Меню Рубрики

Брюшной тиф особенности современного течения

Инкубационный период составляет от 3 до 21, чаще 9–14 дней, что зависит от дозы проникшего инфекта, его вирулентности, пути заражения (более короткий при пищевом и более длительный при заражении через воду и при прямом контакте) и состояния макроорганизма.

Начальный период брюшного тифа характеризуется постепенным или острым развитием интоксикационного синдрома.

При постепенном нарастании симптомов в первые дни больные отмечают повышенную утомляемость, нарастающую слабость, познабливание, усиливающуюся головную боль, ухудшение или отсутствие аппетита.
Температура тела ступенеобразно повышается и к 5–7-му дню болезни достигает 39–40 °С. При остром начале уже в первые 2–3 дня все симптомы интоксикации достигают полного развития, т.е. сокращается продолжительность начального периода, следствием чего становятся диагностические ошибки и поздняя госпита лизация.

При обследовании больных в начальном периоде болезни обращают на себя внимание некоторая заторможенность и адинамия. Пациенты безучастны к окружающему, на вопросы отвечают односложно, не сразу. Лицо бледное или слегка гиперемированное, иногда немного пастозное. При более короткой инкубации чаще отмечают и более бурное начало болезни.
Изменения со стороны сердечно-сосудистой системы в начальном периодетхарактеризуются относительной брадикардией, артериальной гипотензией. У части больных отмечают кашель или заложенность носа. Аускультативно над лёгкими нередко выслушивают жёсткое дыхание и рассеянные сухие хрипы, что свидетельствует о развитии диффузного бронхита.
Язык обычно утолщён, с отпечатками зубов на боковых поверхностях. Спинка языка покрыта массивным серовато-белым налётом, края и кончик свободны от налёта, имеют насыщенно-розовый или красный цвет. Зев слегка гиперемирован, иногда наблюдают увеличение и гиперемию миндалин. Живот умеренно вздут.
Пальпаторно в правой подвздошной области определяют грубое, крупнокалиберное урчание в слепой кишке и мелкокалиберное урчание и болезненность по ходу терминального отдела подвздошной кишки, свидетельствующие о наличии илеита. Определяют укорочение перкуторного звука в илеоцекальной области (симптом Падалки), что обусловлено гиперплазией, наличием мезаденита. Об этом же свидетельствует и положительный «перекрёстный» симптом Штернберга. Стул с наклонностью к запору. К концу 1-й недели болезни увеличиваются и становятся
доступными пальпации печень и селезёнка.

Гемограмма в первые 2–3 дня характеризуется умеренным лейкоцитозом, а с 4–5-го дня болезни определяют лейкопению со сдвигом влево; их степень зависит от тяжести заболевания. Кроме того, наблюдают анэозинофилию, относительный лимфоцитоз и тромбоцитопениию. СОЭ умеренно увеличена. Эти изменения в гемограмме — закономерное следствие специфического воздействия токсинов
брюшнотифозных сальмонелл на костный мозг и скопления лейкоцитов в лим- фатических образованиях брюшной полости. Отмечают олигурию.

Определяют изменения в урограмме: протеинурию, микрогематурию, цилиндрурию, которые укладываются в синдром «инфекционно-токсической почки» .

Все симптомы заболевания достигают максимального развития к концу первой — началу второй недели, когда наступает период разгара болезни. Этот период продолжается от нескольких дней до 2–3 нед и является самым тяжёлым для больного.

При современном течении этот период болезни значительно короче и легче, его характеризуют нарастание интоксикации и высокая лихорадка, изменения со стороны ЦНС. Больные находятся в состоянии ступора. В тяжёлых случаях они не ориентируются в месте и времени, плохо узнают окружающих, сонливы днём и не спят ночью, ни на что не жалуются, иногда бредят. Эти изменения нервно- психического состояния характеризуют тифозный статус, который при современном течении встречают редко.

У отдельных больных на второй неделе заболевания возникают небольшие изъязвления на передних нёбных дужках — ангина Дюге. Температура тела в этот период повышена до 39–40 °С и в дальнейшем может иметь постоянный или волнообразный характер.

У 55–70% заболевших брюшным тифом на 8–10-й день болезни на коже возникает характерная экзантема — розовато-красные розеолы диаметром 2–3 мм, расположенные преимущественно на коже живота и нижней части груди, а в случаях обильного высыпания охватывающие и конечности. Сыпь мономорфная; как правило, скудная; число элементов редко превышает 6–8. Розеолы нередко слегка возвышаются над уровнем кожи (roseola elevata) и хорошо заметны на её бледном фоне. При надавливании или растяжении кожи по краям от розеол они исчезают, после чего возникают вновь, что указывает на их воспалительный характер. При тяжёлых формах сыпь может приобретать петехиальный характер. Длительность существования розеол от 1 до 5 дней, чаще 3–4 дня. После исчезновения сыпи остаётся едва заметная пигментация кожи. Характерен феномен подсыпания, что связано с волнообразным течением бактериемии. Розеолы могут появиться и в
первые дни периода реконвалесценции при нормальной температуре.
У части больных обнаруживают симптом Филипповича — желтушное окрашивание кожи ладоней и подошв стоп — эндогенную каротиновую гиперхромию кожи, возникающую вследствие того, что нарушается превращение каротина в витамин А как результат поражения печени.

В разгар болезни сохраняется относительная брадикардия, возникает дикротия пульса, ещё более снижается артериальное и венозное давление, аускультативно — глухость тонов сердца, на верхушке и основании сердца выслушивают негрубый систолический шум.

У больных брюшным тифом наблюдают снижение сосудистого тонуса, а у 1,4% больных — острую сосудистую недостаточность. Внезапная тахикардия может свидетельствовать об осложнениях: кишечном кровотечении, прободении кишечника, коллапсе — и имеет плохое прогностическое значение.
Изменения со стороны органов дыхания в этом периоде выражены явлениями бронхита. Возможна и пневмония, обусловленная как самим возбудителем брюшного тифа, так и сопутствующей микрофлорой.
Изменения со стороны органов пищеварения в разгар заболевания достигают максимальной выраженности. Губы сухие, нередко покрыты корочками, с трещинами. Язык утолщён, густо обложен серо-коричневатым налётом, края и кончик его ярко-красного цвета с отпечатками зубов («тифозный», «поджаренный» язык). В тяжёлых случаях язык становится сухим и принимает фулигинозный вид
в связи с появлением кровоточащих поперечных трещин. Сухость языка — признак поражения вегетативной нервной системы. Живот вздут. Отмечают задержку стула, в некоторых случаях он жидкий, зеленоватого цвета, иногда в виде «горохового супа». Отчётливыми становятся урчание и болезненность при пальпации илеоцекального отдела кишечника, положительный симптом Падалки. Печень и селезёнка увеличены. Иногда возникает холецистит, причём у женщин он бывает чаще.

В разгар болезни уменьшается количество мочи. Определяют протеинурию, микрогематурию, цилиндрурию. Возникает бактериурия, которая иногда приводит к пиелиту и циститу. В отдельных случаях могут развиваться мастит, орхит, эпидидимит, дисменорея, у беременных — преждевременные роды или аборт.
В период разгара болезни могут возникать такие опасные осложнения, как перфорация брюшнотифозных язв и кишечное кровотечение, которые встречают соответственно у 1–8% и 0,5–8% больных брюшным тифом.

Период разрешения болезни не превышает одной недели и характеризуется снижением температуры, которая нередко перед нормализацией приобретает амфиболический характер, т.е. суточные колебания достигают 2,0–3,0 °С. Исчезает головная боль, нормализуется сон, улучшается аппетит, очищается и увлажняется язык, увеличивается диурез.

При современном течении брюшного тифа температура чаще снижается коротким лизисом без амфиболической стадии. Однако нормальную температуру не следует воспринимать как признак выздоровления. Длительно сохраняются слабость, повышенная раздражительность, лабильность психики, снижение массы тела. Возможна субфебрильная температура как результат вегетативно-эндокринных расстройств. В этом периоде могут быть поздние осложнения: тромбофлебит, холецистит.

В последующем нарушенные функции восстанавливаются, организм освобождается от возбудителей. Это период выздоровления, для которого характерен астеновегетативный синдром в течение 2–4 нед. В периоде выздоровления среди перенёсших брюшной тиф 3–5% становятся хроническими бактерионосителями.

Обострения и рецидивы. На спаде болезни, но ещё до нормализации температуры возможны обострения, характеризующиеся задержкой инфекционного процесса: нарастают лихорадка и интоксикация, появляются свежие розеолы, увеличивается селезёнка. Обострения чаще бывают однократными, а при неправильном лечении и повторными. В условиях антибиотикотерапии и при современном течении болезни обострения наблюдают редко.

Рецидивы, или возврат болезни, наступают уже при нормальной температуре и исчезнувшей интоксикации. В современных условиях частота рецидивов увеличилась, что, по-видимому, можно связать с использованием хлорамфеникола, обладающего бактериостатическим действием, и особенно — глюкокортикоидов.

Предшественники рецидива — субфебрилитет, сохранение гепатоспленомегалии, анэозинофилии, низкий уровень антител. Клиническую картину рецидива, повторяющую картину брюшного тифа, всё же отличают более лёгкое течение, более быстрый подъём температуры, раннее появление сыпи, менее выраженные симптомы общей интоксикации. Их продолжительность — от одного дня до нескольких недель; возможны два, три рецидива и более.

источник

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ТЕЧЕНИЯ БРЮШНОГО ТИФА. ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ШКАЛЫ ОПЕРАЦИОННОГО РИСКА «P-POSSUM»

студент, кафедра инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии, РУДН,

Актуальность. Брюшной тиф тяжело протекающее, распространенное заболевание, которое остается серьезной проблемой здравоохранения.

В России заболеваемость брюшным тифом носит спорадический характер. Тем не менее в последние годы отмечался подъем заболеваемости прежде всего в городах с наибольшим числом мигрантов из Средней Азии и Закавказья. [3]

В мире ежегодно регистрируется 21,6 млн. случаев инфекции и 200–600 тыс. летальных исходов, связанных с осложнениями брюшного тифа, которые возникают у 15% пациентов. Наиболее распространенным является кишечное кровотечение. Ранняя диагностика брюшного тифа и его осложнений, связана с особенностями современного течения заболевания; нет конкретных рекомендаций по объему и характеру операций при брюшнотифозных кровотечениях.

В медицинской базе данных Pub med представлены некоторые исследования, которые показывают, что прогноз оперативного вмешательства, при осложнившемся брюшном тифе, зависит не от объема и выбора метода операции, а от тяжести состояния больного. [2]

Данные зарубежных исследователей, отмечают достоверное повышение индекса отношения азота мочевины крови (АМК) к креатинину выше порогового значения 21,0 мг/дл при кишечном кровотечении. [1]

Цель: Изучить особенности клинического течения современного брюшного тифа. Определить клинико-лабораторные критерии диагностики кишечного кровотечения у больных, оценить прогностическую значимость шкалы операционного риска «P-POSSUM» при брюшнотифозном кровотечении.

Материалы и методы: Проведен анализ историй болезни 16 пациентов (6 мужчин и 10 женщин), в возрасте от 18 до 75 лет, находившихся с диагнозом брюшной тиф, в ИКБ №2 г. Москвы в 2013-2017 гг. У всех пациентов диагноз брюшного тифа был поставлен по результатам бактериологического исследования крови.

Результаты: При поступлении состояние 15 больных было расценено как средней степени тяжести, и одного — как тяжелое. Пациенты поступали в стационар в среднем на 6-е сутки от начала развития симптомов заболевания, с направительными диагнозами: «ОРВИ» — в 75% случаев (12 пациентов), «лихорадка неясной этиологии» — в 12,5% случаев (2 пациента) и «кишечная инфекция неясной этиологии» — в 12,5% случаев (2 пациента). Из эпиданамнеза выяснено, что трое больных отдыхали в Индии, 6 пациентов прибыли из Таджикистана, 1 больная находилась в Крыму. Во всех анализируемых случаях заболевание начиналось остро, с повышения температуры тела до 38-39 0 С, головной боли, слабости. Рвота наблюдалась у 12,5%, тошнота — у 25% больных. Болезненность в правой подвздошной области — у 12,5%, симптом Падалки – у пациента с тяжелым течением заболевания, гепатоспленомегалия – в 100% случаев, в 75% — увеличение печени и селезенки отмечалось на 8-9 е сутки. Иктеричность кожных покровов и слизистых — в 12,5% случаев. Типичная розеолезная сыпь, «фулигинозный» язык, симптом Филиповича и развитие тифозного статуса, выявлено лишь у пациента с тяжелым течением брюшного тифа. На первой неделе наблюдалась относительная брадикардия (66- 78 уд. в мин.) у 4-х пациентов (25%), у остальных 75% — тахикардия (90-120 уд. в мин.). Признаки бронхита, выявлены у 2-х пациентов. Продолжительность лихорадочного периода не превышала 7 дней, у всех пациентов температура тела имела одноволновой характер. Изменения крови характерные для брюшного тифа (лейкопения, анэозинофилия) наблюдали в 12,5% случаев. В остальных случаях — нормоцитоз. Осложнения: двухсторонняя деструктивная пневмония, инфекционно-токсический шок (ИТШ), менингоэнцефалит, отёк головного мозга (ОГМ), кишечное кровотечение с летальным исходом диагностированы в 6,25%.

На следующем этапе проведен анализ клинико-лабораторных критерий диагностики кишечного кровотечения у больных с брюшным тифом, дана оценка прогностической значимости шкалы операционного риска «P-POSSUM» на исход оперативного вмешательства в зависимости от тяжести состояния пациента и сроков проведения операции.

Клинический случай. Пациент П.Д.С 18 лет поступил на 3-й день болезни, в ИКБ №2 13 июля 2013 г. с жалобами на слабость, повышения температуры тела 39,0 0 С, сопровождающейся многократной рвотой, жидким стулом 4-5 раз в день. Заболел остро. Проживал в общежитии, за 12 дней до госпитализации прибыл из Таджикистана.

На 6-й день болезни отмечалось ухудшение состояния: лихорадка до 39 0 С, на передней брюшной стенки единичные розеолы, печень увеличена, край выступает из правого подреберья на1 см, психомоторное возбуждение, лейкопения до 2,3 х 10* 9, АлАт – 364 Ед/л, АсАт – 851 Ед/л, ЛДГ – 3643 Ед/л, КФК – 3642 Ед/л, по данным КТ ОГК: двухсторонняя деструктивная пневмония. По данным УЗИ органов брюшной полости 16.07.13 г.: умеренное увеличение и диффузные изменения в паренхиме печени, умеренное утолщение и диффузные изменения в паренхиме почек (токсического порядка). На основании выше описанных данных имеют место признаки СПОН, заболевание осложнилось субтотальной двухсторонней пневмонией с признаками деструктивных изменений. В связи с чем, больной переведен в реанимационное отделение.

На 8-й день болезни на фоне проводимой антибактериальной терапии (ванкомицин 2 г/сут, меронем 6 г/сут, авелокс 400 мг/сут) состояние пациента оставалось без положительной динамики. Обращало на себя внимание преобладание общемозговой симптоматики в виде периодического возбуждения, наличие в ликворе свежих эритроцитов. Заключение невролога: Менингоэнцефалит. ОГМ.

На 9-й день болезни выявлен рост из крови salm. typhi от 19.07.13. Клинический диагноз: Брюшной тиф, септикоподобный вариант, тяжелое течение. Осложнение: Двусторонняя деструктивная пневмония. ИТШ от 16.07.2013. СПОН. Менингоэнцефалит. ОГМ. На фоне проводимой терапии состояние больного постепенно улучшалось. На 13-й день болезни переведен в 5 боксовое отделение.

На 14-й день заболевание осложнилось кишечным кровотечением, в связи с чем пациент переведен в ОРИТ, где проводилась терапия, направленная на поддержку гемодинамики. 25.07.2013 выполнена лапаротомия, ревизия органов брюшной полости. Установить источник кровотечения не удалось. После доставки пациента из операционной, зарегистрирована асистолия по ЭКГ-монитору, проводимые в полном объеме реанимационные мероприятия оказались неэффективными, констатирована биологическая смерть. Патологоанатомическое исследование не проводилось.

Читайте также:  Брюшной тиф список литературы

Таким образом, недостаточное динамическое наблюдения хирургами в течение 2 суток до перевода в специализированное отделение не позволило правильно оценить возможность развития осложнений и принять решение о своевременном переводе больного в хирургическое отделение.

За несколько часов до выявления кишечного кровотечения, клинически обращала на себя внимание тахикардия (ЧЧС 110 уд в мин.) при одновременном снижении температуры тела до 36,5 0 С, так называемый «чертов крест», который является первым клиническим предвестником развития кишечного кровотечения. Затем выявлен дегтеобразный стул (мелена). В общем анализе крови: повышение уровня лейкоцитов до 19,3* 10 9 /л, тромбоцитов — 566*10 9 /л, уровень гемоглобина составил 82 г/л, с тенденцией к снижению показателей в последующие часы. Уровень гемоглобина, через 3 часа от начала кровотечения составил 51г/л, за час до оперативного вмешательства — 44г/л, что свидетельствует в пользу массивного кровотечения.

Индекс отношения АМК/ креатинин, определялся с помощью онлайн калькулятора и составил в день кровотечения 23,33 мг/дл, и 25,78 мг/дл, через три часа соответственно.

Для объективной оценки тяжести состояния, операционного риска и прогноза летальности использовали Портсмутскую шкалу оценки клинических, лабораторных и инструментальных показателей патофизиологических расстройств, основанной на обработке 12 показателей, P- POSSUM (Portsmouth — Physiology and Operative Severity Score for the enUmeration of Morbidity and mortality), в день кишечного кровотечения (24.07.), и через сутки, перед хирургическим вмешательством (25.07.). Обработку показателей проводили с помощью онлайн калькулятора. Прогнозируемый риск осложнений 24.07 составил 99,5%, 25.07-100%, предположительная летальность — 89.5% и 99,9%. Риск летальности спустя сутки увеличился на 10,4%.

  1. Современное клиническое течение брюшного тифа в большинстве случаев при среднетяжелом течении отличается от классического: менее выраженный синдром интоксикации, укорочение лихорадочного периода, отсутствие экзантемы, относительной брадикардии, позднее проявление гепатоспленомегалии, нетипичное изменение гемограммы, что затрудняет своевременную диагностику этой патологии.
  2. Тяжелое течение брюшного тифа сопровождается развитием типичной клинической картины с развитием тяжелых осложнений: пневмонии, инфекционно-токсического шока, менингоэнцефалита, отёка головного мозга, кишечного кровотечения.
  3. Для объективной оценки тяжести течения брюшного тифа, осложненного кишечным кровотечением, операционного риска и прогноза летальных исходов возможно использование Портсмутской шкалы оценки клинических, лабораторных и инструментальных показателей патофизиологических расстройств.

Список литературы:

  1. Kyu Seon Kim, Chan Ho Kang, and Jae Young Kim. Availability of Blood Urea Nitrogen/Creatinine Ratio in Gastrointestinal Bleeding with Melena in Children.2015г.
  2. Mohil RS, Singh T, Arya S, Bhatnagar D. Risk adjustment is crucial in comparing outcomes of various surgical modalities in patients with ileal perforation. Patient Saf Surg. 2008г.
  3. Государственные доклады о санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ за 2004-2017 г // Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучию человека.
  4. Инфекционные болезни: национальное руководство / Под ред. Н.Д. Ющука, Ю.Я. Венгерова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009.

источник

БРЮШНОЙ ТИФ. Это острое антропонозное инфекционное заболевание, характеризирующееся лихорадкой, симптомами общей интоксикации и поражением лимфатического аппарата тонкого

Это острое антропонозное инфекционное заболевание, характеризирующееся лихорадкой, симптомами общей интоксикации и поражением лимфатического аппарата тонкого кишечника.

Эпидемиология. Единственный источник инфекции — человек: больной, бактерионоситель, реконвалесцент.

Механизм передачи фекально-оральный. Распространя­ется заболевание водным, пищевым и контактно-бытовым путями. Пищевой путь осуществляется чаще через молоч­ные продукты. В этих продуктах возбудитель не только сохраняется, но может и размножаться. Наибольшая забо­леваемость приходится на летне-осенний период. Воспри­имчивость к брюшному тифу всеобщая. После перенесенно­го заболевания возникает продолжительный иммунитет.

Этиология. Возбудитель Salmonella typhi abdominalis, грамотрицательная палочка, относится к роду сальмонелл. Местом обитания палочки является организм человека. С выделениями больных или бактерионосителей возбуди­тель сальмонеллы попадает на объекты внешней среды и может долго сохраняться в воде, сточных водах; во фрук­тах, овощах, молочных продуктах сальмонеллы размно­жаются.

Губительно действуют на сальмонеллу брюшного тифа высокие температуры, высушивание, прямой солнечный свет, дезинфекционные средства (хлорсодержащие, фенол, лизол).

Патогенез. Возбудитель проникает через рот и находит благоприятную среду обитания в тонком кишечнике. По лимфатическим путям сальмонелла проникает в мезенте-риальные и забрюшинные лимфатические узлы. Затем из

лимфоузлов проникает в кровь, вызывает бактериемию, и с этого момента начинается клиническое проявление бо­лезни. Возбудитель с током крови заносится в печень, се­лезенку, лимфатические узлы, костный мозг и другие орга­ны. Лимфатические образования кишечника (Пейеровы бляшки и солитарные фолликулы) набухают, затем не-кротизируются, некротические массы отторгаются, и об­разуются язвы, затем язвы заживают. Этот процесс может длиться 2-4 недели. При гибели бактерий в организме накапливается эндотоксин, который оказывает токсиче­ское воздействие на центральную нервную, сердечно-сосу­дистую системы. Эндотоксин угнетает лейкопоэз, в резуль­тате в крови возникают лейкопения, нейтропения, анэо-зинофилия, относительный лимфоцитоз.

У некоторых больных возможны рецидивы, острое или хроническое бактерионосительство. Это связано с индиви­дуальным несовершенством иммунитета.

Клиническая картина. Инкубационный период при брюшном тифе длится от 1 до 3 недель. Обычно заболева­ние начинается постепенно: появляется слабость, утомля­емость, умеренная головная боль, повышается температу­ра тела, в начале субфебрильная, к 5—7-му дню достигает максимума. Состояние пациента ухудшается, он становит­ся вялым, заторможенным. Выражение лица спокойное, лицо бледное или слегка гиперемировано. Кожа сухая, го­рячая. Периферические лимфоузлы, как правило, не уве­личены, хотя иногда возможно увеличение заднешейных и подмышечных лимфоузлов. В начальный период болез­ни отмечается относительная брадикардия, снижение АД, глухость сердечных тонов.

Над легкими выслушиваются сухие рассеянные хрипы. Йзык сухой, обложен серовато-бурым налетом, края и кон­чик языка свободны от налета, на боковых поверхностях языка отпечатки зубов (это связано с утолщением языка). Живот вздут («воздушная подушка»), отмечается укоро­чение перкуторного звука в правой подвздошной области (симптом Падалки). При пальпации живота — грубое

урчание в области слепой кишки. К концу 1-й недели за­болевания обнаруживается увеличение печени и селезен­ки. Характерна задержка стула. У некоторых больных стул может быть кашицеобразным (в виде горохового пюре).

К 7-14-му дню заболевание достигает максимальной вы­раженности. У больных заторможенность усиливается, воз­можно помрачение сознания, бред, так проявляется ти­фозный статус.

На 7-9-е сутки появляется розеолезная или розеолез-но-папулезная сыпь на коже груди, живота, боковых по­верхностях туловища; характерно подсыпание новых эле­ментов в течение недели; в крови отмечается лейкопения, СОЭ нормальна или несколько повышена (до 15—20 мм/ час).

Отмечается лихорадочная альбуминурия. К 4-й неделе болезни состояние пациента постепенно улучшается, сни­жается температура, уменьшается головная боль, улуч­шается сон и аппетит.

Период реконвалесценции длится 2—3 недели. При брюш­ном тифе возможны тяжелые осложнения: перфорация кишечника и кишечные кровотечения. Перфорация ки­шечника чаще наступает на 2—3-й неделе болезни и связа­на с образованием в кишечнике язв.

Перфорации способствует выраженный метеоризм, на­рушение режима больным. Проявляется перфорация по­явлением сильнейшей боли в животе, в нижних отделах, при пальпации живота отмечается напряжение мышц брюшной стенки.

Иногда перфорация обнаруживается только при паль­пации живота — симптом «мышечной защиты» брюшной стенки. Такому пациенту необходима срочная операция.

Кишечное кровотечение возможно в те же сроки, что и перфорация.

У больного возможно падение температуры тела, он блед­неет, на лбу выступает холодный пот, учащается пульс, падает АД, при массивном кровотечении может развиться коллапс.

В кале обнаруживается примесь крови: через 8—12 ча­сов при небольшом кровотечении, при массивном крово­течении — через полтора-два часа.

Возможны такие осложнения, как психоз, тромбофле­бит, холецистохолангиты, паротиты, плевриты, пиелонеф­риты и др.

Особенности течения современного брюшного тифа:

1.Участились легкие формы брюшного тифа, лихорадка может длиться 2-3 дня.

2.Характерно острое начало заболевания в 60—80% слу­чаев.

3.Атипичное течение спризнаками гастроэнтероколита.

4.Возможно отсутствие сыпи.

5.Не всегда отмечается увеличение печени и селезенки.

6.Серологические реакции могут быть отрицательными

Диагностика.Брюшной тиф необходимо дифференци­
ровать от гриппа, пневмонии, лептоспироза, бруцеллеза,
Ку — лихорадки, сыпного тифа. Диагноз основывается на
клинических и эпидемиологических данных. Клинический
диагноз необходимо подтвердить бактериологическими и
серологическими исследованиями.

Для бактериологической диагностики у пациента берем кровь, мочу, испражнения, желчь. Кровь берем на гемо-культуру (можно брать на протяжении всего лихорадоч­ного периода) из вены на среду Раппопорта в соотношении к среде 1:10. Наряду с исследованиями крови проводят посевы мочи, кала, желчи. Желчь берут перед выпиской пациента. Для серологической диагностики берется кровь из вены с 8-9-го дня болезни; применяют следующие се­рологические реакции — реакция Видала, РНГА, ИФА, ИРА, Vi-агглютинация.

v Следует учитывать, что положительные серологические реакции могут быть у привитых людей.

Лечение.Все больные подлежат обязательной госпита­лизации в инфекционный стационар. Назначается стро­гий постельный режим минимум до 7-10-го дня нормаль­ной температуры. Рекомендуется диета (стол № 4-а) — лег-

коусвояемая и щадящая пища. Больных необходимо кор­мить 4—5 раз в сутки. Для питья можно давать настой шиповника, чай, щелочные минеральные воды, соки. За 5—7 дней до выписки пациента переводят на общий стол (диета № 15). Антибактериальная терапия назначается до 10-12-го дня нормальной температуры. Основным ан­тибактериальным препаратом является левомицетин (по 0,5 г 4 раза в сутки), бисептол (2-3 г 2—3 раза в день).

Для профилактики рецидивов сочетают антибиотики с применением вакцины.

Для устранения интоксикации применяют 5% -ный ра­створ глюкозы, изотонический раствор хлорида натрия, гемодез, в тяжелых случаях вводят кортикостероидные препараты. Обязательно назначают антигистаминные пре­параты: супрастин, димедрол, тавегил.

При необходимости назначают сердечно-сосудистые пре­параты. При кишечном кровотечении пациенту нужен по­кой, холод на живот, внутривенно вводим 10%-ный раст­вор хлорида натрия, аминокапроновую кислоту, викасол (1%) 1 мл. Можно переливать свежецитратную одногруп-пную кровь по 75—100 мл. При перфорации кишечника необходима срочная операция.

Уход за пациентом является важной составляющей в лечении брюшного тифа.

Так как пациенту назначают строгий постельный ре­жим, то все гигиенические манипуляции проводятся толь­ко в постели. При умывании, кормлении, обработке кожи, перестилании постели нельзя допускать резких движений в целях профилактики осложнений.

С целью профилактики стоматита необходима обработка слизистой полости рта раствором фурацилина или 2% -ным раствором борной кислоты, с последующей обработкой сте­рильным вазелином. Обязательно проводится контроль температуры тела, АД, пульса, стула. Нельзя давать сла­бительные средства при запорах. Очистительные клизмы ставят под небольшим давлением. Пальпация должна про­водиться очень осторожно.

В течение всего периода болезни должна проводиться текущая дезинфекция 0,5—1% -ными растворами хлорной извести, хлорамина объектов внешней среды, окружаю­щей пациента. Дезинфекции сухой хлорной известью под-вер- гаются выделения больного (соотношение — 1:5, экспозиция — 1 час).

Профилактика. Санитарный надзор за водоснабжени­ем, пищевыми предприятиями, за канализационными со­оружениями. Имеет профилактическое значение борьба с мухами.

Реконвалесценты выписываются не ранее 21-го дня с момента нормализации температуры тела, при наличии отрицательных результатов 3—5-кратного исследования кала, мочи и 1-кратного исследования желчи. Обследова­ние назначается не ранее 5-го дня после отмены антибио­тиков.

Активное выявление источника брюшного тифа прово­дится при плановом бактериологическом обследовании дек­ретированных лиц.

Лихорадящие больные с неустановленным диагнозом, если температура держится более 5 дней, обследуются на брюшной тиф, у них берут кровь на гемокультуру.

Переболевшие брюшным тифом подлежат диспансерно­му наблюдению в течение 2 лет; декретированные лица наблюдаются на протяжении всей трудовой деятельности. Вакцинация проводится по эпидемиологическим пока­заниям: на территориях с высоким уровнем заболевания брюшным тифом, при хронических водных эпидемиях брюшного тифа. Вакцинации подвергают лиц, занятых об­служиванием канализационных сооружений, контактных в очагах, лиц, работающих с живыми культурами возбу­дителей брюшного тифа.

Вакцинацию проводят с 3-летнего возраста, ревакцина­ция — через 3 года.

Противоэпидемические мероприятия в очаге. Обяза­тельно посылают экстренное сообщение (ф. № 58) в ЦГСЭН. После госпитализации пациента проводится заключительная дезинфекция. Контактных лиц наблюдают 25 дней, с обязательным 1-кратным бактериологическим исследова­нием кала. Декретированных лиц отстраняют от работы до получения отрицательного результата исследования кала.

Дата добавления: 2014-11-16 ; Просмотров: 658 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

ТИФ БРЮШНОЙ
(TYPHUS ABDOMINALIS)

Брюшной тиф — острая инфекционная болезнь, обусловленная сальмонеллой (Selmonella typhi); характеризуется лихорадкой, симптомами общей интоксикации, бактериемией, увеличением печени и селезенки, энтеритом и своеобразными патологоанатомическими изменениями лимфатического аппарата кишечника.

Эпидемиология . Единственный источник и резервуар инфекции — человек. Основным источником инфекции в настоящее время являются хронические бактериовыделители возбудителя брюшного тифа. Оставаясь практически здоровыми, они выделяют сальмонеллы в течение многих лет и даже десятков лет. Представляют также опасность лица с тифо-паратифозными заболеваниями, особенно легкими и атипичными формами, так как эти больные иногда не изолируются или изолируются поздно. Механизм заражения фекально-оральный. Распространяется преимущесттенно через пищевые продукты и воду. Водные вспышки возникают при загрязнении водоисточников сточными водами. Особенно опасны вспышки, связанные с употреблением инфицированных пищевых продуктов (молоко, холодные мясные блюда и др.), так как в некоторых продуктах микробы брюшного тифа и паратифов могут сохраняться и даже размножаться. В нашей стране заболеваемость брюшным тифом низкая и с каждым годом продолжает снижаться.

Этиология . Возбудитель брюшного тифа (Salmonella typhi) относится к сальмонеллам группы D, морфологически не отличается от других сальмонелл. Это грамотрицательная подвижная палочка. Хорошо растет на обычных питательных средах. Имеет следующие антигены: О-антиген-соматический термостабильный, устойчивый к спирту и чувствительный к формалину; Н-антиген — жгутиковый, чувствительный к спирту и устойчивый к формалину; Vi-антиген — «антиген вирулентности» располагается в поверхностных слоях микробов, определяет вирулентность микроорганизма. Возбудители брюшного тифа при помощи стандартных фагов типируются на различные фаготипы. В настоящее время известно 72 таких типа возбудителя. Палочка брюшного типа устойчива во внешней среде — в почве, воде может сохраняться до 1-5 мес, в испражнениях — до 25 дней, на белье — до 2 нед. При нагревании быстро погибает. Дезинфицирующие средства (лизол, сулема, хлорамин, фенол) в обычных концентрациях убивают возбудителя в течение нескольких минут. Брюшнотифозная палочка чувствительна к левомицетину, ампициллину, цефалоспоринам, бисептолу.

Патогенез . Для возникновения заболевания необходима определенная инфицирующая доза. В исследованиях на добровольцах американские авторы установили, что болезнь развивается лишь при попадании в желудочно-кишечный тракт от 10 млн. до 1 млрд. микробных клеток брюшнотифозного возбудителя. Внедрение возбудителя происходит в тонкой кишке, где развивается специфический брюшнотифозный энтерит. Поражаются лимфатические образования кишечника, возникает лимфангит. Затем микробы попадают в мезентериальные лимфатические узлы, в которых возбудитель размножается. Следующим этапом является проникновение микробов в кровь (бактериемия), которое совпадает с первыми клиническими признаками брюшного тифа. В результате бактерицидного действия крови часть микробов гибнет с выделением эндотоксина. Такой же процесс происходит и в лимфатических узлах, где наблюдается интенсивное размножение возбудителя. Циркулирующий в крови эндотоксин вызывает различной интенсивности интоксикацию. Брюшнотифозный эндотоксин оказывает выраженное нейротропное действие, которое проявляется в интоксикации нервных центров с развитием в них процессов торможения. Клинически это выражается в своеобразной заторможенности больных, в затуманенном сознании («тифозное» состояние). Эндотоксин действует также на симпатические нервные окончания чревного нерва (в месте выделения) и на вегетативные ганглии, что приводит к трофическим и сосудистым нарушениям в слизистой оболочке и лимфатических образованиях кишечника. В результате возникают кишечные язвы, появляются метеоризм, иногда понос. Введение брюшнотифозного эндотоксина в абдоминальные вегетативные узлы вызывают у экспериментальных животных изъязвления кишечника, сходные с таковыми у больных брюшным тифом. Эндотоксин брюшнотифозных палочек поражает также костный мозг, что проявляется в развитии лейкопении.

Читайте также:  Критерии выписки при брюшном тифе

Таким образом, в патогенезе брюшного тифа большое значение имеет интоксикация эндотоксином. Однако определенную роль играет и сам возбудитель. Микробы брюшного тифа разносятся током крови по всему организму и фиксируются в различных органах («паренхиматозная диффузия микробами»), в которых они либо погибают, либо обусловливают различные очаговые поражения (менингиты, остеомиелиты, пиелиты, пневмонии, абсцессы).

Одновременно с фиксацией микробов различными органами начинается очищение организма путем выделения возбудителя различными органами выделения (почки, пищеварительные железы кишечника, слюнные, потовые железы, печень). Основная масса микробов выделяется с желчью. Около 80% возбудителей, проходящих с кровью через печень, погибают в ней или выделяются с желчью.

При попадании возбудителей в просвет кишечника часть их выделяется с испражнениями во внешнюю среду, а часть снова внедряется в лимфатическую систему тонкой кишки. С этим фактом долгое время связывали формирование язв кишечника, полагая, что они возникают в результате аллергической реакции (по типу феномена Артюса) при повторном прохождении микробов брюшного тифа через сенсибилизированные лимфатические образования тонкой кишки. Однако эта гипотеза сейчас представляется маловероятной, так как брюшному тифу не свойственны выраженные аллергические реакции, а изменения кишечника можно объяснить токсическим действием эндотоксина как на периферические вегетативные узлы и окончания, так и непосредственно на лимфатические образования кишечника.

Длительность циркуляции микробов в крови и выделяющейся при их распаде эндотоксин ведут к развитию иммунитета, что способствует постепенному исчезновению клинических проявлений болезни и восстановлению нарушенного физиологического равновесия организма. При недостаточном иммуногенезе, что может быть обусловлено течением болезни, состоянием макроорганизма и проводимым лечением (например, применением антибиотиков), вследствие сохранившихся в организме микробов может наступить рецидив заболевания, при котором в более легкой форме повторяются основные звенья патогенеза данного заболевания. У отдельных больных наблюдается состояние, когда находящиеся в организме микробы не вызывают рецидива, но сохраняются в течение многих лет, т. е. формируется хроническое бактерионосительство. Возникновению хронического бактерионосительства способствуют воспалительные заболевания желчевыводящих путей. По мнению А. Ф. Билибина, бактерионосительство представляет собой хроническую инфекцию с первичной локализацией возбудителя брюшного тифа или паратифов в ретикулоэндотелиальной системе. Причем возбудитель находится в измененных L-формах, длительно паразитирует внутриклеточно в костном мозге, при определенных условиях может реверсировать в типичную культуру, давать бактериемию (обычно бессимптомную) и обусловливать выделение возбудителя во внешнюю среду. Наличием L-форм можно объяснить латентную фазу носительства, во время которой возбудитель не обнаруживается.

Циклическое течение брюшного тифа проявляется в закономерных патологоанатомических изменениях. Выделяют 5 периодов болезни: первый (1-я неделя болезни) характеризуется значительным набуханием лимфатических образований тонких кишок (пейеровых бляшек и солитарных фолликулов); второй (2-я неделя) сопровождается некрозом этих образований; далее идет период формирования язв, во время которого отторгаются некротические массы и образуются язвы; четвертый (3-4-я недели) называется периодом чистых язв и пятый период (5-6-я недели) связан с процессом заживления язв.

После перенесенного брюшного тифа остается довольно длительный иммунитет (15-20 лет). Однако в настоящее время имеются наблюдения повторных заболеваний брюшным тифом через довольно короткие промежутки времени (1-5 лет). Возможно, это связано с нарушением иммуногенеза в результате антибиотикотерапии.

Симптомы и течение . Инкубационный период при брюшном тифе длится от 1 до 3 нед (чаще около 2 нед), что зависит от количества попавших микробов. Так, при пищевых вспышках (инфицирование большой дозой микробов) инкубационный период, как правило, короткий, а заболевание протекает более тяжело, чем при водных вспышках.

В типичных случаях брюшного тифа заболевание начинается постепенно, иногда даже трудно установить день начала заболевания. Больные отмечают слабость, быструю утомляемость, адинамию, умеренную головную боль, хотя некоторое время еще могут продолжать работать. В ближайшие дни эти явления усиливаются. Начинает повышаться температура тела, с каждым днем становясь выше, и к 5-7-му дню болезни достигает максимума. Нарастает интоксикация, усиливаются головная боль, адинамия; понижается или исчезает аппетит, нарушается сон (больные отмечают сонливость днем и бессонницу ночью). Стул обычно задержан, появляется метеоризм. К 7-9-му дню болезнь достигает полного развития. В настоящее время все чаще (до 60-80%) встречается острое начало брюшного тифа.

При объективном обследовании больного в начальный период заболевания выявляются преимущественно симптомы общей интоксикации без выраженных изменений отдельных органов и систем.

Характерна своеобразная заторможенность больных. Обычно они лежат с закрытыми глазами, как будто дремлют. На вопросы отвечают не сразу, односложно. Выражение лица спокойное, лицо бледное или слегка гиперемированное; конъюнктивита и герпетической сыпи обычно не бывает. Кожа сухая, горячая. Периферические лимфатические узлы, как правило, не изменены, хотя у некоторых больных отмечаются увеличение и чувствительность заднешейных и подмышечных лимфатических узлов, что иногда служит основанием для ошибочного диагноза инфекционного мононуклеоза. В начальный период болезни отмечается относительная брадикардия; у некоторых больных дикротия пульса, приглушение тонов сердца (или только 1 тона на верхушке). Понижается АД. Над легкими выслушиваются рассеянные сухие хрипы — проявление специфического брюшнотифозного бронхита. Значительно реже в начальный период выявляется пневмония.

Довольно постоянны и важны для ранней диагностики изменения органов пищеварения. Язык обычно сухой, обложен серовато-бурым налетом; края и кончик языка свободны от налета; отмечается утолщение языка, которое определяется по наличию отпеатков зубов. В некоторых случаях возможна гиперермия слизистой оболочки зева. Живот вздут («воздушная подушка»). У отдельных больных выявляется укорочение перкуторного звука в правой подвздошной области (симптом Падалки). При пальпации живота отмечается грубое урчание слепой кишки, говорящее о повышенном поступлении жидкого содержимого из тонкой кишки. При податливой брюшной стенке можно установить болезненность в илеоцекальной области (за счет воспалительных изменений мезентериальных лимфатических узлов). К концу 1-й недели можно выявить (пальпаторно или перкуторно) увеличение печени. С 3-5-го дня болезни увеличивается селезенка.

К концу 1-й — началу 2-й недели заболевание достигает максимальной выраженности. В этот период появляется ряд характерных для брюшного тифа симптомов, облегчающих клиническую диагностику. Интоксикация значительно усиливается, что находит отражение в резкой заторможенности больных, в помрачении сознания. У некоторых больных наблюдается бред. На коже появляется характерная экзантема. Элементов сыпи обычно немного. Число их находится в прямой зависимости от выраженности бактериемии. Отмечается некоторое сгущение элементов сыпи на коже верхних отделов живота и нижних отделов грудной клетки, обычно на переднебоковой поверхности. Каждый элемент представляет собой небольшое красное пятнышко диаметром 2-3 мм, возвышающееся над уровнем кожи («розеолопапула» или roseola elevata). Элементы сыпи мономорфные с четкими границами. Длительность существования каждого элемента от нескольких часов до 3-5 дней. Затем на месте розеолы остается едва заметная пигментация; на смену исчезнувшим розеолам могут появиться новые.

Сохраняются относительная брадикардия, дикротия пульса. Еще более понижается АД; тоны сердца приглушены. В некоторых случаях может развиться специфический инфекционный миокардит. Над легкими продолжают выслушиваться рассеянные сухие хрипы. В этот период может развиться пневмония, которая характеризуется учащением дыхания, появлением мелкопузырчатых влажных звучных хрипов. Пневмония бывает обусловлена как самим возбудителем брюшного тифа, так и присоединившейся вторичной инфекцией, преимущественно кокковой. Язык сухой, потрескавшийся, покрыт плотным грязнобурым или коричневым налетом (фулигинозный язык). Края и кончик языка свободны от налета, с отпечатками зубов. Живот значительно вздут; у некоторых больных задержка стула, у 20% наблюдается понос, стул жидкий, напоминающий гороховый суп. Отмечаются грубое урчание слепой кишки и болезненность в правой подвздошной области. С 11-14-го дня и позже могут наступить тяжелые кишечные осложнения (кровотечение или перфорация кишечной язвы). Печень увеличена, нередко наблюдаются симптомы воспаления желчевыводящих путей, обусловленные брюшнотифозной инфекцией или вторичной микрофлорой. Более четко определяется увеличение селезенки. На высоте болезни снижается число лейкоцитов в периферической крови, особенно нейтрофилов и эозинофилов. СОЭ остается нормальной или несколько повышена (до 15-20 мм/ч).

Отмечается лихорадочная альбуминурия. Иногда появляются лейкоциты в моче. Могут развиться пиелиты и пиелонефриты. К 4-й неделе болезни состояние больных постепенно улучшается, снижается температура тела, уменьшаются явления общей интоксикации, улучшается сон, уменьшается головная боль, появляется аппетит, однако слабость и адинамия держатся еще довольно долго. Период реконвалесценции продолжается в течение 2-3 нед.

Осложнения. Наиболее грозные осложнения брюшного тифа — перфорация брюшнотифозных язв и кишечные кровотечения.

Перфорация кишечника встречается в 0,5-8% случаев. Чаще она наступает на 3-й неделе болезни, но может наступить и в более ранние сроки (11-13-й день болезни). При антибиотикотерапии это осложнение может возникнуть даже при нормальной температуре тела на фоне удовлетворительного или хорошего состояния больного. Перфорации способствуют выраженный метеоризм, нарушение режима больным (например, преждевременное вставание с постели).

Клинические проявления перфорации тонкой кишки очень ярко выражены при возникновении этого осложнения на фоне нормальной температуры тела, тогда как при тяжелой интоксикации и высокой лихорадке симптомы этого осложнения будут стертыми, а диагностика его сложнее. В выраженных случаях больные отмечают сильнейшую боль в животе, обычно в нижних отделах. При объективном обследовании отмечается напряжение мышц брюшной стенки, более выраженное в нижних отделах справа. Выявляются также симптомы раздражения брюшины, движение брюшной стенки при дыхании отсутствует или ограничено. При аускультации живота не выслушивается шум перистальтики кишечника, стул и отхождение газов задержаны. Можно выявить свободный газ в брюшной полости (полоска тимпанического звука над печеночной тупостью, уменьшение размеров печеночной тупости, рентгенологические изменения). В дальнейшем (если не будет сделана операция в первые 6 ч) развиваются признаки перитонита, обычно разлитого (тошнота, рвота, нарастающий метеоризм, повышение температуры тела, тахикардия). Нарастают симптомы раздражения брюшины. Появляются симптомы, указывающие на наличие свободной жидкости в брюшной полости. В крови лейкоцитоз.

При перфорации на фоне выраженной интоксикации и высокой лихорадки все субъективные признаки выражены слабо, поэтому появление даже небольшой боли в животе у брюшнотифозного больного на 3-4-й неделе болезни должно привлечь внимание врача. Объективные признаки также бывают выражены нерезко. Иногда единственным признаком перфорации является местное напряжение мышц брюшной стенки в правой подвздошной области. Обычное место перфорации — последние 25-30 см подвздошной кишки. Требуется немедленное хирургическое вмешательство. Необходимо предусмотреть щадящую транспортировку в хирургическое отделение. Значительно лучшие результаты получают при операции в первые 6 ч. В ранней диагностике этого осложнения большое значение имеют настороженность и квалификация среднего медицинского персонала.

Кишечное кровотечение возможно в те же сроки, что и перфорация кишечной язвы. При современных методах лечения антибиотиками кишечное кровотечение может возникнуть не только в лихорадочный период, но и на 3-5-й день нормальной температуры тела. При кишечном кровотечении на высоте интоксикации характерны кратковременное резкое падение температуры тела, прояснение сознания, уменьшение головной боли и улучшение самочувствия больного. Затем появляются признаки внутреннего кровотечения: больной бледнеет, черты лица заостряются, на лбу выступает холодный пот, учащается пульс, падает АД, при массивном кровотечении может развиться коллапс. Примесь крови в испражнениях при небольшом кровотечении отмечается только через 8-12 ч после его начала, при массивном же кровотечении уже спустя 1,5-2 ч стул представляет собой почти чистую кровь.

У некоторых больных брюшным тифом может возникнуть инфекционный психоз. Осложнение наблюдается или на высоте болезни, или в периоде реконвалесценции. Психоз нередко протекает с яркими галлюцинациями, возбуждением больного, делириозным состоянием. Психозы чаще развиваются у лиц, страдавших до заболевания брюшным тифом алкоголизмом.

Значительную опасность представляют тромбофлебиты (возможна тромбоэмболия легочной артерии), возникающие в периоде реконвалесценции. Нередко наблюдаются холецистохолангиты, способствующие большой частоте рецидивов брюшного тифа и формированию бактерионосительства после выздоровления больных.

Возможны паротиты, гнойный плеврит, пиелонефриты, циститы, спондилиты, остеомиелиты, артриты, менингит, поражение периферических нервов. Однако с введением в лечебную практику антибиотиков эти осложнения стали наблюдаться значительно реже.

Рецидивы . У некоторых больных после нормализации температуры тела наступают рецидивы болезни, т. е. вновь появляются клинические симптомы, характерные для брюшного тифа, что связано с недостаточностью процессов иммунитета. Значительно реже возникают два и более рецидива. После введения в практику антибиотиков частота рецидивов заметно увеличилась и достигла 20-30% (при ранней отмене антибиотиков). Применение антибиотиков привело также к более позднему возникновению рецидивов. Если раньше редицивы развивались на 10-14-й день апирексии, то в настоящее время наблюдаются случаи, когда рецидив наступает через 1-2 мес после снижения температуры тела до нормы. При правильном лечении антибиотиками частота рецидивов не выше, чем при симптоматическом лечении.

Хотя при рецидивах действует те же патогенетические механизмы, что и при основной волне заболевания, и наблюдаются аналогичные изменения в кишечнике, все же течение рецидивов почти всегда значительно легче, чем основного заболевания. Длительность рецидива иногда составляет всего несколько дней. Признаками неполного выздоровления, указывающими на возможность наступления рецидива, являются длительный субфебрилитет после снижения температуры тела, отсутствие уменьшения размеров печени и селезенки, стойкая анэозинофилия, продолжающаяся адинамия. В ряде случаев рецидивы наступают среди полного благополучия, иногда после выписки больного из стационара. Таким образом, не всегда клинически можно предсказать возможность рецидива. Легкое течение болезни также не гарантирует от наступления рецидивов. Появлению рецидивов способствуют сопутствующие заболевания (хронические холециститы, глистные инвазии и т. д.), истощение, авитаминозы, неправильное лечение. Большое значение в генезе рецидивов имеет недостаточность иммунитета, что доказывается резким уменьшением частоты рецидивов при использовании вакцинотерапии, стимулирующей иммуногенез.

Читайте также:  Брюшной и сыпной тиф дифференциальная диагностика

Хроническое бактерионосительство возникает у 3-5% переболевших брюшным тифом и продолжается в течение многих лет, иногда даже всю жизнь. Эти носители представляют большую эпидемическую опасность, так как терапия хронического носительства в настоящее время в большинстве случаев остается неэффективной. Формирование хронического носительства может наступить и после легких форм болезни. Возникновению длительного бактерионосительства способствует наличие осложнений и таких сопутствующих заболеваний, как пиелит, пиелонефрит, особенно холецистохолангит, так как возбудители чаще всего сохраняются в желчном пузыре или желчных ходах.

Особенности течения современного брюшного тифа . В настоящее время клиническая картина брюшного тифа существенно изменилась, что в какой-то мере объясняется широким применением антибиотиков и профилактическими прививками против тифо-паратифозных заболеваний.

Участились легкие формы брюшного тифа, при котором явления общей интоксикации выражены слабо, иногда больной даже продолжает работать; многие симптомы, характерные для классического брюшного тифа, отсутствуют. Лихорадка даже без применения антибиотиков продолжается всего 5-7 дней (иногда 2-3 дня). Клиническая диагностика этих форм нередко представляет значительные трудности. В этих случаях особое значение приобретает метод раннего выделения гемокультуры. Из клинических особенностей современного брюшного тифа следует отметить не постепенное, а острое начало, которое наблюдается у 60-80% больных. Лихорадка достигает максимальной выраженности в течение 1-3 дней. В настоящее время чаще отмечается увеличение периферических лимфатических узлов и, наоборот, увеличение печени и селезенки наблюдается далеко не во всех случаях. Трудны для диагностики и атипично протекающие заболевания, например брюшной тиф с клинической картиной острого гастроэнтерита и длительностью лихорадки всего 1-3 дня. При легких формах могут наступать осложнения в виде перфорации кишечной язвы. Происходит это в периоде реконвалесценции на фоне нормальной температуры и такие больные поступают в стационар по поводу острой хирургической патологии.

Изменились также и данные лабораторных исследований. Например, лейкопения наблюдается при современном брюшном тифе менее чем у половины больных, в крови сохраняются эозинофилы, реакция Видаля на всем протяжении болезни остается отрицательной.

Диагноз брюшного тифа, особенно в начальный период болезни, нередко представляет значительные затруднения. В начале болезни заподозрить брюшной тиф можно на основании эпидемиологических предпосылок и наличия лихорадочного заболеваниях, протекающего с интоксикацией без выраженных органных поражений. Если присоединяются характерные симптомы брюшного тифа (увеличение печени и селезенки, розеолы и др.), то клиническая диагностика облегчается.

Брюшной тиф необходимо дифференцировать от острых респираторных заболеваний и пневмоний, малярии, лептоспироза, Ку-лихорадки, бруцеллеза и других заболеваний, протекающих с повышением температуры тела.

Острые респираторные заболевания и пневмонии, как и брюшной тиф, протекают с лихорадкой, симптомами общей интоксикации, кашлем. У больных брюшным тифом отсутствуют признаки поражения верхних отделов респираторного тракта (ринит, фарингит, ларингит), нет также симптомов пневмонии, отмечается лишь брюшнотифозный бронхит. Лихорадка и симптомы общей интоксикации при брюшном тифе (паратифах) более выражены и продолжительные. При острых респираторных заболеваниях и пневмониях нет вздутия живота и симптомов мезаденита.

Начальный период малярии у некоторых больных протекает без выраженных малярийных приступов с атипичной температурной кривой, напоминающей лихорадку при брюшном тифе. В отличие от брюшного тифа (паратифов) у больных малярией даже при отсутствии типичных приступов отмечаются повторные ознобы и обильное потоотделение, более выраженные размахи температурной кривой (более 1° С), часто появляется герпетическая сыпь, рано выявляются значительное увеличение селезенки и болезненность ее при пальпации. Не отмечается вздутия живота и болезненности в правой подвздошной области.

Лептоспироз, как и брюшной тиф, характеризуется высокой лихорадкой, выраженной интоксикацией, отсутствием органных поражений в первые дни болезни. Отличается внезапным началом, сильными болями в икроножных мышцах, затрудняющими передвижение, гиперемией лица и шеи, инъекцией сосудов склер, ранним увеличением печени и селезенки, возможностью желтухи и геморрагического синдрома к 3-4-му дню болезни, лейкоцитозом и повышением СОЭ, выраженными изменениями мочи (белок, лейкоциты, цилиндры).

Начальный период Ку-лихорадки и брюшного тифа имеет много общего (лихорадка, слабость, общая интоксикация, кашель, отсутствие выраженных органных поражений). Ку-лихорадка отличается более острым началом, выраженным ознобом, сильной потливостью, болью в глазных яблоках при движении глазами, ретробульбарными болями, гиперемией лица и инъекцией сосудов склер, наличием пневмонии или выраженного бронхита, увеличением печени с 3-4-го дня болезни (при брюшном тифе — в конце 1-й недели).

Острые формы бруцеллеза отличаются от брюшного тифа хорошим самочувствием при повышении температуры тела до 39-40° С, резко выраженной потливостью, отсутствием бронхита, воздутия живота, болезненности в правой подвздошной области.

Большие диагностические трудности может создать преждевременное (до выяснения диагноза) назначение левомицетина, так как это ведет к снятию токсикоза, понижению температуры тела, исчезновению микробов из крови, подавлению иммунных реакций. Поэтому в дальнейшем не только клинически, но и лабораторно трудно бывает подтвердить диагноз брюшного тифа.

Из лабораторных методов особое значение имеет бактериологическое исследование крови, так как дает положительные результаты уже с первых дней болезни. В настоящее время используется иммунофлюоресцентный метод, позволяющий обнаружить микробы в крови через 10-12 ч после посева. Следует однако иметь в виду, что обнаружение возбудителей иммунофлюоресцентным методом возможно при начавшемся росте культуры в питательной среде и при продолжении анализа должно обязательно подтверждаться выделением возбудителя классическим методом гемокультуры. Если гемокультуру в дальнейшем выделить не удается, то можно говорить о неспецифическом свечении. Для получения гемокультуры посев крови можно проводить на протяжении всего лихорадочного периода. Берут 10-15 мл крови из вены и делают посев на среду Раппопорта, 20% желчный бульон, мясопептонный бульон с добавлением 1% раствора глюкозы или даже на стерильную воду (дистиллированную или водопроводную). Объем среды должен превышать количество крови в 10 раз. Для диагностики и контроля за реконвалесценцией проводят бактериологические исследования испражнений и мочи, а за 7-10 дней до выписки — посев дуоденального содержимого (порции В и С). Для выделения возбудителя можно проводить посев материала из розеол, костного мозга. Однако эти методы не имеют существенного преимущества перед методом гемокультуры, а технически они сложнее.

Реакция Видаля имеет значительно меньшее значение для диагностики, чем бактериологический метод. Это объясняется тем, что реакция агглютинации может быть положительной у привитых против тифо-паратифозных заболеваний. В то же время у отдельных больных брюшным тифом реакция Видаля становится положительной лишь в поздние периоды болезни, а при лечении антибиотиками она может оставаться отрицательной на всем протяжении болезни. Реакцию Видаля лучше ставить в динамике с использованием Н- и О-антигенов. Диагностическое значение имеет нарастание титра агглютининов с О-антигеном. Положительной считается реакция в титре 1:200 и выше. Используются также реакции Vi-агглютинации, Vi-гемагглютинации и РИГА.

Лечение . Левомицетин — основной антимикробный препарат при лечении больных брюшным тифом. Не рекомендуется назначать ударные дозы, так как они могут обусловить резкое усиление токсикоза (реакция бактериолиза Яриша-Герсгеймера). Назначают левомицетин по 0,5-0,75 г 4 раза в сутки до 10-12-го дня нормальной температуры тела. После нормализации температуры тела дозу левомицетина рекомендуется несколько уменьшить (до 0,5 г 3 раза в сутки). При появлении побочных симптомов (тошнота, рвота, боли в эпига-стрии) левомицетин можно назначать в свечах или использовать левомицетина сукцинат (по 0,7 г внутримышечно 3 раза в сутки). При отсутствии терапевтического эффекта, наличии противопоказаний (псориаз, экзема, микозы, угнетение кроветворных органов), непереносимости препарата назначают ампициллин внутрь по 1-1,5 г 4-6 раз в сутки до 10-12-го дня нормальной температуры. Можно использовать ампициллин и внутримышечно (по 0,5 г через 6 ч). Эффективность ампициллина ниже, чем левомицетина. Используется для лечения брюшного тифа и бактрим (бисептол), содержащий сульфаметоксазол (по 400 мг в таблетке) и триметоприм (по 80 мг в таблетке). Препарат назначают по 2 таблетки 2 раза в день (при тяжелых формах по 3 таблетки 2 раза в день) в течение 3-4 нед. Бактрим менее эффективен при брюшном тифе, чем левомицетин. Хотя возбудители брюшного тифа в пробирке чувствительны и к другим антибиотикам (стрептомицину, гентамицину, цефалоспоринам, тетрациклинам), однако при лечении больных брюшным тифом эти антибиотики выраженной терапевтической эффективностью не обладают.

Для устранения интоксикации применяют оксигенотерапию — увлажненный кислород дают через носовые катетеры в течение 45-60 мин 3-4 раза в сутки. Внутривенно капельно вводят 5% раствор глюкозы, раствор 5,4,1, изотонический раствор хлорида натрия (по 500-1000 мл). При тяжелых формах брюшного тифа антитоксический эффект дают кортикостероидные препараты, которые назначают коротким курсом (5-7 дней) одновременно с антибиотиками. Дают 30-40 мг преднизолона в сутки или эквивалентные дозы других гормональных препаратов. Гормональная терапия не показана при легких и среднетяжелых формах болезни, позже 14-16-го дня болезни, а также при наличии противопоказаний (гипертония, язвенная болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки и др.).

Больные должны соблюдать постельный режим минимум до 7-10-го дня нормальной температуры. При тяжелых формах брюшного тифа у больных пожилого возраста с заболеваниями сердечно-сосудистой системы продолжительность пребывания на постельном режиме увеличивается.

Питание больных должно быть достаточным. Рекомендуется диета № 2. За 5-7 дней до выписки из стационара больных переводят на диету № 15. Во время лихорадочного периода назначают комплекс витаминов (аскорбиновая кислота — до 900 мг/сут, витамины B1 и В2 по 9 мг, РР — 60 мг, Р-300 мг/сут).

Для профилактики рецидивов наиболее эффективным оказалось сочетание антибиотикотерапии с последующим применением вакцины. Существует несколько схем введения вакцины (под кожу, внутрикожно и путем электрофореза). Во время вакцинотерапии целесообразно проводить общее ультрафиолетовое облучение. При использовании вакцины частота рецидивов уменьшается в 3-4 раза, а формирование хронического бактерионосительства в 2 раза. В зависимости от состояния больного и течения болезни применяют различные препараты (переливание плазмы и крови, назначение пентоксила, кофеина, эфедрина, снотворных и др.).

При кишечном кровотечении больному необходимы абсолютный покой, холод на живот, переливание крови в небольших дозах (75-100 мл), внутривенное введение 10% раствора хлорида натрия (10 мл), 1% раствора викасола (1 мл), 5% раствора аминокапроновой кислоты (200 мл). Первые 12 ч после кровотечения больного не кормят (можно давать лишь жидкость и соки). Затем дают желе, кисель, яйцо всмятку, сливочное масло. Постепенно диету расширяют и через 4-5 дней переходят на обычное питание (диета № 2 или № 5). При перфорации кишечника необходимо неотложное хирургическое вмешательство.

При инфекционном психозе рекомендуется внутримышечно вводить аминазин (1-2 мл 2,5% раствора с 4 мл 0,5% раствора новокаина) в сочетании с димедролом (1 мл 2% раствора) и сульфатом магния (10 мл 25% раствора). При возбуждении больных можно повторить введение этой смеси через 6 ч. Больному назначают индивидуальный пост.

При рецидивах заболевания проводят курс лечения левомицетином или ампициллином в течение 5-7 дней.

Лечение хронического бактерионосительства не разработано. Используют длительные курсы лечения ампициллином, которые лучше сочетать с вакцинотерапией, лечением сопутствующих заболеваний (хронические заболевания желчевыводящих путей и почек), назначением стимулирующих препаратов. Следует учитывать, что прекращение бактериовыделения может быть временным и через некоторое время (до нескольких лет) возобновляется.

Прогноз . В последние годы летальность от брюшного тифа снизилась и составляет 0,1-0,3%. Прогноз хуже при тяжелых формах и при осложнениях (особенно перфорации кишечника).

Профилактика и мероприятия в очаге . Санитарный надзор за водоснабжением, пищевыми предприятиями, продажей продуктов питания и сетью общественного питания. Надзор за очисткой, канализацией и обезвреживанием нечистот, борьба с мухами.

У реконвалесцентов проводят бактериологическое исследование кала и мочи не менее 3 раз — через 5 дней после отмены антибиотиков и нормализации температуры и затем с интервалом 5 дней. Исследования желчи (порций В и С) проводят однократно за 7-10 дней до выписки. После выписки переболевшие подлежат диспансерному наблюдению в течение 3 мес с бактериологическим исследованием кала и мочи, в течение 2 лет (пищевики — 6 лет) они состоят на учете в санитарно-эпидемиологической станции. Изоляция больных прекращается с 21-го дня нормальной температуры тела.

Специфическая профилактика проводится с помощью ассоциированной вакцины (ТАВТе). Плановые прививки делают следующим контингентам:

  1. переселенцам, приезжающим в районы, не благополучные по тифо-паратифозным заболеваниям;
  2. рабочим новостроек и членам их семей до завершения санитарного благоустройства новостройки;
  3. лицам, выезжающим на сезонные работы в неблагополучные по тифо-паратифозным заболеваниями районы;
  4. работникам канализации и предприятий по очистке;
  5. медицинским работникам инфекционных стационаров и бактериологических лабораторий;
  6. лицам в окружении хронических бактерионосителей.

По эпидемиологическим показаниям прививки проводят и среди других групп населения.

Мероприятия в очаге сводятся к организации заключительной дезинфекции. За лицами, соприкасающимися с больным, устанавливается медицинское наблюдение с обязательной термометрией в течение 25 дней. При повышении температуры их госпитализируют для уточнения диагноза. Лиц, контактирующих с больным, обследуют однократно на бактерионосительство, а при наличии в анамнезе указаний на перенесенный брюшной тиф (или подозрительное на тиф заболевание) исследования проводят троекратно. Дети дошкольных детских учреждений, работники пищевых предприятий и лица, к ним приравненные, до получения результатов обследования на бактерионосительство не допускаются в эти учреждения.

источник