Меню Рубрики

Методы ранней диагностики брюшного тифа

Используют бактериологический и серологические методы, которые проводят с учетом периода инфекционного процесса.

Материалом для выделения являются кровь (гемокультура), испражнения (копрокультура), моча (уринокультура), дуоденальное содержимое, желчь (биликультура), соскоб розеол, костный мозг.

В бактериологическом исследовании ранним методом является выделение возбудителя из крови (гемокультура) в период бактериемии (первая неделя заболевания).

Кровь засевают в желчный бульон или среду Рапопорт в соотношении 1:10 (чтобы уменьшить бактерицидные свойства белков крови). На 2-й день проводят пересев на среду Эндо или Левина, или висмут-сульфит агар. Подозрительные (прозрачные или черные в зависимости от сред) колонии пересевают на скошенный агар или одну из комбинированных сред (Олькеницкого, Ресселя, Клиглера). На этих средах для первичной идентификации определяют ферментацию глюкозы, способность к газообразованию, выделение сероводорода, отсутствие уреазы.

Одновременно изучают морфологию и тинкториальные свойства.

Определяют биохимические свойства. Бактерии тифо-паратифозной группы не разлагают сахарозу, лактозу, не образуют индол.

При выделении культур, имеющих характерные для сальмонелл ферментативные свойства, изучают их антигенную структуру в реакции агглютинации на стекле с О- и Н-диагностическими антисыворотками, определяют чувствительность к антибиотикам, проводят фаготипирование.

Для серологической диагностики брюшного тифа и паратифов с 5-7 дня заболевания в основном используется РПГА с О- и Н-эритроцитарными диагностикумами. Положительной считается реакция в титре 1:160 и выше. При исследовании в РПГА титр антител в динамике заболевания нарастает.

Возможно применение реакции агглютинации Видаля с О- и Н-монодиагностикумами к конкретным возбудителям (положительный титр реакции – 1:200 и выше). Серологический диагноз имеет ретроспективный характер.

Для выявления бактерионосителей используют РПГА с эритроцитарным Vi-диагностикумом (титр реакции – 1:40). Исследуют били- и копрокультуру. Проводят фаготипирование с Vi-1 антигеном.

При эпидемических вспышках брюшного тифа для экспресс-диагностики с целью выявления АГ в крови, костном мозге и другом материале применяют РИФ и ИФА.

Лечение брюшного тифа

Этиотропную терапию проводят сразу после установления клинического диагноза. Для лечения используют фторхинолоны. При устойчивости к ним применяют цефалоспорины III поколения, азитромицин.

Левомицетин и ко-тримоксазол в настоящее время используют реже из-за распространения полирезистентных штаммов. Патогенетическое лечение включает инфузионно-дезинтоксикационную терапию.

Профилактика

Проводятся санитарно-гигиенические и противоэпидемические мероприятия, направленные на обезвреживание источников инфекции, пресечение путей передачи, повышение невосприимчивости организма.

Для специфической иммунопрофилактики брюшного тифа разработано 3 типа вакцин. Применяют инактивированные вакцины (эффективность 50-70%), разработана живая аттенуированная вакцина из штамма Ту21а (оказывает большее протективное действие, находится на стадии клинических испытаний). Эффективной является полисахаридная вакцина из Vi-антигена S. typhi(например, Вианвак пр-ва Российской Федерации), применяется по эпидпоказаниям, протективный эффект сохраняется до 2-х лет.

Сальмонеллезы

Сальмонеллезы – группа полиэтиологичных острых инфекционных болезней человека, животных и птиц, характеризующаяся преимущественным поражением желудочно-кишечного тракта, диареей и бактериемией.

Наиболее частой клинической формой сальмонеллезной инфекции является сальмонеллезный гастроэнтерит. Основные возбудители гастроэнтерита: S. Enteritidis, S .Choleraesuis, S .Anatum, S .Derby, хотя заболевания могут вызываться и многими другими вариантами бактерий.

Значительно более тяжелой формой является генерализованная сальмонеллезная инфекция – септицемия. Ее ведущим возбудителем является S. Typhimurium.

Большинство возбудителей выделяют у различных животных (основной резервуар) и человека.

Источником заражения человека чаще всего являются домашние птицы (50%), особенно куры и утки, а также их яйца (сальмонеллы могут проникать через скорлупу внутрь). Носительство сальмонелл выявлено у домашнего скота, собак, кошек, грызунов, у многих диких животных и птиц. Инфицированные животные выделяют бактерии с мочой и калом, молоком, слюной, загрязняя окружающую среду.

Основной путь передачи сальмонелл – пищевой. Заболевания возникают у человека в связи с употреблением мясных продуктов (говядина, свинина – до 20% случаев, мясо птицы), яиц, реже – рыбы, овощей, фруктов, моллюсков, раков, крабов.

Мясо может инфицироваться эндогенно при жизни животного во время его болезни, а также экзогенно в процессе транспортировки, переработки, хранения. Иногда продукты питания инфицируются при неправильной их кулинарной обработке, приготовлении пищи.

При несоблюдении санитарно-гигиенических норм может возникнуть контактно-бытовой путь передачи, который характерен для внутрибольничных вспышек сальмонеллеза. Такие вспышки отмечены в родовспомогательных учреждениях, хирургических, детских и других стационарах. При госпитальных сальмонеллезах чаще выделяется S. typhimurium иS. Haifa. В Республике Беларусь сальмонеллезные инфекции составляют более 50% от всех случаев госпитальных инфекций

Возбудители госпитальных сальмонеллезов отличаются высокой полирезистентностью к химиотерапевтическим препаратам и антибиотикам.

Наиболее восприимчивы к сальмонеллезу дети в возрасте до 1 года и лица с различными иммунодефицитами.

Инкубационный период болезни – от 2-6 часов до 2-3 суток (в среднем составляет 7-24 часа).

Патогенез сальмонеллезов определяется факторами вирулентности возбудителей. Среди них наиболее важную роль играют инвазивные белки III типа секреции.

Некоторые из белков инвазии обеспечивают проникновение сальмонелл внутрь эпителиальных клеток кишечника, их выживание внутри вакуолей. Кроме того, они стимулируют выброс провоспалительных цитокинов и хемокинов из пораженных клеток, апоптоз макрофагов.

Внутри макрофагов бактерии не только размножаются, но и частично погибают с освобождением эндотоксина, поражающего нервно-сосудистый аппарат кишечника и повышающего проницаемость клеточных мембран.

В течение 1 часа от проникновения сальмонелл внутрь клеток развивается выраженная нейтрофильная инфильтрация стенки кишечника. Кишечное воспаление сопровождается выходом белка из пораженных энтероцитов, усилением секреции хлоридов с развитием профузной диареи.

Часть сальмонелл может продуцировать энтеротоксин, который через повышение содержания цАМФ в энтероцитах стимулирует экскрецию хлоридов, что усугубляет диарею.

В большинстве случаев на этой стадии инфекционный процесс может завершиться (гастроинтестинальная форма).

В тяжелых случаях возникает бактериемия и генерализация инфекции, что приводит к септицемии.

Эта форма сальмонеллеза наиболее характерна для S. Typhimurium и S. Enteritidis. Ее развитие обусловлено белками вирулентности, которые кодируются островом патогенности SPI-2. Данные белки подавляют фагоцитоз, что обеспечивает выживание и размножение бактерий внутри фагоцитов, их проникновение в кровь и паренхиматозные органы.

В результате сальмонеллы могут вызывать дистрофические изменения в пораженных органах (селезенка, печень) с формированием вторичных гнойных очагов.

Обычно болезнь заканчивается выздоровлением, однако септические формы инфекции могут приводить у летальным исходам.

Постинфекционный иммунитет непродолжительный, нестойкий, типоспецифический. В сыворотке больных и реконвалесцентов обнаруживаются агглютинины, преципитины, бактериолизины и другие антитела. Заболевание, вызванное одним сероваром, не создает иммунитета к другим, а перенесенная инфекция не исключает реинфекцию.

Дата добавления: 2015-11-05 ; просмотров: 3275 | Нарушение авторских прав

источник

Дифференциальный диагноз

— короче инкубационный период (8-10 дней)

— меньше выражена интоксикация,

— течение легкое или среднетяжелое

— катар ВДП (может с него начинаться)

— сыпь на 4-5-й день, она полиморфная, чаще макулопапулезная, обильная, по всему телу

Если больной с идиопатической лихорадкой больше 3 дней, то обязательно проверка на брюшной тиф!!

— может быть менигит,сепсис, менингоэнцефалит (т.к зооантропоноз)

— диссеминированный туберкелуз легких

— иногда протекает без типичной волнообразной лихорадки и может напоминать брюшной тиф

— малярия — повторные ознобы и обильное потоотделение, при тифе — только познабливание

— при малярии — колебания температуры значительные — более 1 градуса, при тифе — меньше

— при малярии сыпь бывает герпетическая, при тифе — розеолезная, сосчитываемая

— спленомегалия при малярии появляется рано

— при малярии нет вздутия и болезненности при пальпации в правой подвздошной области, а при тифе — есть

— при малярии — типичные шизонты в крови

— сыпь розеолезно-петехиальная, обильная, а при брюшном тифе — розеолезная, сосчитываемая

— ри сыпном тифе присоединяется бульбарная симптоматика, при брюшном тифе — нет

— эпидемиологический ананмез (сыпной тиф передается трансмиссивным механизмом через вшей, а брюшной — фекально-оральным механизмом)

— при сыпном тифе характерны одутловатость лица и гиперемия и инъекция сосудов склер, для брюшного — не характерны

— головная боль при сыпном тифе разлитая, усиливающаяся с каждым днем — при брюшном умеренная, постоянная

Диагностика:

1 – бактериологическое исследование:

— кровь, кал и моча – обязательно

— соскоб из розеол (не берут сейчас)

2 – бактериологическое исследование среды на желчи: (больше вероятность выделить возбудитель в 1-2-ю неделю)

— кровь берут на любой неделе (на 1-й берут 5 мл, на 3-й – 15мл, на 4-й – 20мл и т.д)

— соотношение крови : среды = 1 : 10

— флаконы со средой по 50-100 мл

— исследование кала и мочи лучше на 2-3-ю неделю

— реакция Видаля (РА) – самая специфическая, но нудная

— РПГА с сальмонеллезным АГ

— используют ИФА, РАГА, РКОА (определяют не только антитела, но и АГ)

  1. наиболее диагностически значимые признаки
  • лихорадка (5 и более дней)
  • головная боль
  • нарушение сна
  • гепатоспленомегалия (генерализация инфекции?). Решается вопрос о ее принадлежности к группам болезней:

— болезни дыхательных путей

— болезни наружных покровов

  • ощущение дискомфорта в животе, энтеритический синдром, характерный язык, болезненность и урчание в илеоцекальной области, положительные симптомы Падалки, и перекрестный Штернберга (генерализованная кишечная инфекция?)
  1. вспомогательные диагностические признаки
  • эпидемиологический анамнез, детализированный по 3 путям передачи (водному, пищевому, контактно-бытовому) на протяжении 3 недель
  • микросимптомы болезни (прзнаки ваготонии)
  • изменения гемограммы (после 5-го дня болезни тенденция к лейкопении, относительному лимфоцитозу, анэозинофилии, тромбоцитопении)
  1. решающие диагностические признаки
  • выделение гемокультуры возбудителя (посев крови на желчь или среду Рапопорт)

— постельный до 7-8-го дня нормальной температуры

— с 11-12-го дня нормальной температуры – ходить по палате

Сочетание столов №2 и №4 по Певзнеру (механически и химически щадящая, не вызывающая гнилостных процессов)

— левомицетин (препарат выбора!). по 0,5 4раза в сутки в течение всей лихорадки и 10 дней после нее

— Если непереносимость его, то с той же продолжительностью

— ампициллин, рифампицин, бисептол, нитрофуран, фторхинолоны

— при хроническом носительстве — ампициллин

— ГКС при тяжелом течении 1-2 мг/кг/сут

— витамины В и С, метилурацил, пентоксил

— общеукрепляющие (элеутерококк, китайский лимонник)

— восполнение ОЦК (коллоидные растворы)

— ГКС 10-30 мг/кг/сут (для вывода из шока)

— кормление слизистым отваром и т.д

— дицинон, CaCl2, викасол, желатиноль, аминокапроновая кислота, плазма.

— если нет эффекта, то ОВ (резекция участка кишки)

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9770 — | 7382 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Одним из ранних и достоверных методов бактериологической диагностики брюшного тифа является посев крови. Для этого 5-10 мл крови из локтевой вены засевают в соотношении 1 : 10 на 10-20% желчный бульон, среду Раппопорт, мясо-пептонный бульон с 1% глюкозы и другие среды. Наилучшие результаты дает исследование крови на первой неделе болезни. Однако гемокультуру можно получить на протяжении почти всего лихорадочного периода. Исследование испражнений может дать положительный результат даже на первой неделе заболевания, но, как правило, наибольший процент выделений культуры возбудителя из кала больных, не получавших антибактериальной терапии, наблюдается на 2-4-й неделе. Для исследования 2-5 г испражнений помещают в чистую стерильную баночку или стаканчик. Если на транспортировку образца в лабораторию требуется более часа, испражнения помещают в консервант (чаще глицериновую смесь). Исследование мочи целесообразно начинать с конца второй — начала третьей недели. Для этого 30-50 мл мочи собирают в стерильную посуду. В лаборатории мочу центрифугируют и осадок засевают на питательные среды. Для выявления бактерионосительства исследуют кал, мочу и дуоденальное содержимое. Предварительный результат бактериологического исследования можно получить к концу вторых суток, а окончательный — через 4-5 дней. Для эпидемиологических целей определяют фаготип выделенной культуры возбудителя. диагностика брюшного тифа При брюшном тифе широкое применение получило серологическое исследование крови. Наиболее часто используют реакцию Видаля или РПГА(выявление специфических агглютининов). Для этой цели готовят серийные разведения исследуемой сыворотки и добавляют в нее брюшнотифозные 0-и П-антигены. Для клинической диагностики делают повторные исследования начиная с 7-го дня болезни (начало выработки агглютининов). Главным диагностическим критерием является нарастание титров. Профилактика и мероприятия по борьбе с брюшным тифом. В научном плане эта проблема решена. Гарантированное снабжение населения доброкачественной питьевой водой является важнейшим санитарным и противоэпидемическим мероприятием. Существующие в этой области недочеты являются следствием отставания темпов реализации гигиенических требований, особенно относящихся к строительству водопроводов, канализации и системы очистки хозяйственно-фекальных сточных вод, недостаточного санитарно-гигиенического уровня деятельности предприятий по сбору, переработке и реализации пищевых, в том числе молочных продуктов. Наибольшее внимание при осуществлении эпидемиологического надзора за брюшным тифом уделяют объектам водоснабжения и моло-коперерабатывающим предприятиям. При возникновении эпидемических осложнений по брюшному тифу проводится: поиск источника возбудителя инфекции, путей и факторов его передачи; гиперхлорирование водопроводной воды, обеззараживание питьевой воды путем хлорирования, йодирования или кипячения; исключение из реализации подозреваемого продукта питания; выявление заболевших или подозрительных на заболевание, своевременная их госпитализация и лечение; текущая и заключительная дезинфекция очага. При выявлении источника и главного фактора передачи возбудителя инфекции принимаются адекватные меры по прекращению его передачи.

Читайте также:  Эпидемический процесс брюшного тифа в современных условиях характеризуется

Этиотропную терапию проводят сразу после установления клинического диагноза. Для лечения используют фторхинолоны. При устойчивости к ним применяют цефалоспорины III поколения, азитромицин.

Левомицетин и ко-тримоксазол в настоящее время используют реже из-за распространения полирезистентных штаммов. Патогенетическое лечение включает инфузионно-дезинтоксикационную терапию.

Серологический диагноз брюшноготифа

Для серологической диагностики брюшного тифа и паратифов с 5-7 дня заболевания в основном используется РПГА с О- и Н-эритроцитарными диагностикумами. Положительной считается реакция в титре 1:160 и выше. При исследовании в РПГА титр антител в динамике заболевания нарастает.

Возможно применение реакции агглютинации Видаля с О- и Н-монодиагностикумами к конкретным возбудителям (положительный титр реакции – 1:200 и выше).

Для выявления бактерионосителей используют РПГА с эритроцитарным Vi-диагностикумом (титр реакции – 1:40). Исследуют били- и копрокультуру. Проводят фаготипирование с Vi-1 антигеном.

Возбудители сальмонеллезов

Сальмонеллезы – группа полиэтиологичных острых инфекционных болезней человека, животных и птиц, характеризующаяся преимущественным поражением желудочно-кишечного тракта, диареей и бактериемией.

Наиболее частой клинической формой сальмонеллезной инфекции является сальмонеллезный гастроэнтерит. Основные возбудители гастроэнтерита: S. Enteritidis, S. Choleraesuis, S. Anatum, S. Derby, хотя заболевания могут вызываться и многими другими вариантами бактерий.

Значительно более тяжелой формой является генерализованная сальмонеллезная инфекция – септицемия. Ее ведущим возбудителем является S. Typhimurium.

В Республике Беларусь удельный вес сальмонеллеза в структуре острых кишечных инфекций превысил 40%. При этом заболеваемость сальмонеллезом колеблется в пределах от 35 до 55 случаев на 100 тыс. населения без тенденции к явному снижению.

Большинство возбудителей выделяют у различных животных (основной резервуар) или человека.

Источником заражения человека чаще всего являются домашние птицы (50%), особенно куры и утки. Их яйца также заражаются сальмонеллами, которые могут проникать через скорлупу внутрь. Носительство сальмонелл выявлено у домашнего скота, собак, кошек, грызунов, у многих диких животных и птиц. Инфицированные животные выделяют бактерии с мочой и калом, молоком, слюной, загрязняя окружающую среду.

Основной путь передачи сальмонелл – пищевой. Заболевания возникают у человека в связи с употреблением мясных продуктов (говядина, свинина – до 20% случаев, мясо птицы), яиц, реже – рыбы, овощей, фруктов, моллюсков, раков, крабов.

Мясо может инфицироваться эндогенно при жизни животного во время его болезни, а также экзогенно в процессе транспортировки, переработки, хранения. Иногда продукты питания инфицируются при неправильной их кулинарной обработке, приготовлении пищи.

При несоблюдении санитарно-гигиенических норм может возникнуть контактно-бытовой путь передачи, который характерен для внутрибольничных вспышек сальмонеллеза. Такие вспышки отмечены в родовспомогательных учреждениях, хирургических, детских и других стационарах. При госпитальных сальмонеллезах чаще выделяется S. typhimurium иS. Haifa.

Возбудители госпитальных сальмонеллезов отличаются высокой полирезистентностью к химиотерапевтическим препаратам и антибиотикам.

Наиболее восприимчивы к сальмонеллезу дети в возрасте до 1 года и лица с различными иммунодефицитами.

Инкубационный период болезни – от 2-6 часов до 2-3 суток (в среднем составляет 7-24 часа).

Патогенез сальмонеллезов определяется факторами вирулентности возбудителей. Среди них наиболее важную роль играют инвазивные белки III типа секреции.

Некоторые из белков инвазии обеспечивают проникновение сальмонелл внутрь эпителиальных клеток кишечника, их выживание внутри вакуолей. Кроме того, они стимулируют выброс провоспалительных цитокинов и хемокинов из пораженных клеток, апоптоз макрофагов.

Внутри макрофагов бактерии не только размножаются, но и частично погибают с освобождением эндотоксина, поражающего нервно-сосудистый аппарат кишечника и повышающего проницаемость клеточных мембран.

В течение 1 часа от проникновения сальмонелл внутрь клеток развивается выраженная нейтрофильная инфильтрация стенки кишечника. Кишечное воспаление сопровождается выходом белка из пораженных энтероцитов, усилением секреции хлоридов с развитием профузной диареи.

Часть сальмонелл может продуцировать энтеротоксин, который через повышение содержания цАМФ в энтероцитах стимулирует экскрецию хлоридов, что усугубляет диарею.

В большинстве случаев на этой стадии инфекционный процесс может завершиться (гастроинтестинальная форма).

В тяжелых случаях возникает бактериемия и генерализация инфекции, что приводит к септицемии.

Эта форма сальмонеллеза наиболее характерна для S. Typhimurium и S. Enteritidis. Ее развитие обусловлено белками вирулентности, которые кодируются островом патогенности SPI-2. Данные белки подавляют фагоцитоз, что обеспечивает выживание и размножение бактерий внутри фагоцитов, их проникновение в кровь и паренхиматозные органы.

В результате сальмонеллы могут вызывать дистрофические изменения в пораженных органах (селезенка, печень) с формированием вторичных гнойных очагов.

Обычно болезнь заканчивается выздоровлением, однако септические формы инфекции могут приводить к летальным исходам.

источник

Инкубационный период 9—14 дней.

Течение болезни: 1) начальный период; 2) разгар болезни; 3) угасание основных клинических проявлений; 4) выздоровление.

Заболевание начинается постепенно, иногда трудно установить день начала болезни.

Общая слабость, утомляемость, адинамия, головная боль, небольшие ознобы. С каждым днем усиливаются, ↑темп-ра к 4—7 дню болезни достигает максимума. Нарастает интоксикация, ↑головная боль и адинамия, ↓или исчезает аппетит, нарушается сон. Стул задержан, метеоризм.

При обследовании в начальный период – симптомы общей интоксикации без признаков органных поражений. Заторможенность, малоподвижны, предпочитают лежать с закрытыми глазами, на вопросы отвечают не сразу, односложно.

Лицо бледное, реже слегка гиперемировано. Кожа сухая, горячая. Возможна гиперемия слиз обол зева.

Брадикардия, у некоторых — дикротия пульса, приглушение тонов сердца (или только первого тона на верхушке). АД↓.

Над легкими рассеянные сухие хрипы, что расценивается как проявление специфического брюшнотифозного бронхита.

Язык сухой, обложен серовато-бурым налетом, утолщен (имеются отпечатки зубов по краям), кончик и края языка свободны от налета.

Живот умеренно вздут. Укорочение перкуторного звука в правой подвздошной области (симптом Падалки). При пальпации — урчание слепой кишки и ↑болевой чувствительности. С 3—5 дня ↑селезенка, к концу 1-й недели ↑печени.

Иногда б.тиф начинается в виде острого гастроэнтерита или энтерита без выраженной общей интоксикации — в первые дни беспокоят тошнота, рвота, жидкий стул без пат. примесей, разлитые боли в животе, а в последующем появляются характерные симптомы болезни.

К 7—8 дню — период разгара. Значительное усиление интоксикации — резкая заторможенность, помрачение сознания (инфекционно-токсическая энцефалопатия). На коже — розеолезная экзантема. Элементов сыпи немного, на коже верхних отделов живота и нижних отделов грудной клетки. Мономорфные с четкими границами, несколько возвышаются над уровнем кожи. Элементы существуют от нескольких часов до 3—5 дней. На месте розеолы остается едва заметная пигментация. В течение лихорадочного периода может наблюдаться появление свежих розеол. При тяжелых формах — геморрагическое пропитывание элементов сыпи. Брадикардия и дикротия пульса, более ↓АД. Тоны сердца глухие. Примерно у трети больных развивается миокардиострофия, а в некоторых случаях возникает специфический инфскционно-токсичсский миокардит. На фоне бронхита может развиться пневмония. Язык сухой, потрескавшийся, с отпечатками зубов, покрыт плотным грязно-бурым или коричневым налетом (фулигинозный язык), края и кончик языка свободны от налета. Живот вздут, у некоторых стул задержан, у большинства понос. Более четко выявляются урчание и болезненность при пальпации в илеоцекальной области, а также симптом Падалки. ↑Печень и селезенка.

Гемограмма: кратковременный, в первые 2—3 дня, умеренный лейкоцитоз, который сменяется лейкопенией со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, ан- или гипоэозинофилией, относительным лимфоцитозом. ↑СОЭ. Лейкоцитоз в первые дни обычно остается невыявленным.

Диагноз и диф диагноз. Заподозрить БТ в начале болезни можно на основании эпидемиологич предпосылок, наличия лихорадки и интоксикации без выраженных органных поражений.

Из лабораторных методов — бактериологич исследование крови, «+» результат в первые дни.

Иммунофлуоресцентный метод после подращивания в течение 10—12ч предварительный рез-тат, который должен быть обязательно подтвержден классическим методом гемокультуры. Вследствие того, что интенсивность бактериемии в течение заб-ния меняется, при выполнении посевов крови рекомендуется засевать на 1-й неделе болезни 10 мл крови, на 2-й — 15, на 3-й и позднее — 20 мл. Кол-во питательной среды должно в 10 раз превышать объем крови.

Для диаг-ки и контроля за выздоровлением проводят бактериологич исследования испражнения и мочи, а за 7—10 дней до выписки — посев дуоденального содержимого.

РНГА с цистеином — для разграничения хронич и транзиторного бактерионосительства.

Выявления АТ и АГ брюшнотифозных микробов: ИФА, р-ция встречного иммуноэлектрофореза, радиоиммунный анализ, р-ция коагглютинации, р-ция 0-агрегатгемагглютинации. Чувствительность 90—95%.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

источник

7. Микробиологическая диагностика брюшного тифа и паратифом. Фаготипирование их возбудителей и его значение. Серологическая диагностика брюшного тифа и паратифов.

Лабораторная диагностика. Самым ранним и основным методом диагностики брюшного тифа и паратифов является бактериологический — получение гемокультуры или миелокультуры. С этой целью исследуют кровь или пунктат костного моз­га. Кровь лучше засевать на среду Рапопорт (желчный бульон с добавлением глюко­зы, индикатора и стеклянного поплавка) в соотношении 1: 10 (на 10 мл среды 1 мл крови). Посев следует инкубировать при температуре 37 С С не менее 8 дней, а с уче­том возможного наличия L-форм — до 3—4 нед.

Для идентификации выделенной культуры сальмонелл используют (с учетом их биохимических свойств) диагности­ческие адсорбированные сыворотки, содержащие антитела к антигенам 02 (S. para­typhi А), 04 (S. paratyphi В) и 09 (S. typhi). Если выделенная культура S. typhi не аг­глютинируется 09-сывороткой, ее необходимо проверить с Vi-сывороткой.

Бактериологическое исследование испражнений, мочи и желчи проводят для подтверждения диагностики, контроля бактериологического выздоровления при выписке реконвалесцентов и для диагностики бактерионосительства. В этом случае материал предварительно засевают на среды обогащения (среды, содержащие хими­ческие вещества, например селенит, которые угнетают рост Е. coli и других предста­вителей микрофлоры кишечника, но не угнетают роста сальмонелл), а затем со сре­ды обогащения — на дифференциально-диагностические среды (Эндо, висмут-суль­фит-агар) с целью выделения изолированных колоний и получения из них чистых культур, идентифицируемых по указанной выше схеме. Для обнаружения О- и Vi- антигенов в сыворотке крови и испражнениях больных могут быть использованы РСК, РПГА с антительным диагностикумом, реакции коагглютинации, агрегат-гем- агглютинации, ИФМ. Для ускоренной идентификации S. typhi перспективно приме­нение в качестве зонда фрагмента ДНК, несущего ген Vi-антигена (3—4 ч).

Наиболее надежной и специфической является последняя реакция (Vi-гемагглютинации).

Обнаружены 3 необычных мутанта S. typhi: Vi-I — R-форма, клетки лишены Н- и О-антигенов. но стойко сохраняют Vi-антиген; 0-901 — лишен Н- и Vi-антигенов; Н-901 — содержит О- и Н-антигены, но лишен Vi-антигена, Все три антигена: О-, Н- и Vi— имеют выраженные иммуногенные свойства. Наличие Vi-антигенов позво­ляет подвергать культуры S. typhi фаготипированию. Чувствительность их к соответствующим фагам является стабильным признаком, поэтому фаготипирование имеет важное эпидемиологическое значение.

Разработаны также схемы фаготипирования S. paratyphi А и S. paratyphi В, по ко­торым они разделяются на десятки фаготипов. Существенно, что фаготипы сальмо­нелл могут ни по каким другим признакам не отличаться друг от друга.

Серологический ме­тод обнаружения 0- и Н- антител в РПГА.

8. Бактерионосительство при брюшном тифе и методы ого выявлении. Особенности антигенного строении возбудители брюшного тифа и его фаготипирование.

Примерно 5 % переболевших становятся хроническими носителями сальмонелл тифа или паратифов. Известное значение в формировании носительства играют местные воспалительные процессы в желчевыводящих (иногда в мочевыводящих) путях, которые часто возникают в связи с тифо-паратифозными инфекциями или обостряются в результате этих инфекций. Однако не менее важную роль в формиро­вании длительного носительства сальмонелл брюшного тифа и паратифов А и В играет L-трансформация их. L-формы сальмонелл утрачивают Н-, частично 0- и Vi-антигены, располагаются, как правило, внутриклеточно (внутри макрофагов костного мозга), поэтому становятся не доступными ни для химиопрепаратов, ни для антител и могут длительно персистировать в организме переболевшего человека. Возвращаясь в исходные формы и полностью восстанавливая свою антигенную структуру, сальмонеллы вновь становятся вирулентными, вновь проникают в желч­ные ходы, вызывают обострение процесса бактерионосительства, выделяются с ис­пражнениями, а такой носитель становится источником заражения для окружаю­щих. Не исключено также, что формирование бактерионосительства зависит от ка­кого-то дефицита иммунной системы.

Читайте также:  Как брать анализ на брюшной тиф

Антигенное строение. Сальмонеллы имеют О- и Н-антигены, По О-антигенам они разделяются на большое количество серогрупп, а по Н-антигенам — на серотипы. S. typhi, S. paratyphi А и S. paratyphi В отличаются друг от друга как по О-антигенам (относятся к разным серогруппам), так и по Н-антигенам..

S. typhi помимо О- и Н-антигенов имеет еще один поверхностный антиген, который они назвали антигеном вирулент­ности (Vi-антигеном). По химической природе Vi-антиген отличается от О- и Н-ан­тигенов, он состоит из трех различных фракций, но его основу составляет сложный полимер N-ацетилгалактозаминоуроновая кислота с м, м. 10 МД.

Обнаружены 3 необычных мутанта S. typhi: Vi-I — R-форма, клетки лишены Н- и О-антигенов. но стойко сохраняют Vi-антиген; 0-901 — лишен Н- и Vi-антигенов; Н-901 — содержит О- и Н-антигены, но лишен Vi-антигена, Все три антигена: О-, Н- и Vi— имеют выраженные иммуногенные свойства. Наличие Vi-антигенов позво­ляет подвергать культуры S. typhi фаготипированию. Чувствительность их к соответствующим фагам является стабильным признаком, поэтому фаготипирование имеет важное эпидемиологическое значение.

Разработаны также схемы фаготипирования S. paratyphi А и S. paratyphi В, по ко­торым они разделяются на десятки фаготипов. Существенно, что фаготипы сальмо­нелл могут ни по каким другим признакам не отличаться друг от друга.

9. Микроорганизмы — возбудители пищевых отравлений. Пищевые отравлении, обусловленные стафилококками. Типы энтеротоксинов, их свойства, способы выявления.

Пища нередко является причиной отравлений, природа которых может быть са­мой различной.

Наиболее простая классификация пищевых отравлений такова: различают пище­вые отравления немикробного и микробного происхождения.

Пищевые отравления микробного происхождения подразделяют на 2 группы: пищевые интоксикации и пищевые токсикоинфекции.

Пищевые интоксикации — отравления, обусловленные исключительно токсина­ми микроорганизмов. Они могут возникать и в тех случаях, когда живые возбудите­ли в пищевом продукте, подвергнутом термической обработке, отсутствуют.

Пищевые токсикоинфекции возникают только в связи с употреблением в пищу продуктов, обильно зараженных бактериями.

Токсикоинфекции являются следствием массивного обсеменения пищевого про­дукта живыми возбудителями. Для пищевых токсикоинфекций существует только один путь передачи — через пищу.

Пищевые токсикоинфекции могут вызывать представители по крайней мере пя­ти семейств бактерий:

Enterobacteriaceae (роды — Escherichia, Salmonella, Shigella, Proteus, Serratia, Hafnia, Enterobacter, Citrobacter и др.),

Vibrionaceae (V. parahaemolyti- cus),

Streptococcaceae (протеолитические варианты стрептококков серогруппы D),

Bacillaceae — роды Bacillus (В. cereus),

Clostridium (С. perfringens, cepo- типы A, D, F; C. botulinum, серотипы А, В, С, E, F).

Инфицирование стафилококками пи­щевых продуктов — частая причина пищевых отравлений.

Основным методом диагностики пищевых токсикоинфекций является бактерио­логический. Он применяется с учетом биологии возможного возбудителя (грамот­рицательные и грамположительные палочки, стрептококки, бациллы, клостридии). Материалом для исследований служат испражнения, рвотные массы, промывные воды желудка, кровь, продукты, послужившие причиной отравления. Обращают внимание на обнаружение большого количества бактерий в продукте, таких же бактерий в выделениях из кишечника и желудка, в том числе от нескольких человек при групповом отравлении.

Подтверждением диагноза являет­ся обнаружение в сыворотке крови переболевших людей (через 1—2 нед.) антител к возбудителю.

10. Сальмонеллы — возбудители острых гастроэнтеритов. Классификация сальмонелл. Методы лабораторной диагностики сальмомеллезов.

Сальмонеллы являются не только основными возбудителями пищевых токсикоинфекций, но и часто причиной своеобразных диарей — сальмонеллезов.

Ключевые признаки рода Salmonella следующие: короткие грамотрицатель­ные палочки с закругленными концами, длиной 1,5—4,0 мкм, в большинстве случа­ев подвижные (перитрихи), спор и капсул не имеют, образуют при ферментации глюкозы кислоту и газ (за исключением S. typhi и некоторых других серотипов), имеют лизин- и орнитиндекарбоксилазы, не имеют фенилаланиндезаминазы, образуют H2S.

Классификация. Род Salmonella включает единственный вид S. enteritica с семью основными подвидами: S. choleraesuis, S. salamae, S. ari­zonae, S. diarizonae, S. houtenae, S. bongori, S. indica, которые различаются по ряду биохимических признаков

Серологическая классификация сальмонелл по Уайту и Кауффманну.

У сальмонелл имеются О-, Н- и К-антигены. Обнаружено 65 различных О-антигенов. Они обозначаются арабскими цифрами от 1 до 67. По О-антигену сальмонел­лы разделены на 50 серологических групп (A—Z, 51—65).

У сальмонелл различают два типа Н-антигенов: I фаза и II фаза. Обнаружено более 80 вариантов Н-антигенов I фазы. По Н-антигенам серогруппы разделяют на серотины.

Основной метод диагностики сальмонеллезной ин­фекции — бактериологический. Материалом для исследования служат испражнения, рвотные массы, кровь, промывные воды желудка, моча, послужившие причиной отрав­ления продукты. Особенности бактериологической диагностики сальмонеллезов:

использование сред обогащения (селенитовой, магниевой), в особенности при исследовании испражнений;

для обнаружения сальмонелл пробы следует брать из последней, более жид­кой, части испражнений (верхнего отдела тонкого кишечника);

соблюдать соотношение 1: 5 (одна часть испражнений на 5 частей среды);

в связи с тем, что S. arizonae и S. diarizonae ферментируют лактозу, использо­вать в качестве дифференциально-диагностической не только среду Эндо, но и вис­мут-сульфит-агар, на котором колонии сальмонелл приобретают черный (некото­рые — зеленоватый) цвет;

для посева крови использовать среду Рапопорт;

использование для предварительной идентификации колоний 01-сальмонеллезного фага.

для окончательной идентификации выделенных культур вначале используют поливалентные адсорбированные О- и Н-сыворотки, а затем — соответствующие моновалентные О- и Н-сыворотки.

Для быстрого обнаружения сальмонелл могут быть использованы поливалентные иммунофлуоресцентные сыворотки. Для выявления антител в сыворотке крови боль­ных и переболевших используется РПГА с применением поливалентных эритроцитар- ных диагностикумов, содержащих полисахаридные антигены серогрупп А, В, С, D и Е.

источник

Ранним и абсолютным подтверждением диагноза является выделение возбудителя из крови («гемокультура»), из мочи («урокультура») и кала («копрокультура»). Для этой цели засевают 5-10 мл венозной крови больного на среду Раппопорт или желчный бульон. Предварительный ответ можно получить на 2-й день, окончательный — на 5-й день исследования. Мочу и кал засевают на среды с содержанием желчи. С 8-9-го дня проводится серологическая диагностика: реакции агглютинации Видаля и РИГА (диагностический титр 1:200). Проводят также реакции ВИЭФ, радиоиммунный анализ (РИА), коагглютинацию (РКА). Чувствительность этих методов высокая.

Больные брюшным тифом подлежат госпитализации. Необходим строгий постельный режим независимо от тяжести болезни. Пища должна быть легкоусвояемой, щадящей, богатой витаминами (стол № 4); питье в объеме не менее 1,5-2 л в в сутки.

Основным этиотропным средством до сих пор остается левомицетин (хлорамфеникол), который взрослым дается в дозе 2,0 г в сутки в 4 приема за 30 мин до еды (суточная доза 50 мг/кг) до нормализации температуры и спустя 2 дня после нее. С 5-8-го дня нормальной температуры дозу левомицетина уменьшают до 1,5 г в сутки. Общая продолжительность лечения левомицетином составляет в среднем 12-18 дней. В тяжелых случаях (рвота, боль в эпигастрии) возможно назначение левомицетина в растворимой парентеральной форме (левомицетин сукцинат); препарат вводится внутримышечно или внутривенно в дозе 3,5-4,0 г в сутки в 2-3 приема.

При непереносимости левомицетина (токсическое действие на кроветворные органы — лейкопения и др.) применяют ампициллин внутрь по 1-1,5 г 4-6 раз в сутки или внутримышечно по 0,5 г 4 раза в стуки; продолжительность лечения та же, что при применении левомицетина. Возможно применение бактрима (бисептола). При устойчивости возбудителя к левомицетину, который остается тем не менее предпочтительным антибиотиком при брюшном тифе и паратифах, прибегают к назначению азитромицина (500 мг в 1-е сутки, затем 250 мг в сутки через рот), а также цефалоспоринов (цефтриаксон по 2,0 г в сутки внутримышечно) и фторхинолонов (ципрофлоксацин по 500 мг 2 раза в сутки внутрь). Продолжительность лечения этими антибиотиками в связи с их высокой эффективностью сокращают до 5-7 дней после нормализации температуры. Лечение антибиотиками не гарантирует от возможности рецидивов. При их возникновении прибегают к тем же схемам лечения, желательно со сменой антибиотика.

Одновременно проводят дезинтоксикационную терапию внутривенным введением растворов (квартасоль, глюкоза, гемодез, реополиглюкин и др.) с обязательным добавлением аскорбиновой кислоты и других витаминов. Хороший дезинтоксикационный эффект дает оксигенотерапия. Применяют также средства, улучшающие микроциркуляцию (трентал и др.), а также ингибиторы протеолитических ферментов (гордокс, контрикал, трасилол). Полагают, что они уменьшают также и токсинообразование возбудителя.

При перфорации кишечника показано немедленное хирургическое лечение. При кишечном кровотечении назначают абсолютный покой (больной должен лежать на спине). Прекращают прием пищи, ограничивают питье (только чайными ложечками до 500 мл в сутки). Для остановки кровотечения применяют аминокапроновую кислоту, кровезаменители, ингибиторы фибринолиза.

Выписка больных, леченных антибиотиками, под наблюдение врача-инфекциониста поликлиники проводится на 21-23-й день после нормализации температуры и однократного отрицательного бактериологического анализа кала и мочи. Но при всех обстоятельствах не ранее окончания 4-й недели болезни (!) в связи с опасностью грозных осложнений (перфорация кишки и кишечное кровотечение), а также возможностью рецидивов болезни.

Несмотря на многочисленные и длительные (более 100 лет) попытки лечения брюшнотифозных хронических бактерионосителей, до сих пор нет эффективного метода их санации. Летальность при брюшном тифе резко снизилась (в начале XX столетия она достигала 35-40%) и в современных условиях не превышает 0,2-0,3%.

источник

Брюшной тиф диагностируют на основании длительной лихорадки, головной боли, нарастающей интоксикации с развитием тифозного статуса, типичных изменений языка, появления метеоризма, розеолёзной сыпи, гепатоспленомегалии и изменений периферической крови.

Лабораторная диагностика брюшного тифа основана на обнаружении возбудителя в биоматериале и специфических антител в крови больного. Решающее значение имеет обнаружение возбудителя в крови (гемокультура), моче (уринокультура), испражнениях (копрокультура), жёлчи (биликультура), а также в костном мозге, спинномозговой жидкости, розеолах, гное или экссудате.

В практической работе для ранней диагностики брюшного тифа наибольшее значение имеет гемокультура, которую следует проводить на протяжении всего лихорадочного периода. Кровь из вены в количестве 5-10 мл засевают во флакон с 50-100 мл 10-20% жёлчного бульона (лучшие результаты даёт посев в трипсин-соевый бульон). Положительные результаты гемокультуры чаще получают при посевах крови на первой неделе заболевания, когда бактериемия наиболее выражена. Со второй недели болезни брюшнотифозные палочки можно обнаружить в посевах кала, мочи и дуоденального содержимого. Наиболее высокий процент выделения палочек брюшного тифа получают при посевах костного мозга. В целом бактериологическое подтверждение диагноза брюшного тифа удаётся получить у 80-90% больных.

Серологические методы позволяют обнаружить специфические антитела в крови или антигены в биосубстрате. В практической работе чаще всего применяют реакцию Видаля и РНГА (реакция непрямой гемагглютинации) с использованием эритроцитарных О-, Н- и Vi-антигенов. Реакция Видаля основана на обнаружении специфических О- и Н-антител-агглютининов в крови больного с помощью соответствующих антигенов. Положительные результаты можно получить с 8-9 сут болезни. Реакция Видаля может быть положительной у привитых и перенёсших брюшной тиф, поэтому решающее значение имеет нарастание титра антител в динамике заболевания. Для более точного выявления специфических иммунных сдвигов в крови больного реакцию Видаля следует повторять с О- (IX и XII) и Н-монодиагностикумами для исключения перекрёстных реакций с сальмонеллами других групп.

Более специфичны и чувствительны РНГА с эритроцитарными О- и Vi-антигенами и реакция Vi-гемагглютинации. Эти реакции используют для ранней диагностики брюшного тифа. В РНГА концентрация О-антител нарастает в динамике заболевания, а титры Vi-антител существенно не меняются. Реакция Vi-гемагглютинации имеет наибольшее значение при обследовании лиц, подозрительных на брюшнотифозное носительство.

Серологические реакции на обнаружение специфических антител в крови больного следует ставить с 4-5-го дня болезни, а затем на 2-3-й нед и позднее. Диагноз брюшного тифа считают серологически подтверждённым при титре антител 1:200 и выше или при нарастании титра антител в 2-3 раза в динамике заболевания. При оценке серологических реакций важно учитывать, что нарастание титров специфических О-антител свидетельствует об остром инфекционном процессе, а наличие только Н- или Vi-антител — о перенесённом ранее брюшном тифе или бактерионосительстве.

Для серологической диагностики бактерионосительства и вакцинальных реакций предложено раздельное определение специфических антител, относящихся к IgM и IgG в ИФА. Выявление специфических брюшнотифозных IgM указывает на текущий инфекционный процесс, а изолированное обнаружение специфических антител, относящихся к классу IgG, — о вакцинальной природе антител или перенесённом ранее брюшном тифе.

Читайте также:  Реакция видаля на брюшной тиф микробиология

Дифференциальная диагностика брюшного тифа

В практической работе брюшной тиф у детей чаще приходится дифференцировать с тифоподобной формой сальмонеллёза, паратифами, инфекционным мононуклеозом, лимфогранулематозом, иерсиниозом, малярией, а в начальном периоде — с гриппом, энтеровирусной инфекцией и острой кишечной инфекцией другой этиологии.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10], [11], [12], [13], [14], [15], [16], [17], [18], [19]

источник

Диагностика брюшного тифа основывается на характерных особенностях клинической картины (особенно начала болезни), данных анамнеза (особенно эпидемиологического – контакты с больными, посещение инфекционно опасных регионов, где много бактерионосителей), результатах, полученных в ходе лабораторных исследователей.

Конечно при диагностике брюшного тифа применяется микробиологическая диагностика, при которой из крови и естественных выделений человека выделяется возбудитель. Именно методы микробиологической диагностики позволяют выявить болезнь на раннем этапе.

Используется также серологическая диагностика. Однако ее методы могут показать заболевание только начиная с 5-го – 8-го дня с начала болезни. Причем максимум возможностей достигает на 2-ой – 3-ей неделях болезни. То есть очевидно запаздывание с выставлением диагноза.

Отметим, что в практике серологической диагностики брюшного тифа широко применяется реакция Видаля, а также РПГА (реакция пассивной гемагглютинации). Эти варианты диагностики используются также для дифференциальной диагностики с целью отстройки от болезней со схожими симптомами (паратифы, сальмонеллез).

Брюшной тиф относится к типичным антропонозным кишечным инфекциям. Источником заболевания может являться только больной человек или здоровый носитель бактерий. Инфицирование происходит фекально-оральным (при употреблении загрязненной воды, термически необработанного молока, мяса и т.д.) и контактно-бытовым путем (как правило, это более характерно для детей).

Инкубационный период болезни составляет 3-14 дней (иногда он может удлиняться до 21-го дня). При пищевом пути заражения период инкубации значительно короче, чем при водном или контактно-бытовом заражении. Чем короче период инкубации инфекции, тем тяжелее течение брюшного тифа и острее начало заболевания.

Комплексная диагностика брюшного тифа основывается на анализе клинической симптоматики, данных эпидемического анамнеза и анализов. Важную роль в диагностике играет наличие в анамнезе:

  • контакта с больным брюшным тифом или лихорадящими пациентами;
  • поездок в эндемичные по брюшному тифу районов;
  • употребления сырого молока, термически необработанного мяса и фарша, немытых фруктов или овощей;
  • употребления молочных или мясных продуктов, приготовленных частными лицами в антисанитарных условиях (шаурма, чебуреки и т.д., приобретенные на стихийных рынках и в ларьках);
  • приема пищи в общепитах или кафе с низким уровнем санитарного контроля и т.д.

При обследовании больного, в первую очередь обращают на себя внимание:

  • его заторможенность, сонливость и адинамичность;
  • наличие лихорадки 39-40 градусов;
  • снижение артериального давления;
  • брадиаритмия, появление негрубого систолического шума;
  • вздутый, болезненный при пальпации живот с увеличенными мезентериальными лимфоузлами. Отмечается симптом Падалки – при пальпации и перкуссии правой подвздошной области выявляется сильное урчание и укорочение перкуторного звука.
  • жалобы на бессонницу, головные боли, сильную слабость, запоры;
  • желтизна кожи на стопах и подошвах;
  • трещины и язвы на губах, а также тифозный или «поджаренный» язык (сероватый налет в центре с ярко красным ободком по краям);
  • увеличение печени и селезенки с четвертого дня;
  • розеолезная сыпь с 8-х суток;
  • появление у пациента бреда, маний, психоза и галлюцинаций.

Первые два-три дня болезни в общем анализе крови отмечают умеренное увеличение лейкоцитов или незначительную лейкопению (снижение числа лейкоцитарных клеток). С четвертого-пятого дня болезни в анализах появляется ускорение скорости оседания эритроцитов и выраженная лейкопения.

Возможно развитие анэозинофилии, относительного лимфоцитоза, нейтропении (характерен палочкоядерный сдвиг). Также характерно снижение количества тромбоцитов (риск тяжелого кровотечения прямо пропорционален уровню тромбоцитопении).

Поражение почек проявляется развитием олигурии (уменьшение объема мочи) или анурии (отсутствие мочи). В анализах мочи отмечается появление:

  • протеинурии (белок в моче);
  • микрогематурии (эритроциты в моче);
  • цилиндрурии (цилиндры в моче).

При развитии кишечного кровотечения отмечается сильная тахикардия, резкая бледность кожи, падение артериального давления, снижение температуры тела, появление мелены (дегтеобразного стула с резким запахом).

Выделение гемокультуры брюшнотифозных сальмонелл возможно на протяжении всего лихорадочного периода, однако наиболее информативным анализ является на первой неделе заболевания.

В качестве дополнительного метода диагностики с десятого дня болезни проводится микробиологическая диагностика брюшного тифа с исследованием естественных выделений.

Анализ испражнений и мочи проводят со второй недели заболевания. Однако данные исследования обладают малой чувствительностью и позволяют выделить возбудителя только у 30-40 процентов больных.

По показаниям могут проводиться посевы на возбудителя соскобов (скарификата) с розеолезных высыпаний, спинномозговой жидкости и мокроты.

Для определения специфических антител с четвертого-пятого дня болезни может проводиться реакция Видаля с О- и Н- антигенами. О положительном результате свидетельствует титр 1:200, а также увеличение титра в динамике, при проведении повторного исследования.

На данный момент, реакция непрямой (пассивной) гемагглютинации (РНГА) практически вытеснила классическую реакцию Видаля. Это объясняется тем, что РНГА с О-, Н- и Vi- антигенами отличается больше чувствительностью и специфичностью (реакция Видаля может дать неспецифическую реакцию с другими бактериями, входящими в семейство энтеробактерий).

Серологическая диагностика посредством РНГА проводится на четвертый-пятый день болезни и в динамике – через десять – четырнадцать дней, с момента первого анализа. При этом, для острой инфекции показательны положительные титры с О-антигенами. Высокие титры Н-антигенов характерны для пациентов с иммунитетом против брюшного тифа, сформировавшимся в результате перенесенного заболевания или после проведения вакцинации.

Vi-антигены обнаруживают у хронических носителей сальмонелл.

В качестве дополнительных методов диагностики (контроль состояния больного и раннее выявление осложнений) проводят:

  • ультразвуковое исследование органов брюшной полости;
  • ЭКГ и Эхо-КГ;
  • рентгенографию ОГК (органы грудной клетки);
  • анализ кала на скрытую кровь;
  • контроль гематокрита;
  • биохимическое исследование крови, коагулограмму, электролиты крови и т.д.

При подозрении на перфорацию кишечника и кровотечение показана консультация хирурга.

Лечение брюшного тифа проводится в инфекционном стационаре. Длительность лечения составляет от 25 до 45 и более дней и зависит от тяжести инфекции. В течение всего периода лихорадки и на протяжении пяти-семи дней после снижения лихорадки, больному показан строжайший постельный режим. Далее, больному постепенно разрешают садиться в кровати. Ходить можно не ранее 22-го дня от начала заболевания.

Назначается диета №4А и №4. Из рациона больного полностью исключаются все продукты с большим содержанием грубой клетчатки, а также способствующие усилению кишечной моторики и газообразованию. Из рациона исключают черный хлеб, квашеную капусту, жирные молочные продукты, картофель, бобовые, цитрусы и т.д.

С пятого-шестого дня стабилизации температуры возможно расширение диеты. При кишечных кровотечениях назначают голод на сутки (через 12-ть часов после кровотечения можно поить прохладным чаем).

Медикаментозная терапия брюшного тифа проводится комплексно и включает в себя назначение противомикробных, дезинтоксикационных и антигистаминных препаратов.

Дополнительно проводится симптоматическое лечение, направленное на облегчение состояния больного, а также профилактику и лечение осложнений.

Противомикробная терапия назначается в виде длительного непрерывного курса. Антибиотики назначаются с учетом возраста, тяжести состояния больного и наличия осложнений.

Назначение азитромицина целесообразно при легком неосложненном течении болезни. При среднетяжелом и тяжелом брюшном тифе рекомендовано использовать:

  • цефалоспорины (препараты цефиксима, цефтриаксона, цефотаксима);
  • фторхинолоновые средства (препараты ципрофлоксацина, офлоксацина, пефлоксацина).

На фоне длительной антибактериальной терапии целесообразно применение флуконазола, с целью профилактики грибковых осложнений.

По показаниям может применяться брюшнотифозная вакцина. При наличии иммунодефицитных состояний, высокого риска осложнений, а также при тяжелом течении показана иммунотерапия. Рекомендовано использование пентоксила, тимогена, метацила.

Для нормализации температуры тела больного назначают нестероидные противовоспалительные средства (парацетамол, нимесулид).

Десенсибилизация пациента проводится препаратами хлоропирамина (Супрастин), мебгибролина (Диазолин) и т.д.

Дезинтоксикация проводится при помощи инфузии растворов натрия хлорида, глюкозы, реополиглюкина, Рингера и т.д.

При развитии судорожного синдрома назначают диазепам.

Дополнительно проводится антиоксидантнаяи витаминная терапия. Назначают рибоксин, аскорбиновую кислоту, витамины А и Е, витамины групп В, препараты цитохрома С, и т.д.

Из стационара больные выписываются не ранее двадцать первого дня от момента стабилизации температуры, а также при отрицательных бак.анализах кала и мочи (требуются 2-х кратные отрицательные тесты) и желчи (однократно).

Каждый месяц проводится исследование кала и мочи. В конце третьего месяца – желчи.

В дальнейшем они состоят на учете у санэпиднадзора еще два года. Хронические носители (положительная Vi- гемагглютинация) состоят на учете пожизненно.

источник

1. Исследование крови больного.

Контрольные вопросы.

Чем отличаются сальмонеллы брюшного тифа от сальмонелл паратифов А и В по биохимическим свойствам?

Какова антигенная структура сальмонелл?

Какие микробиологические методы используются для диагностики брюшного тифа и паратифов?

Какой материал берется от больного для ранней диагностики брюшного тифа и как этот материал исследуется?

Почему при серологической диагностике брюшного тифа используются «О» и «Н» — антигены?

Какое значение имеет исследование испражнений при брюшном тифе и паратифах?

Каков порядок исследования испражнений?

2. Исследование испражнений, желчи, мочи.

РПГА с эритроцитарным Vi-диагностикумом. ИФМ. Реакция Видаля.

Методы микробиологической диагностики брюшнотифозного бактерионосительства

Исследование желчи, испражнений, мочи.

Реакция Ви-гемагглютинации для выявления Ви-антител, определение 0-, Н-, Vi-антител одновременно.

Как производится идентификация выделенных чистых культур возбудителей брюшного тифа?

Как определяются серологическая группа и серотип сальмонелл?

Как осуществляется фаготипирование брюшнотифозных бактерий и в чем заключается значение этого метода?

Какой материал берется для бактериологического исследования на брюшнотифозное бактерионосительство и каким образом он исследуется?

Как осуществляется серологическая диагностика брюшнотифозного бактерионосительства?

Каковы особенности патогенеза брюшного тифа?

Какие существуют иммунопрепараты для профилактики брюшного тифа и паратифов?

Приложение к занятию 5.

А. Классификация Семейства Enterobacteriaceae

Род Еscherichia Род Arizona

Б. Для фаготипирования брюшнотифозных бактерий, содержащих Vi-антиген, выпускается набор типовых брюшнотифозных Vi -фагов в ампулах с указанием рабочих разведений.Vi-I-фаг — универсальный, лизирует все культуры бактерий, содержащие Vi-антиген, Vi-II- фаг — лизирует только те штаммы, на которых он пассировался. Этот фаг подразделен на типы, обозначаемые заглавными буквами латинского алфавита. Соответственно типовым фагам существуют фаготипы брюшнотифозных бактерий, которые имеют идентичные обозначения.

В природе циркулирует 106 фаготипов возбудителя брюшного тифа. На территории нашей страны чаще всего встречаются фаготипы A, F 2, EI, С, Е2.

Разработаны системы фаготипирования возбудителей паратифа В (37 фаготипов) и паратифа А (более 10 фаготипов).

Тема: МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ

(продолжение).

А. Микробиологическая диагностика брюшного тифа и паратифов.

1. Продолжение исследования крови брюшнотифозного больного: посев со среды Рапопорт на скошенный МПА и дифференциально-диагностические среды — Плоскирева, Левина, Эндо, висмут-сульфит-агар (демонстрация).

2. Регистрация результатов реакции Видаля, поставленной на предыдущем занятии.

3. Продолжение исследования испражнений брюшнотифозного больного: изучение выросших колоний, пересев бактерии из подозрительных колоний на среды «пестрого ряда» и на скошенный МПА.

4. Применение иммунофлуоресцентного метода для ускоренного обнаружения и идентификации возбудителей брюшного тифа (демонстрация).

Б. Микробиологическая диагностика пищевых токсикоинфекций.

1. Изучение морфологических, культуральных и биохимических свойств сальмонелл.

2. Исследование пищевых продуктов на наличие возбудителей пищевыхтоксикоинфекций: посев на среды обогащения и дифференциально-диагностические среды.

3. Исследование пищевых продуктов на наличие патогенных стафилококков и условно патогенных микробов (кишечная палочка, протей). Разбор методов.

А. Микробиологическая диагностика брюшного тифа и паратифов.

§ 1. Отметить изменения, наступившие в среде Рапопорт в результате роста возбудителей брюшного тифа (покраснение среды) и паратифов (покраснение среды и наличие газа), и зарегистрировать (занятие 7). Сделать пересев культуры бактерий со среды Рапопорт на скошенный МПА и среды Плоскирева, Эндо, Левина (демонстрация).

§ 2. Произвести учет результатов реакции Видаля по четырехкрестной системе с «О»- и «Н»-диагностикумами. Результаты реакции и заключение записать в тетрадь.

§ 3. На чашках с посевами найти бесцветные прозрачные колонки, типичные для возбудителей тифо-паратифозной группы. Половину колонии использовать для приготовления препарата-мазка (окрасить по Граму), оставшуюся часть колонки засеять на среды «пестрого ряда», среду Пешкова (для исследования подвижности) и на скошенный МПА.

Б. Микробиологическая диагностика пищевых токсикоинфекций.

§ 1. Приготовить препараты-мазки из культур сальмонелл и кишечной палочки, окрасить по Граму, промикроскопировать и сравнить морфологию бактерий во всех препаратах. Препараты зарисовать. Изучить рост на жидких и плотных средах и биохимические свойства сальмонелл по готовым демонстрационным наборам сред «пестрого ряда».

§ 2. Приготовить взвесь в физиологическом растворе кусочка пищевого продукта, зараженного сальмонеллами, и произвести посев взвеси на среду обогащения и на дифференциально-диагностическую среду Плоскирева или Эндо.

источник