Меню Рубрики

Паравертебральных натечных абсцессов с

Паравертебральные абсцессы, как и превертебральные, всегда располагаются выше диафрагмы. И лишь при поражении двух нижних грудных позвонков могут иногда распространяться па ходу больших круглых мышц поясницы, волокна которых начинаются от боковых отделов тел этих позвонков.

К своеобразной особенности внутригрудных абсцессов, в частности паравертебральных, относится их склонность к обызвествлению (по данным Н. А. Пуринг, в 25% случаев), что связано с длительностью их течения и напряженностью их содержимого, не находящего для себя выхода (смотрите рисунок ниже).

Обызвествленный интраторакальный натечный абсцесс при поражении трех средне грудных позвонков с угловым спадением

Больная П., 8 лет. Давность заболевания 5 лет.

В редких случаях натечный абсцесс прорывается в бронх и еще реже — в пищевод.

Что касается спинномозговых расстройств, то частота их возникновения при грудном спондилите может быть поставлена прежде всего в связь с малым диаметром спинномозгового канала в этом отделе позвоночника, вследствие чего даже небольшое дополнительное сдавление спинного мозга извне приводит к нарушению его функции.

Часто возникающие неподвижные паравертебральные абсцессы с повышенным в них давлением содействуют перифокальным изменениям внутри позвоночного канала, отеку и сдавлению спинного мозга.

Неврологические симптомы при поражении грудного отдела позвоночника весьма разнообразны. Нередко одним из ранних признаков этого заболевания бывают опоясывающие корешковые боли в области грудной клетки или живота.

Иногда у больных может возникать беспричинный кашель и даже астматические припадки. Иногда же появляются признаки различного рода функциональных нарушений внутренних органов в связи с влиянием процесса на симпатическую нервную цепочку, непосредственно прилежащую к телам грудных позвонков.

Поражение верхнегрудного отдела часто сочетается с поражением нижних шейных позвонков и в таких случаях обозначающиеся внутригрудные абсцессы в этом отделе могут сопровождаться тяжелыми осложнениями в силу их анатомического расположения и отношения к окружающим органам.

Образуясь кпереди от этих позвонков, абсцесс давит на трахею и пищевод, которые прижимаются к грудине в области верхней апертуры грудной клетки, что приводит к сдавлению их просвета и приступам удушья и затруднению глотания.Больной Б., 6 лет, поступил в институт 23/XI 1951 г. по поводу туберкулезного поражения верхнегрудного отдела позвоночника. Давность болезни 7 месяцев. Состояние при поступлении удовлетворительное. Со стороны внутренних органов без отклонений от нормы.

В верхнегрудном отделе позвоночника небольшой кифоз, болезненный при исследовании. Подвижность позвоночника ограничена. Коленные рефлексы в норме. Абсцессы клинически не определялись.

На рентгенограмме отмечалось неполное спаяние разрушенных тел III — IV — V грудных позвонков; контуры тел нечеткие. С обеих сторон в области пораженных позвонков и кпереди от них определялась интенсивная тень внутригрудного абсцесса. Трахея оттеснена кпереди и вправо; ее просвет на уровне рукоятки и первого сегмента грудины сужен до 0,2 см (смотрите рисунок ниже).

Сдавление трахеи интраторакальным абсцессом при поражении верхних грудных позвонков. Больной Б., 6 лет

Больной был уложен в гипсовую кроватку. Вначале он чувствовал себя хорошо, но через месяц появились затрудненное дыхание, явления асфиксии. Была произведена интраторакальная пункция, которая не дала улучшения и 22/XII 1951 г. ввиду нарастания явлений удушья была сделана операция — резекция IV и V ребер и поперечных отростков справа; через эту рану произведена пункция абсцесса. Получено 15 мл холодного гноя с хлопьями. В полость абсцесса введено 250 000 ЕД стрептомицина и 300 000 ЕД пенициллина. Дыхание стало свободным. Рана зажила первичным натяжением. В дальнейшем явлений сдавления не наблюдалось. Стрептомицин вводился внутримышечно (19,5 г).

С марта 1952 г. у больного появились менингеальные явления, и, несмотря на длительное лечение стрептомицином, 23/VI11 1952 г. больной умер.

«Клиника и лечение костно-суставного туберкулеза»,

Спинальный эпидуральный абсцесс (G06.1) — это гнойное очаговое воспаление эпидуральной клетчатки в области спинного мозга.

Средний возраст: 57,5 ± 16,6 лет.

Возбудители инфекции: чаще — золотистый стафилококк, реже — грамотрицательные палочки, стрептококки, анаэробные микроорганизмы и грибы. Источники инфекции: фурункулы, урогенная инфекция, хронические заболевания легких, заболевания зубов, остеомиелит позвоночника, ретроперитонеальный абсцесс, абсцесс большой поясничной мышцы, пролежни. Факторы риска: сахарный диабет, алкоголизм, употребление наркотиков, хроническая почечная недостаточность. Предрасполагающими факторами являются предшествующая травма спины, хирургические операции на спинном мозге.

Чаще развивается в среднегрудном (50%) и нижнепоясничном (35%) отделах позвоночника.

Первые симптомы — интенсивная боль в спине на уровне поражения, высокая лихорадка, озноб (на протяжении нескольких дней, недель). Отмечается разлитая интенсивная боль в области поражения с распространением в ноги, возникают чувства онемения или покалывания в течение 3–5 дней (80%). В последующем постепенно нарастает слабость в ногах (60%). Появлению слабости в конечностях, отсутствию движений в них часто сопутствуют онемение и расстройство тазовых функций (50%).

При объективном исследовании выявляют изменения:

  • Общеинфекционный, общемозговой и менингеальные синдромы.
  • В результате исследования чувствительности — болезненность при перкуссии остистых отростков позвоночника на уровне поражения и при пальпации соответствующих паравертебральных точек, симптомы натяжения (Нери, Ласега), гипестезия или анестезия по сегментарному типу, проводниковые нарушения чувствительности.
  • Парез нижних конечностей до развития плегии, тазовые дисфункции.
  • Локальные изменения в виде гиперемии и отека в области патологического образования.
  • Общий анализ крови: высокий лейкоцитоз, увеличенная скорость оседания эритроцитов.
  • Посев крови (определение возбудителя).
  • Исследование ликвора: цереброспинальная жидкость стерильна, белково-клеточная диссоциация, лимфоцитарный плеоцитоз до 200 клеток в 1 мкл, содержание глюкозы нормальное.
  • Рентгенография позвоночника (признаки остеомиелита позвоночника).
  • Магнитно-резонансная томография спинного мозга (визуализация образования).
  • Миелография (признаки экстрадуральной компрессии — полный или частичный блок).
  • Компьютерная томография (обнаружение газа внутри позвоночного канала, особенно информативна после миелографии).
  • Острый поперечный миелит.
  • Вторичный гнойный лептоменингит.
  • Острое нарушение спинального кровообращения.
  • Кистозный спинальный арахноидит.

Лечение назначается только после подтверждения диагноза врачом-специалистом. Необходимо срочное хирургическое вмешательство с дренированием очага инфекции, проводится антибактериальная терапия.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

  • Ванкомицин (антибиотик группы гликопептидов). Режим дозирования: взрослым в/в 1 г 2 раза в сутки; детям — 15 мг/кг 3 раза в сутки. Длительность курса лечения определяется индивидуально.
  • Цефтриаксон (цефалоспориновый антибиотик III поколения). Режим дозирования: для взрослых и детей старше 12 лет доза составляет 1-2 г 1 раз/сут. или по 0,5-1 г каждые 12 ч. Максимальная суточная доза — 4 г. Препарат вводят в/м и в/в (струйно или капельно). Длительность курса лечения определяется индивидуально.
  • Рифампицин (антибактериальное средство широкого спектра). Режим дозирования: внутрь, за 30-60 мин. до еды, 900-1200 мг/сут. в 2 приема, после исчезновения симптомов лечение продолжают еще в течение 2-3 дней.

Рекомендуется консультация нейрохирурга, магнитно-резонансная томография спинного мозга.

Ведущие специалисты и учреждения по лечению данного заболевания в России:
директор НИИ нейрохирургии им. Бурденко Н.Н. Коновалов А.Н.
Ведущие специалисты и учреждения по лечению данного заболевания в мире:
Professor Duke Samson, USA.
Мужчины Женщины
Возраст,лет 0-1 1-3 3-14 14-25 25-40 40-60 60 + 0-1 1-3 3-14 14-25 25-40 40-60 60 +
Кол-возаболевших 0.01 0.01 0.2 2 7 12 12 0.01 0.01 0.2 2 7 12 12
у мамы после операции диагноз: НГВЗП.Спондилодисцит L4-L5. Задний эпидуральный абсцесс L4-L5. Два месяца нельзя садиться, затем не более 30 минут в день.какие упражнения можно делать в кровати и…
Помогите пожалуйста. Парень 29 лет за сутки полный паралич рук и ног +нарушение выделительной функции поставили диагноз миелит лечат уже месяц из положительной динамики руки чуть отошли может…
Уже прошёл год после операции эпидуральный абсцес грудного отдела. Чуствую себя плохо. Постоянная слабость в ногах и головные боли. Проблема с памятью и реакцией. Возможно нужно ещё какое либо…
Здравствуйте. После удаления эпидурального абсцесса уже прошло 4 месяца. Болезнь сопровождалась не полной нижней параплегией..Сейчас постепенно онемение ног проходит..Хожу часа по 2 в день с…
Здравствуйте,перенесла перелом позвоночника L1-L2в 2014 году ,выполнялась транспедикулярная фиксация. В 2016 году металлоконструкция удалена связи с нагноением. В мае 2017 года образовался…
Мужу сделали операцию по поводу ткб позвоночника. Поставили металл-титан на поясничный отдел и очистили свищи от гноя на спине. Это было 5 марта. Сейчас он дома , 2 дня назад сделал мрт и в…
Здравствуйте! У сына сильные боли в спине в области малого таза.Сделали МРТ. Заключение:признаки спондилодисцита L5-S3 с эпидуральным. паравертебральными натечными абсцессами, абсолютным стенозом…
Подскажите пожалуйста, Диагноз гнойный эпидурит грудного отдела, 3-7 позвонки. оперировали, убрали гной/абсцесс. Не функционируют нижние конечности (сказали что передавился нерв и со временем функция…
почему остаются боли после операционного удаления абсцесса в поясничной мышце
Здравствуйте. Я в тупике, помогите! 05.04.2016 поставлен диагноз : спинальный эпидуральный абцесс на уровне L4-5 Операция:интерламинэктомия L4-5 справа, вскрытие и дренирование абцесса(получено 25мл…
Здравствуйте у женщины 45 лет болела спина, врачи выявили абсцесс, лежит в больнице 15 дней, дрожали ноги, неделю как уже не чувствует ничего ниже таза говорят восполительный процесс помогите…
Здравствуйте. Подруга попала в больницу с диагнозом абцесс спинного мозга. До больницы спина болела две недели из них 4 дня провела в забытье. В итоге лечение только антибиотиками , Как говорят…
Сыну поставили диагноз спандилит и эпидуральный абсцесс как будут его лечить и вообще лечится это?
Здровствуйте’ поставили диагноз спондилодицит на уровне с формированием передне-бокового эпидурального абсцесса. Подскажите можно ли принимать антибиотик цефотаксин или какой другой, нам не…

Осложнения паравертебральные (ОП) развиваются при огнестрельных, реже колото-резаных ранениях, а также при закрытых травмах позвоночника.

Раннее осложнение преимущественно огнестрельных ранений. Течение может быть бессимптомным. В ряде случаев возникают корешковые боли. При поражениях в грудном и поясничном отделах возможно развитие синдрома псевдоперитонита, что является причиной ошибочных лапаратомий. Рентгенологически может определяться расширение тени паравертебральных тканей, что чаще отмечается в шейном отделе. Лечение симптоматическое, прогноз благоприятный.

Развивается спустя 5-7 сут. после ранения и характеризуется ознобом, лихорадкой, отеком и гиперемией краев раны, истечением серозно-гнойного отделяемого из нее, нейтрофильным лейкоцитозом, ухудшением общего состояния пострадавшего. Возможны корешковые боли. При исследовании микрофлоры доминируют различные штаммы стафилококков, реже анаэробы.

Формируется при наличии инородных тел (костные, реже металлические осколки, обрывки одежды, гематомы) вблизи позвоночника вследствие нерадикальной хирургической обработки или в связи с задержкой ее. Клиника напоминает нагноение раневого канала. При упорном течении возможно формирование гнойных свищей. Рентгенологически могут определяться паравертебрально расположенные инородные тела, а при фистулографии — ведущие к ним свищевые ходы.

Лечение — оперативное. Своевременно предпринятое широкое рассечение раневого канала, удаление инородных тел и костных отломков, некрэктомия, адекватное дренирование в сочетании с полноценной антибактериальной и дезинтоксикационной терапией делают прогноз благоприятным.

Своеобразной разновидностью паравертебральных абсцессов являются гнойные натечники, вызванные остеомиелитом позвонков. Клинически преобладают симптомы хронического гнойного поражения: интоксикация, умеренный нейтрофильный лейкоцитоз, субфебрильная лихорадка с эпизодическими гектическими размахами, отчетливая локальная болезненность при перкуссии остистых отростков на уровне поражения. Рентгенологически наряду с симптомами остеомиелита может определяться округлая паравертебральная тень. В этих случаях хирургическое опорожнение и дренирование гнойной полости недостаточны: необходима полноценная секвестрэктомия, предпочтительнее передним доступом, возможен и одномоментный корпородез аутокостью. В послеоперационном периоде необходима длительная антибактериальная терапия.

Метастатические эпидуральные абсцессы локализуются в основном в дорсальном отделе экстрадурального пространства. Вентральное расположение этих абсцессов является редкостью в первую очередь вследствие того, что в переднем отделе на всем протяжении позвоночного столба твердая мозговая оболочка непосредственно прилегает к кости почти без эпидуральной клетчатки. Нагноительный процесс в эпидуральной клетчатке распространяется на протяжении I-VII позвонков (в среднем на протяжении I-IV позвонков). Наиболее часто инфекционные процессы в эпидуральной клетчатке локализуются в среднем и нижнем грудных отделах.

Появление клинических признаков острого эпидурального абсцесса возможно на фоне первичного инфекционного очага на периферии, в период затухания или через несколько месяцев после ликвидации этого очага. Однако о некоторых случаях выявить первичный очаг не удается. При метастатических эпидуральных абсцессах обычно после ликвидации острых проявлений первичного инфекционного очага на периферии, почти внезапно или более замедленно возникают недомогание, субфебрилитет или лихорадочное состояние, озноб, иногда боль в суставах, воспалительная реакция в крови. На фонесептикопиемии появляются локальные симптомы нагноения эпидуральной клетчатки. Вначале появляются умеренные, постоянные, ноющие боли в ограниченном отделе позвоночника, усиливающиеся при кашле и чиханье. В большинстве случаев эти самопроизвольные боли на протяжении суток усиливаются, становясь наиболее выраженными при форсированном сгибании головы, распространяясь при этом вдоль позвоночника. Постукивание по остистому отростку в области абсцесса болезненно. При распространении воспалительного процесса на мышцы спины иногда видна припухлость. Пальпация в паравертебральной области вызывает боль; при этом ощущаются «тестоватость» и тоническое напряжение мышц спины. Боли в спине могут быть следствием либо воздействия абсцесса на корешки (и тогда они нередко вначале иррадиируют в одну сторону), либо — прорыва абсцесса за пределы позвоночного канала.Одновременно с болями в области спины или в ближайшие несколько суток соответственно уровню поражения появляются и корешковые боли, как следствие раздражения спинальных ганглиев и постганглинарных отрезков корешков в эпидуральном пространстве. Корешковые боли иногда бывают настолько сильными, что при наличии напряжения брюшной стенки и высокой температуры клиническая картина может быть сходна с картиной «острого живота». В это же время развивается слабость в нижних конечностях, которую иногда трудно распознать, но затем постепенно или быстро, на протяжении нескольких часов или суток, появляются объективные спинальные и корешковые симптомы, сопровождающиеся чувствительными, двигательными и тазовыми нарушениями.

В острых случаях эпидуральных абсцессов неврологические симптомы развиваются очень быстро. С момента появления субъективной слабости в нижних конечностях до развития картины полного поперечного миелита обычно проходит всего несколько дней; при этом спинальные симптомы могут развиться и на протяжении первых суток. Быстрое воздействие компрессионного и токсического факторов при острых формах гнойного эпидурита обычно ведет к развитию вялых парезов и параличей со снижением или отсутствием сухожильных рефлексов. Обращает на себя внимание и быстрота развития тазовых нарушений. Учитывая относительно небольшую степень механической компрессии спинного мозга, выявляемую на операции или вскрытии» развитие спинальных симптомов нельзя объяснить только сдавлением мозга. Большое значение придается токсическому влиянию гноя, вызывающему развитие вторичных воспалительных реактивных явлений в ткани и оболочках спинного мозга, а также тромбозам небольших вен, в результате чего развиваются отек и вторичные дегенеративные изменения, ведущие к обратимым и необратимым нарушениям функции спинного мозга.

Читайте также:  Характер лихорадки у больного с абсцессом легкого до прорыва в бронх

Диагностическая спинномозговая пункция при подозрении на эпидуральвый абсцесс допустима только в области, далеко отстоящей от расположения абсцесса. В противном случае возникает опасность менингита.Если в острой стадии заболевания удается исследовать спинномозговую жидкость, то часто в ней выявляются ксантохромия, как правило, повышенное содержание белка (в первую очередь вследствие спинального блока), однако плеоцитоз преимущественно лимфоцитарного, а иногда нейтрофильного характера, встречается только в 2/3 случаев и не достигает очень высоких степеней, характерных для гнойного менингита. Это свидетельствует о том, что инфекция не проникает из эпидурального пространства в субарахноидальное. В большинстве случаев плеоцитоз колеблется в пределах 20/3-200/3. Посев жидкости не выявляет микробной флоры.

При эпидуральных абсцессах ликвородинамические пробы, как правило, выявляют ликворный блок. Миелография во всех случаях также показывает наличие ликворного блока.

Успех лечения эпидуральных абсцессов нетуберкулезной этиологии в первую очередь зависит от своевременной диагностики. Оперативное вмешательство показано в возможно более ранней стадии острого заболевания, когда на фоне септического состояния проявляются лишь местная болезненность и признаки раздражения корешков. После установления диагноза эпидурального абсцесса не следует дожидаться симптомов выпадения функций нервной системы. Если при наличии только болевого синдрома и некоторых сомнениях в диагнозе оперативное вмешательство является относительно срочным и иногда может быть отложено на 2-3 дня, то при возникновении даже начальных симптомов выпадения операция необходима на протяжении первых суток после установления диагноза, так как при консервативном лечении и запоздавшей операции имеется большая опасность необратимого поражения спинного мозга, вплоть до синдрома полного поперечного поражения спинного мозга. Наряду с острыми и подострыми эпидуральными абсцессами наблюдаются хронические формы — pachymeningitis spinalis externa. В последних случаях при отсутствии сколько-нибудь выраженных симптомов острого или подострого инфекционного заболевания отмечается прогресс ирование клинической симптоматики на протяжении месяцев или даже лет. Выраженность симптомов при этом нередко колеблется.

Общая картина заболевания значительно больше напоминает экстрадуральную опухоль, чем острый эпидурит. Наряду с частными корешковыми болями симптомы компрессии спинного мозга могут достигнуть значительной степени выраженности и обусловить показания к оперативному вмешательству. Анамнестические данные дают основание полагать, что при хронических эпидуритах первичные очаги инфекции такие же, как и при острых, с той лишь разницей, что в первых случаях следует предполагать наличие ослабленной инфекции и склонность эпидуральной клетчатки к образованию хронической гранулемы.Во время оперативного вмешательства нередко обнаруживают гранулемы в эпидуральной клетчатке, иногда опоясывающие твердую мозговую оболочку. Следует подчеркнуть, что прогноз хирургического лечения этих хронических форм неблагоприятен, так как наряду с эпидуральными гранулемами имеются уже вторичные воспалительные и дегенеративные изменения спинного мозга.

источник

Натечник (синонимы: натечный абсцесс, холодный абсцесс, бугорчатый конгестивный абсцесс, туберкулёзный абсцесс) — скопление «холодного» (малоактивного) гноя, отграниченное соединительнотканной оболочкой, связанное со своим источником — туберкулёзным очагом в костях или суставах и имеющее склонность перемещаться по межмышечным и подапоневротическим пространствам.

От Натечник следует отличать скопление «холодного» гноя вблизи очагов хронический остеомиелита, метатифозного спондилита, актиномикоза, сифилиса и другие Эти скопления — затеки (смотри полный свод знаний) образуются в результате прорыва гноя из первичного очага в окружающие мягкие ткани. В отличие от Натечник они не имеют склонности к миграции.

Статистика. Натечник является характерной особенностью костно-суставного туберкулёза (смотри полный свод знаний Спондилит, Туберкулёз костей и суставов). Частота образования Натечник у больных костно-суставным туберкулёзом широко колеблется в зависимости от локализации процесса и состояния больных. По материалам П. Г. Корнева (1959), Натечник чаще всего наблюдается у больных туберкулёзом позвоночника (60%), туберкулёзным кокситом (38%), туберкулёзом локтевого сустава (25%), коленного сустава (20%) и плечевой кости (19%).

Патогенез. В отличие от затёков Натечник образуется не в результате механического прорыва холодного гноя из очага в окружающие ткани. В 1837 —1839 годы Натечник И. Пирогов путём клинико-анатомических сопоставлений задолго до Ланнелонга (Одонтома М. Lannelongue, 1881) пришёл к выводу, что холодные нарывы являются следствием активного туберкулёзного процесса в мягких тканях, результатом распада в них «бугорчатого вещества». В последующем этот вывод нашёл подтверждение и развитие в трудах А. Натечник Чистовича (1936), П. Г. Корнева (1953), А. И. Струкова. По современным представлениям, Натечник представляет собой активную туберкулёзную гранулему, которая в случае недостаточности защитных механизмов организма разрастается, захватывая все новые ткани. Распространение (миграция) Натечник идёт по рыхлым соединительнотканным прослойкам, межмышечным и подапоневротическим пространствам, что обусловливает типичность локализации Натечник

Натечник может возникнуть либо непосредственно близ поражённого отдела кости, либо вдали от него вследствие распространения туберкулёзного процесса по рыхлым соединительнотканным прослойкам. При поражении шейных и верхних грудных позвонков образуются подзатылочные (рисунок 1, 4) и заглоточные Натечник В грудном отделе позвоночника обычно не отмечается значительных продвижений Натечник Они остаются «сидячими» в виде «ласточкиных гнёзд» (термин предложен П. Г. Корневым в 1953 г.), а иногда выявляются паравертебрально в межлопаточной области (рисунок 1, 8). В поясничном отделе позвоночника Натечник иногда проникают кзади в поясничный треугольник (trigonum Petiti — рисунок 1, 5), в редких случаях — в толщу ягодичных мышц и даже в подколенную ямку (рисунок 1, в и 7). Наиболее часто, располагаясь внутри апоневротического влагалища большой поясничной мышцы, они выявляются в подвздошных областях и проникают через мышечную лакуну на бедро (рисунок 1, 7, 2, 3). Миграция Натечник наблюдается также и при туберкулёзном коксите вследствие наличия на бедре массивных мышечных групп. При поражении коленного сустава Натечник могут обнаруживаться на передней поверхности бедра под четырёхглавой мышцей, а при оститах проксимального конца большеберцовой кости спускаются вниз под икроножные мышцы и могут подниматься вверх: к суставу, инфицируя его извне (рисунок 2).

Патологическая анатомия характерна для туберкулёзного процесса. При гисто л. исследовании находят специфические клеточные элементы по типу гранулемы с творожисто-некротическим распадом, гнойным расплавлением и образованием на её месте полости, окружённой оболочкой из туберкулёзных грануляций.

Клиническая картина характеризуется общими и местными симптомами. Общая симптоматика обусловлена интоксикацией продуктами распада поражённых туберкулёзом тканей, особенно при больших скоплениях гноя, и проявляется снижением общего тонуса больного, ухудшением его состояния, потерей аппетита, падением веса, повышением температуры тела, иногда до 38,5°, нередко изменением английский показателей (анемия, ускоренная РОЭ, сдвиг лейкоцитарной формулы влево без заметного лейкоцитоза).

Эти явления чаще возникают при формировании глубоко расположенного Натечник с выраженной реакцией окружающих его тканей, например, при коксите или спондилите.

Местные изменения при Натечник характеризуются наличием безболезненной припухлости с положительным симптомом зыбления; кожа над припухлостью обычно не изменена. При наклонности Натечник к прорыву кожа над ним приобретает глянцевитость и красноватый цвет без заметного повышения местной температуры. Глубоко расположенные Натечник, содержащие сгустившийся гной, пальпируются труднее, флюктуация в них выражена слабо, поэтому диагностика их затруднена.

Рис. 1.
Возможные варианты локализации натечников при туберкулёзном спондилите: 1 — в подвздошной области, 2 — под паховой складкой, з — на внутренней поверхности бедра, 4 — подзатылочный, 5 — поясничный, 6 — ягодичный, 7 — подколенной ямки, 8 — паравертебральный.

Рис. 2.
Схематическое изображение продольного распила коленного сустава при распространении натечника из очага (1) метаэпифизарного остита большеберцовой кости; 2 — восходящий натечник, инфицирующий коленный сустав, 3 — нисходящий натечник, распространяющийся под икроножными мышцами.

Осложнения. Основная опасность в активном периоде развития натечника — возникновение наружного свища (смотри полный свод знаний) и проникновение через него в очаг туберкулёзного воспаления вторичной инфекции, отягощающей течение болезни и состояние больного. При проникновении Натечник в полые органы грудной и брюшной полости (в трахею, бронхи, иногда в аорту, пищевод, слепую, сигмовидную, ободочную и прямую кишку, мочевой пузырь, влагалище), помимо тяжёлого нарушения функции этих органов, образуется внутренний свищ, что усиливает воздействие гноя на организм и нередко приводит к амилоидозу паренхиматозных органов.

Диагноз и дифференциальный диагноз не всегда легки. Наиболее часто приходится дифференцировать туберкулёзные и не туберкулёзные абсцессы, особенно при скоплении жидкости и гноя в больших слизистых сумках, при воспалении распадающейся опухоли и другие Распознавание основывается на данных клинические, обследования, диагностических пункций с цитологический исследованием, рентгенодиагностики. Типичная локализация Натечник облегчает диагностику.

Рентгенологические выявляемость внутригрудных Натечник зависит от их локализации и величины, а Натечник, располагающихся вне грудной клетки, также от содержания в них извести и от вторичного смещения соседних органов. Следует различать прямые и косвенные рентгенологическое признаки Натечник К прямым признакам относятся чётко очерченные затемнения диаметром 2 сантиметров и больше, при внутригрудной локализации — сливающиеся с тенью позвоночника и контрастно выделяющиеся на фоне лёгких (рисунок 3, а). При иной локализации прямым признаком Натечник является затемнение, чаще продолговатой формы, резко очерченное с периферической стороны, с бледно-пятнистой, крапчатой или зернистой структурой в зависимости от степени обызвествления его содержимого (рисунок 3,6).

Рис. 3.
Прямые рентгенологические признаки натечника; а — рентгенограмма грудного отдела позвоночника больного хроническим туберкулёзным спондилитом: разрушены смежные отделы тел VI и VII грудных позвонков; видна веретенообразная тень (указана стрелками) натечника, расположенная паравертебрально в области IV—IX грудных позвонков; б — рентгенограмма (прямая проекция) тазобедренного сустава и бедра больного правосторонним хроническим туберкулёзным кокситом: видны значительные разрушения, смещение и атрофичность сочленяющихся отделов костей сустава; тень натечника указана стрелками.

Косвенным признаком Натечник внелёгочной локализации может быть смещение смежных органов. Так, при локализации Натечник кпереди от шейных позвонков трахея на боковых рентгенограммах будет смещена кпереди. Располагаясь паравертебрально в поясничной области, Натечник ведёт к выпячиванию внешнего контура пояснично-подвздошной мышцы на большем или меньшем протяжении кнаружи с одной или обеих сторон; в норме этот контур прямолинейный или пологовыпуклый. Такое выпячивание может быть обусловлено не только давлением Натечник, но и специфическим псоитом (смотри полный свод знаний). При расположении в забрюшинном пространстве Натечник может сместить соседние органы: мочеточники, кишки и другие, что определяется при контрастном исследовании соответствующих органов.

К косвенным признакам Натечник, окружающего средние грудные позвонки, относится и деструкция главным образом передней поверхности тел этих позвонков, обусловленная пульсацией нисходящей части аорты, разрушающее действие которой передаётся на позвонки через жидкое содержимое Натечник При этом верхние и нижние края тел позвонков сохраняются дольше благодаря более резистентным выступающим межпозвоночным хрящевым дискам.

При увеличении в размерах или рассасывании Натечник тень его и степень смещения смежных органов меняются.

По мере затихания процесса, вызвавшего образование Натечник, содержимое последнего может подвергнуться обызвествлению. Тень Натечник вначале гомогенная, постепенно приобретает пятнистый, затем крапчатый рисунок вследствие нарастающего обогащения содержимого Натечник известковыми солями.

Форма Натечник определяется его размерами и средой, в которой он залегает, а также эластичностью его стенок. Так, при небольшой величине и внутригрудной локализации тень Натечник, более или менее симметрично окутывая тела позвонков, выпячивается в стороны в форме части шара. При большем распространении вдоль позвоночника тень Натечник из сферической может превратиться в овоидную и далее в цилиндрическую. При паравертебральном расположении Натечник, по форме близких к шару, овоиду или веретену (или части их), наибольший диаметр Натечник часто соответствует наиболее поражённому позвонку (перифокальный абсцесс). При локализации в клетчатке тень Натечник обычно имеет форму гладкого вытянутого овала с каплеобразно закруглённым дном; между мышцами овоидная тень Натечник заканчивается коническим заострением. Натечник может распространяться не только в силу тяжести вниз, но иногда и в краниальном направлении. Поэтому при спондилите нижних грудных позвонков рентгенологическое поиски Натечник следует проводить не только каудально, но и краниально; то же относится к коленному суставу и лонному сочленению.

Сам факт рентгенологическое выявления Натечник не всегда говорит об источнике и природе его; локализация и характер найденных при этом анатомических изменений костно-суставного аппарата (межпозвоночных дисков, костей, суставных хрящей и так далее), а также клинические, картина позволяют с большей уверенностью говорить об этиологии первичного заболевания скелета — туберкулёзной, кокковой, метатифозной, бруцеллезной, сифилитической, микотической и так далее Тень Натечник на рентгенограммах нередко требует дифференциальной диагностики (в зависимости от локализации) с так называемый сопутствующими позвоночнику тенями, с аневризмами аорты, опухолями лёгких, органов средостения, таза, лимфатических, узлов, мягких тканей шеи, грудной клетки, живота и конечностей, экстравазатами, гидронефрозом, дистопией и поликистозом почек, кистами и другие При осложнениях в течении Натечник, например, при прорыве в полость внутренних органов или наружу, необходимые диагностические уточнения могут быть получены с помощью соответствующих контрастных исследований.

Лечение. В период применения исключительно консервативной терапии костно-суставного туберкулёза борьба с Натечник осуществлялась с помощью паллиативных средств. часть П. Краснобаев (1947) и другие считали, что ведущая роль в лечении Натечник принадлежит пункциям, которые выполняли по определённой методике (рисунок 4) с последующим промыванием полости различными антисептическими средствами. Эта лечебный тактика оказалась мало состоятельной даже в последующем, когда открылись широкие возможности применения специфических противотуберкулёзных препаратов. Расчёт на ликвидацию Натечник без удаления основного очага в кости не оправдался, как и расчёт на его спонтанное излечение. Кардинальное решение проблемы лечения Натечник стало возможным только с развитием радикальной хирургии костно-суставного туберкулёза.

Рис. 4.
Схематическое изображение пункции натечника: а — неправильный прокол (слева) с образованием прямого канала (справа), через который при наполнении полости натечника гной может вытекать наружу; б — правильный прокол — сбоку, косо (слева), со смещением кожи, благодаря которому образуется клапанный ход (справа), стрелкой показано направление движения пальца, оттягивающего кожу; в — при плоских натечниках (слева) один край гнойника сдавливают рукой (справа) и пунктируют сбоку.

Большинство современных авторов рекомендует применять при Натечник оперативное лечение с ликвидацией туберкулёзного очага в кости — абсцессэктомию и абсцессотомию, которые проводят на фоне антибактериальной и общеукрепляющей терапии. Полное удаление Натечник вместе с капсулой (абсцессэктомия) выполнимо не при всех его локализациях. Операция, как правило, не представляет трудностей на конечностях, но при спондилите, в частности поясничном, вследствие обширности вмешательства нельзя исключить опасности повреждения соседних органов. При некоторых же локализациях Натечник эта операция технически просто неосуществима. Абсцессотомия (удаление содержимого Натечник и его пиогенной оболочки) — более щадящее вмешательство, она обеспечивает не худшие результаты и является менее опасной. В 1953 год П. Г. Корнев впервые применил абсцессотомию по типу предложенной им ранее (1948) укорачивающей фистулотомии с одновременным кюретажем туберкулёзных очагов в телах позвонков. Оперативные вмешательства такого рода оказались более эффективными, чем пункции Натечник

Прогноз при радикальном оперативном лечении благоприятный. Он зависит от своевременной диагностики, точного определения локализации Натечник, комплексного использования основных методов лечения, в частности одновременного применения абсцессотомии (абсцессэктомии) и некрэктомии очага поражения кости с последующим проведением массивной антибактериальной терапии. Соблюдение этих условий почти во всех случаях гарантирует полное излечение Натечник Так, по данным П. Г. Корнева (1971), из 575 больных, перенёсших операции по поводу Натечник, лишь у 5 остались свищи, потребовавшие повторных вмешательств.

источник

Актуальность проблемы воспалительных, прежде всего инфекционных, поражений позвоночника определяется не только тем, что при этих заболеваниях нарушаются две основные функции позвоночника — обеспечение стабильного вертикального положения туловища и защита спинальных нервных структур.

На современном этапе внимание к проблеме спондилитов объясняется целым рядом объективных причин. На фоне общего «старения» населения планеты увеличивается число больных с характерными для старшей возрастной группы пиогенными (гнойными) заболеваниями, в том числе — спондилитами. Инфекционные поражения позвоночника часто отмечаются у пациентов, еще несколько десятилетий назад представлявших редкие, единичные случаи: у наркоманов при внутривенном введении наркотиков; у больных групп риска с хронической эндокринной патологией, прежде всего — с сахарным диабетом; у больных с различными заболеваниями, требующими длительного назначения гормональной и цитостатической терапии. Следует помнить, что на фоне постоянно увеличивающегося числа больных с синдромом приобретенного иммунодефицита, неуклонно растет и число больных с ассоциированными со СПИДом инфекциями. По данным S.S. Moon с соавт. (1997), у больных туберкулезным спондилитом в ряде стран СПИД встречается в 30% случаев. Официальная отечественная статистика по этому вопросу отсутствует, однако личный опыт работы одного из авторов книги в клинике для больных с костно-суставным туберкулезом убеждает в том, что в последнее время такие пациенты встречаются все чаше.

Любые анатомические зоны позвоночника и прилежащие к нему ткани потенциально могут быть вовлечены в воспалительный процесс.

Для обозначения и описания воспалительных заболеваний позвоночника разные авторы используют различные термины, характер которых в значительной мере определяется локализацией (зоной) поражения.

Термин «инфекционные» в данной статье применяется не для обозначения поражений позвоночника при инфекционных заболеваниях, а для обозначения его локальных бактериальных либо вирусных поражений

Клиническая терминология, используемая при воспалительных заболеваниях позвоночника (Calderone R.R.,Larsen M., CapenDA., 1996)

Пораженные отделы позвоночника

Используемые названия заболеваний

Передний отдел позвоночника

Туберкулезный спондилит или болезнь Потта

Задний отдел позвоночника

Поверхностная раневая инфекция

Инфицированная серома( при наличии инородных тел, в т.ч. имплантатов)

Глубокая раневая инфекция

Задние элементы позвонков

Глубокая раневая инфекция

Эпидуральный абсцесс, эпидурит

Миелит, интрамедуллярный абсцесс

Этиологический фактор имеет ведущее значение в определении патогенеза воспалительных заболеваний позвоночника и тактики их лечения. В зависимости от этиологии, выделяют следующие виды воспалительных заболеваний позвоночника:

  • инфекционные заболевания позвоночника или собственно остеомиелиты. Среди них следует выделить:
    • первичный остеомиелит, возникающий при отсутствии других видимых очагов инфекции;
    • вторичный гематогенный или септический (метастатический) остеомиелит;
    • вторичные посттравматические остеомиелиты — раневые (огнестрельные и неогнестрельные);
    • контактный остеомиелит при наличии первичного очага воспаления в паравертебральных мягких тканях и
    • ятрогенные остеомиелиты, развивающиеся после диагностических процедур и хирургических вмешательств;
  • инфекционно-аллергические воспалительные заболевания позвоночника — ревматоидный артрит, болезнь Бехтерева и др.;
  • паразитарные поражения позвоночника при шистосоматозе, эхинококкозе и др.

Остеомиелиты позвоночника по характеру преимущественного поражения костных структур позвонка или межпозвонкового диска с контактными отделами тел позвонков подразделяют на спондилиты и спондилодисциты. В зависимости от морфологических особенностей инфекционного процесса выделяют две группы остеомиелитов позвоночника:

  • пиогенные или гнойные остеомиелиты, которые по характеру течения заболевания могут быть острыми и хроническими. Следует отметить, что понятие хронического воспаления подразумевает прежде всего не длительность заболевания, а морфологическую структуру патологического очага. По типу выделяемой бактериальной микрофлоры остеомиелиты могут быть неспецифическими (стафилококковые, стрептококковые, вызванные Coli-флорой) или специфическими (тифозные, гоноррейные и др.);
  • гранулематозные остеомиелиты, среди которых по этиологии выделяют три клинических варианта: микобактериальные (туберкулезные), микотические (грибковые) и спирохетные (сифилитические) спондилиты.

Туберкулезный спондилит или болезнь Попа (клинику заболевания в конце 17-го века описал Persival Pott). Характерной особенностью заболевания является его медленное и неуклонное прогрессирование при естественном течении, ведущее к тяжелейшим косметическим и неврологическим осложнениям: грубым деформациям позвоночника, парезам, параличам, нарушению тазовых функций. П.Г. Корнев (1964,1971) выделил в клиническом течении туберкулезного спондилита следующие фазы и стадии:

  1. преспондилитическую фазу, характеризующуюся возникновением первичного очага в теле позвонка, протекающую, как правило, без локальных клинических симптомов и крайне редко диагностируемую своевременно;
  2. спондилитическая фазу, для которой свойственно прогрессивное развитие болезни с яркими клиническими симптомами, проходящее в свою очередь через несколько клинических стадий:
    • стадия начала характеризуется появлением болей в спине и ограничением подвижности позвоночника;
    • стадии разгара соответствует появление осложнений патологического процесса в позвоночнике: натечных абсцессов, кифотической деформации (горба) и спинномозговых расстройств;
    • стадии затихания соответствует улучшение состояния и самочувствия больного, а рентгенологические изменения в виде возможного блокирования тел позвонков свидетельствуют о стабилизации процесса. Тем не менее, для этой стадии характерно сохранение остаточных каверн в позвонках и остаточных, в том числе кальцинированных, натечных абсцессов.
  3. Постспондилигпическая фаза характеризуется двумя особенностями:
    • наличием вторичных анатомо-функциональных нарушений, связанных с ортопедическими и неврологическими осложнениями спондилита, и
    • возможностью обострений и рецидивов болезни при активизации неустраненных отграниченных очагов и абсцессов.

Типичными осложнениями туберкулезного спондилита являются абсцессы, свищи, кифотическая деформация и неврологические расстройства (миело/радикулопатии).

Локализация и распространение абсцессов при туберкулезном спондилите определяется уровнем поражения позвоночника и анатомическими особенностями окружающих его тканей. В связи с расположением очага воспаления в теле позвонка, возможно распространение абсцесса за его пределы в любом направлении: кпереди (превертебрально), в стороны (паравертебрально) и кзади от тела позвонка в сторону позвоночного канала (эпидурально.

С учетом анатомических особенностей паравертебральных тканей и межфасциальных пространств на разных уровнях, абсцессы могут выявляться не только возле позвоночника, но и в отдаленных от него областях.

Локализация абсцессов при туберкулезном спондилите

Уровень поражения позвоночника

4. Пояснично-крестцовый отдел и крестцовые позвонки

а) пресакральный, б) ретроректальный, в) ягодичный, распространяющийся по ходу грушевидных мышц до наружной поверхности тазобедренного сустава.

Одним из типичных осложнений туберкулезного спондилита является кифотическая деформация позвоночника. В зависимости от внешнего вида деформации, выделяют несколько вариантов кифозов:

  • пуговчатый кифоз характерен для локального поражения одного-двух позвонков. Подобные деформации чаще развиваются у пациентов, заболевших во взрослом возрасте;
  • пологий трапециевидный кифоз типичен для распространенных поражений, обычно не сопровождающихся тотальной деструкцией тел позвонков;
  • угловой кифоз характерен для распространенных поражений, сопровождающихся тотальной деструкцией тел одного или нескольких позвонков. Подобные разрушения, как правило, развиваются у лиц, заболевших в раннем детском возрасте. Деформация неизбежно прогрессирует по мере роста ребенка при отсутствии адекватного хирургического лечения. Именно для обозначения угловых кифозов терминологический комитет Scoliosis Reseach Society (1973) рекомендует использовать термин gibbus, или собственно горб.

Неврологические осложнения туберкулезного спондилита могут быть связаны как с непосредственным сдавлением спинного мозга, так и с его вторичными ишемическими нарушениями. Принято дифференцировать нарушения функции спинного мозга (миелопатии), спинномозговых корешков (радикулопатии) и смешанные расстройства (миелорадикуло-патии).

Вопросы качественной оценки миело/радикулопатий при туберкулезном спондилите широко дискутируются в литературе. Наибольшее практическое применение получили те классификации параплегии (парапарезов) при болезни Потта, которые весьма схожи с детализированной шкалой Frankel. Следует, однако, отметить, что автор одной из классификаций К. Kumar (1991) считает необходимым внести изменения в шкалу Frankel применительно к туберкулезному спондилиту на том основании, что «..для данного заболевания характерно постепенное развитие компрессии и большое распространение по протяженности».

Классификация Tub. (1985) неврологических расстройств при туберкулезном спондилите

1. Шейные позвонки а) ретрофарингеальный, б) околозатылочный, в) абсцесс заднего средостения (характерен для поражения нижнешейных позвонков).
2. Грудные позвонки а) внутригрудные паравертебральные; б) поддиафрагмальные (характерны для поражения Т1-Т12 позвонков).
3. Поясничные позвонки а) псоас-абсцессы, с возможным распространением под пупартовой связкой по ходу lacuna musculorum на передневнутреннюю поверхность бедра и в подколенную область; б) локальные околопозвоночные абсцессы (редко); в) задние абсцессы, распространяющиеся через поясничный треугольник в поясничную область.
Степень парапареза Клиническая характеристика
I
II Жалобы на дискоординацию, спастичность или затруднения при ходьбе. Сохранена способность самостоятельной ходьбы с или без внешней поддержки. Клинически — спастические парезы.
III Выраженная мышечная слабость, больной прикован к постели. Выявляется спастическая параплегия с преобладанием тонуса разгибателей.
IV Спастическая параплегия или параплегия с непроизвольными спастическими сокращениями сгибателей; параплегия с преобладанием тонуса разгибателей, спонтанными спастическими сокращениями сгибателей, потерей чувствительности более, чем на 50%, и с тяжелыми сфинктерными нарушениями; вялая параплегия.

Классификация Pattisson (1986) неврологических расстройств при туберкулезном спондилите

Степень парапареза Клиническая характеристика
Отсутствие неврологических расстройств.
I Наличие пирамидных знаков без нарушения чувствительности и моторных расстройств при сохраненной возможности ходьбы.
Неполная потеря движений, нарушений чувствительности нет, сохранена возможность самостоятельной ходьбы либо ходьбы с внешней помощью (поддержкой).
II (В) Неполная потеря движений, нарушений чувствительности нет, ходьба утрачена.

Полная потеря движений. Нарушений чувствительности нет, ходьба невозможна.
IV Полная потеря движений, чувствительность нарушена или утрачена, ходьба невозможна.
V Полная потеря движений, тяжелые или тотальные нарушения чувствительности, потеря контроля над сфинктерами и/или спастические непроизволь ные сокращения мышц.

Приведя указанные классификации, отметим, что в собственной работе мы предпочитаем все же пользоваться модифицированной для детского возраста шкалой Frankel, которая приведена нами в главе 7, посвященной позвоночно-спинальной травме.

Среди воспалительных заболеваний позвоночника наиболее своеобразным и наименее изученным является анкилозирующий спондилит или болезнь Мари-Штрюмпеля-Бехтерева. В отечественной литературе заболевание впервые описано В.М. Бехтеревым (1892) под названием «Одеревенелость позвоночника с искривлением». Возможность сочетания анкилозирующего спондилита с поражением крупных (т.н. «корневых») суставов конечностей — тазобедренных и плечевых, впервые была отмечена зарубежными авторами, которые назвали патологию «ризомелическим спондилезом». Патогенез анкилозирующего спондилита точно не известен, общепризнанными в настоящее время считаются инфекционно-аллергические и аутоиммунные механизмы развития патологии.

Клинические формы болезни Бехтерева

Кифозный вид — кифоз грудного отдела позвоночника с
гиперлордозом шейного отдела (описан В.М.Бехтеревым как поза «просителя»)

Ригидный вид — отсутствие поясничного лордоза и грудного кифоза («доскообразная» спина)

Ризомелическая Поражение позвоночника, крестцово-подвздошных сочленений и «корневых» суставов (плечевых и тазобедренных). Скандинавская Ревматоидоподобная, протекающая с поражением мелких суставов. Диагноз устанавливается по типичным изменениям крестцово-подвздошных сочленений и позвоночника. Периферическая Поражение крестцово-подвздошных сочленений, позвоночника и периферических суставов: локтевых, коленных, голеностопных. Висцеральная Независимо от стадии поражения позвоночника, протекает с поражением внутренних органов (сердца, аорты, почек, глаз)

Начало заболевания по типу моно- или олигоартрита, часто — стойкие кокситы с поздно развивающимися рентгенологическими изменениями: субхондральным остеопорозом, костными кистами, краевой узурацией

К настоящему времени описаны шесть клинических форм болезни Мари-Штрюмпеля-Бехтерева.

Своеобразие вертебрального синдрома при туберкулезном спондилите объясняется обездвиживанием позвоночника, а рентгенологическая картина — сочетанием остеопороза позвонков с уплотнением кортикальных пластинок и анкилозированием дугоотростчатых суставов, что приводит к образованию типичных рентгенологических симптомов «бамбуковой палки» и «трамвайных рельсов».

Своеобразие клинических форм, нечеткость ранних клинических проявлений и неизбежное прогрессирование болезни Бехтерева приводило многих авторов к неоднократным попыткам определить те признаки, наличие которых позволило бы установить диагноз при начальных проявлениях заболевания. В литературе эти признаки описываются как «диагностические критерии» с указанием в названии тех мест, где проходили конференции, на которых они были приняты.

Диагностические критерии болезни Бехтерева

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10]

источник

НАТЁЧНИК (син.: натечный абсцесс, холодный абсцесс, бугорчатый конгестивный абсцесс, туберкулезный абсцесс) — скопление «холодного» (малоактивного) гноя, отграниченное соединительнотканной оболочкой, связанное со своим источником — туберкулезным очагом в костях или суставах и имеющее склонность перемещаться по межмышечным и подапоневротическим пространствам.

От Н. следует отличать скопление «холодного» гноя вблизи очагов хрон, остеомиелита, метатифозного спондилита, актиномикоза, сифилиса и др. Эти скопления — затеки (см.) образуются в результате прорыва гноя из первичного очага в окружающие мягкие ткани. В отличие от Н. они не имеют склонности к миграции.

Н. является характерной особенностью костно-суставного туберкулеза (см. Спондилит, Туберкулез костей и суставов). Частота образования Н. у больных костно-суставным туберкулезом широко колеблется в зависимости от локализации процес и состояния больных. По материалам П. Г. Корнева (1959), Н. чаще всего наблюдается у больных туберкулезом позвоночника (60%), туберкулезным кокситом (38%), туберкулезом локтевого сустава (25%), коленного сустава (20%) и плечевой кости (19%).

В отличие от затеков Н. образуется не в результате механического прорыва холодного гноя из очага в окружающие ткани. В 1837—1839 гг. Н. И. Пирогов путем клинико-анатомических сопоставлений задолго до Ланнелонга (О. М. Lannelongue, 1881) пришел к выводу, что холодные нарывы являются следствием активного туберкулезного процесса в мягких тканях, результатом распада в них «бугорчатого вещества». В последующем этот вывод нашел подтверждение и развитие в трудах А. Н. Чистовича (1936), П. Г. Корнева (1953), А. И. Струкова. По современным представлениям, Н. представляет собой активную туберкулезную гранулему, к-рая в случае недостаточности защитных механизмов организма разрастается, захватывая все новые ткани. Распространение (миграция) Н. идет по рыхлым соединительнотканным прослойкам, межмышечным и подапоневротическим пространствам, что обусловливает типичность локализации Н.

Н. может возникнуть либо непосредственно близ пораженного отдела кости, либо вдали от него вследствие распространения туберкулезного процесса по рыхлым соединительнотканным прослойкам. При поражении шейных и верхних грудных позвонков образуются лодзатылоч-ные (рис. 1, 4) и заглоточные Н. В грудном отделе позвоночника обычно не отмечается значительных продвижений Н. Они остаются «сидячими» в виде «ласточкиных гнезд» (термин предложен П. Г. Корневым в 1953 г.), а иногда выявляются паравертебрально в межлопаточной области (рис. 1, 8). В поясничном отделе позвоночника Н. иногда проникают кзади в поясничный треугольник (trigonum Petiti — рис. 1, 5), в редких случаях — в толщу ягодичных мышц и даже в подколенную ямку (рис. 1, 6 и 7). Наиболее часто, располагаясь внутри апоневротического влагалища большой поясничной мышцы, они выявляются в подвздошных областях и проникают через мышечную лакуну на бедро (рис. 1, 1, 2, 3). Миграция Н. наблюдается также и при туберкулезном коксите вследствие наличия на бедре массивных мышечных групп. При поражении коленного сустава Н. могут обнаруживаться на передней поверхности бедра под четырехглавой мышцей, а при оститах проксимального конца большеберцовой кости спускаются вниз под икроножные мышцы и могут подниматься вверх к суставу, инфицируя его извне (рис. 2).

Патологическая анатомия характерна для туберкулезного процесса. При гистол, исследовании находят специфические клеточные элементы по типу гранулемы с творожисто-некротическим распадом, гнойным расплавлением и образованием на ее месте полости, окруженной оболочкой из туберкулезных грануляций.

Клиническая картина характеризуется общими и местными симптомами. Общая симптоматика обусловлена интоксикацией продуктами распада пораженных туберкулезом тканей, особенно при больших скоплениях гноя, и проявляется снижением общего тонуса больного, ухудшением его состояния, потерей аппетита, падением веса, повышением температуры тела, иногда до 38,5°, нередко изменением гематол, показателей (анемия, ускоренная РОЭ, сдвиг лейкоцитарной формулы влево без заметного лейкоцитоза). Эти явления чаще возникают при формировании глубоко расположенного Н. с выраженной реакцией окружающих его тканей, напр, при коксите или спондилите.

Местные изменения при Н. характеризуются наличием безболезненной припухлости с положительным симптомом зыбления; кожа над припухлостью обычно не изменена. При наклонности Н. к прорыву кожа над ним приобретает глянцевитость и красноватый цвет без заметного повышения местной температуры. Глубоко расположенные Н., содержащие сгустившийся гной, пальпируются труднее, флюктуация в них выражена слабо, поэтому диагностика их затруднена.

Осложнения. Основная опасность в активном периоде развития натечника — возникновение наружного свища (см.) и проникновение через него в очаг туберкулезного воспаления вторичной инфекции, отягощающей течение болезни и состояние больного. При проникновении Н. в полые органы грудной и брюшной полости (в трахею, бронхи, иногда в аорту, пищевод, слепую, сигмовидную, ободочную и прямую кишку, мочевой пузырь, влагалище), помимо тяжелого нарушения функции этих органов, образуется внутренний свищ, что усиливает воздействие гноя на организм и нередко приводит к амилоидозу паренхиматозных органов.

Диагноз и дифференциальный диагноз не всегда легки. Наиболее часто приходится дифференцировать туберкулезные и нетуберкулезные абсцессы, особенно при скоплении жидкости и гноя в больших слизистых сумках, при воспалении распадающейся опухоли и др. Распознавание основывается на данных клин, обследования, диагностических пункций с цитол, исследованием, рентгенодиагностики. Типичная локализация Н. облегчает диагностику.

Рентгенол, выявляемость внутригрудных Н. зависит от их локализации и величины, а Н., располагающихся вне грудной клетки, также от содержания в них извести и от вторичного Схмещения соседних органов. Следует различать прямые и косвенные рентгенол, признаки Н. К прямым признакам относятся четко очерченные затемнения диам. 2 см и больше, при внутригрудной локализации — сливающиеся с тенью позвоночника и контрастно выделяющиеся на фоне легких (рис. 3, а). При иной локализации прямым признаком Н. является затемнение, чаще продолговатой формы, резко очерченное с периферической стороны, с бледно-пятнистой, крапчатой или зернистой структурой в зависимости от степени обызвествления его содержимого (рис. 3,6).

Косвенным признаком Н. вне легочной локализации может быть смещение смежных органов. Так, при локализации Н. кпереди от шейных позвонков трахея на боковых рентгенограммах будет смещена кпереди. Располагаясь паравертебрально в поясничной области, Н. ведет к выпячиванию внешнего контура пояснично-подвздошной мышцы на большем или меньшем протяжении кнаружи с одной или обеих сторон; в норме этот контур прямолинейный или пологовыпуклый. Такое выпячивание может быть обусловлено не только давлением Н., но и специфическим псоитом (см.). При расположении в забрюшинном пространстве Н. может сместить соседние органы: мочеточники, кишки и др., что определяется при контрастном исследовании соответствующих органов.

К косвенным признакам Н., окружающего средние грудные позвонки, относится и деструкция гл. обр. передней поверхности тел этих позвонков, обусловленная пульсацией нисходящей части аорты, разрушающее действие к-рой передается на позвонки через жидкое содержимое Н. При этом верхние и нижние края тел позвонков сохраняются дольше благодаря более резистентным выступающим межпозвоночным хрящевым дискам.

При увеличении в размерах или рассасывании Н. тень его и степень смещения смежных органов меняются.

По мере затихания процесса, вызвавшего образование Н., содержимое последнего может подвергнуться обызвествлению. Тень Н. вначале гомогенная, постепенно приобретает пятнистый, затем крапчатый рисунок вследствие нарастающего обогащения содержимого Н. известковыми солями.

Форма Н. определяется его размерами и средой, в к-рой он залегает, а также эластичностью его стенок. Так, при небольшой величине и внутригруднои локализации тень Н., более или менее симметрично окутывая тела позвонков, выпячивается в стороны в форме части шара. При большем распространении вдоль позвоночника тень Н. из сферической может превратиться в овоидную и далее в цилиндрическую. При паравертебральном расположении Н., по форме близких к шару, овоиду или веретену (или части их), наибольший диаметр Н. часто соответствует наиболее пораженному позвонку (перифональный абсцесс). При локализации в клетчатке тень Н. обычно имеет форму гладкого вытянутого овала с каплеобразно закругленным дном; между мышцами овоидная тень Н. заканчивается коническим заострением. Н. может распространяться не только в силу тяжести вниз, но иногда и в краниальном направлении. Поэтому при спондилите нижних грудных позвонков рентгенол, поиски Н. следует проводить не только каудально, но и краниально; то же относится к коленному суставу и лонному сочленению.

Сам факт рентгенол, выявления Н. не всегда говорит об источнике и природе его; локализация и характер найденных при этом анатомических изменений костно-суставного аппарата (межпозвоночных дисков, костей, суставных хрящей и т. д.), а также клин, картина позволяют с большей уверенностью говорить об этиологии первичного заболевания скелета — туберкулезной, кокковой, метатифозной, бруцеллезной, сифилитической, микотической и т. д. Тень Н. на рентгенограмхмах нередко требует дифференциальной диагностики (в зависимости от локализации) с так наз. сопутствующими позвоночнику тенями, с аневризмами аорты, опухолями легких, органов средостения, таза, лимф, узлов, мягких тканей шеи, грудной клетки, живота и конечностей, экстравазатами, гидронефрозом, дистопией и поликистозом почек, кистами и др. При осложнениях в течении Н., напр, при прорыве в полость внутренних органов или наружу, необходимые диагностические уточнения могут быть получены с помощью соответствующих контрастных исследований.

В период применения исключительно консервативной терапии костно-суставного туберкулеза борьба с Н. осуществлялась с помощью паллиативных средств. Т. П. Краснобаев (1947) и др. считали, что ведущая роль в лечении Н. принадлежит пункциям, к-рые выполняли по определенной методике (рис. 4) с последующим промыванием полости различными антисептическими средствами. Эта леч. тактика оказалась мало состоятельной даже в последующем, когда открылись широкие возможности применения специфических противотуберкулезных препаратов. Расчет на ликвидацию Н. без удаления основного очага в кости не оправдался, как и расчет на его спонтанное излечение. Кардинальное решение проблемы лечения Н. стало возможным только с развитием радикальной хирургии костно-суставного туберкулеза.

Большинство современных авторов рекомендует применять при Н. оперативное лечение с ликвидацией туберкулезного очага в кости — абсцессэктомию и абсцессотомию, к-рые проводят на фоне антибактериальной и общеукрепляющей терапии. Полное удаление Н. вместе с капсулой (абсцессэктомия) выполнимо не при всех его локализациях. Операция, как правило, не представляет трудностей на конечностях, но при спондилите, в частности поясничном, вследствие обширности вмешательства нельзя исключить опасности повреждения соседних органов. При нек-рых же локализациях Н. эта операция технически просто неосуществима. Абсцессотомия (удаление содержимого Н. и его пиогенной оболочки) — более щадящее вмешательство, она обеспечивает не худшие результаты и является менее опасной. В 1953 г. П. Г. Корнев впервые применил абсцессотомию по типу предложенной им ранее (1948) укорачивающей фистулотомии с одновременным кюрета-жем туберкулезных очагов в телах позвонков. Оперативные вмешательства такого рода оказались более эффективными, чем пункции Н.

Прогноз при радикальном оперативном лечении благоприятный. Он зависит от своевременной диагностики, точного определения локализации Н., комплексного использования основных методов лечения, в частности одновременного применения абсцессотомии (абсцессэктомии) и некрэктомии очага поражения кости с последующим проведением массивной антибактериальной терапии. Соблюдение этих условий почти во всех случаях гарантирует полное излечение Н. Так, по данным П. Г. Корнева (1971), из 575 больных, перенесших операции по поводу Н., лишь у 5 остались свищи, потребовавшие повторных вмешательств.

Библиография: Гусейнов Г. К. Забрюшинным натечный абсцесс при туберкулезе позвоночника, Хирургия, №11, с. 118, 1974; Заводчиков С. Г. и Аронский А. С. Роль ангиографии в дифференциальной диагностике внутригрудных абсцессов у больных туберкулезным спондилитом, Пробл, туб., № 6, с. 48, 1978; Зедгенидзе Г. А., Грацианский В. П. и Сивенко Ф. Ф. Рентгенодиагностика костно-суставного туберкулеза, с. 168, Л., 1958; Корнев П. Г. Хирургия костно-суставного туберкулеза, ч. 3, с. 57, Д., 1971; Краснобаев Т. П. Костно-суставной туберкулез у детей, с. 33, 203, М., 1947; Малевский А. М. Пневморетроперитонеум как метод диагностики псоас-абсцессов, Ортоп, и травмат., № 2, с. 79, 1973; Минeeв П. П. Анатомические пути распространения натечных абсцессов при туберкулезном спондилите, Вестн, хир., т. 74, № 6, с. 54, 1954; Сагалович В. Я. Особенности фистулографии при свищевых осложнениях туберкулеза позвоночника, Вестн, рентгенол, и радиол., № 3, с. 36, 1972; Степанов В. А. Эффективность хирургического лечения больных туберкулезом пояснично-крестцового отдела позвоночника, осложненного абсцессами и свищами, в кн.: Восстановительное лечение больных костно-суставным туберкулезом, под ред. E. Н. Варфоломеева и др., с. 52, Киев, 1972; Чистович А. Н. Патологическая анатомия и патогенез туберкулеза, с. 87, JI., 1973; Davi d-C haus-s ё J. e. a. Mal de Pott dorsal, suppuration mediastinale, tuberculose de Toeso-phage avec fistules cutanees abc£s froids thoraciques, Rev. Rhum., t. 44, p. 193, 1977; K a s t e r t J. u. U e h 1 i n-ger E. Skelettuberkulose, Handb. d. Tuberk., hrsg. v. J. Hein u. a., Bd 4, S. 443, Stuttgart, 1964; Kremer W. u. Wies.se O. Die Tuberkulose der Knochen und Gelenke, B., 1930.

Д. K. Хохлов; С.И. Финкельштейн (рент.).

источник

Критерии Клинические признаки
«Римские» диагностические критерии (1961) Боль и скованность в крестцово-подвздошной области, продолжающиеся более 3 месяцев и не уменьшающиеся в состоянии покоя; боль и скованность в грудном отделе позвоночника; ограничение движений в поясничном отделе позвоночника; ограничения двигательной экскурсии грудной клетки; в анамнезе — ирит, иридоциклит и их последствия; рентгенологические признаки двустороннего сакроилеита.
«Нью-Йоркские» диагностические критерии (1966) Ограничение подвижности поясничного отдела позвоночника в трех направлениях (сгибание, разгибание, боковые наклоны); боли в грудопоясничном и поясничном отделах позвоночника в анамнезе или при обследовании; ограничение экскурсий грудной клетки при дыхании, составляющих менее 2,5 см (измеряется в области 4 межреберья).
«Пражские» диагностические критерии (1969) Боль и скованность в крестцово-подвздошной области; боль и скованность в грудном отделе позвоночника; ограничение движений в поясничном отделе позвоночника; ограничение экскурсии грудной клетки; ирит в анамнезе или в настоящее время.

Популярные записи

Что делать во время абсцесса
Аппендикулярный абсцесс операция пирогова
У кота абсцесс на голове что делать как лечить
Абсцесс ротовой полости лечение в домашних условиях
Абсцесс легкого после вскрытия
Абсцесс при заболеваниях пародонта
Вскрытие абсцесса бартолиновой железы видео
Основные симптомы абсцесса легкого