Меню Рубрики

Операция при экстрадуральном абсцессе

^ Операции при заболеваниях уха

Вид операционной раны при уста­новленном шунте-дренаже, а — шунт-дренаж; б — проекция сиг­мовидного синуса; в — задняя стенка наружного слухового прохода; г — тре-панационный канал.

стия вполне достаточно для удаления патологически измененных тканей из преддверия и улитки.

Обязательным условием лабиринтэктомии по Гинзбергу I являет­ся наложение контрапертуры на наружный полукружный канал, который находится на дне aditus ad antrum и легко определяется после вскрытия антрума. Близкое расположение канала лицевого нерва обусловливает значительную опасность этого момента опера­ции, так как минимальное отклонение инструмента от правильного направления может привести к травме лицевого нерва.

Для предотвращения повреждения лицевого нерва в окно преддве­рия под канал нерва вводят крючок. Конец крючка попадает в ам­пулу наружного полукружного канала, что служит ориентиром. Со­ответственно положению крючка производят вскрытие полукружного канала бором сверху вниз. После вскрытия канала ориентировку производят с помощью щупа, которым определяют направление тре­панации вдоль канала по его просвету.

Метод Бурге I отличается от способа Гинзберга I тем, что вскры­тие лабиринта начинают со стороны латерального полукружного ка­нала, а не со стороны промонториума, который вскрывают более широко. Кроме того, используют защититель канала лицевого нерва особой конструкции.

Способ Бохона. Первым этапом производят радикальную операцию на среднем ухе, формируют полость по возможности больших разме­ров. Затем вскрывают лабиринт через горизонтальный канал. Ори­ентиром при вскрытии является бороздка между горизонтальным по­лукружным каналом и нисходящим коленом канала лицевого нерва: она определяет пределы трепанации снизу. Если бороздка плохо вы­ражена, то нужно руководствоваться данными Bourque, согласно ко­торым горизонтальный полукружный канал в ампулярном отделе

расположен выше канала лицевого нерва на 1,5—2 мм, а в области нисходящего канала лицевого нерва на 3 мм.

Другим важным ориентиром является processus cochlearifonnis. При вскрытии горизонтального канала нельзя приближаться к нему ближе чем на 2 мм, так как на этом уровне канал лицевого нерва делает изгиб. Определив необходимые ориентиры, вскрывают ампулу горизонтального полукружного канала в направлении от лицевого нерпа. Вскрыв ампулу, зондом проникают в преддверие и устанав­ливают расположение полукружного канала, который вскрывают до его дуги, как правило, отстоящей кзади от края окна преддверия на 5 мм.

Следующим моментом операции является вскрытие ампулы фрон­тального полукружного канала, который располагается непосредст­венно над ампулой горизонтального полукружного канала. Затем продолжают трепанацию костного массива спереди назад над гори­зонтальным полукружным каналом, смещаясь на 2—3 мм кзади от его дуги, где в толще медиальной стенки aditus ad antrum распола­гается сагиттальный полукружный канал. Постепенно углубляясь, вскрывают и сагиттальный канал.

На этом этапе операции горизонтальный полукружный канал вскрыт на протяжении от ампулы до изгиба гладкого колена, капал представляет ссбой /келоб, открытый кверху. Фронтальный полукруж­ный канал вскрыт сз;
182

Операции при заболеваниях уха

Расширенная лабиринтэктомия по Нейманну. Показанием к рас­ширенной лабиринтоктомии является гнойный лабиринт с внутриче­репным осложнением. Принципиальным отличием этого способа от описанных выше является обнажение твердой мозговой оболочки задней черепной ямки так широко, как это только возможно.

После выполнения радикальной операции на среднем ухе, вскры­тия лабиринта и обнажения твердой мозговой оболочки задней череп­ной ямки снимают заднюю поверхность пирамиды по направлению к внутреннему слуховому проходу. Кость снимают строго параллель­но задней поверхности пирамиды, постепенно продвигаясь вперед по направлению к верхушке пирамиды до тех пор, пока не появится спинномозговая жидкость как свидетельство того, что внутренний слуховой проход вскрыт.

Для более широкого обнажения твердой мозговой оболочки и сво­бодного доступа к внутреннему слуховому проходу операцию иногда дополняют обнажением твердой мозговой оболочки средней черепной ямки от угла пирамиды до барабанного устья слуховой трубы со снесением верхней грани пирамиды от ее угла до верхушки.

Способ Уффенорде заключается в широком и полном вскрытии всех полостей лабиринта, обнажении твердой мозговой оболочки зад­ней черепной ямки в области saccus endolymphaticus и вскрытии дна внутреннего слухового прохода. Операция в полном объеме может быть выполнена только после освобождения лицевого нерва из его канала.

Лабиринтэктомию выполняют после общеполостной операции на среднем ухе, при которой полость формируют возможно больших размеров, особенно наружное отверстие костной раны. Первым эта­пом вскрывают заднюю черепную ямку медиально от сигмовидного синуса. Затем удаляют кость позади лицевого нерва в виде желоба, что облегчает дальнейшее его обнажение. Шпору сглаживают сна­ружи возможно больше, что позволяет начать вскрытие канала ли­цевого нерва именно в этом месте. В большинстве случаев достаточ­но обнажить лицевой нерв только в области горизонтального колена, в нисходящей части лицевого нерва можно обнажить его до processus pyramidalis. В этот ответственный момент операции, чтобы избежать повреждения нерва, анестезиолог тщательно наблюдает за мимиче­ской мускулатурой больного и о каждом подергивании мышц лица информирует хирурга.

После обнажения латеральной половины лицевого нерва удаляют кость между обнаженной dura mater задней черепной ямки и лице­вым нервом. Отсюда же вскрывают сзади преддверие и наружный полукружный канал. После удаления костной ткани основного за­витка улитки и широкого вскрытия преддверия сзади и сверху по­зади лицевого нерва, как правило, отделяют весь блок, содержащий наружные части полостей преддверия вместе с желобом канала ли­цевого нерва. Затем удаляют нависающие костные стенки и широко обнажают твердую мозговую оболочку задней черепной ямки до пол-

ного обнажения эндолимфатической ямки. Внутренний слуховой про­ход вскрывают после удаления улитки.

В результате этой операции формируется большая, хорошо обо­зримая полость, в которой свободно лежит лицевой нерв. Заушную рану при расширенных операциях на ухе не зашивают, полость там­понируется рыхло турундами, пропитанными мазями, содержащими антибиотики. Вначале тампонируется полость со стороны вскрытой улитки и вскрытых полукружных каналов, а затем все полости сред­него уха.

^ ХИРУРГИЧЕСКИЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ПРИ ОТОГЕННЫХ И РИНОГЕННЫХ ВНУТРИЧЕРЕПНЫХ ОСЛОЖНЕНИЯХ

Ото- и риногенные внутричерепные осложнения встречаются в кли­нической практике еще сравнительно часто и являются тяжелыми в прогностическом отношении заболеваниями. Они имеют целый ряд общих черт.

Отогенные внутричерепные осложнения развиваются как при ост­рых, так и при хронических средних отитах и лабиринтитах, риноген­ные — главным образом при острых и хронических синуитах. Рино-генные внутричерепные осложнения встречаются реже, но по кли­ническому течению и в прогностическом отношении они значитель­но тяжелее отогенных.

Есть основание считать, что ото- и риногенные внутричерепные осложнения часто представляют собой последовательные звенья еди­ного патологического процесса. Едиными для них в основном яв­ляются и принципы лечения. Главный из них, провозглашенный еще в прошлом веке, сохранился до настоящего времени — ведущим методом лечения является хирургический, направленный на устра­нение первичного очага.

При выполнении соответствующих операций необходимо придер­живаться ряда правил, методических приемов и рекомендаций, в зна­чительной степени общих для всех гнойных внутричерепных отоген­ных и рпногенных осложнений.

  1. Хирургическое вмешательство по поводу ото- и риногенных
    внутричерепных осложнений всегда является срочным, и произво­
    дить его следует безотлагательно. Исход операции находится в пря­
    мой зависимости от сроков ее проведения.
  2. Выжидательная тактика с целью тонкой дифференцировки, точ­
    ного определения в предоперационном периоде формы, локализации
    и распространенности внутричерепного процесса недопустима.
  3. Даже крайне тяжелое общее состояние больного при наличии
    гнойного ото- или риногенного осложнения не должно служить про­
    тивопоказанием к проведению операции, ибо только она может пред­
    отвратить летальный исход.

184

Операции при заболеваниях уха

  1. Хирургическое вмешательство при внутричерепных ото- и рк
    ногенных осложнениях желательно проводить под общим эндотрГ*
    хеальным наркозом. В отдельных случаях приемлемой для этой ‘
    является и местная анестезия с использованием НЛА.
  2. Операции на ухе и придаточных пазухах носа при

репных осложнениях всегда следует проводить через широкий д

ступ.

  1. Удаление кости во время операции следует производить щад^,
    щим, безмолотковым способом, с помощью фрез, стамесок, ложечек
    и лишь в крайнем случае долотом.
  2. В процессе выполнения операции на ухе и придаточных пазухах
    носа необходимо тщательно удалять все патологически измененные
    ткани, максимально щадя при этом здоровую кость и слизистую обо.
    лочку.
  3. Для обеспечения широкого и безопасного обнажения твердой
    мозговой оболочки следует избегать формирования над ней узкой в
    глубокой костной раны, она должна быть по возможности оптималь­
    ных размеров.
  4. С целью предупреждения травмы твердой мозговой оболочки
    при ее обнажении целесообразно предварительно отслаивать распа­
    тором или ложечкой от краев дефекта кость, подлежащую удалению.
    Особая осторожность при этом требуется при манипуляциях в об­
    ласти венозных синусов.
  1. Твердую мозговую оболочку при ото- и риногенных внутриче­
    репных осложнениях всегда необходимо обнажать достаточно ши­
    роко, за пределы патологически измененных участков.
  2. Обнаженную твердую мозговую оболочку необходимо тщатель­
    но обследовать визуально и пальпацией, иногда с помощью оптиче­
    ских приспособлений; грануляции на ней удалять не следует.
  3. При наличии свободного гноя в ране необходимо принимать
    все меры предосторожности для предупреждения инфицирования
    окружающих тканей.
  4. Заушную рану после операций на ухе, произведенных по по­
    воду внутричерепных осложнений, зашивать не следует. Она обес­
    печивает возможность динамического наблюдения за течением бо­
    лезни и последующего терапевтического воздействия на патологиче­
    ский процесс, в том числе и очередного хирургического вмешатель­
    ства, если в этом возникает необходимость.
  5. Хирургическое лечение ото- и риногенных внутричерепных
    осложнений всегда необходимо сочетать с рациональной и активной
    антибактериальной, противовоспалительной, антитоксической, дезин­
    фицирующей, дегидратирующей, десенсибилизирующей, общеукреп­
    ляющей терапией.
  6. Результаты хирургического лечения ото- и риногенных внут­
    ричерепных осложнений зависят от его вида и стадии заболевания,
    пола и возраста больного, общего его состояния, времени поступле­
    ния в клинику от начала заболевания, характера инфекции, сроков

проведения операции и других факторов. Особая роль принадлежит врачу, его общей и хирургической квалификации, оперативности в обследовании и лечении больного.

^ Операции при экстрадуральном абсцессе

Экстрадуральный абсцесс возникает в результате скопления гноя между наружной поверхностью твердой мозговой оболочки и соот­ветствующим участком кости черепа. В зависимости от источников гноя и путей его проникновения к мозговой оболочке экстрадураль-вый абсцесс отогенного происхождения локализуется обычно в сред­ней или задней черепной ямке, риногенного — в передней, реже в средней черепной ямке.

Риногенный экстрадуральный абсцесс чаще возникает при пора­жении лобных, основных и решетчатых придаточных пазух носа. В случаях расположения гнойника рядом с сигмовидным синусом его называют перисинуозным абсцессом. Исключительно редко экст-радуральные абсцессы отогенной природы локализуются вне границ височной кости.

Подозрение на рино- или отогенный экстрадуральный абсцесс, а тем более наличие убедительных доказательств являются основа­нием для хирургического вмешательства. Операцию на ухе или придаточных пазухах носа в этих случаях следует производить не­медленно, в экстренном порядке, с соблюдением основных правил и рекомендаций, изложенных выше.

При остром среднем отите, осложненном экстрадуральным абс­цессом, производят простую трепанацию сосцевидного отростка, при хроническом — общеполостную операцию на ухе. В случаях гнойно­го поражения лабиринта и его причинной роли в возникновении внут­ричерепного осложнения осуществляют также элиминацию патоло­гического очага в лабиринте. При остром и хроническом синуите, послужившем источником развития экстрадурального абсцесса, про­изводят вскрытие соответствующих придаточных пазух.

Во время операции на первичном гнойном очаге обязательно об­нажают твердую мозговую оболочку. Место и размеры обнажения оболочки определяются главным образом характером и распростра­ненностью патологического процесса, локализацией и величиной экстрадурального абсцесса. Однако в любом случае твердую мозго­вую оболочку следует обнажать широко, за пределы измененных участков.

Последовательно и тщательно удаляют все патологически изменен­ные ткани, широко вскрывают абсцесс и создают благоприятные ус­ловия для дренирования раны в основном за счет устранения в ране узких и глубоких карманов, формирования гладких и ровных стенок я краев. Техника выполнения этого ответственного этапа операции в значительной степени зависит от состояния височной кости или церебральных стенок соответствующих придаточных пазух носа.

186

Операции при заболеваниях уха

Обнажение твердой мозговой оболоч* ки в области средней черепной ямк» костными кусачками.

Отслаивание твердой мозговой обо­лочки от прилежащей кости изог­нутым распатором.

В случаях обширного разрушения их патологическим процессом обнажение твердой мозговой оболочки не представляет для хирурга особых трудностей. Его производят в основном без использования дополнительных технических приемов, одновременно с изъятием раз­рушенной кости и вскрытием гнойника.

Труднее обнажить твердую мозговую оболочку и удалить экстра-дуральный абсцесс при склеротическом строении сосцевидного от­ростка и ограниченной деструкции кости — лишь в приантральной области. То же самое относится и к стенкам придаточных пазух носа. Поиску гнойника в этих случаях помогает обнаружение кост­ной фистулы, ведущей в экстрадуральное пространство. У отдельных больных экстрадуральный абсцесс выявляется лишь после кропотли­вого и трудоемкого процесса снятия толстого слоя склеротически из­мененной кости.

Как и на других этапах хирургического вмешательства, удаление костной ткани в данном случае целесообразно производить безмо­лотковым способом, лучше всего различными по конфигурации и величине прямолинейными, изогнутыми и желобоватыми стамесками. После небольшого обнажения стамеской твердой мозговой оболочки снимать прилежащую кость удобно костными ложечками разных размеров и кусачками различной конфигурации и величины (рис. 212).

Читайте также:  Какие препараты при абсцессе

При расширении отверстия в кости во время обнажения твердой мозговой оболочки имеется повышенная опасность повреждения ее инструментами вплоть до разрыва. Если разрыв произойдет в стенке’ венозного синуса, появляется значительное кровотечение, которое резко осложняет операцию. Во избежание травмирования мозговой оболочки целесообразно предварительно отслоить ее от прилежащей кости тупым изогнутым распатором или выпуклой стороной костной

ложечки (рис. 213). Необходимо заметить, что отслаивание твердой
мозговой оболочки от прилежащей кости можно производить лишь
при отсутствии в ране свободного гноя, скопления холестеатомных
масс, инфицированных грануляций, кариозной костной ткани. Осво­
бождать рану от гноя, крови, промывной жидкости, мелких твердых
частиц удобно с помощью водоструйного или электрического отсоса.
Необходимо придерживаться следующего правила: манипуляции на
твердой мозговой оболочке можно проводить лишь на завершающих
этапах операции, когда основные действия по обнаружению и устра­
нению патологического Содержимого из уха уже закончены. Я

Обнажать твердую мозговую оболочку необходимо очень осторож­но, но достаточно широко, за границы измененных участков. Обна­женную мозговую оболочку следует тщательно осмотреть и обследо­вать путем пальпации тупым зондом на наличие очагов деструкции и свищей, ведущих в субдуральное пространство. Целесообразно при этом пользоваться оптическими приборами. Грануляции на твердой мозговой оболочке необходимо не травмировать и не удалять.

Операцию заканчивают контрольным осмотром, туалетом всей ра­ны и рыхлой тампонадой ее по общим правилам. Заушную рану оставляют открытой для последующего лечения и наблюдения за течением болезни.

При положительной динамике заболевания на заушную рану на­кладывают отсроченные или вторичные швы. У некоторых больных после выздоровления приходится делать пластическую операцию по закрытию образовавшегося заушного отверстия.

При наружном подходе к пораженной придаточной пазухе носа рану обычно зашивают, однако в полость ее целесообразно ввести дренажную трубку. Особое внимание следует обратить на создание широкого соустья пазухи с полостью носа. Функционирование его в ближайшем и отдаленном послеоперационном периоде обеспечива­ется использованием резиновых, силиконовых, фторопластовых и других эластических трубок, а также трубок из гетерогенной брю­шины. Хирургическое лечение экстрадуральных абсцессов необхо­димо сочетать с соответствующей консервативной терапией.

^ Операции при субдуральном абсцессе

Субдуральный абсцесс как изолированное, самостоятельное ослож­нение при воспалительных процессах уха и придаточных пазух носа встречается очень редко. Чаще он сочетается с другими внутриче­репными осложнениями. В зависимости от источника инфицирова­ния субдуральный абсцесс наблюдается в задней, средней или пе­редней черепной ямке.

Отогенные субдуральные абсцессы локализуются, как правило, в средней черепной ямке, значительно реже в задней и как исклю­чение в передней; риногенные — обычно в передней, реже в средней и как исключение в задней. Субдуральный абсцесс нередко сочетает-

188

Операции при заболеваниях уха


  1. Пункция субдурального пространства в области средней черепной ямки.
  2. Рассечение твердой мозговой оболочки в области средней черепной обо­
    лочки.

ся с экстрадуральным абсцессом, гнойным лептоменингитом, энце­фалитом. В этих случаях клиническая картина заболевания соответ­ственно усложняется. Однако неизменной должна оставаться тактика врача — обязательное и безотлагательное хирургическое лечение больного. Без элиминации первичного гнойного очага и удалс аия сформировавшегося абсцесса излечение практически невозможно. Недопустимо терять время на ожидание или поиски дополнительных симптомов, чтобы уточнить форму внутричерепного осложнения. Этот вопрос не главный в лечении больных с внутричерепными осложнениями, его достаточно легко решить во время операции.

При остром гнойном отите, послужившем источником возникнове­ния субдурального абсцесса, производят простую трепанацию сосце­видного отростка, при хроническом — радикальную операцию на ухе, при синуите — широкое вскрытие соответствующих пазух. После изъ­ятия патологического содержимого из первичного очага и широкого обнажения твердой мозговой оболочки до непораженных тканей ее тщательно обследуют. При наличии субдурального абсцесса твердая мозговая оболочка над гнойником часто бывает желто-белого или желто-зеленого цвета, истончена, покрыта гнойно-некротическим, фибринозным налетом, грануляциями, иногда набухшая, выпячена. без пульсации, с участками некроза, свищами, ведущими в субду-ральное пространство. Иногда через измененную мозговую оболочку просвечивает гной.

Перед манипуляциями по обнаружению и вскрытию субдураль­ного абсцесса твердую мозговую оболочку дезинфицируют 5% спир­товым раствором йода и принимают меры для предупреждения зате

кания гноя в экстрадуральное пространство. С этой целью следует избегать излишнего отслаивания мозговой оболочки от прилежащей кости и предохранять окружающие непораженные ткани марлевыми прокладками.

При наличии в твердой мозговой оболочке точечной фистулы, ве­дущей в абсцесс, ее расширяют узким скальпелем линейным или крестообразным разрезом, через который извлекают гной шприцем или отсосом, не травмируя окружающие ткани. В случае отсутствия свища субдуральное пространство пунктируют через твердую мозго­вую оболочку толстой иглой со шприцем в нужных направлениях. Для предупреждения травмирования и дополнительного инфициро­вания подлежащих оболочек и мозгового вещества игле всегда при­дают тангенциальное направление (рис. 214).

При обнаружении гноя в субдуральном пространстве его сразу же, не вынимая иглы, максимально извлекают шприцем, после чего ост­роконечным скальпелем производят крестообразное рассечение твер­дой мозговой оболочки над гнойником для последующего его дрени­рования (рис. 215). Если гнойник обнаружен за пределами обна­женной твердой мозговой оболочки, ее целесообразно дополнительно обнажить в направлении абсцесса. Чем ближе к ране удается вскрыть гнойник, тем легче и эффективнее его дренировать, тем быстрее на­ступает обратное развитие процесса.

Дренирование абсцесса производят полосками перчаточной рези­ны, полиэтиленовыми и другими мягкими и инертными по отноше­нию к тканям материалами до прекращения выделения гноя (рис. 216). Преждевременное закрытие дренажного отверстия в твердой мозговой оболочке является причиной рецидивов абсцесса или возникновения других, еще более тяжелых внутричерепных осложнений. Ушивать заушную операционную рану до установления полного излечения не следует.

При субдуральном абсцессе риногенного происхождения все прие­мы по его обнаружению и вскрытию, а также послеоперационное ведение в основном такие же, как и при гнойнике отогенной приро­ды. Обнажение мозговой оболочки и дренирование риногенных абс­цессов производят чаще всего через пораженные лобные пазухи, вскрытые, как правило, наружным путем (рис. 217, 218, 219). Редко для этой цели пользуются самостоятельным подходом — через здоро­вые ткани. Такие операции, как правило, выполняют нейрохирурги.

Выздоровлению больного способствует комплексное использование в послеоперационном периоде современных методов и средств кон­сервативного лечения.

^ Операции при гнойном лептоменингите

Ото- и риногенные лептоменингиты развиваются в результате инфи­цирования мозговых оболочек непосредственно из первичного гной­ного очага в ухе, носу или придаточных пазухах носа или являются

190

источник

  • Что такое Экстрадуральный абсцесс
  • Что провоцирует Экстрадуральный абсцесс
  • Патогенез (что происходит?) во время Экстрадурального абсцесса
  • Симптомы Экстрадурального абсцесса
  • Диагностика Экстрадурального абсцесса
  • Лечение Экстрадурального абсцесса
  • К каким докторам следует обращаться если у Вас Экстрадуральный абсцесс

Возникает в результате распространения воспалительного процесса из барабанной полости и сосцевидного отростка в полость черепа и локализуется в средней или задней черепных ямках. В том случае, когда гнойник расположен между наружной стенкой венозного синуса и костью, он обозначается как перисинуозный абсцесс.

Экстрадуральный абсцесс может быть осложнением острого среднего отита или обострения хронического гнойного отита; нередко при этом наблюдается гной в полостях среднего уха, холестеатома, часто — разрушение крыши сосцевидной пещеры или барабанной полости. При экстрадуральном абсцессе, осложняющем острый гнойный отит, могут быть клинические симптомы мастоидита.

Экстрадуральный абсцесс обычно имеет контактный механизм возникновения. Источником инфекции в большинстве случаев является остопериостит, кариозный процесс, расположенный в стенке околоносовой пазухи, что может иметь место при их хронических воспалениях (фронтит, этмоидит, сфеноидит). Начало заболевания характеризуется возникновением ограниченного очага воспаления в области твердой мозговой оболочки, а именно ее наружного листка.

Воспаление принимает характер гнойного или некротического. Патологический процесс постепенно прогрессирует. Со временем между костью черепа и твердой мозговой оболочкой формируется гнойный очаг. Обычно он отграничивается от окружающих тканей грануляционной тканью и спайками. Локализация экстрадурального абсцесса может быть различной. В случае фронтита или этмоидита гнойный очаг располагается в передней черепной ямке. При сфеноидите он находится в средней черепной ямке.
По анатомо-топографическим, морфологическим и клиническим особенностям к открытому в среднее ухо экстрадуральному абсцессу близко стоит ограниченный пахименингит, который можно рассматривать как начальную фазу развития абсцесса. В тех случаях, когда в месте проникновения инфекции к твердой мозговой оболочке костная стенка среднего уха сохраняется, образуется закрытый экстрадуральный абсцесс. Если же эта стенка разрушена кариесом, ограниченного гнойного пространства между костью и твердой мозговой оболочкой не образуется, и dura mater оказывается стенкой гнойного очага в среднем ухе.

Основной жалобой при экстрадуральном абсцессе является головная боль. В некоторых случаях ее ошибочно принимают за обострение хронического синусита. Зачастую данное заболевание протекает без каких-либо симптомов и его обнаружение является случайным, что имеет место при различных операциях на околоносовых пазухах. Отсутствие симптомов в данном случае связано с тем, что происходит опорожнение абсцесса в околоносовую пазуху посредством фистулы. В ряде случаев опорожнения абсцесса не происходит, и он постепенно увеличивается в объеме. Это увеличение приводит к повышению внутричерепного давления и появлению следующих симптомов: головная боль, тошнота, рвота, застойные явления в диске зрительного нерва, брадикардия. В результате повышения внутричерепного давления может происходить сдавление обонятельного тракта и обонятельной луковицы, при этом происходит нарушение обонятельной функции. Могут поражаться также отводящий, лицевой, тройничный, языко-глоточный, блуждающий нервы. Это приводит к гипотонии мышц лица, нарушению отведения глаза кнаружи на пораженной стороне, снижению или полному выпадению роговичного рефлекса, парезу мышц мягкого неба.

В анализах крови отмечается увеличение СОЭ и нейтрофильный лейкоцитоз. При исследовании цереброспинальной жидкости определяется увеличение белка и клеточных элементов.

Решающее значение в диагностике имеет КТ или МРТ головного мозга, где четко выявляется объемный процесс. Отсутствие определенной клинической картины субдурального абсцесса (ограниченного пахименингита) указывает на необходимость хирургической лечебной тактики при хроническом кариозном среднем отите, при котором никогда нельзя исключать ограниченный пахименингит.

Лечение экстрадурального абсцесса — обязательно хирургическое — расширенная общеполостная операция на среднем ухе. Показанием к операции является локальная головная боль, ухудшение общего состояния, обильное гноетечение из уха, появление очаговых симптомов, выявляемый рентгенологически кариозный процесс в аттикоантральной области. Нередко только во время операции проводится дифференциальная диагностика с внутримозговым и субдуральным абсцессом.

источник

Экстрадуральный абсцесс- скопление гноя между твердой мозговой оболочкой и костью. Он осложняет как острый средний отит, так и обострение хронического гнойного отита. Он возникает в результате распространения воспалительного процесса из сосцевидного отростка и барабанной полости в полость черепа и локализуется либо в задней черепной ямке, либо в средней. Симптомы: головная боль, она чаще бывает постоянной и не очень интенсивной, при перисинузном абсцессе боль- в затылке или в области лба; при абсцессе в средней черепной ямке- в области чешуи височной кости; при глубоком абсцессе с вовлечением гассегова узла- в области лица. Головная боль сопровождается тошнотой, рвотой, сонливостью. Важный симптом- обильное кровотечение из уха. Лечение: хирургическое. Неоходимо диагностировать с внутримозговым и субдуральным абсцессом. Исчезновение поле операции очаговых симптомов позволяет исключить наличие субдурального и внутримозгового абсцессов. Хирургическое лечение состоит из санации гнойного очага в среднем ухе и пунктировании вещества мозга в поисках абсцессов. Когда абсцесс обноружен, то проводят вскрытие его полости, спорожнение, устанавливают дренаж, позволяющий оттекать гнойному содержимому. Проводится интенсивное общее лечение с привлечением невропатологов, нейрохирургов, терапевтов.

Основными локальными симптомами абсцесса височной доли являются афазия и гемианопсия. Самый яркий симптом- афазия при поражении височной доли у правшей. Отсутствие афазии при левосторонней локализации процесса может быть объяснено скрытой леворукостью, отсутствием значительного перифокального воспаления и отека. При амнестической афазии больной не может называть знакомые предметы, иногда нарушается способность считать. При глубоком расположении абсцесса возникает полная афазия больной не произносит слова. Выявляются рефлексы Бабинского, Гордона. Гемианопсия- вовлечение в процесс зрительного пути, проходящего через височную долю в затылочную. Лечение: хирургическое лечение состоит из санации гнойного очага в среднем ухе и пунктировании вещества мозга в поисках абсцессов. Когда абсцесс обноружен, то проводят вскрытие его полости, спорожнение, устанавливают дренаж, позволяющий оттекать гнойному содержимому. Проводится интенсивное общее лечение с привлечением невропатологов, нейрохирургов, терапевтов.

Для абсцесса мозжечка характена сильнейшая головная боль, чаще в области затылка. Отмечаются адиадохокинез на стороне поражения, грубый нистагм (чаще всего горизонтальный, крупноразмашистый; реже вертикальный и ротаторный), направленный также в сторону поражения, промахивания одной рукой, соответствующей стороне поражения. Найболее важными очаговыми симптомами являются нарушения мышечного тонуса, дизартрия, парезы конечностей и парезы взора, вовлечение в процесс отводящего и лицевого нервов. Тонические судороги, нарушение пульса и дыхания наблюдаются в терминальных стадиях. К офтальмологическим изменениям следует отнести нарушения остроты зрения, неврит зрительного нерва, изменение полей зрения. Лечение: хирургическое лечение состоит из санации гнойного очага в среднем ухе и пунктировании вещества мозга в поисках абсцессов. Когда абсцесс обноружен, то проводят вскрытие его полости, спорожнение, устанавливают дренаж, позволяющий оттекать гнойному содержимому. Проводится интенсивное общее лечение с привлечением невропатологов, нейрохирургов, терапевтов.

Читайте также:  Спиртовой компресс при абсцессе ягодицы

Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

источник

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Экстрадуральный абсцесс — скопление гноя между твёрдой мозговой оболочкой и костями черепа.

Патогенез экстрадурального абсцесса

Экстрадуральный абсцесс возникает в результате распространения воспалительного процесса из сосцевидного отростка и барабанной полости в полость черепа и локализуется в задней или в средней черепной ямке. Экстрадуральный абсцесс может развиться как при остром отите, так и при обострении хроническою гнойного среднего отита. В таких случаях во время радикальной операции на ухе почти всегда наблюдается холестеатома, гной в барабанной полости, часто разрушение крыши барабанной полости, а при локализации экстрадурального абсцесса в задней черепной ямке — гнойный лабиринтит.

Симптомы экстрадурального абсцесса

Симптоматика экстрадурального абсцесса бедна, и нередко он диагностируется только во время операции. Экстрадуральный абсцесс, возникающий при остром гнойном отите, часто сочетается с симптомами мастоидита. Общие симптомы мало выражены. Основной симптом экстрадурального абсцесса — обильное гноетечение из уха.

Постоянный симптом экетрадурального абсцесса — не очень интенсивная головная боль. Головная боль локализуется при перисинуозном абсцессе в затылочной и лобной областях, при абсцессе средней черепной ямки в области чешуи височной кости, в заушной области и в области козелка. При более глубоком расположении абсцесса, с вовлечением в процесс гассерова узла или его ветвей возможно появление тригеминалькых болей в области лица. При экстрадуральном абсцессе и задней черепной ямке боли локализуются в области шеи. Иногда при этой локализации абсцесса вследствие вследствие боли и головокружении развивается кривошея.

Головная боль у некоторых больных сопровождается тошнотой, рвотой, сонливостью. Общее состояние может быть как удовлетворительным, так и тяжёлым.

Диагностика экстрадурального абсцесса

Температура тела чаще нормальная или субфебрильная даже при наличии перисинуозного абсцесса. Резкое повышение температуры почти всегда свидетельствует о развитии менингита или синустромбоза. Частота пульса, как правило, соответствует температуре, брадикардия наблюдается редко.

При физикальном обследовании больного возможно выявление менингеальных симптомов: лёгкая ригидность затылочных мышц, симптом Кернига, чаще более выраженный на стороне абсцесса.

Редко имеют место очаговые симптомы. При локализации в средней черепной ямке они бывают в виде парезов противоположных конечностей, нарушения чувствительности в них, фокальных эпилептических припадков. Двусторонний парез свидетельствует обычно о вовлечении в процесс мягкой мозговой оболочки. При локализации экстрадурального абсцесса в задней черепной ямке отмечают нистагм, нарушения координации в гомолатеральных конечностях, низкий мышечный тонус в них. При глубоком расположении абсцесса, опускающегося к основанию, наблюдается парез отводящего нерва на стороне абсцесса.

Анализы крови без отклонений от нормы. СОЭ не увеличена. Изменения крови наблюдаются только при обширном пахименингите. Состав спинномозговой жидкости, как правило, не изменён.

Наиболее эффективные методы диагностики экстрадурального абсцесса — КТ, МРТ. При отсутствии этих методов не потеряла своего значения краниография,

Краниографическая диагностика экстрадуральных абсцессов основывается на выявлении косвенных рентгенологических признаков, прежде всего смещения обызвествлённой шишковидной железы. Оно определяется на краниограммах в прямой проекции, так как в норме она располагается по средней линии.

При церебральной ангиографии достоверными признаками экстрадуральных абсцессов является оттеснение медиально, вместе с твёрдой мозговой оболочкой, сосудов, расположенных на выпуклой поверхности полушария головного мозга, от внутренней поверхности черепа с образованием бессосудистой зоны.

Во время операционного лечения экстрадурального абсцесса необходимо провести дифференциальную диагностику с внутримозговым и субдуральным абсцессами.

[1], [2], [3], [4], [5], [6]

источник

Экстрадуральный абсцесс возникает в результате скопления гноя между наружной поверхностью твердой мозговой оболочки и соот­ветствующим участком кости черепа. В зависимости от источников гноя и путей его проникновения к мозговой оболочке экстрадураль-вый абсцесс отогенного происхождения локализуется обычно в сред­ней или задней черепной ямке, риногенного — в передней, реже в средней черепной ямке.

Риногенный экстрадуральный абсцесс чаще возникает при пора­жении лобных, основных и решетчатых придаточных пазух носа. В случаях расположения гнойника рядом с сигмовидным синусом его называют перисинуозным абсцессом. Исключительно редко экст-радуральные абсцессы отогенной природы локализуются вне границ височной кости.

Подозрение на рино- или отогенный экстрадуральный абсцесс, а тем более наличие убедительных доказательств являются основа­нием для хирургического вмешательства. Операцию на ухе или придаточных пазухах носа в этих случаях следует производить не­медленно, в экстренном порядке, с соблюдением основных правил и рекомендаций, изложенных выше.

При остром среднем отите, осложненном экстрадуральным абс­цессом, производят простую трепанацию сосцевидного отростка, при хроническом — общеполостную операцию на ухе. В случаях гнойно­го поражения лабиринта и его причинной роли в возникновении внут­ричерепного осложнения осуществляют также элиминацию патоло­гического очага в лабиринте. При остром и хроническом синуите, послужившем источником развития экстрадурального абсцесса, про­изводят вскрытие соответствующих придаточных пазух.

Во время операции на первичном гнойном очаге обязательно об­нажают твердую мозговую оболочку. Место и размеры обнажения оболочки определяются главным образом характером и распростра­ненностью патологического процесса, локализацией и величиной экстрадурального абсцесса. Однако в любом случае твердую мозго­вую оболочку следует обнажать широко, за пределы измененных участков.

Последовательно и тщательно удаляют все патологически изменен­ные ткани, широко вскрывают абсцесс и создают благоприятные ус­ловия для дренирования раны в основном за счет устранения в ране узких и глубоких карманов, формирования гладких и ровных стенок я краев. Техника выполнения этого ответственного этапа операции в значительной степени зависит от состояния височной кости или церебральных стенок соответствующих придаточных пазух носа.

Операции при заболеваниях уха

Обнажение твердой мозговой оболоч* ки в области средней черепной ямк» костными кусачками.

Отслаивание твердой мозговой обо­лочки от прилежащей кости изог­нутым распатором.

В случаях обширного разрушения их патологическим процессом обнажение твердой мозговой оболочки не представляет для хирурга особых трудностей. Его производят в основном без использования дополнительных технических приемов, одновременно с изъятием раз­рушенной кости и вскрытием гнойника.

Труднее обнажить твердую мозговую оболочку и удалить экстра-дуральный абсцесс при склеротическом строении сосцевидного от­ростка и ограниченной деструкции кости — лишь в приантральной области.

Как и на других этапах хирургического вмешательства, удаление костной ткани в данном случае целесообразно производить безмо­лотковым способом, лучше всего различными по конфигурации и величине прямолинейными, изогнутыми и желобоватыми стамесками. После небольшого обнажения стамеской твердой мозговой оболочки снимать прилежащую кость удобно костными ложечками разных размеров и кусачками различной конфигурации и величины (рис. 212).

При расширении отверстия в кости во время обнажения твердой мозговой оболочки имеется повышенная опасность повреждения ее инструментами вплоть до разрыва. Если разрыв произойдет в стенке’ венозного синуса, появляется значительное кровотечение, которое резко осложняет операцию. Во избежание травмирования мозговой оболочки целесообразно предварительно отслоить ее от прилежащей кости тупым изогнутым распатором или выпуклой стороной костной

ложечки (рис. 213). Необходимо заметить, что отслаивание твердой мозговой оболочки от прилежащей кости можно производить лишь при отсутствии в ране свободного гноя, скопления холестеатомных масс, инфицированных грануляций, кариозной костной ткани. Осво­ бождать рану от гноя, крови, промывной жидкости, мелких твердых частиц удобно с помощью водоструйного или электрического отсоса. Необходимо придерживаться следующего правила: манипуляции на твердой мозговой оболочке можно проводить лишь на завершающих этапах операции, когда основные действия по обнаружению и устра­ нению патологического Содержимого из уха уже закончены. Я

Обнажать твердую мозговую оболочку необходимо очень осторож­но, но достаточно широко, за границы измененных участков. Обна­женную мозговую оболочку следует тщательно осмотреть и обследо­вать путем пальпации тупым зондом на наличие очагов деструкции и свищей, ведущих в субдуральное пространство. Целесообразно при этом пользоваться оптическими приборами. Грануляции на твердой мозговой оболочке необходимо не травмировать и не удалять.

Операцию заканчивают контрольным осмотром, туалетом всей ра­ны и рыхлой тампонадой ее по общим правилам. Заушную рану оставляют открытой для последующего лечения и наблюдения за течением болезни.

При положительной динамике заболевания на заушную рану на­кладывают отсроченные или вторичные швы. У некоторых больных после выздоровления приходится делать пластическую операцию по закрытию образовавшегося заушного отверстия.

При наружном подходе к пораженной придаточной пазухе носа рану обычно зашивают, однако в полость ее целесообразно ввести дренажную трубку. Особое внимание следует обратить на создание широкого соустья пазухи с полостью носа. Функционирование его в ближайшем и отдаленном послеоперационном периоде обеспечива­ется использованием резиновых, силиконовых, фторопластовых и других эластических трубок, а также трубок из гетерогенной брю­шины. Хирургическое лечение экстрадуральных абсцессов необхо­димо сочетать с соответствующей консервативной терапией.

источник

Мальчик, 6 лет, страдает левосторонним отитом уже около года; лечился амбулаторно. 19/Х 1994 г. гноетечение из левого уха усилилось, появилась головная боль, бессонница, общая слабость; один раз была рвота; мальчик старался больше лежать. Когда за ухом появилась припухлость, врач направил ребенка в Архангельскую ЛОР клинику с диагнозом «мастоидит».

Мы обратили внимание, что ребенок, принесенный на руках, стонет, капризничает, часто вздыхает; на все вопросы быстро и толково отвечает. Жалуется па головную боль. Керииг (+). Ригидность затылочных мышц резко выражена. Температура 38,5; пульс 80. За левым ухом флюктуирующая отечность тканей над левым сосцевидным отростком. Обильное гпоетечение из левого уха, свищ на задней стенке левогo наружного слухового прохода, весьма отечного, суженного, прикрывающего барабанную перепонку. РОЭ— 65; лейкоцитов—16 000.

Ввиду такого обострения хронического гнойного отита, с признаками сепсиса, менингита и мастоидита, производится радикальная операция левого уха. Обнаружено: субпериостальный абсцесс и свищ на передней стенке сосцевидного отростка, холестеатома в антруме и в полости среднего уха; ихорозный гной в большом количестве между костной стенкой и твердой мозговой оболочкой средней черепной ямки. Свищ на горизонтальном полукружном канале. Пункция височной доли — гноя нет.

После тщательного кюретажа введены тампоны с риванолом, наложена повязка. Назначено: стрептоцид внутримышечно и сульфидин в порошках; еяседневные перевязки. С неделю мальчик чувствовал себя хорошо, начал самостоятельно ходить. Аппетит и сон вошли в норму. В заушной рапе гноетечение уменьшилось.
7/XI у ребенка появилась сонливость; забыл названия предметов; на все вопросы отвечает «не знаю». Температура 38,0—37,8; пульс 100; самочувствие плохое.

Перевязка; пункция левой височной доли — гной. Инцизия мозга; расширена полость абсцесса носовым зеркалом и выпущено около столовой ложки фетидного гноя. Введена марлевая лента в гнойник, тампоны с риванолом в сосцевидный отросток и среднее ухо; продолжены стрептоцид внутримышечно и сульфидин в порошках.

Через неделю консультант-невропатолог записывает: „Имеется амнестическая афазия». Через две недели самочувствие мальчика хорошее; амнестической афазии нет; в полости мозгового абсцесса гноя почти нет.

9/ХII 1994 г. в хорошем состоянии ребенок выписан. 6/Х 1996 г. пришел к нам па контрольный осмотр и был демонстрирован на лекции студентам V курса Архангельского медицинского института для иллюстрации отдаленных результатов лечения отогенного абсцесса мозга.
Pitt наблюдал из двенадцати случаев одну такую комбинацию с экстрадуральным абсцессом.

Lund из сорока абсцессов мозга наблюдал четыре подобных комбинации.
У нас из четырнадцати вариантов абсцесса височной доли два случая были комбинированы с экстрадуральный абсцессом; оба были вскрыты обычной инцизией мозга с последующей тампонадой и закончились выздоровлением.

В случае 2, с установленным до операции точным диагнозом, больной Б-ев самостоятельно пришел в нашу клинику, находясь в полном сознании, с ясно выраженной амнестической афазией: случай простой.

В случае 1, о неуточнённым до операции диагнозом, больная была доставлена в клинику каретой „Скорой помощи» в тяжелом состоянии; наш консультант-невропатолог обследовал ее и написал; „Данных, говорящих об органическом поражении центральной нервной системы, нет». Операция была произведена только ввиду явного обострения хронического гнобного отита с холестеатомой. И неожиданно, во время операции, обнаружился свищевой ход в гнойник височной доли.

Читайте также:  Как лечить абсцесс фурункула

В 3-м случае, с предположенным до операции внутричерепным осложнением, больной П-ов прибыл в клинику в полночь, в тяжелом полубессознательном состоянии; здесь можно было допустить любое отогенное заболевание, в том числе и абсцесс мозга, но точно высказаться было трудно. Во время же операции обнаружился большой экстрадуральный абсцесс, который удовлетворительно объяснял тяжесть состояния больного и удержал нас от дальнейших поисков. Казалось нецелесообразным пунктировать, рискуя внести инфекцию в вещество мозга, когда нет точных симптомов мозгового абсцесса. И только через день после операции, когда мы впервые отметили амнестическую афазию, да и общее состояние больного ухудшилось так, что потребовалась ревизия раны, — был обнаружен свищевой ход в полость абсцесса левой височной доли.
У мальчика К-на (случай 6) мы пунктировали височную долю мозга во время первой операции, но безрезультатно. И только при перевязках обнаружили абсцесс.

Наконец в остальных двух случаях (4 и 5), хотя больные и не были в чрезмерно тяжелом состоянии и самостоятельно пришли в клинику, диагноз мозгового гнойника до операции не был поставлен, может быть, потому, что у обоих был правосторонний отит с поражением правой височной доли мозга.

Операция у последних двух больных производилась по строгим отиатрическим показаниям. Причем в случае 4 был обнаружен свищ, облегчивший выявление гнойника мозга, а затем во время перевязок выявился и второй абсцесс той же правой височной доли.

В другом случае (5) dura mater была на вид нормальна, поэтому, за отсутствием точно установленного диагноза, пункция мозга не была произведена, а впоследствии, во время перевязок, неожиданно выявился абсцесс правой височной доли.

Следовательно, ценным для всех шести больных было то, что они поступили в ушную клинику, где были оперированы своевременно, а затем, в послеоперационном периоде, находились под бдительным контролем; к тому же все обладали отличной врожденной сопротивляемостью. Правда, в первом случае ошибся в своей области даже невропатолог, не нашедший признаков органического поражения центральной нервной системы у больной 3-ной, имевшей зрелый абсцесс мозга. Стало быть, не только отиатр может испытывать затруднения в неврологической диагностике мозговых осложнений. Но так же, как в приведенных случаях отохирург мог обойтись без помощи нейрохирурга, так можно будет обходиться в будущем и без непременной помощи невропатологов для точной диагностики внутричерепных осложнений, если отоларингологи глубже вникнут в область отоневрологии.
В 1928 г. по поводу доклада Бабыкиной о двух случаях абсцесса мозга с исходом в выздоровление Свержевский подчеркнул, что подобный исход встречается сравнительно редко.

С. М. Компанеец в 1929 г. заявил по поводу сообщения о случае выздоровления в его клинике больного с абсцессом мозга: „До сих пор у нас был только один случай выздоровления от абсцесса большого мозга».
В клинике В. И. Воячека до 1924 г. статистика показала 0 % выздоровления при абсцессах большого мозга.

источник

Различают экстрадуральные, субдуральные, а также внутримозговые абсцессы (рис. 5.57 а, б). Их расположение по отноше-

Рис. 5.57.Отогенные абсцессы мозга (а), осложнения при остром среднем отите (б):

1 — открытый экстрадуральный абсцесс; 2 — закрытый экстрадуральный абсцесс;

4 — внутримозговой абсцесс

нию к оболочкам мозга и самому веществу мозга в определенной степени отражает этапы распространения инфекции из полостей среднего уха.

Экстрадуральный абсцесс представляет ограниченное скопление гноя между внутренней поверхностью височной кости и твердой мозговой оболочкой.

Возникает в результате распространения воспалительного процесса из барабанной полости и сосцевидного отростка в полость черепа и локализуется в средней или задней черепных ямках. В том случае, когда гнойник расположен между наружной стенкой венозного синуса и костью, он обозначается как перисинуозный абсцесс. Экстрадуральный абсцесс может быть осложнением острого среднего отита или обострения хронического гнойного отита; нередко при этом наблюдается гной в полостях среднего уха, холестеатома, часто — разрушение крыши сосцевидной пещеры или барабанной полости. При экстрадуральном абсцессе, осложняющем острый гнойный отит, могут быть клинические симптомы мастоидита.

По анатомо-топографическим, морфологическим и клиническим особенностям к открытому в среднее ухо экстрадуральному абсцессу близко стоит ограниченный пахименингит, который можно рассматривать как начальную фазу развития абсцесса. В тех случаях, когда в месте проникновения инфекции к твердой мозговой оболочке костная стенка среднего уха сохраняется, образуется закрытый экстрадуральный абсцесс. Если же эта стенка разрушена кариесом, ограниченного гнойного пространства между костью и твердой мозговой оболочкой не образуется, и dura materоказывается стенкой гнойного очага в среднем ухе.

Клиническая картина и диагностика.Клиника при экстрадуральном абсцессе бедна, он нередко диагностируется лишь во время плановой операции. Общие симптомы мало выражены. Температура чаще нормальная или субфебрильная даже при наличии перисинуозного абсцесса. Подъем температуры означает обычно развитие менингита или синустромбоза и сепсиса. Частота пульса соответствует температуре. Анализы крови часто без отклонений от нормы, СОЭ не увеличена. Лишь при обширном пахименингите наблюдаются небольшие изменения крови.

Головная боль при экстрадуральном абсцессе бывает далеко не всегда; в тех случаях, когда имеются жалобы на головную боль, она обычно постоянная, не очень интенсивная и локализуется при перисинуозном абсцессе в затылке и в лобных отделах, при абсцессах в средней черепной ямке — в височной, заушной области и в области козелка. При более глубоком расположении абсцесса с вовлечением гассерова узла

или его ветвей могут быть тригеминальные боли в области лица. При заднечерепном экстрадуральном абсцессе боли локализуются в шее, иногда при этом из-за боли развивается кривошея. Головная боль в ряде случаев сопровождается тошнотой, рвотой, сонливостью. Общее состояние обычно удовлетворительное, редко бывает тяжелое. Иногда наблюдается легкая ригидность затылочных мышц, симптом Кернига, более выраженный на стороне абсцесса; ликвор при этом обычно не изменен. Важным признаком экстрадурального абсцесса может быть обильное гноетечение из уха. Решающее значение в диагностике имеет КТ или МРТ головного мозга, где четко выявляется объемный процесс. Отсутствие определенной клинической картины субдурального абсцесса (ограниченного пахименингита) указывает на необходимость хирургической лечебной тактики при хроническом кариозном среднем отите, при котором никогда нельзя исключать ограниченный пахименингит.

Лечениеэкстрадурального абсцесса — обязательно хирургическое — расширенная общеполостная операция на среднем ухе. Показанием к операции является локальная головная боль, ухудшение общего состояния, обильное гноетечение из уха, появление очаговых симптомов, выявляемый рентгенологически кариозный процесс в аттикоантральной области. Нередко только во время операции проводится дифференциальная диагностика с внутримозговым и субдуральным абсцессом.

Субдуральный абсцесс —это скопление гноя между твердой и мозговой оболочкой и мозгом.

Развивается как осложнение хронического гнойного среднего отита, значительно реже — острого. Распространение инфекции на внутреннюю поверхность твердой мозговой оболочки совершается чаще контактным путем; на месте, соответствующем абсцессу, твердая мозговая оболочка размягчается, расплавляется с образованием большего или меньшего отверстия.

Близость субдурального абсцесса к мягкой мозговой оболочке, которая сразу расплавляется, и веществу мозга иногда приводит к развитию двух групп симптомов: менингеальных и очаговых, соответственно локализации абсцесса. Очаговые симптомы могут быть в виде легких пирамидных знаков при локализации абсцесса в средней черепной ямке или мозжечковых симптомов (спонтанный нистагм, промахивание на стороне поражения при выполнении указательных проб) при локализации в задней черепной ямке.

Характерным для субдурального абсцесса считается ремиттирующее течение менингеального синдрома с умеренным плеоцитозом в ликворе. Ввиду частого сочетания субдурального абсцесса с менингитом, внутримозговым абсцессом или синустромбозом весь симптомокомплекс представляет собой столь сложную мозаику различных клинических признаков, что из него трудно выделить характерные для субдурального абсцесса симптомы. Иногда дифференциальный диагноз становится возможен лишь с помощью КТ или МРТ.

Лечениесубдурального абсцесса обязательно хирургическое. Выполняется расширенная общеполостная операция (в редких случаях — антромастоидотомия) с обязательным обнажением сигмовидного синуса и твердой мозговой оболочки средней черепной ямки. Чаще всего диагноз может быть подтвержден лишь на операции, когда обнаруживается фистула в твердой мозговой оболочке, через которую выделяется гной. При отсутствии фистулы твердая мозговая оболочка в месте гнойника бывает желто-белого или желто-зеленого цвета, иногда выпячивается. В этом месте она обрабатывается настойкой йода и пунктируется толстой иглой. После аспирации шприцем гноя, не вынимая иглы, крестообразным разрезом вскрывают гнойник, вводят тонкий мягкий дренаж, используя для него перчаточную резину. Заушная рана рыхло тампонируется и не зашивается. В послеоперационный период проводят антибактериальную, дегидратирующую и общеукрепляющую терапию.

источник

Внутричерепные осложнения могут возникать как при острых, так и при хронических гнойных воспалениях среднего уха. При последних они возникают чаще.

Различают: 1) контактный путь распространения инфекции, когда в результате постепенного разрушения костных стенок барабанной полости и сосцевидного отростка или лабиринта устанавливается непосредственное соприкосновение воспалительного очага с оболочками мозга; 2) сосудистый путь, когда инфекция проникает в полость черепа по кровеносным сосудам.

Экстрадуральный абсцесс, представляющий собой скопление гноя между костью и прилегающей твердой мозговой оболочкой, встречается чаще других внутричерепных осложнений. В тех случаях, когда он располагается на наружной поверхности сигмовидной пазухи, его называют перисинуозным абсцессом.

Распространяясь между твердой мозговой оболочкой и костями черепа, Экстрадуральный абсцесс может достигать очень больших размеров.

Под влиянием воспаления твердая мозговая оболочка утолщается, покрывается грануляциями и при наличии оттока гноя через среднее ухо может долго противостоять прорыву.

Экстрадуральный абсцесс не имеет характерной симптоматики, и чаще всего диагноз ставится на операции, которая в этих случаях предпринимается по поводу осложнений острого или хронического отита. Во время операции широко обнажается вся измененная твердая мозговая оболочка. Исходы операции при экстрадуральном абсцессе благоприятны.

На втором месте по частоте внутричерепных осложнений стоит тромбофлебит сигмовидной пазухи. Нередко разрушение клеток сосцевидного отростка при мастоидите и накопление гноя на стенках синуса непосредственно ведут к воспалению стенок сигмовидной пазухи (флебит), а затем к образованию в ней тромба (тромбофлебит). Тромб с течением времени подвергается гнойному расплавлению и его инфицированные частицы через внутреннюю яремную вену заносятся в правое сердце. При метастазировании по малому кругу кровообращения наступает абсцедирующая пневмония, а при распространении инфекции по большому кругу кровообращения возникают метастазы в мышцах, суставах и во внутренних органах.

По клинической картине различают два типа течения болезни: отогенную пиемию и отогенный сепсис. Нередко клиническая картина носит смешанный характер.

Для отогенной пиемии характерно внезапное начало заболевания, которое обычно связывают с острым отитом и мастоидитом или с обострением хронического гнойного отита, нередко наступающим после попадания загрязненной воды в ухо, перенесенного гриппа и т. д. Температура, сопровождающаяся резким потрясающим ознобом, вскоре достигает высоких цифр (до 41°) и через короткое время падает часто ниже нормы. Падение температуры сопровождается профузным потом. Такие приступы могут повторяться через день или ежедневно, иногда даже по 2—3 раза в день, иногда с правильными промежутками, напоминая малярийные приступы. Начало заболевания нередко сопровождается рвотой и головной болью. В результате повторяющихся приступов пиемической лихорадки больной слабеет, появляется землистый цвет лица, пульс становится слабым, учащенным, нарушается деятельность кишечника, язык обложен, отмечается запах изо рта.

Метастазирование ведет к образованию инфарктов и абсцессов в легких и других органах, что еще больше ухудшает состояние больного.

При септическом характере течения заболевания температура, оставаясь высокой, дает небольшие колебания без резко выраженного озноба. Состояние тяжелой общей интоксикации проявляется прежде всего в нарушении функций центральной нервной системы. На первый план выступает также септическое поражение внутренних органов — сердца, почек, печени, кишечника и т. д. Общее состояние больных тяжелое: пульс резко учащенный, нитевидный, происходят кровоизлияния во внутренние органы, под кожу и слизистые оболочки. Кожа нередко принимает желтушную окраску.

Лечение. При сепсисе с невыясненной этиологией необходим тщательный осмотр ЛОРорганов. При установлении диагноза требуется немедленная операция, при остром гнойном отите производят простую трепанацию, при хроническом — радикальную операцию; затем широко обнажают пазуху, вскрывают ее стенку и удаляют тромб. Пораженную кость удаляют до здоровых участков. Послеоперационное лечение состоит в тщательном уходе за больным; необходим уход за кожей, полостью рта; большое внимание уделяется деятельности сердечно-сосудистой системы. Больному должно быть обеспечено полноценное и достаточно витаминизированное питание. Своевременно предпринятая операция и применение переливания крови и антибиотиков значительно улучшили прогноз этого тяжелого заболевания. В настоящее время выздоровление наступает почти в 100%, если операция произведена своевременно.

источник