Меню Рубрики

Дифференциальный диагноз абсцесса нижней челюсти

Ниже мы изложим клинические проявления и дифференциальную диагностику тех одонтогенных абсцессов, которые, локализуясь вблизи мест наиболее частого развития флегмонозных процессов, имеют весьма сходные с последними симптомы, обусловленные их месторасположением.
К ним относятся абсцессы: 1) клыковой ямки; 2) челюстно-язычного желобка и 3) языка.
Абсцесс клыковой ямки возникает в результате распространения инфекции из периапикальных или маргинальных воспалительных очагов тех же зубов, что и флегмона подглазнично- скуловой области, т. е. верхнего клыка, первого малого коренного зуба, бокового резца.
L

Развитие этого абсцесса характеризуется появлением припухлости и гиперемии мягких тканей в области клыковой ямки, распространяющихся на верхнюю губу, крвгпо носа, а также на подглазничную областв и нижнее веко. В области клвжовой ямки образуется инфилвтрат. Открвшание рта обвшно в полном объеме. В полости рта, в области предцверъя отмечается сгла- женностъ переходной складки, а палъпация ее вызывает болъ.
Сравнение клиники абсцесса клвжовой ямки с клиникой флегмонъ1 подглазнично-скуловой области позволяет отме- титъ их значителъное сходство, что, естественно, требует для их распознавания проведения дифференциалъной диагностики.
Сопоставляя качественно одинаковъге симптомъ1 (припух- лостъ, гиперемию, инфилътрацию, болевой симптом), можно за- метитъ, что припухпостъ и гиперемия при флегмоне подглазнично-скуловой области захватъ1вают не толъко клъжовую ямку, верхнюю губу, подглазничную областв и нижнее веко, как это имеет место при абсцессе клвжовой ямки, но и распространяются на скуловую, щечную области, а иногда и на верхнее веко. Инфилвтрат заполняет не толъко клъжовую ямку, что наблюдается при абсцессе этой локализации, но распространяется в подглазничную и скуловую области. При флегмоне подглазничноскуловой области иногда наблюдается некоторое ограничение открътания рта из-за вовлечения в процесс верхнего отдела жевателъной мъппцъг Боли при флегмоне подглазнично-скуловой области, носят более интенсивный характер, чем при абсцессе клвжовой ямки.
Абсцесс челюстно-язычного желобка может возникнутъ при обострении хронического периодонтита и реже при остром периодонтите одного из нижних кореннък зубов, а также при пе- рикоронарите или после удаления корней и зубов с целъю санации полости рта. Заболевание развивается достаточно быст- ро. Как отметил Г. А. Василъев (1972), болънъге обращаются за помощъю на 2—3-й денъ от начала заболевания с жалобами на болъ при движении язъжа, глотании, значителъное ограничение открътания рта и на повышение температуры тела.
Припухлости, гиперемии и инфильтрата на лице не бывает. Лишь у некоторых больных удается отметить незначительную отечность под углом нижней челюсти. При пальпации этой области определяют увеличенные и болезненные лимфатические узлы. При осмотре полости рта (после анестезии по Берше — Дубову) можно видеть сглаженность челюстно-язычного желобка, выраженную гиперемию слизистой оболочки этой области, а при пальпации — установить наличие инфильтрата. Иногда же в области челюстно-язычного желобка обнаруживается и выбухание гиперемированной слизистой оболочки.
Абсцесс челюстно-язычного желобка часто приходится дифференцировать от флегмоны крыловидно-челюстного пространства.
Общими симптомами для этих двух заболеваний являются: резкое ограничение открывания рта, боли при глотании, увеличение и болезненноств лимфатических узлов под углом нижней челюсти.
Своеобразие клинической картинв1 обусловливается различной локализацией гнойного процесса. При флегмоне крыловид- но-челюстного пространства отечноств и гиперемия слизистой оболочки отмечаются в области крвгповидно-челюстной складки и передней дужки мягкого нёба, а инфилвтрат и неболвшая отечноств мягких тканей — под углом нижней челюсти. При абсцессе челюстно-язвганого желобка гиперемия и отечноств наблюдаются в области желобка, где, кроме этого, определяется и инфилвтрация тканей.
Абсцессы языка чаще всего связаны с механическим его повреждением (прикусывание, ранение рыбьей коствю, стоматологическими инструментами и др.).
Клиническая картина характеризуется отечноствю, гиперемией и инфилвтрацией соответствующей половинв1 язв1ка. Отечноств часто распространяется и на подъязычную складку. При палъпации языка в области инфилътрата часто удается обнару- житъ наиболее болезненный участок — место формирования гнойника. Впоследствии здесъ появляется очаг размягчения и флюктуации. Открывание полости рта у болъного не ограничено. Движение язъжа и глотание вызывают выраженную боль. Речь затруднена. В подподбородочной и подчелюстной областях видимых изменений не наблюдается. При пальпации в этих областях выявляются увеличенные и болезненные лимфатические узлы. Общее состояние больного в большей части удовлетворительное, реже — средней тяжести.
Дифференциальную диагностику абсцессов верхнего отдела языка проводят с односторонней флегмоной подъязычной области. Для флегмоны характерно тяжелое состояние больных. При односторонней флегмоне подъязычной области, наряду с отеком, гиперемией и инфильтрацией половины языка, имеется выраженная отечность, гиперемия и инфильтрация соответствующей половины указанной области, которая оттесняет в здоровую сторону язык. Кроме этого, при флегмоне подъязычной области, как правило, имеется одонтогенный источник ее возникновения.

источник

Абсцессы и флегмоны, располагающиеся около нижней челюсти

Дно полости рта и подподбородочное клетчаточное пространство в топографическом отношении представляют собой одну из сложных областей лица. Жировая клетчатка здесь расположена в три слоя: первый— подкожный, в который можно включить подкожную мышцу, располагается между кожей и наружным листком собственной фасции, второй — между собственной фасцией и челюстно-подъязычной мышцей (так называемый нижний этаж дна полости рта) и третий — над челюстно-подъязычной мышцей, ограничен слизистой оболочкой дна полости рта и мышцами корня языка (рис. 2).

Сложное топографическое строение дна полости рта является причиной не только тяжелого клинического течения флегмон этой области, но и трудностей их лечения. Указанные обстоятельства усложняются еще и тем что мышцы дна полости рта интимно переплетаются с мышцами корня языка и образуют сложный мышечно-фасциально-клетчаточный комплекс, фасциальным узлом которого является подъязычная кость. Сложность строения этой области усугубляется еще и расположением здесь подчелюстных и подъязычных слюнных желез и непосредственной близостью начальных участков дыхательной и пищеварительной систем (рис. 3).

Абсцессы и флегмоны подбородочной области возникают при заболеваниях центральных зубов нижней челюсти или распространении инфекции при кожных гнойничковых заболеваниях.

Клиническое течение абсцесса или флегмоны нетяжелое, топическая диагностика несложная: резко удлинено лицо за счет свисающего «второго подбородка», открывание рта свободное, язык в нормальном положении, кожа подподбородочной области быстро вовлекается в инфильтрат, появляется гиперемия. Инфильтрат может свободно спускаться вниз на шею, так как подъязычная кость не препятствует распространению инфекции через поверхностное клетчаточное пространство. Срединного шва шеи в этом слое также нет, поэтому инфильтрат может свободно распространяться на обе стороны. При достижении рукоятки грудины гнойник не проникает в средостение, а распространяется по подкожной клетчатке на переднюю поверхность грудной клетки.

При хирургическом вскрытии флегмоны поверхностного клетчаточного слоя подподбородочной области разрез производят в зависимости от распространенности процесса: при локализации гнойника ближе к подбородку можно произвести разрез по средней линии или дугообразный по нижнему краю гнойника, как бы преграждая путь к дальнейшему его распространению. Если нижняя граница гнойника определяется ближе к проекции подъязычной кости, то наиболее обоснованным и косметически оправданным является горизонтальный разрез по верхней шейной складке.

На передней поверхности шеи и грудной клетки наиболее рационально производить также горизонтальные Разрезы по нижнему краю гнойника.

Флегмоны и абсцессы щечной области. Щечная область заключена между мышцей смеха, собственно жевательной мышцей, краем скуловой дуги и краем нижней челюсти. Инфекция проникает в эту область от верхних или нижних больших коренных зубов, реже при распространении гнойного экссудата из субпериостальных абсцессов этой области, чаще же в результате распространения гноя из подвисочной, крылонебной и височной ямок. Указанному распространению инфекции способствует сообщение перечисленных клетчаточных пространств через жировой комок щеки.

По этим же клетчаточным путям гнойный процесс может распространяться и в обратном направлении, когда, например, при инфицировании жировой клетчатки щеки через поврежденную слизистую оболочку или гематогенным путем при язвенном стоматите первично образуется абсцесс щеки, который быстро распространяется и переходит в разлитую флегмону.

Предвестником генерализации инфекции является вовлечение в воспалительный процесс жирового комка Биша. При этом на фоне вялого течения заболевания наступает ухудшение состояния, как местного, так и общего, что объясняется относительно большим объемом жирового комка, а главное — быстрой всасываемостью токсинов из всех заинтересованных клетчаточных пространств.

Другие местные симптомы вовлечения в процесс жирового комка — быстрое нарастание отека щеки, века и появление через сутки или даже раньше вначале безболезненной подушкообразной припухлости в височной области над скуловой дугой. При пальпации определяется «ложная флюктуация», нарастает мышечная контрактура за счет включения в процесс обеих крыловидных мышц.

Хирургическое лечение абсцесса и тем более флегмоны щеки не простое, несмотря на кажущуюся доступность гнойника. Это объясняется тем, что экссудат может находиться в различных слоях этой области. Если с наружной стороны щеки отек незначительный, а в полости рта отмечается резкое выбухание слизистой оболочки, это свидетельствует о расположении гнойника между подслизистым слоем и щечной мышцей. При такой локализации вскрытие может быть успешно произведено через слизистую оболочку. При преимущественном распространении отека кнаружи, относительно малом вовлечении в процесс слизистой оболочки гнойник располагается между щечным апоневрозом и щечной мышцей. Успешное лечение гнойника может быть достигнуто вскрытием либо со стороны кожи по нижнему краю воспалительного выбухания, либо со стороны полости рта, но с дренированием полости гнойника через трубку.

При позднем обращении к хирургу процесс, как правило, распространяется на все слои клетчатки этой локализации и вскрывать гнойник нередко приходится как через слизистую оболочку, так и через кожу по типу наложения контрапертуры.

Абсцессы и флегмоны подчелюстного треугольника.

Анатомическими границами подчелюстного треугольника являются нижний край тела нижней челюсти, переднее и заднее брюшки двубрюшной мышцы, верхней стенкой — челюстно-подъязычная мышца, покрытая глубоким листком собственной фасции, нижней — поверхностный листок собственной фасции шеи. В клетчатке, заполняющей это пространство, располагаются подчелюстная слюнная железа, лицевая артерия, передняя лицевая вена и лимфатические узлы.

Подчелюстное клетчаточное пространство по ходу протока подчелюстной слюнной железы и ее дополнительной доли, расположенной по ходу Вартонова протока, сообщается с подподбородочным клетчаточным пространством.

В подчелюстной треугольник инфекция проникает из области очага воспаления при затрудненном прорезывании зуба мудрости, а также из периапикальных очагов нижних моляров и премоляров. Клиническое течение средней тяжести, однако при распространении гнойника на соседние клетчаточные пространства тяжесть состояния больного усугубляется. Воспалительная контрактура I— II степени, глотание несколько болезненное, воспалительная реакция в области дна полости рта почти не определяется.

Кроме отмеченных клетчаточных пространств, распространение гнойника нередко происходит в окологлоточное пространство и на шею.

Хирургическое вскрытие флегмоны подчелюстного треугольника производят разрезом со стороны кожи, отстоящим от края нижней челюсти на 2 см. По рассечении кожи, подкожной клетчатки, подкожной мышцы и наружного листка собственной фасции шеи вскрывают гнойник, производят пальцевую ревизию с целью объединения всех имеющихся затеков и отрогов гнойника в одну общую полость.

Во избежание повреждения лицевой артерии и передней лицевой вены при рассечении тканей во время операции не следует приближаться скальпелем к кости тела нижней челюсти, через край которого эти сосуды перекидываются по линии передней границы собственно жевательной мышцы. И вообще в целях предупреждения непредвиденного повреждения сосудов во время вскрытия флегмоны любой локализации операцию необходимо выполнять, соблюдая все правила классической хирургии: послойное рассечение тканей с учетом особенностей хирургической анатомии данной области, обязательное разведение краев раны крючками, лигирование сосудов по ходу операции, предотвращение сужения раны по мере углубления.

При достаточном зиянии краев раны дренирование гнойника подчелюстной области можно произвести двумя резиновыми трубками, вокруг которых в 1-е сутки можно рыхло ввести марлевый тампон, смоченный гипертоническим раствором хлорида натрия.

Флегмоны крыловидно-челюстного пространства. Анатомическими границами крыловидно-челюстного пространства являются: ветвь нижней челюсти, медиальная крыловидная мышца; сверху — латеральная крыловидная мышца, покрытая межкрыловидной фасцией; спереди — крыловидно-челюстной шов, к которому прикрепляется щечная мышца; сзади клетчатка крыловидно-челюстного пространства переходит в клетчатку зачелюстной ямки, где помещается околоушная слюнная железа.

Кроме зачелюстной ямки, имеется сообщение с окологлоточным пространством, подвисочной и крылонебной ямками, жировым комком щеки, а через полулунную вырезку—с поджевательным пространством.

Крыловидно-челюстное пространство — это узкая щель, где может создаваться значительное напряжение экссудата, поэтому до распространения гноя на соседние клетчаточные пространства ведущими симптомами болезни являются воспалительная контрактура II—III степени в результате вовлечения в воспалительный процесс медиальной крыловидной мышцы и интенсивная постоянная боль как следствие сдавления экссудатом и инфильтратом проходящего здесь нижнелуночкового нерва. Изменения в нерве могут быть настолько глубокими, что иногда наступают явления парестезии в соответствующей половине губы и подбородка (симптом Венсана), что затрудняет дифференциальную диагностику флегмоны и остеомиелита нижней челюсти.

В первые дни заболевания отсутствуют полностью какие-либо объективные наружные изменения лица, так Как между гнойником и поверхностными тканями находится ветвь нижней челюсти. Уточнить диагноз помогает Солевая точка, располагающаяся на внутренней поверхности угла нижней челюсти в области прикрепления сухожилия медиальной крыловидной мышцы к кости. При развившемся процессе в этом месте можно прощупать припухлость.

Вторым патогномоничным симптомом является пастозность, а иногда припухлость и гиперемия в области крыловидно-челюстной складки (рис.4).

Хирургическое вскрытие флегмоны крыловидно-челюстного пространства производят со стороны кожи в под челюстной области разрезом, окаймляющим угол нижней челюсти, отступя от края кости на 2 см. Скальпелем отсекают часть сухожилия медиальной крыловидной мышцы, кровоостанавливающим зажимом тупо раздвигают края входа в клетчаточное пространство. Гнойный экссудат выходит из-под мышц под давлением, в полость вводят резиновую трубку-выпускник.

Флегмоны окологлоточного пространства. Анатомическими границами окологлоточного пространства являются: внутренняя стенка — боковая стенка глотки; наружной стенкой является внутренняя крыловидная мышца и межкрыловидная фасция, кпереди обе боковые стенки сближаются и срастаются под острым углом с крыловидно-челюстным швом; заднюю границу образуют боковые отроги предпозвоночной фасции, идущие к стенке глотки. Мышцы, отходящие от шиловидного отростка ( риоланов пучок), покрытые глоточным апоневрозом, образуют диафрагму Жонеска, которая разделяет окологлоточное клетчаточное пространство на передний и задний отделы.

Таким образом, указанный апоневроз является преградой, препятствующей проникновению гноя из переднего отдела пространства в задний, где проходит сосудисто-нервный пучок шеи.

В случае прорыва гнойника в задний отдел пространства появляется прямая угроза распространения его вниз по ходу клетчатки вокруг сосудов и нервов вплоть до переднего средостения. Передний отдел окологлоточного пространства имеет свободное сообщение с несколькими окружающими клетчаточными образованиями: подвисочной и зачелюстной ямками, крыловидно-челюстным пространством, верхним отделом дна полости рта и корнем языка по ходу шилоязычной и шилоподъязычной мышц; ложе околоушной железы своим голоточным отрогом через овальное отверстие во внутреннем листке ее фасциального футляра также выходит непосредственно в передний отдел окологлоточного пространства (рис. 5, 6, 7).

Большое количество сообщений парафарингеальной клетчатки с окружающими клетчаточными пространствами является причиной частого включения его в зону гнойного процесса, первичные же флегмоны возникают здесь редко.

Клиническое течение флегмоны окологлоточного пространства в самом начале нетяжелое, так как внутренняя стенка его податливая, благодаря чему напряжение экссудата незначительное, воспалительная контрактура I— II степени. По мере распространения гноя вниз в область Дна полости рта и на шею тяжесть состояния быстро нарастает за счет усиления боли, нарушения глотания. Тяжесть состояния больного усугубляется вовлечением в процесс основания надгортанника, что сопровождается появлением признаков затруднения дыхания.

В топической диагностике флегмоны имеет значение осмотр боковой стенки глотки: в отличие от флегмоны крыловидно-челюстного пространства боли при этой локализации менее интенсивные и имеется выраженное болезненное выбухание боковой стенки глотки. Слизистая оболочка гиперемирована, мягкое небо смещено инфильтратом в здоровую сторону.

Хирургическое вскрытие абсцесса окологлоточного пространства в начальной фазе производят внутриротовым разрезом, проходящим несколько кнутри и кзади от крыловидно-челюстной складки, ткани рассекают на глубину до 7—8 мм, а затем расслаивают тупо кровоостанавливающим зажимом, придерживаясь внутренней поверхности медиальной крыловидной мышцы, до получения гноя. В качестве дренажа используют резиновую полоску.

Читайте также:  Абсцесс у коровы на тазовой конечности

При флегмоне окологлоточного пространства, распространившейся книзу (ниже уровня зубного ряда нижней челюсти), внутриротовое вскрытие гнойника становится неэффективным, поэтому сразу необходимо прибегнуть к разрезу со стороны подчелюстного треугольника ближе к углу нижней челюсти. После рассечения кожи, подкожной клетчатки, поверхностной фасции, подкожной мышцы и наружного листка собственной фасции шеи обнаруживают внутреннюю поверхность медиальной крыловидной мышцы и по ней тупо расслаивают клетчатку до получения гноя. Этот метод вскрытия гнойников челюстно-лицевой области можно назвать универсальным, так как со стороны подчелюстного треугольника можно произвести ревизию крыловидно-челюстного, окологлоточного и подмассетериального клетчаточных пространств, верхнего и нижнего отделов дна полости рта, корня языка, подвисочной, а через нее височной и крылонебной ямок. Универсальность этого метода заключается еще и в том, что при распространении гнойника после вскрытия на другое пространство, включая шею, разрез можно расширить в соответствующем направлении. При Разлитых флегмонах разрез всегда производят ниже Уровня гнойника любого клетчаточного пространства челюстно-лицевой области.

После пальцевой ревизии гнойника и объединения всех его отрогов в одну общую полость для дренирования в первые сутки вводят трубку и рыхло марлевый тампон, смоченный раствором ферментов. Тампон на следующий день удаляют, оставляют 1—2 трубки.

Абсцессы и флегмоны подмассетериального пространства. Анатомическими границами подмассетериального пространства являются: внутренняя поверхность собственно жевательной мышцы, наружная поверхность ветви нижней челюсти, край угла нижней челюсти, скуловая кость и скуловая дуга. Подмассетериальное пространство сообщается с височной и позадичелюстной ямками, в переднем отделе — с жировым комком щеки. Эти сообщения образуются в связи с неполным срастанием околоушно-жевательного апоневроза, покрывающего жевательную мышцу, с передним и задним краями ветви нижней челюсти.

Клиническое течение флегмоны подмассетериального пространства, как правило, нетяжелое, так как гнойник длительное время не распространяется на соседние клетчаточные пространства. Ведущими симптомами являются характерная очерченность гнойника границами жевательной мышцы, особенно по скуловой дуге и краю угла нижней челюсти, воспалительная контрактура II—III степени. Пространство замкнутое, с неподатливыми стенками, поэтому, с самого начала появляются боли распирающего характера. В то же время определить наличие гноя под мышцей можно только при пунктировании, так как флюктуацию пальпаторно ощутить не удается.

Разрез при хирургическом вскрытии гнойника производят параллельно краю угла челюсти, отступя от него на 2 см. Рассекают кожу, подкожную клетчатку, фасцию, подкожную мышцу. Сухожильное прикрепление собственно жевательной мышцы отсекают от кости на протяжении 2 см, мышцу тупо отслаивают введенным под нее зажимом, полость гнойника дренируют резиновой трубкой.

Абсцессы и флегмоны области околоушной слюнной железы и позадичелюстной ямки. Анатомическими границами позадичелюстной ямки являются: задний край ветви нижней челюсти и медиальной крыловидной мышцы, сзади — сосцевидный отросток и отходящая от него грудино-ключично-сосцевидная мышца; внутреннюю границу составляют шиловидный отросток и отходящие от него мышцы риоланова пучка, сверху — слуховой проход, снаружи — околоушно-жевательная фасция.

В позадичелюстной ямке располагается околоушная слюнная железа. Pетромандибулярная область имеет сообщения с несколькими окружающими клетчаточными пространствами: окологлоточным, подмассетериальным, крыловидно-челюстным и подвисочной ямкой.

В позадичелюстное клетчаточное пространство инфекция проникает или из перечисленных областей, или непосредственно из области очагов воспаления моляров нижней челюсти.

Тяжесть клинического течения флегмоны зависит от распространенности гнойника на соседние области, особенно на парафарингеальное пространство. В начальном периоде болезни появляется плотная, безболезненная припухлость, занимающая всю ямку. В этот период флегмону нелегко дифференцировать от паротита. Тщательно собранный анамнез, состояние выводного протока и характер выделяющейся слюны из протока помогают правильно оценить состояние железы. Имеет значение состояние медиальной крыловидной мышцы: при паротите воспалительная контрактура выражена меньше, чем при флегмоне.

Хирургическое вскрытие флегмоны производят наружным вертикальным разрезом параллельно заднему краю ветви нижней челюсти и в зависимости от распространенности гнойника включают угол челюсти. Дренируют полость резиновой трубкой. При распространении гнойника в окологлоточное пространство разрез продолжают вниз, окаймляя угол челюсти с переходом в подчелюстной треугольник, и после тщательной пальцевой ревизии полости в течение суток производят дренирование.

источник

Флегмона — гнойное разлитое воспаление клетчатки, расположенной под кожей, слизистой оболочкой, между мышцами и фасциями.

Абсцесс — ограниченный в виде полости гнойный очаг, возникающий в результате гнойного расплавления подслизистой, подкожной, межмышечной, межфасциальной клетчатки, лимфоузлов, мышечной ткани или кости: абсцессы образуются чаще всего в околочелюстных мягких тканях. Отграничение абс­цесса происходит в результате образования вокруг него стенки из слоя грану­ляционной ткани.

Для развития воспаления необходимы факторы местного и общего харак­тера. Обязательный местный фактор — инфекция (стафилококки, стрептокок­ки, энтерококки, диплококки, кишечная, грамположительные и грамотрица-тельные палочки, протей, реже — микоплазмы, простейшие из семейства три-хомонад, спирохет, а также грибов рода Candida.

— пародентальные — карманы (десневые, костные);

— воздухоносные пазухи в кости, периоститы, остеомиелиты;

— саливаторные — слюнные железы, протоки слюнных желез;

— тонзиллярно-глоточные — крипты миндалин, аденоидные вегетации носоглотки;

— риногенные — слизистая носа, искривления носовой перегородки, шипы, синехии;

— отогенные — ушная раковина, среднее ухо, внутреннее ухо (перихон-дрит, мезо- и эпитемпанит);

— фурункулы, карбункулы, инфекции извне.

Общие факторы: иммунологический дефицит, расстройство корковой ре­гуляции.

На сегодняшний день у 80-95% всех больных с абсцессами и флегмона­ми челюстно-лицевой области источники инфекции имеют одонтогенную при­роду. Чаще наблюдаются у лиц в возрасте 20-30 лет, что связано с наибольшей интенсивностью поражения кариесом зубов и затрудненным прорезыванием нижних зубов мудрости. Пик заболеваемости приходится на осенне-весенний

период года. Развитие и течение острых гнойно-воспалительных заболеваний головы и шеи зависит от концентрации микрофлоры, общих, местных неспеци­фических и специфических защитных сил организма, состояния различных ор­ганов и систем организма, а также анатомо-топографических особенностей тка­ней челюстно-лицевой области. Все перечисленное определяет характер воспа­лительной реакции: нормэргический. гиперергический. гипергический. анерги-ческий.

Если воспалительный процесс развивается бурно, распространяясь на ок­ружающие ткани и сосудистый пучок с образованием тромбозов, обширных отеков, с вовлечением в процесс лимфатических сосудов, узлов и развитием не только обширной местной, но и тяжелой обшей реакции организма — речь идет о гиперергической реакции, когда несмотря на своевременное и рациональное лечение может наблюдаться летальный исход.

У другой группы пациентов процесс развивается медленнее. При этом воспалительный процесс захватывает меньше тканей, отек бывает ограничен­ным, общая реакция организма выражается в незначительном повышении тем­пературы, изменении состава периферической крови т. д.. не носит остро выра­женного характера. Такая нормэргическая реакция на гнойную инфекцию и ме­стный гнойный процесс легче ликвидируется своевременно начатым и адекват­ным лечением.

У некоторых пациентов местное гнойное заболевание протекает при сла­бо выраженных местной и обшей реакциях. Воспаление в этих случаях ограни­чивается только локализованным абсцессом, отек окружающих тканей незначи­тельный, лимфангоита, лимфаденита, тромбоза не наблюдается, температура попытается незначительно. Такие процессы со слабо выраженной местной и общей реакциями (гипергической) лучше поддаются лечению, а у остальных больных локализованные местные гнойные очаги излечиваются консервативно. Гнойный процесс может располагаться поверхностно в тканях (абсцесс) либо вовлекать в процесс глубжележашие ткани на значительном протяжении. Это приводит к образованию распространенной межмышечной флегмоны, либо распространению по подкожной клетчатке, т. е. вызвать разлитую эпифасциальную флегмону с отслоением и разрушением значительных участков кожных покровов.

Результат местной реакции макроорганизма на проникшие в него микро­организмы — развитие защитных барьеров. Прежде всего, образуется лейкоци­тарный вал. отграничивающий очаг инфекции от внутренней среды организма: такими же барьерами служат лимфатические сосуды и лимфатические узлы. В процессе развития тканевой реакции вокруг гнойного очага и размножения кле­ток соединительной ткани образуется грануляционный вал. который еще более надежно отграничивает гнойный очаг. При длительном существовании ограни­ченного гнойного процесса из окружающего его грануляционного вала образу­ется плотная соединительнотканная пиогенная оболочка, которая является на­дежным барьером, отграничивающим процесс с формированием абсцесса.

При наличии высоковирулентной инфекции и слабой реакции макроорга­низма защитные барьеры срабатывают медленно, что нередко приводит к про­рыву инфекции через лимфатические пути в кровеносное русло и развитию ге­нерализации инфекции.

Одновременно с местной реакцией на внедрившиеся микробы отмечается общая реакция организма, степень которой определяется рядом условий. Сте­пень выраженности этой реакции зависит от количества бактериальных токси­нов и продуктов распада тканей, проникших в организм из очага поражения, сопротивляемости организма. Развивающаяся интоксикация приводит к нару­шению функции кроветворения в костном мозге, в результате чего наступают быстрая анемизация и значительное изменение состава белой крови. Основным отличием обшей реакции организма на гнойный процесс от сепсиса является то. что все симптомы ее резко ослабевают или исчезают при проведении хирурги­ческой обработки и создании хорошего раневого оттока: при сепсисе они после этого почти не изменяются. Определение степени общей реакции организма на местную гнойную инфекцию имеет большое значение для правильной оценки состояния больного, возможного развития осложнений, составления плана комплексного лечения.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТАНОВКИ ДИАГНОЗА

Методология — учение об общих принципах и методах познания.

Диагностика как научная дисциплина, основываясь на диалектическом материализме, использует принципы гносеологии и лотки, а также такие приемы и способы, как наблюдение, опыт, сравнение, классификация явлений, их анализ и синтез, построение и проверка гипотез.

При рассмотрении методологических основ диагностики выделяют три основных этапа диагностического процесса: сбор фактов (исследование боль­ного), анализ этих фактов, их синтез. Далее идет применение диагноза на прак­тике, его поверка и определение прогноза. Несомненно, общая логическая структура диагностического процесса может выглядеть следующим образом: исследование больного; анализ полученных фактов и создание синтетической «картины» заболевания у данного больного: построение диагноза (диагности­ческой формулы): применение диагноза в интересах лечения пациента и про­верка его истинности; прогноз заболевания.

В диагностическом процессе целесообразно выделять два отдельных эта­па: аналитический и синтетический.

Анализ — мысленное расчленение изучаемого предмета на составные части или выделение его признаков для изучения их в отдельности как частей единого целого. В процессе обследования больного на основании анамнеза, физикальных лабораторно-инструментальных методов врач получает большое количество данных, подлежащих врачебной оценке. Необходимо оценить каж­дый выявленный симптом, каждый показатель и оценка их на этом этапе воз­можна лишь на основе анализа. Суть анализа можно проследить по характеру

операций в мыслительном процессе врача при диагностическом исследовании, который проходит шесть этапов:

I этап — ответ на вопрос: что известно о больном и его состоянии.

II этап — группировка патогенетически коррелирующих симптомов, ин­формации об индивидуальных особенностях пациента, о состоянии его жиз­ненно важных органов и систем, о функциональных сдвигах и т. д.

III этап — выделение из имеющейся информации патогномоничных сим­птомов, установление их достоверности.

IV этап — классификация симптомов по их диагностической значимости.

V этап — классификация симптомов на основе отражения жизненно важ­ных функций организма.

VI этап — анализ каждого симптома завершается заключением о патоге­незе симптома.

Логика оперирует несколькими формами дедуктивных умозаключений — силлогизмами (получение вывода или выведение следствий).

Синтез — мысленное воссоединение составных частей или свойств предмета и изучение его как единого целого, включающего три последователь­ные стадии: синтез отдельных симптомов в синдромы по органам и системам: установление частных диагнозов: их синтез в динамически целостную картину. Это переход на новый этап синтетического исследования, который определяет сущность заболевания в настоящее время, его развитие, этиологию, патогенез.

Второй этап — выделение из обшей сложной картины болезни комплек­сов решающих симптомов с выведением предположений об основном заболе­вании.

Третий этап — общая оценка состояния пациента и попытка синтеза сим­птомов а «картину» одного заболевания.

Роль синтетического метода заключается в объединении симптомов, в выяснении при этом существенного и несущественною, необходимого и слу­чайного. Объединение симптомов в «картину» одного заболевания — это уже прямой путь к следующему этапу диагностического процесса — этапу построе­ния диагноза и его обоснования. По способу логического построения и обосно­вания различают прямой и дифференциальный диагнозы. Кроме того, различают диагноз путем наблюдения и диагноз по лечебному эффекту.

Прямой диагноз устанавливается по совокупности типичных симптомов, объединенных патогенетически и наблюдающихся только при данном заболе­вании или по наличию патогномоничных для данной болезни симптомов.

Дифференциальный диагноз устанавливается на основе сравнения кон­кретной клинической картины с рядом сходных абстрактных клинических «картин» с целью идентификации с одной из них и исключения остальных.

Диагноз путем наблюдения — разновидность дифференциального — ус­танавливается в процессе наблюдения за развитием конкретного заболевания и сравнения его с развитием сходных абстрактных болезней с целью идентифи­кации с одной из них и исключения остальных.

Диагноз по лечебному эффекту — одна из форм дифференциального ди­агноза — устанавливается на основе эффективного лечения, являющегося спе­цифическим именно для данного заболевания.

Достоверность диагноза может быть установлена только после проверки его на практике, ибо достоверные суждения — это знание доказанное и прове­ренное практикой. Основанием для достоверного вывода служат: установление специфического этиологического фактора; наличие специфических симптомов, синдромов или симптомокомплекса: специфичность патогенеза заболевания.

Формулирование клинического диагноза основывается на единых прави­лах, согласно которым на первом месте должно быть вынесено основное забо­левание, на втором — осложнения основного заболевания, на третьем — сопут­ствующие болезни. Основное заболевание в диагнозе указывается в виде опре­деленной нозологической формы, согласно номенклатуре и классификации бо­лезней и причины смерти. Осложнение основного заболевания — патологиче­ские процессы и состояния, связанные с основным заболеванием общим пато­генезом, но имеющие качественно отличные признаки от главных признаков основного заболевания.

Сопутствующими заболеваниями считаются имеющиеся у больного за­болевания, этиологически и патогенетически не связанные с основным заболе­ванием и определяющиеся по другим номенклатурным рубрикам.

Диагностика абсцессов и флегмон в околочелюстных тканях области нижней челюсти предусматривает:

— уточнение локализации и характера воспалительного процесса:

— оценку вирулентности инфекционного начала;

— оценку типа ответной реакции организма (нормергическая. гиперергическая. гипоергическая);

Все абсцессы и флегмоны челюстно-лицевой области принято подразде­лять на поверхностные и глубокие. Для поверхностных абсцессов и флегмон характерна выраженность классических местных признаков воспалительного процесса в виде припухлости тканей соответствующей области (tumor), гипе­ремия кожных покровов и слизистой оболочки полости рта над очагом воспа­ления (rubor), местное повышение температуры тканей (color). Повышение температуры можно выявить прямой контактной термометрией или с помощью термовизиографии.

При локализации абсцессов и флегмон в глубоких фасциально-клетчаточных пространствах на первое место выступают жалобы на боль (dolor), соответствующую по локализации месту расположения гнойно-воспалительного очага, а также на нарушение функции (tiincio laesa). При этом наблюдается нарушение функции глотания, жевания, речеобразования, а неред­ко и дыхания. Ранее перечисленные симптомы воспаления (припухлость, по­краснение покровов, повышение температуры тканей) выявляются, в основном, при осмотре и обследовании полости рта.

Топическая диагностика — это уточнение в какой анатомической области или клетчаточном пространстве локализуется гнойно-воспалительный очаг, проводится на основании сопоставления выраженности отдельных симптомов воспаления в зависимости от их локализации.

Первый местный признак так называемого «причинного зуба», т. е. зуба, послужившего причиной возникновения флегмоны из-за гнойно-воспали­тельного процесса в тканях периодонта. Выявляется «причинный зуб» на осно­вании жалоб больного, осмотра, инструментального исследования полости рта.

Второй местный признак — признак выраженности воспалительного инфильтрата в мягких тканях околочелюстной области. Здесь речь идет о ви­димых проявлениях инфильтрации и, как следствие, нарушении контуров лица.

Читайте также:  Что такое абсцесс у женщин

Третий местный признак — признак нарушения двигательной функции. При этом учитывается не только способность или неспособность больного от­крывать рот, но и возможность боковых перемещений нижней челюсти, вы­движения ее вперед. Основываясь на характере выполняемых жевательными мышцами функций можно с достаточной достоверностью предположить лока­лизацию очага воспаления.

Четвертый местный признак — признак затрудненного глотания. Про­явление этого признака связано со сдавливанием боковой стенки глотки или корня языка воспалительным инфильтратом с последующим развитием стенотической асфиксии.

Следует заметить, что в условиях клиники часто приходится встречаться с различными вариантами местных клинических проявлений, которые не всегда укладываются в рамки данной схемы. Это касается больных, получавших анти­бактериальную терапию в догоспитальном периоде, а также людей преклонно­го возраста, у которых местные признаки воспаления подчас оказываются стер­тыми и мало выраженными.

К вспомогательным методам топической диагностики абсцессов и флег­мон околочелюстных тканей относятся термография, рентгенография нижней челюсти, УЗИ, а также лабораторные методы исследования. Исследования кро­ви и мочи необходимо сопоставлять с общей и местной картиной болезни — для определения типа воспалительной реакции (нормергической, гиперергиче-ской, гипергической). Дополнить эти данные помогают иммунологические по­казатели. При распространении процесса, осложнениях важно выделение фаз заболевания — реактивной, токсической и терминальной.

Для определения характера воспалительного процесса (серозный, гной­ный, гнойно-некротический) осуществляют диагностическую пункцию с даль­нейшим микробиологическим исследованием пунктата.

Вирулентность возбудителей болезни во многом определяет объем и глу­бину повреждения тканей. Оценка вирулентности инфекционного начала про­водится с учетом выраженности местной воспалительной реакции и общих ре­акций организма.

Установлено, что ряд бактерий, их токсинов и продуктов жизнедеятель­ности подавляют клеточный или (и) гуморальный иммунитет. По данным Но-

виковой В.И. (1984). стафилококковый токсин и другие бактериальные продук­ты изменяют рецепторный аппарат части чувствительных к ним Т- и В-лимфо-цитов. Более чувствительны к токсину Т-лимфоииты детей, страдающих гной­но-септическими заболеваниями. Антистафилококковая плазма в большей сте­пени, по сравнению с нормальной сывороткой, отменяла угнетающий эффект токсина на Т-реиепторы. Бактериальные аллергены также уменьшают количе­ство Т- и В-клеток. У большинства больных с септикопиемией содержащиеся в сыворотке крови циркулирующие иммунные комплексы подавляли миграцию лейкоцитов, блокировали рецепторы Т-лимфоцитов. В разгар сепсиса отмечает­ся дисбаланс в составе популяций и субпопуляций Т- и В-лимфоцитов и рас­ширение спектра иммунологической недостаточности. Нарушаются нормаль­ная дифференцировка лимфоцитов и их функция, уменьшается общее количе­ство Т-лимфоцитов и соотношение Г-лимфоциты-хелперы/Т-лимфоциты-супрессоры. снижается уровень естественных и антиетафилококковых антител. В период клинического выздоровления после сепсиса нормализуется только уровень иммуноглобулинов в крови, но не состав популяций и субпопуляций Т- и В-лимфоцитов.

Имеются сведения о взаимосвязи воспалительных процессов челюстно-лицевой области с изменениями в системе иммунитета (МЛ1. Соловье» с соавт.. 1974: 1981. Л.Г. Шаргородский и др.. 1985). Так Е.Н. Логановская с соавт. (1983) у пациентов со средне- и тяжелыми формами одонгогеиных флегмон от­мечали снижение функциональной способности лимфоцитов крови в реакции блаеттрансформации. снижение количества Т-лимфоцитов, угнетение миграции лейкоцитов на стафилококковый аллерген. Взаимозависимоеть клинического течения флегмон челюстно-лицевой области с изменениями песпенифических факторов реактивности организма выявляли И.11. Бажапов с соавт. (1988). Зави­симость фагоцитарного показателя нейтрофилов крови пациентов от характера течения гнойно-воспалительных осложнений при повреждении челюстно-лицевой области обнаружили Г.И. Семенченко. В.А. Лукьяненко (1985). По данным А.В Глинника (1987) у пациентов с распространенными и длительно текущими одонтогенными воспалительными процессами отмечалось значи­тельное снижение обшей гемолитической активности комплемента сыворотки крови на фоне клинических проявлений симптомов воспаления, при этом выяв­лялось резкое снижение активности сывороточного лизоцима. Все это свиде­тельствовало об угнетении защитных сил организма, что создавало условия для дальнейшего распространения одонтогенного воспалительного процесса и утя­желения его течения.

Большое значение в возникновении заболеваний, индуцированных услов­но-патогенными микроорганизмами, имеет аллергия, которая может указывать на недостаточность иммунорегуляторных механизмов иммунной реакции. Ме­жду тем. именно эти механизмы оказываются в восприимчивом организме наи­более чувствительными к повреждающему действию факторов патогенности микробов, избирательно нарушающих межклеточные взаимодействия, необхо­димые для развития эффективной иммунной реакции. Л.Т. Федоренко с соавт.

(1983) обнаружили в сыворотке крови у трети изучаемых больных с гнойно-воспалительными процессами аутоантитела к различным тканевым антигенам. Как правило, аутоантитела носили элективный характер к ткани органа, в кото­ром развивался воспалительный процесс.

Вместе с тем. Т.Г. Робустова с соавт. (1985) указывают на то. что показа­тели местных иммунологических реакций в полости рта больных с воспали­тельными процессами челюстно-лицевой области более тонко отражают воз­никшее нарушение в иммунной системе. Н. Магаль с соавт.(1993) отмечали, что при более распространенном и тяжелом гнойно-воспалительном процессе че­люстно-лицевой области концентрация секреторного IgA в слюне снижена бо­лее значительно, чем при ограниченном процессе воспаления. Уменьшение уровня S-IgA в слюне сопровождалось более продолжительным гноетечением из очага воспаления, что характеризовало гипо- и гиперергический тип воспа­ления. Сходные изменения иммунологической реактивности обнаружены и при других видах хирургической инфекции (В.И. Стручков и др.. 1978: С.VI. Бело-цкий. 1980; М.И.Кузин. Б.М. Костюченко и др.. 1981 и др.).

Поэтому знание принципов диагностики и иммунокорригирующего лече­ния возможных нарушений иммунной системы и вторичных ИДС является су­щественным моментом в освоении студентами стоматологического факультета программы по теме «Комплексное лечение пациентов с гнойно-воспалительными процессами челюстно-лицевой области».

Схема ориентировочной основы действий при диагностике гнойно-воспалительных процессов челюстно-лицевой локализации с учетом оцен­ки состояния иммунной системы организма у пациентов: 1. Провести обследование пациента:

A. Уточнить жалобы: общая слабость, вялость, сонливость, головная боль, нарушение сна, плохой аппетит, наличие функциональных нарушений со стороны органов и систем челюстно-лицевой области и их связь с динамикой воспалительного процесса челюстно-лицевой локализации. Уточнить наличие жалоб, связанных с органами дыхания, печени, селезенки и их связь с воспали­тельным процессом.

Б. Собрать анамнез воспалительного заболевания: появление первых при­знаков, развитие настоящего заболевания с акцентом на выявление осложне­ний, затяжного течения и характера температурной реакции организма, прово­димое лечение и его эффект, возможный прием иммуномодуляторов и их эф­фективность.

B. Собрать анамнез жизни с уточнением перенесенных и сопутствующих хронических заболеваний легких, верхних дыхательных путей, печени, почек, рецидивирующих форм гнойно-воспалительных, вирусных заболеваний и ми­козов (особенно в полости рта), длительного субфибрилитета неясной этиоло­гии, лимфоаденопатий. проведения курсов R-терапии и химиотерапии, наличия опухолевых процессов, перенесенных ранее оперативных вмешательств и ха­рактер послеоперационного заживления ран, наличия ранее перенесенных вос­палительных заболевания челюстно-лицевой области и их осложнения, аллерго-логический статус, применение иммунодепрессантов и глюкокортикоидов в лечебных целях.

Г. Выяснить характер работы и профессиональные вредности, связанные с действием химикатов и канцерогенов, облучением, тяжелые травмы и ожоги.

Д. Выявить общие и местные проявления воспаления, провести обследо­вание органов и систем организма пациента (табл. 1):

Выявлять несоответствия характера, локализации, тяжести воспалитель­ного процесса с характером клинико-лабораторных проявлений в организме. На основании полученных данных провести дифференциальную диагностику гнойно-воспалительных заболеваний смежных областей.

Дополнительные методы обследования: общие анализы крови, мочи, био­химические анализы крови, состояние кислотно-щелочного состава крови, ис­следование гнойного экссудата, рентгенография.

Провести лабораторно-иммунологическую оценку иммунного статуса па­циентов на базе иммунологической лаборатории. Она проводится на основании определения комплекса информативных показателей, отражающих состояние различных звеньев иммунитета в момент исследования при конкретном воспа­лительном заболевании у конкретного пациента.

Для этого используются показатели 1-го (дающие представления о грубых нарушениях в иммунной системе) и 11-го уровней (позволяющие оценивать бо­лее тонкие нарушения иммунной системы, особенно в регуляторном звене) (Р.В. Петров, 1976, 1985 и др.).

На основании многочисленных исследований различных авторов (Д.К. Но-виков. 1987. 1990; К.А. Лебедев с соавт.. 1989; В.И. Кресюн с соавт.. 1993 и др.) можно привести значения этих показателей в норме у взрослых, так как они могут служить схемой ориентировочной основы действий для выбора кон­кретного объема иммунологического обследования у пациента (табл. 2):

источник

Абсцессы и флегмоны, исходящие от зубов нижней челюсти

При распространении инфекции из одонтогенного очага нижней челюсти могут также возникать различные по тяжести и локализации флегмонозные процессы. Здесь, как отмечает М. Б. Фабрикант, рельефнее выступает разница в течении межмышечной флегмоны и флегмоны подкожной клетчатки. Данные анатомии свидетельствуют о том, что верхушки корней нижних передних зубов до второго моляра находятся чаще всего над прикреплением челюстно-подъязычной мышцы, а верхушки корней второго моляра и зуба мудрости — ниже прикрепления этой мышцы.

Эти данные имеют большое клиническое значение при воспалительных процессах в этой области. Так, при распространении воспалительного процесса, исходящего от премоляров и даже от первого моляра нижней челюсти, инфекция чаще проникает и распространяется по клетчатке, расположенной над диафрагмой. При этом очень часто в процесс вовлекается подъязычное пространство — клетчатка в области челюстно-язычного желобка и подъязычного валика — в виде абсцесса или флегмоны; нижние зубы мудрости тоже могут обусловить развитие абсцесса в челюстно-язычном желобке.

Больной В., 27 лет, 14.08.68 поступил с жалобами на острые боли во рту при еде, разговоре и глотании, усиленное слюноотделение, общее недомогание и головные боли. Больной рассказал, что два дня назад ему удалили зуб при небольшом воспалительном процессе. При осмотре выявлено: незначительная отечность в левом поднижнечелюстном треугольнике. Поднижнечелюстные регионарные лимфатические узлы слева увеличены и болезненны. Рот открывает на 0,6 см между передними зубами. Резкие боли при попытке раскрыть рот больше. После произведенной анестезии по Берше — Дубову больной почти безболезненно открыл рот на 1,5 см. При этом удалось обнаружить резкую гиперемию и весьма болезненное выпячивание в области левого челюстно-язычного желобка; в области же подъязычного валика — незначительная гиперемия. Десна вокруг лунки отсутствующего 8 зуба незначительно гиперемирована. Лунка слегка покрыта марким налетом. Пальпация тела нижней челюсти на этом уровне безболезненна.

Диагноз: абсцесс левого челюстно-язычного желобка.

Следует отметить, что в данном случае мы имели основание поставить такой диагноз, так как воспалительного процесса в области подъязычного валика у этого больного не было, а отмечался только реактивный отек. Боли у него, по всей вероятности, появились в результате вовлечения в процесс язычного нерва, а, возможно, вследствие давления экссудата. Сведение же челюсти у больного было обусловлено, надо думать, миозитом внутренней крыловидной мышцы. После вскрытия абсцесса и эвакуации гноя процесс быстро ликвидировался.

При распространении воспалительного процесса из челюстно-язычного желобка по клетчатке дна полости рта инфекция может проникнуть в область подъязычной слюнной железы и вовлечь ее в процесс с дальнейшим вовлечением всей клетчатки дна полости рта. При этом возникает клиническая картина образовавшейся флегмоны дна полости рта.

Рыхлая клетчатка дна полости рта интимно связана с клетчаткой поднижнечелюстного треугольника позади свободного заднего края челюстно-подъязычной мышцы. Через это место проток подчелюстной слюнной железы, а иногда и часть самой поднижнечелюстной слюнной железы, огибая задний край челюстно-подъязычной мышцы, проникает в клетчатку, окружающую подъязычную слюнную железу и заполняющую поднижнечелюстной треугольник с соответствующей стороны. По этому пути инфекция может проникнуть как из подъязычной области в поднижнечелюстную, так и обратно.

Флегмоны поднижнечелюстной области (рис. 15) являются довольно частым спутником воспалительных процессов, исходящих от моляров нижней челюсти, особенно вторых и зубов мудрости.

При прорыве инфекции внутрь от этих зубов в процесс вовлекается клетчатка области поднижнечелюстного треугольника. Анатомические границы этого треугольника таковы: сверху его покрывает челюстно-подъязычная мышца, спереди и сзади — переднее и заднее брюшки двубрюшной мышцы, а снизу — область подъязычной кости. Наружной его границей является нижний край тела нижней челюсти. В центре поднижнечелюстного треугольника находится поднижнечелюстная слюнная железа. Кроме этой железы, здесь имеется несколько лимфатических узлов, а также проходящие в этом участке сосуды — наружная челюстная артерия и передняя лицевая вена.

Флегмоны поднижнечелюстной области чаще возникают в результате одонтогенной инфекции. Они могут сопутствовать остеомиелиту челюстей (остеофлегмоны) или появляться при инфицировании регионарных поднижнечелюстных лимфатических узлов (аденофлегмоны).

Здесь нам хотелось бы отметить, что в клиническом течении флегмон поднижнечелюстной области большую роль играет, кроме других факторов распространения инфекции, также собственная шейная фасция и ее листки. В этой области фасция состоит из двух листков: первый — наружный — плотный листок начинается от нижнего края нижней челюсти, а второй —- внутренний, более нежный листок — от linea obliqua interna. Оба листка соединяются позади и внизу и прикрепляются к подъязычной кости. В образовавшемся межфасциальном промежутке находится поднижнечелюстная слюнная железа и лимфатические узлы, окруженные рыхлой клетчаткой. Оба сросшиеся листка шейной фасции в области подъязычной кости и переднего брюшка двубрюшной мышцы уже в виде одного листка опускаются вниз до ключицы. Здесь фасция вновь расщепляется. Один листок сливается с подкожной грудной фасцией, а другой подходит под ключицу и грудину, сливаясь с внутригрудной фасцией.

Эти краткие анатомические данные имеют большое значение для клиники. Ведь известно, что межфасциальное пространство является местом, где развивается флегмонозный процесс, и на некоторое время задерживается инфекция. Это можно объяснить тем, что поднижнечелюстные регионарные лимфатические узлы, локализующиеся в поднижнечелюстном треугольнике, прежде всего вовлекаются в воспалительный процесс, но они же, как и фасции, выполняют и барьерную функцию. Только при ослаблении сопротивляемости организма барьер может быть нарушен. Как пишет И. Г. Лукомский, «соединительные барьеры фасций могут быть ослаблены и даже разрушены силой местной инфекции, общим действием токсинов, проникших в кровь. Но в определенных и начальных стадиях воспаления все же фасции оказывают механическое сопротивление и направляющее влияние на ход воспалительного процесса».

Наблюдения свидетельствуют о том, что появляющийся в межфасциальном пространстве воспалительный процесс, как при остеофлегмонах, так и в особенности при аденофлегмонах, обычно задерживается на некоторое время в области срастания двух фасциальных листков, то есть в области подъязычной кости, что топографически обычно совпадает с кожной поперечной бороздой (первой шейной складкой). Как и некоторые другие авторы, мы нередко наблюдали, что флегмонозные процессы, ограниченные в пределах поднижнечелюстного треугольника (если процесс не перешел за первую шейную складку), не грозят еще опасностью больному, конечно, при соответствующей правильной комплексной терапии. Но если инфекция имеет тенденцию к распространению и воспалительный процесс распространяется вниз, то есть когда нижняя граница инфильтрата опускается ниже первой шейной складки, появляется реальная опасность осложнения, так как инфекция может дойти по фасции до ключицы и дальше в грудную полость, вызвав картину медиастинита, что в последние годы наблюдается все чаще.

Если же инфекция из поднижнечелюстного треугольника, преодолев барьер и сопротивление верхней границы челюстно-подъязычной мышцы, распространяется вверх, то в таких случаях довольно часто она проникает в клетчатку над диафрагмой дна полости рта. Тогда возникает флегмона этой области, состоящей из мягких тканей (мышцы, фасции, жировая клетчатка, железы, сосуды, нервы), расположенных между нижней челюстью и подъязычной костью.

Флегмона клетчатки дна полости рта представляется довольно тяжелым заболеванием. Она обусловлена большей частью одонтогенной инфекцией, но может возникнуть и на почве нагноившейся кисты, ранения слизистой оболочки рта и т. д. Флегмоны дна полости рта могут быть как первичными, так и вторичными, то есть образоваться в результате распространения процесса из соседних областей.

С другой стороны, гнойный процесс из клетчатки дна полости рта может распространиться на соседние области, в этих случаях инфекция свободно продвигается между m. geniohyoideus и т. genioglossus, довольно часто вовлекая в процесс и подъязычную слюнную железу на пораженной стороне. В процесс может быть вовлечена клетчатка, находящаяся между mm. genioglossus, geniohyoideus и hyoglossus, с дальнейшим распространением воспаления на подподбородочную область, парафарингеальное пространство и другие соседние области.

Читайте также:  Как лечится абсцесс головного мозга

У таких больных общее состояние в большинстве случаев тяжелое. Температура высокая. Голос хриплый, речь затруднена, открывание рта ограниченное, глотание болезненное. В подподбородочной области появляется воспалительная припухлость. Регионарные поднижнечелюстные лимфатические узлы увеличены, болезненны. Слизистая оболочка дна полости рта резко отечна, гиперемирована, имеет цианотичный оттенок. Подъязычные валики и бахромчатые складки под кончиком языка увеличены, отечны. Они производят впечатление второго языка. Язык сухой, покрыт грязно-серым налетом, малоподвижен. Из-за отека тканей дна полости рта язык как бы приподнят, не помещается во рту. На его боковых поверхностях — отпечатки зубов. Слюна мутная, тягучая. Изо рта ощущается неприятный запах.

Такова в общих чертах картина флегмоны дна полости рта. Она, конечно, по тяжести течения бывает различна, но сравнительно часто протекает бурно, с тенденцией к распространению на соседние области— подподбородочную, поднижнечелюстную, позадичелюстную, подвисочную, парафарингеальную, крылочелюстную, вниз по шее и т. д.

Ввиду того что крылочелюстное пространство располагается в непосредственной близости с тканями дна полости рта и поднижнече-люстным треугольником, инфекция довольно часто распространяется из этих областей по клетчатке в крылочелюстное пространство, вовлекая его в воспалительный процесс.

Крылочелюстное пространство находится между внутренней поверхностью ветви нижней челюсти и внутренней поверхностью срединной крыловидной мышцы. В центре латеральной стенки этого небольшого пространства находится нижнечелюстное отверстие, через которое проходят нижнеячеистый нерв, артерия и вена. В верхнем отделе этого пространства, то есть в области между боковой и срединной крыловидными мышцами, имеется рыхлая клетчатка. Последняя и является местом развития тяжелых одонтогенных флегмон. Если учесть что крылочелюстное пространство граничит и интимно связано с подвисочной, крылонёбной и позадичелюстной ямками, жировым комком, парафарингеальным пространством, а также щечной и височной областями, а по ходу ветвей тройничного нерва оно связано с полостью черепа (через овальное и круглое отверстия), то станет ясно, что флегмонозный процесс крылочелюстного пространства, если он имеет тенденцию к распространению, относится к серьезным заболеваниям, чреватым тяжелыми осложнениями.

Некоторые авторы считают, что крылочелюстные флегмоны, исходящие от зубов верхней челюсти, чаще локализуются в верхнем отделе крылочелюстного пространства с дальнейшим распространением в височную область в форме глубокой височной флегмоны. Флегмоны же, исходящие от нижних зубов, распространяются снизу вверх по наружной или внутренней пластинке ветви, вернее, под жевательную или срединную крыловидную мышцы (в нижнем отделе крылочелюстного пространства).

Наши данные не всегда совпадают с данными литературы по этому вопросу, так как во многих случаях не представляется возможным определить путь распространения инфекции и дальнейшее развитие процесса.

Больной Б., 19 лет, поступил 16.04.65 с жалобами на невозможность раскрыть рот, боли при глотании, общее недомогание, повышение температуры. Анамнез: 13.04.65 появились боли позади зубов нижней челюсти слева. На следующий день они усилились, рот стал ограниченно открываться, а к вечеру почти полностью закрылся, температура повысилась. 15.04.65 общее состояние резко ухудшилось, глотание стало болезненным. Больной был госпитализирован.

При поступлении: общее состояние средней тяжести, температура 38,3 °С, пульс 88 в 1 мин. Под углом нижней челюсти слева плотный болезненный инфильтрат. Пальпация нижнего края и тела челюсти безболезненна Рот открывает на 0,6 см между передними зубами, а между коренными на 0,2—0,3 см. После анестезии по Берше — Дубову больной раскрыл рот на 1,3 см между передними зубами. После этого удалось обнаружить следующее: резкая гиперемия слизистой оболочки в области капюшона, покрывающего дистальные бугры полуретенированного и смещенного кнаружи | 8 зуба. Гиперемия распространяется на ретромолярную область, крыло-челюстную складку до передней нёбной дужки. Диагноз: флегмона крылочелюстного пространства; перикоронарит в области | 8 зуба; ретромолярный периостит.

Во время оперативного вмешательства была пересечена срединная крыловидная мышца в месте ее прикрепления в области tuberositas pterygoideus; выделился гной. Рассечен капюшон. После этого состояние больного улучшилось, а после удаления (через 3 дня) 8 зуба воспалительный процесс ликвидировался.

У этого больного перикоронарит |8 зуба и ретромолярный периостит явились, надо полагать, причинными факторами развития флегмоны крылочелюстного пространства. Воспалительный процесс, однако, локализовался в его нижнем отделе, не дав ни поступательного движения инфекции, ни метастазов в кость. Поэтому после эвакуации гноя состояние больного улучшилось, а после удаления |8 зуба процесс ликвидировался.

Совершенно иную картину мы наблюдали при аналогичном заболевании.

У больного К., 21 года, перикоронарит около | 8 зуба и сопутствующий ретро» молярный периостит также привели к образованию инфильтрата под углом нижней челюсти слева, то есть процесс сосредоточился в нижнем отделе крылочелюстного пространства. Однако инфекция у него не локализовалась, как у больного Б., а распространилась по клетчатке в крылочелюстное пространство, вовлекла в процесс щечную область и далее по жировому комку распространилась на височную область. Впоследствии у больного был обнаружен также и остеомиелит нижней челюсти слева, закончившийся небольшой секвестрацией кости.

Значительное место среди околочелюстных флегмон занимают абсцессы и флегмоны в области жевательной мышцы, абсцессы и флегмоны околоушно-жевательной области. Они возникают обычно в случаях, когда инфекция от моляров нижней челюсти проникает в пространство между наружной поверхностью ветви нижней челюсти и жевательной мышцей. Таким образом, воспалительные процессы, исходящие от моляров нижней челюсти, могут распространяться не только вдоль внутренней пластинки нижней челюсти, но также и наружной ее поверхности. Этому способствует то, что латеральная стенка альвеолы, особенно в области восьмых зубов, находится в непосредственной близости к месту прикрепления жевательной мышцы, и гной может скопиться под ней. Сама жевательная мышца (m. masseter) покрыта фасцией, которая прикрепляется к углу и нижнему краю нижней челюсти, к переднему и заднему краям ее ветви, а также к скуловой дуге. В этом месте фасция переходит в височную. Только ближайшая к углу челюсти часть ее занята местом прикрепления жевательной мышцы, а выше, между последней и наружной поверхностью ветви, имеется щелевидный промежуток, в котором при флегмонах этой области скапливается гной. Топографо-анатомические исследования П. М. Егорова показали наличие клетчатки также между поверхностным и глубоким слоями жевательной мышцы на уровне середины заднего края ветви нижней челюсти и между сухожильными и мышечными пучками — у места прикрепления жевательной мышцы. Клетчатка также расположена в окружности крупных сосудов и нерва в толще этой мышцы. Находящаяся в этой области клетчатка сообщается с клетчаткой подслизистого слоя ретромолярного треугольника и наружной поверхностью альвеолярного отростка нижней челюсти.

Такое расположение клетчаточных образований имеет важное клиническое значение и объясняет нам особенности в течении и распространении воспалительных процессов в этой области.

Основываясь на своих топографоанатомических исследованиях, подкрепленных и клиническими наблюдениями, П. М. Егоров выделяет следующие формы воспалительных процессов в околоушно-жевательной области:

— абсцесс нижнего отдела жевательной мышцы (он развивается в пределах нижней половины мышцы);

— флегмона жевательной мышцы (при этой форме воспалительный процесс охватывает всю мышцу);

— флегмона околоушно-жевательной области (в этих случаях процесс распространяется за пределы жевательной мышцы).

Наши наблюдения в основном совпадают с данными автора и подтверждают обоснованность и полезность такой классификации.

Если же при заболеваниях этой области воспалительный процесс распространяется за пределы расположения жевательной мышцы, вовлекая при этом и соседние анатомические образования, например щечную или нижнюю часть височной области и т. д., то развивается картина флегмоны околоушно-жевательной области и соседних анатомических образований (рис. 16).

В этих случаях флегмоны протекают значительно тяжелее, чем флегмоны жевательной мышцы. Общее самочувствие у больных обычно тяжелое, свидетельствующее о резкой интоксикации. У них отмечается выраженная в той или иной степени разлитая припухлость соответствующей половины лица, обычно от боковой поверхности носа до наружного слухового прохода и от нижнеглазничного края вниз на шею, вовлекая иногда и верхнюю часть грудино-ключично-сосцевидной мышцы. При распространении процесса кверху, вдоль ветви нижней челюсти и височной мышцы в подвисочную ямку, появляется симптом «песочных часов»: резкая припухлость тканей выше и ниже скуловой дуги, а в области скуловой дуги — перемычка, так как здесь менее отечные ткани. Если процесс распространяется на область наружного слухового прохода, последний несколько суживается. При распространении процесса на шею ограничиваются ее движения, а при распространении на гортань голос становится хриплым. Такие флегмоны могут появиться первично, например при перикоронаритах, ретромолярных периоститах, одонтогенных остеомиелитах, лимфаденитах и т. д., или вторично, при распространении процесса из других смежных областей, например из подчелюстной, щечной области, из крылочелюстного или окологлоточного пространства и т. д.

Большой практический интерес представляют флегмоны позади-челюстной области (рис. 17).

Известно, что большая часть позадичелюстной ямки выполнена околоушной слюнной железой. Снаружи ямка прикрыта околоушно-жевательной фасцией, которая внизу переходит на грудино-ключично-сосцевидную мышцу. Следует отметить одно важное обстоятельство—в одном месте позадичелюстной ямки, между шиловидным отростком и внутренней поверхностью срединной крыловидной мышцы, остается иногда промежуток, через который проникает в некоторых случаях добавочная долька околоушной железы, приближающаяся к глотке и миндалинам. По этому пути инфекция может проникнуть из позадичелюстной ямки в парафарингеальное пространство.

Флегмоны позадичелюстной области, или, как их еще называют, ретромандибулярные флегмоны, могут начинаться в разных отделах позадичелюстной ямки, в зависимости от первоначального вовлечения в воспалительный процесс тех или иных лимфатических узлов, локализующихся в этой области. Лимфатические узлы располагаются в верхнем полюсе околоушной железы, впереди ушной раковины, под ней, непосредственно под околоушно-жевательной фасцией, между дольками железы и т. д. В эти узлы направляются лимфатические сосуды из полости рта, из периодонта моляров, слизистой оболочки десны, век, щек, височной и др. областей. Поэтому довольно часто одонтогенная инфекция (периодонтиты, периоститы, перикоронариты, остеомиелиты, особенно угла нижней челюсти) распространяется по этим путям в позадичелюстную область.

Флегмоны позадичелюстной области начинаются с появления плотной болезненной припухлости позади угла нижней челюсти в области воспаленного лимфатического узла (лимфаденит), затем в воспалительный процесс вовлекаются ткани в окружности узла (периаденит) с дальнейшим распространением процесса на всю позадичелюстную область. При этом болезненный инфильтрат обычно постепенно охватывает всю околоушно-жевательную область, отчасти и височную, распространяется на верхнюю часть грудино-ключично-сосцевидной мышцы.

Общее состояние больных различное, но чаще — средней тяжести; наблюдается и тяжелое состояние. Температура — 37,5—38,5 °С и выше. Рот открывается с трудом. При распространении процесса на парафарингеальное пространство глотание затруднено.

Такие флегмоны, как и флегмоны другой локализации, также могут быть первичными (результатом непосредственного инфицирования тканей позадичелюстной области) или вторичными, когда воспалительный процесс распространяется из других пораженных областей, например поднижнечелюстной, околоушно-жевательной, крыло-челюстного и парафарингеального пространства и т. д.

Что же представляет собой парафарингеальное пространство и какую роль оно играет в клинике околочелюстных флегмон?

Сравнительно небольшое по размерам межмышечное парафарингеальное пространство, заполненное клетчаткой, расположено в непосредственной близости от крупных сосудисто-нервных стволов, по которым инфекция может распространиться в ближайшие и отдаленные участки тела. Наружную границу парафарингеального пространства образуют срединная крыловидная мышца с покрывающей ее фасцией и апоневрозом между крыловидными мышцами. Внутреннюю границу составляют сверху mm. tensor et levator veli palatini, а несколько ниже — m. constrictor pharyngis superior, отделяющие это пространство от миндалины. Передняя граница отсутствует, так как медиально и латерально стенки сходятся, прикрывая raphe pterygomandibularis. Задняя же граница образуется за счет шиловидного отростка с тремя отходящими от него мышцами: mm. stylohyoideus, styloglossus и stylopharyngeus, образующими риоланов пучок, и двух связок — lig. stylomandibulare и lig. stylohyoideum. Все эти образования, окутанные фасцией, известны под названием диафрагмы Женеско. Шилоглоточный апоневроз делит парафарингеальное пространство на две части: переднее и заднее пространство. Оба они заполнены рыхлой клетчаткой. В переднее парафарингеальное пространство в некоторых случаях вдается добавочная долька околоушной слюнной железы. Через заднее же пространство проходят крупные сосуды и нервы (внутренняя сонная артерия, внутренняя яремная вена, языкоглоточный, подъязычный и блуждающий нервы, симпатический и боковой глоточный узлы).

Некоторые авторы не делят парафарингеальное пространство на передний и задний отделы и считают, что диафрагма Женеско является границей, отделяющей собственно парафарингеальное пространство от ретрофарингеального, и что в ретрофарингеальном пространстве, которое находится между диафрагмой Женеско и позвоночником, располагаются крупные сосудисто-нервные стволы и узлы симпатических нервов. Внизу парафарингеальное пространство переходит на дно полости рта без анатомических границ. Инфекция обычно распространяется из парафарингеального пространства по шилоязычной мышце (m. styloglossus) на дно полости рта и обратно.

Таким образом, задняя часть парафарингеального пространства или, как называют ее некоторые авторы, ретрофарингеальное пространство, более уязвимо, так как по проходящим здесь сосудисто-нервным путям инфекция может распространиться на шею и в грудную клетку с неблагоприятным исходом. Вот почему среди флегмон челюстно-лицевой области парафарингеальные флегмоны занимают особое место и пользуются плохой репутацией. Если инфекция проникает в парафарингеальное пространство, то в первую очередь она поражает клетчатку переднего отдела. Здесь в большинстве случаев шило-глоточный апоневроз (диафрагма Женеско) задерживает распространение инфекции и не дает ей проникнуть в задний ее отдел. В этих случаях нередко спасает больного раннее и достаточно радикальное оперативное вмешательство, дающее возможность широкого доступа к очагу и обеспечивающее отток гнойного экссудата.

Больной П., 62 лет, поступил в стационар 24.05.56 в тяжелом состоянии с жалобами на острые боли в области нижней челюсти справа, полную невозможность глотать и раскрывать рот, высокую температуру с ознобами. Собрать полнее анамнез не удалось.

Объективно: у больного заостренные черты лица, выражающие страх и тревогу, неровное затрудненное дыхание, речь маловнятна, голос хриплый, лицо бледное, одутловатое, с цианотичным оттенком. Больной не в состоянии проглотить даже немного жидкости, слюну. Под правым краем тела нижней челюсти и в области заднего края ветви определяется небольшой болезненный инфильтрат. Угол челюсти и задний край ветви не пальпируются из-за инфильтрата. Увеличены и болезненны лимфатические узлы вдоль правой грудино-ключично-сосцевидной мышцы, в верхней ее трети. Рот открывает на 0,2—0,3 см между передними зубами. Обследовать полость рта не удалось.

Произведена анестезия по Берше — Дубову, после чего удалось сравнительно безболезненно раскрыть рот с помощью роторасширителя до 2 см между передними зубами и осмотреть полость рта: имеются корни 7 | зуба; слизистая оболочка вокруг них, как и в ретромолярной области, гиперемирована, отечна, 8 | зуб отсутствует. Зев сужен за счет воспалительных тканей справа. Мягкое нёбо, нёбные дужки, боковая стенка глотки справа выпячены и также гиперемированы. Язычок смещен влево.

Диагноз: флегмона крылочелюстного и парафарингеального пространства справа.

Больному была срочно произведена операция, одновременно удалены корни 7 зуба. Во время операции диагноз подтвердился (гной выделился из парафарингеального пространства). Состояние больного после операции начало постепенно улучшаться.

В результате своевременного и достаточно радикального оперативного вмешательства, а также правильного комплексного лечения в послеоперационном периоде и соответствующего ухода, что имело исключительно важное значение, больной через 10 дней после операции был выписан в удовлетворительном состоянии.

Надо полагать, что если бы больному срочно не была произведена операция, то инфекция проникла бы через барьер в задний отдел парафарингеального пространства. Никогда не следует забывать, что если инфекция проникает через этот барьер (шилоглоточный апоневроз) в заднее парафарингеальное пространство, то она по сосудам распространяется на шею, во внутригрудное пространство и т. д., вызывая картину тяжелого медиастинита, сепсиса с печальным исходом.

источник