNITY AND INFECTIONS DURING BONE MARROW TRANSPLANTATION IN CHILDREN: STUDY OF 127 TRANSPLANTED PATIENTS SUCCESSIVELY IN A SAME CENTER]. Arch Pediatr; 1(5):463-9 1994

94. Gross P.A., Lee H., Wolff J.A. et al. Influenza immunization in immuno-suppressed children. Pediatrics. 1978, 92, 30

95. Hardy_I; Gershon_AA; Steinberg_SP; LaRussa_P THE INCIDENCE OF ZOSTER AFTER IMMUNIZATION WITH LIVE ATTENUATED VARICELLA VACCINE. A STUDY IN CHILDREN WITH LEUKEMIA. VARICELLA VACCINE COLLABORATIVE STUDY GROUP [SEE COMMENTS] N Engl J Med; 325(22):1545-50 1991

96. Hayes_FA; Smith_EI PEDIATRIC ONCOLOGY: NEUROBLASTOMA 1989

97. Heidl_M; Scholz_H VARICELLA VACCINATION Padiatr Grenzgeb; 29(1):31-6 1990

98. Heilman C. Vaccination — induced activation of human blood T-cell supressing pneumococcal polisaccharide specific B-cells.//Acta Patol.Microbiol.Immunol.Scand. -1987. c.95. p.65-69.

99. Herberman R.B. Possible role of natural killer cells and other effects cells in immune surveillance against cancer //J.Invest.Dermatol. — 1984. — Vol.83. suppl.1.-p.1373-1403.

100. Herberman R.B., Holden H.T. Natural killer cells as antitumor effector cells //J.Natl.Cancer Inst. — 1979. — Vol.62. — p.441-445.

101. Hirsch R.L., Mokhtarian F., Griffin D.E. Measles virus Vaccination of measles seropositive individuals. Suppresses lymphocyte proliferation and chemotactic factor prodaction.//J.Clin.Immunol.immunopatol. -1981. v.21. N3. p.341-350.

102. Hughes_W.T. PREVENTION OF INFECTIONS IN PATIENTS WITH T CELL DEFECTS. Clin Infect Dis; 17 Suppl 2:S368-71 1993

103. Indolfi P., Casale F., Mazzei a. et al. RISPOSTA ALLA VACCINAZIONE ANTI EPATITE B IN BAMBINI AFFETTI DA PATOLOGIA ONCOLOGICA. Riv Ital Pediatr 1994; 20; 27-30.

104. Indolfi P. Casale F., Mazzei a. et al. RESPONSE TO HEPATITIS B VACCINE IN CHILDREN WITH CANCER. World Congress of Pediatrics 6-10 sept 1992 /Immunization, p.111.

105. International symposium on immunology of cancer and allied immune dysfunction. Copengagen, nov.4-7, 1985 //Abstr. Cancer Defect.Prev. — 1985. — Vol.8, N5. — p.541-605.

106. Jackson_SK; Parton_J; Shortland_G; Stark_JM; Thompson_EN SERUM IMMUNOGLOBULINS TO ENDOTOXIN CORE GLYCOLIPID: ACUTE LEUKAEMIA AND OTHER CANCERS Arch Dis Child; 65(7):771-3 1990

107. Kjellman N.I., Johansson S.G., Roth A. Serum IgE levels in healthy children quntified by a sandnich technique (PRIST) // Clin. Allergy. — 1976. — Vol.6, N 1. — P.51-59.

108. Klein E. Natural killer cells in cancer //Prog.Clin.Biol.Res. — 1983. — Vol.132, N B. — p.323-324.

109. Krasinski_K; Borkowsky_W MEASLES AND MEASLES IMMUNITY IN CHILDREN INFECTED WITH HUMAN IMMUNODEFICIENCY VIRUS //JAMA; 261(17):2512-6 1989

110. Kung F.H., Orgel H.A., Wallace W.W., Hamburger R.N. Antibody production following immunization with diphtheria and tetanus toxids in children reseiving chemiotherapy during remission of malignant disease. Pediatrics Vol.74 No.1 July 1984, 86-89.

111. Nordman E., Lehto I., Toivanen A. Immune functions and the prognosis of patients with solid tumors //Cancer Immunol., Immuther. — 1985. — Vol.20, N1. — p.38-41.

112. Lacut J.Y. Faut-il vacciner les cancereux? Conc. Medical 1980. 102. 3225.

113. Laws_HJ; Dilloo_D; Hanenberg_H; Schwamborn_D; Burdach_S; Gobel_U [IMMUNE STIMULATION WITH INTERLEUKIN-2 AFTER AUTOLOGOUS STEM CELL TRANSPLANTATION IN CHILDREN AND ADOLESCENTS WITH SOLID TUMORS] Klin Padiatr; 205(4):257-63 1993

114. Mancini G., Carbonara A.O., Heremans J.F. Immunochemical quantitation of atigens by single radial immunodiffusion, Immunochemistry, 2, 235-254 (1965).

115. Michiaki Takahashi, MD. Clinical overview of Varicella Vaccine: Development and early stadies. Pediatrics. 1986. 78(suppl) p.736-741.

116. Mustafa_M; Buchanan_G; Winick_N; Tkaczewski_I; Ansari_Q; Lipscomb_M IMMUNE RECOVERY IN CHILDREN WITH CANCER (CA) FOLLOWING CESSATION OF CHEMOTHERAPY (MEETING ABSTRACT). Proc Annu Meet Am Soc Clin Oncol; 13:A1580 1994

117. Ogra P.L., Sincs L.F., Karson D. Poliovirus antibody response in leukemia. J.Pediatr. 1971. 79. 90. 887.

118. Peirsol J.M., Frick O.L., Francisco S. Measles vaccination effect of immunoregulatory cells.//J.Allergy Clin.Immunol. -1983. v.71. N1. p139-142.

119. Phair J., Kaufman C.A., Bjornson A., Adams L. Failure to respond to influenza vaccine in the aged: correlation with B-cell namber and function. //J.Labor.Clin.Med. -1978. v.92. p.822-828.

120. Pistoia_V; Prigione_I; Facchetti_P; Corrias_MV RATIONAL BASES FOR NEW APPROACHES TO THE THERAPY OF PEDIATRIC SOLID TUMORS:IMMUNOTHERAPY AND GENE THERAPY Pediatr Med Chir; 16(3):219-25 1994

121. Pizzo P.A. Poplack D.G. Pediatric oncology. — Washington, 1993.

122. Prager_J; Baumert_A; Hermann_J; Fuchs_D; Zintl_F [KINETICS OF VACCINE ANTIBODIES TO TETANUS TOXOID, DIPHTHERIA TOXOID, MEASLES VIRUS, POLIOMYELITIS VIRUS AND PNEUMOCOCCI AFTER ALLOGENIC AND AUTOLOGOUS BONE MARROW TRANSPLANTATION AND BOOSTER IMMUNIZATION. 1: THE KINETICS OF VACCINE ANTIBODIES TO TETANUS TOXOID AFTER ALLOGENIC AND AUTOLOGOUS BONE MARROW TRANSPLANTATION] Kinderarztl Prax; 60(4-5):124-30 1992

123. Pui_CH; Hudson_M; Luo_X; Wilimas_J; Evans_W; Crist_WM SERUM INTERLEUKIN-2 RECEPTOR LEVELS IN HODGKIN DISEASE AND OTHER SOLID TUMORS OF CHILDHOOD. Leukemia; 7(8):1242-4 1993

124. Quinn_TC INTERACTIONS OF THE HUMAN IMMUNODEFICIENCY VIRUS AND TUBERCULOSIS AND THE IMPLICATIONS FOR BCG VACCINATION //Rev Infect Dis; 11 Suppl 2:S379-84 1989

125. Ridgway D., Wolff L.J. Active immunization of children with leukemia and other malignancies. Leuk-Lymphoma. 1993 Feb, 9(3), 177-92.

126. Rokicka-Milewska_R; Jackowska_T; Sopyo_B; Kacperska_E; Seyfried_H ACTIVE IMMUNIZATION OF CHILDREN WITH LEUKEMIAS AND LYMPHOMAS AGAINST INFECTION BY HEPATITIS B VIRUS. Acta Paediatr Jpn; 35(5):400-3 1993

127. Roma Rokicka-Milewska, T.Jackowska et al. Active immunisation of children with leukemias and lymphomas against infection by hepatitis B virus. Acta Paediatrica Japonica 1993.35. 400-403.

128. Rossi_AR; Pericle_F; Rashleigh_S; Janiec_J; Djeu_JY LYSIS OF NEUROBLASTOMA CELL LINES BY HUMAN NATURAL KILLER CELLS ACTIVATED BY INTERLEUKIN-2 AND INTERLEUKIN-12. Blood; 83(5):1323-8 1994

129. Ruben F.L., Jackson G.G., Gotoff J.D. Humoral and cellular response in humans after immunization with influenza vaccine.//J.Infect.Immun. -1974. v.7. N4. p.594-596.

130. Seyfried_H. ACTIVE IMMUNIZATION OF CHILDREN WITH LEUKEMIAS AND LYMPHOMAS AGAINST INFECTION BY HEPATITIS B VIRUS. Acta Paediatr Jpn; 35(5):400-3 1993

131. Schneider M., Schwarzenberg O., Amiel J.L. et al. Les responses immunitaires au cours de la maladie de Hodgkin. Presse Med. 1970. 78. 1769.

132. Shapiro_CN EPIDEMIOLOGY OF HEPATITIS B. Pediatr Infect Dis J; 12(5):433-7 1993

133. Shaw_NJ; Elton_R; Eden_OB PNEUMONIA AND PNEUMONITIS IN CHILDHOOD MALIGNANCY Acta Paediatr; 81(3):222-6 1992

134. Shenep_JL; Feldman_S; Gigliotti_F; Roberson_PK; Marina_N; Foreschle_JE; Fullen_GH; Lott_L; Brodkey_TO RESPONSE OF IMMUNOCOMPROMISED CHILDREN WITH SOLID TUMORS TO A CONJUGATE VACCINE FOR HAEMOPHILUS INFLUENZAE TYPE B. J Pediatr; 125(4):581-4 1994

135. Siber_GR; Werner_BG; Halsey_NA; Reid_R; Almeido-Hill_J; Garrett_SC;

136. SinghV.K., Tingle A.J., Schulzer M. Rubella asociated artritis II Relationship betwin circulation immune complex levels and joint manifestation.//Ann.Rheum.Dis. -1986. v.45. N2. p.115-119.

137. Smithson W.A., Siem R.A., Ritts R.E. et al. Response to influenza virus vaccine in children receiving chemotherapy (for malignancy). J.Pediatr. 1978, 93. 632.

138. Spaner_D; Migita_K; Ochi_A; Shannon_J; Miller_RG; Pereira_P; Tonegawa_S; Phillips_RA GAMMA DELTA T CELLS DIFFERENTIATE INTO A FUNCTIONAL BUT NONPROLIFERATIVE STATE DURING A NORMAL IMMUNE RESPONSE. Proc Natl Acad Sci U S A; 90(18):8415-9 1993

139. Stallinger_H; Kolleritsch_H BCG-VACCINATION AND ITS COMPLICATIONS. HOW GREAT ARE THE BENEFITS OF VACCINATION TODAY? Klin Padiatr; 202(5):308-14 1990

140. Sumaya C.V., Williams T.E., Brunnell P.A. Bivalent influenza vaccine in children with cancer. Pediatrics 1982. 69. 226.

141. Tabor_E; Cairns_J; Gerety_RJ; Bayley_AC. NINE-YEAR FOLLOW-UP STUDY OF A PLASMA-DERIVED HEPATITIS B VACCINE IN A RURAL AFRICAN SETTING. J Med Virol; 40(3):204-9 1993

142. Thomas P.M., Mangi R.J., Dolan T., Kantor F.S. Depressed lymphocyte function after measles-mamps-rubella vaccination.//J/Infect.Dis. 1975. v.132. p.75-78.

143. Thompson_C; Santosham_M INTERFERENCE OF IMMUNE GLOBULIN WITH MEASLES AND RUBELLA IMMUNIZATION. J Pediatr; 122(2):204-11 1993

144. Tolone C., Benedetto N., Toraldo R. et al. Effetto della vaccinazione diftotetanica sulle cellule natural killer.//minerva Pediat. -1988. v.40. N7. p.401-402.

145. Update on Adult immunization //MMWR.-1991.-v.40.-N RR-12.

146. Vaccin. Mumps Vaccine.// Ariel FAB, 1992 — p.290-291.

147. Vaccin. Varicella Vaccine. // Ariel FAB, 1992 — p. 405-409.

148. Vaccin. Pneumococcal Vaccine. // Ariel FAB, 1992 — p. 538-539.

149.Vaccin. Haemophilus Influenzae Vaccines. // Ariel FAB, 1992 — p. 353.

150. Vaccin. Measles Vaccine .// Ariel FAB, 1992 — p.255-256.

151. Vesikari T. Suppression of lymphocyte PHA-responsivenness after rubella vaccinarion with andehill and RA 27/3 strains.//Scand.J.Infect>dis. -1980. v.12. p.711-715.

152. Yaniv_I; Danon_YL IMMUNE RECONSTITUTION AFTER CHEMOTHERAPY FOR MALIGNANT SOLID TUMORS IN CHILDREN [EDITORIAL] Pediatr Hematol Oncol; 11(1):1-3 1994

153. “General recomendations. ” MMRWR, 1994, 43, RR-1.

154. “Use of Vaccines in Persons with. ” MMWR, 1993, 42, RR-4.

источник