Меню Рубрики

Дифференциальная диагностика лимфаденита и абсцесса

Острые неспецифические одонтогенные и неодонтогенные лимфадениты диагностировать сравнительно легко после установления основной причины их возникновения. Но иногда могут быть трудности в их распознавании, особенно тогда, когда основной воспалительный процесс, вызвавший лимфаденит, уже ликвидировался. В таких случаях острый гнойный лимфаденит можно принять за периостит, остеомиелит или флегмону.
Однако наибольшие трудности возникают при диагностике хронических лимфаденитов (одонтогенных и неодонтогенных), так как их проявления во многом сходны со специфическими лимфаденитами, а также с метастазами злокачественных опухолей в лимфатические узлы и с такими заболеваниями, как лимфогранулематоз и лимфолейкоз, которые сопровождаются увеличением лимфатических узлов. Кроме этого, имеется определенное их сходство с воспалением околоушной и подчелюстной слюнных желез и слюннокаменной болезнью.
Во всех подобных случаях требуется проведение дифференциальной диагностики.
Таким образом, неспецифические лимфадениты следует дифференцировать от следующих заболеваний: 1) периостита и
остеомиелита челюстей; 2) одонтогенной флегмоны; 3) специфических лимфаденитов (при актиномикозе, туберкулезе, сифилисе); 4) метастазов злокачественных опухолей в лимфатические узлы; 5) лимфогранулематоза; 6) лимфолейкоза;

  1. воспалений околоушной и подчелюстной слюнных желез;
  2. слюннокаменной болезни.

Дифференциальная диагностика с двумя последними заболеваниями будет описана в соответствующем разделе после изложения их клиники.
Переходя к дифференциальной диагностике неспецифических лимфаденитов с острыми гнойными периоститами, остеомиелитом челюстей и околочелюстной флегмоной, следует отметить, что все перечисленные одонтогенные воспалительные процессы, как правило, сопровождаются острым серозным лимфаденитом и установить диагноз последнего не представляет трудности. Здесь же речь пойдет об острых гнойных и обострившихся хронических лимфаденитах.
Общими симптомами острого гнойного лимфаденита с перечисленными заболеваниями являются боль, отечность, гиперемия и инфильтрация мягких тканей, часто и одинаковая локализация патологического процесса — подчелюстная и подподбородочная области.
Отличие острого гнойного периостита от нагноившегося лимфаденита в том, что при остром гнойном периостите, помимо наличия поднадкостичного абсцесса на альвеолярном отростке или на альвеолярной части челюсти, имеет место более обширный коллатеральный отек тканей. Припухшие ткани легко собираются в складку, и лишь в глубине их соответственно расположению воспалительного очага под надкостницей определяется болезненный инфильтрат. При гнойном лимфадените коллатеральный отек, гиперемия кожи имеют ограниченный характер, а инфильтрат располагается более поверхностно.
Отличие острого остеомиелита челюстей от нагноившегося лимфаденита заключается в том, что при остром остеомиелите, кроме подвижности группы зубов, отмечаются в большей мере отек и инфильтрация мягких тканей, ярче выражены общие реакции организма, чем при гнойном лимфадените.
Околочелюстная флегмона от гнойного лимфаденита отличается тем, что при флегмоне местные признаки воспаления в виде инфильтрации тканей, гиперемии кожных покровов выражены гораздо ярче. Общие реакции организма при флегмоне также оказываются выраженными в большей мере.
Гнойный лимфаденит может обусловить возникновение аденофлегмоны.
Дифференциальная диагностика аденофлегмоны с другими флегмонами была проведена ранее.
Дифференциальная диагностика неспецифических хронических лимфаденитов со специфическими, как уже подчеркивалось, достаточно сложна. Особую сложность она представляет при актиномикозе лимфатических узлов, клиника которого отличается большим разнообразием.
Актиномикозный лимфаденит наиболее часто локализуется в щечной и нижнечелюстной областях, реже — в подчелюстной, подбородочной областях и в области шеи. Процесс протекает вяло. Вначале отмечается увеличение лимфатического узла, затем очень медленно происходит инфильтрация окружающих его тканей с образованием перилимфаденита. В последующем в этой области формируется круглый, плотный и безболезненный инфильтрат, который очень медленно (в течение нескольких недель) увеличивается. Постепенно в центре его появляется очаг размягчения, а затем образуется свищ с незначительным отделяемым гнойного характера. Происходящее в этом месте склерозирование тканей приводит к появлению участков втяжения, и свищ оказывается в центре такого втяжения.
Дифференциальная диагностика неспецифического лимфаденита с актиномикозным основывается: 1) на данных анамнеза, в котором при актиномикозном лимфадените выясняется медленное развитие процесса с постепенным длительным склерозированием окружающих узел тканей; 2) на данных осмотра, при котором в случае актиномикозного лимфаденита устанавливается наличие склерозированных тканей вокруг свища, в результа-

те чего он как бы находится в углублении; 3) на данных микроскопического исследования пунктата, в котором при актиномикозном лимфадените находятся болвшое количество микрофагов и элемешы лимфатического узла; 4) на кожно-аллергических и серологических реакциях, а также на резулвтатах патогистологического исследования.
Следует отметитв, что иногда актиномикозные лимфаденшы абсцедируют. При этом в области инфилвтрата появляется болв, он увеличивается в размерах, кожные покровв1 спаиваются с инфилвтратом и приобретают синюшно-багровую окраску, а сам инфилвтрат спаивается с челюстнвгми костями и окружающими мягкими тканями.
В отличие от неспецифического гнойного лимфаденита при абсцедирующем актиномикозном лимфадените в течение дпи- телвного времени не наблюдается его размягчения.
Дифференциальная диагностика неспецифического хронического лимфаденита с туберкулезным основывается на том, что при туберкулезном поражении лимфатических узлов они представляются различными по величине и плотности, безболезненными или умеренно болезненными при пальпации. Обычно имеется двустороннее поражение, причем узлы определяются в виде одиночных, круглых образований с гладкой поверхностью, что существенно отличает туберкулезный лимфаденит от неспецифического. В ряде случаев узлы спаиваются и тогда пальпируются в виде пакетов. Пунктат при этом обычно бывает стерильным.
При тщательном осмотре челюстно-лицевой области и полости рта у больных, как правило, никаких воспалительных изменений не выявляется. Реакция Пирке и Манту у них обычно положительная. Часто наблюдается длительный субфебрилитет, чего не отмечается при неспецифических хронических лимфаденитах.
Дифференциальная диагностика неспецифического хронического лимфаденита с сифилитическим основывается на характерной клинической картине последнего.
Сифилитический лимфаденит возникает спустя неделю после появления твердого шанкра. При этом прослеживается определенная зависимость расположения лимфаденита от места локализации твердого шанкра. Так, при нахождении твердого шанкра на нижней губе или языке увеличиваются подчелюстные узлы, при локализации его на верхней губе или десне увеличиваются подподбородочные, причем один из регионарных узлов может достигать величины грецкого ореха, тогда как Другие имеют меньшие размеры — величиной с лесной орех. Их отличительной особенностью является значительная твердость за счет склерозирования, поэтому сифилитический лимфаденит получил название склероаденита. Увеличенные узлы не воспалены, безболезненны и подвижны.

Дифференциальной диагностике помогает выявление на губах или в полости рта твердого шанкра и нахождение в его отделяемом бледной трепонемы, а также в раннем периоде положительная серологическая реакция иммунофлюоресценции (РИФ), а через 2 нед после появления твердого шанкра —и положительной реакции Вассермана.
Во вторичном периоде сифилитический лимфаденит в виде небольших плотных, подвижных безболезненных узлов определяется и в паховых областях, и в области локтевых сгибов. 1^еакция^ Вассермана при этом бывает резко положительной
Теперь рассмотрим дифференциальную диагностику неспецифического хронического лимфаденита с метастазами в лимфатические узлы злокачественных опухолей с лимфогранулематозом и лимфолейкозом.
Обнаружение в подчелюстной, подподбородочной областях увеличенных (до различных размеров) плотных, малоподвижных, а иногда спаянных с окружающими тканями, безболезненных лимфатических узлов является более характерным для метастазов злокачественных опухолей. Появление на них бугристости еще более подтверждает такое предположение, а обнаружение при этом такого же характера лимфатических узлов, расположенных по ходу сосудистого пучка шеи, указывает на далеко зашедшую стадию болезни.
Окончательный диагноз о природе злокачественной опухоли, метастазировавшей в лимфатические узлы, дает патогистологическое исследование.
При лимфогранулематозе лимфатические узлы в начальном периоде бывают различной величины и плотности, чаще безболезненны. Располагаются они в виде одиночных узлов, группами или цепочкой. В более поздних стадиях заболевания пальпируются плотные, малоподвижные, иногда болезненные пакеты лимфатических узлов, в которых в ряде случаев можно различить отдельные узлы различной плотности. Кожа над ними натянута, блестяща. Одновременно увеличенные лимфатические узлы пальпируются и в других областях тела.
Наряду с увеличением лимфатических узлов, при лимфогранулематозе с большим постоянством отмечаются зуд кожи, потливость, лихорадка и характерное изменение лейкоцитарной формулы, в которой отмечается либо нейтрофильный лейкоцитоз (15 000—20 000), либо лейкопения с лимфопенией и эози- нофилией. Со стороны красной крови наблюдается картина гипохромной анемии.
Окончательный диагноз определяется при патогистологическом исследовании.
При лимфолейкозе увеличенные лимфатические узлы располагаются с двух сторон в одноименных областях в виде пакетов, но не спаяны между собой и подлежащими тканями,
безболезненны, имеют мягкоэластическую консистенцию и расплывчатые контуры.
Для диагностики лимфолейкоза важное значение имеет исследование крови. Количество лейкоцитов колеблется в пределах от нормалвнвк цифр (алейкемическая форма) до сотен твюяч, в отделвнвк случаях до 1 000 000—2 000 000 з 1 мм3.
Лейкоцитарная формула при лейкемических формах характеризуется подавляющим лимфоцитозом (до 98—99%). Среди лимфоцитов преобладают зрелвге формвц но встречаются также пролимфоцшы и лимфобластвг В болвшом количестве встречаются также клетки лимфолиза (так назвшаемвге тени Боткина— Гумпрехта). Костномозговой пунктат обнаруживает более или менее ввфаженную степенв лимфоидной метаплазии.
При алейкемияеской форме решающее значение в диагностике принадлежит стерналвной пункции, обнаруживающей типичную картину лимфоидной метаплазии костного мозга.
Описаннвю признаки клинических проявлений специфических лимфаденитов, а также метастазов злокачественных опухолей в лимфатические узлв1 и увеличение этих узлов при лимфогранулематозе позволяют провести их дифференциалв- ную диагностику между указаннвши заболеваниями.

источник

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА. Острый гнойный поднижнечелюстной правосторонний лимфаденит необходимо дифференцировать с туберкулезным лимфаденитом

Острый гнойный поднижнечелюстной правосторонний лимфаденит необходимо дифференцировать с туберкулезным лимфаденитом, с поднижнечелюстным сиалоаденитом и флегмоной поднижнечелюстной области.

В отличие от неспецифического при туберкулезном лимфадените единичные лимфатические узлы поражаются редко, чаще вовлекается одновременно несколько узлов или целые пакеты их. Лимфатические узлы бывают плотные на ощупь, в них иногда развиваются петрификаты. Для дифференциальной диагностики туберкулезного и неспецифического лимфаденита большое значение имеют и общие симптомы — характерная для туберкулеза интоксикация и реакция на туберкулин — пробы Пирке, Манту и др. Микроскопические исследования пунктата или выделений из свища позволяют обнаружить специфические для туберкулезной гранулемы клетки — гигантские клетки Пирогова—Лангганса, что является достоверным признаком туберкулезного поражения. Сифилитический лимфаденит являются единственными клиническими симптомами первичного сифилиса. При этом обнаруживаются, чаще с одной стороны, умеренно увеличенные регионарные лимфатические узлы. Они не спаяны между собой и окружающими тканями, при пальпации плотные и безболезненные, нередко располагаются в виде цепочки. Причем узел, ближайший к первичной сифиломе, несколько большей величины, чем другие. В пунктате из них постоянно обнаруживаются бледные спирохеты. В отличие от неспецифического лимфаденита при сифилисе никогда не бывает нагноения лимфатических узлов.

Сиалоаденит отличается от острого лимфаденита наличием серозно-гнойного или гнойного отделяемого из выводного протока большой слюнной железы. При калькулезном сиалоадените наличие слюнного камня в протоке или в паренхиме железы можно определить пальпаторно или с помощью рентгенологического исследования. Отмечено, что увеличение припухлости слюнной железы связано с приемом острой пищи. Существенную помощь в постановке диагноза оказывает сиалографический метод обследования.

Флегмона поднижнечелюстной области, в отличие от лимфаденита, сопровождается более интенсивными болями, для нее характерна разлитая припухлость, которая в течение 2-3 суток от начала заболевания распространяется на всю поднижнечелюстную область, а также прилегающие к ней подподбородочную и позадичелюстную области. Также при флегмоне более выражен интоксикационный синдром, проявляющийся подъемом температуры тела до 39 о С и выше с резкими ее колебаниями.

КЛИНИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ

жалоб больной: на увеличенное, болезненное при пальпации образование в поднижнечелюстной области справа, на повышенную температуру тела, плохой аппетит, слабость;

данных анамнеза: 22.08.2014 г. после купания в реке появился насморк, сухой кашель, повысилась температура тела до 37,0 о С. Лекарственных средств не принимала. 25.08.2014 г. в поднижнечелюстной области справа появилось округлое безболезненное образование размером с горошину. 27.08.2014 г. температура тела повысилась до 38,3 о С, образование увеличилось до размеров 1,5х1,5 см и стало болезненным, появилась значительная асимметрия лица за счет отека в поднижнечелюстной области справа;

данных объективного обследования: контуры лица у больной асимметричные за счет отека в поднижнечелюстной области справа, где также определяется спаянное с кожей, болезненное при пальпации образование округлой формы размерами 2х2 см. Кожа над образованием гиперемирована, отмечается флюктуация;

данных дополнительных методов исследования: общий анализ крови от 28.08.14г.: нейтрофильный лейкоцитоз, повышение СОЭ

можно поставить диагноз острый гнойный поднижнечелюстной правосторонний лимфаденит.

Предоперационный эпикриз.

На операцию 28.08.2014 г. подготовлена больная Золотеева Ольга Николаевна с диагнозом Острый гнойный поднижнечелюстной правосторонний лимфаденит.

Больная был госпитализирована в экстренном порядке 27.08.2014г. Диагноз поставлен на основании жалоб больной на увеличенное, болезненное при пальпации образование в поднижнечелюстной области справа, на повышенную температуру тела, плохой аппетит, слабость; данных анамнеза заболевания о том, что 22.08.2014 г. после купания в реке появился насморк, сухой кашель, повысилась температура тела до 37,0 о С. Лекарственных средств не принимала. 25.08.2014 г. в поднижнечелюстной области справа появилось округлое безболезненное образование размером с горошину. 27.08.2014 г. температура тела повысилась до 38,3 о С, образование увеличилось до размеров 1,5х1,5 см и стало болезненным, появилась значительная асимметрия лица за счет отека в поднижнечелюстной области справа; данных обьективного исследования контуры лица у больной асимметричные за счет отека в поднижнечелюстной области справа, где также определяется спаянное с кожей, болезненное при пальпации образование округлой формы размерами 2х2 см. Кожа над образованием гиперемирована, отмечается флюктуация; а также результатов проведенного лабораторного исследования: общий анализ крови от 28.08.14г.: нейтрофильный лейкоцитоз, повышение СОЭ.

Поставленный диагноз является абсолютным показанием к операции.

Планируется под наркозом провести лимфаденэктомию в поднижнечелюстной области справа.

Протокол операции.

Дата: 28.08.2014 г. Начало: 1:00 Конец: 1:40

Операция: лимфаденэктомия в поднижнечелюстной области справа под наркозом.

Описание операции: после обработки операционного поля под внутривенным наркозом sol. Ketamine 5% — 10 мл линейным разрезом до 5 см параллельно нижнему краю нижней челюсти и ниже его на 1,5-2 см произведена лимфаденэктомия. Полость ревизована, санирована турундой с раствором перекиси водорода 3%, рыхло тампонирована турундой с левомеколем. Наложена асептическая повязка.

В послеоперационном периоде назначено консервативное лечение:

3. Rp: Tab. Sulfadimethoxini 0,2 №20,

D. S. внутрь по 1 таблетке 1 раза в день в течение 4 дней.

S. внутримышечно, растворив в 10 мл 0,09% NaCl, 2 раза в день в течение 7 дней.

5. Sol. Calcii gluconate 10% — 5 ml,

S. внутримышечно по 5 мл 2 раза в день в течение 7 дней.

Дата: 02.09.2014г. Состояние больной ближе к удовлетворительному. Жалобы на умеренные боли в области послеоперационной раны, повышение температуры тела до 37,3 о С, умеренную слабость. Объективно: Кожные покровы обычной окраски. В легких везикулярное дыхание. Пульс 75 в минуту, ритмичный. АД 120/80 мм.рт.ст. Язык влажный, чистый. Живот не вздут, мягкий, безболезненный во всех отделах. Симптомы раздражения брюшины отрицательные. Стул регулярный, оформленный. Локально: В поднижнечелюстной области справа имеется марлевая повязка, умеренно пропитанная гнойным экссудатом без запаха. Повязка снята: определяется наличие послеоперационной раны, неправильной ромбовидной формы, размерами 5х2 см, дно покрыто гнойно-фибринозным налетом и островками крупно-зернистой грануляционной ткани. Перифокально сохраняются умеренный отек, гиперемия и инфильтрация мягких тканей. Произведена санация раны раствором пливасепта. Назначения: 1. Стол №15. 2. Палатный режим. 3. Rp: Tab. Sulfadimethoxini 0,2 №20, D. S. внутрь по 1 таблетке 1 раза в день. 4. Rp: Cefotaximi 0,1, D. t. d. № 10 in pulv. S. внутримышечно, растворив в 10 мл 0,09% NaCl, 2 раза в день. 5. Sol. Calcii gluconate 10% — 5 ml, D.t.d. №10 in amp. S. внутримышечно по 5 мл 2 раза в день. 6. Перевязка с раствором пливасепта.
Дата: 03.09.2014г. Состояние больной ближе к удовлетворительному. Жалобы на умеренные боли в области послеоперационной раны, повышение температуры тела до 37 о С, умеренную слабость. Объективно: Кожные покровы обычной окраски. В легких везикулярное дыхание. Пульс 72 в минуту, ритмичный. АД 125/80 мм.рт.ст. Язык влажный, чистый. Живот не вздут, мягкий, безболезненный во всех отделах. Симптомы раздражения брюшины отрицательные. Стул регулярный. Локально: В поднижнечелюстной области справа имеется марлевая повязка, умеренно пропитанная гнойным экссудатом без запаха. Повязка снята: определяется наличие послеоперационной раны, неправильной ромбовидной формы, размерами 5х2 см, дно покрыто гнойно-фибринозным налетом и островками крупно-зернистой грануляционной ткани. Перифокально сохраняются умеренный отек, гиперемия и инфильтрация мягких тканей. Произведена санация раны раствором пливасепта. Назначения: 1. Стол №15. 2. Палатный режим. 3. Rp: Tab. Sulfadimethoxini 0,2 №20, D. S. внутрь по 1 таблетке 1 раза в день. 4. Rp: Cefotaximi 0,1, D. t. d. № 10 in pulv. S. внутримышечно, растворив в 10 мл 0,09% NaCl, 2 раза в день. 5. Sol. Calcii gluconate 10% — 5 ml, D.t.d. №10 in amp. S. внутримышечно по 5 мл 2 раза в день. 6. Перевязка с раствором пливасепта.
Дата: 04.09.2014г. Состояние больной ближе к удовлетворительному. Жалобы на умеренные боли в области послеоперационной раны, повышение температуры тела до 37 о С, умеренную слабость. Объективно: Кожные покровы обычной окраски. В легких везикулярное дыхание. Пульс 72 в минуту, ритмичный. АД 125/80 мм.рт.ст. Язык влажный, чистый. Живот не вздут, мягкий, безболезненный во всех отделах. Симптомы раздражения брюшины отрицательные. Стул регулярный. Локально: В поднижнечелюстной области справа имеется марлевая повязка, умеренно пропитанная серозным отделяемым. Повязка снята: рана уменьшилась в размерах (4х2,5 см), очищается от гноя, фибрина, дно раны представлено свежими розовыми грануляциями, намечена краевая эпителизация. Отделяемое серозного характера, скудное. Произведена перевязка с мазью «Левомеколь». Назначения: 1. Стол №15. 2. Палатный режим. 3. Rp: Tab. Sulfadimethoxini 0,2 №20, D. S. внутрь по 1 таблетке 1 раза в день. 4. Rp: Cefotaximi 0,1, D. t. d. № 10 in pulv. S. внутримышечно, растворив в 10 мл 0,09% NaCl, 2 раза в день. 5. Sol. Calcii gluconate 10% — 5 ml, D.t.d. №10 in amp. S. внутримышечно по 5 мл 2 раза в день. 6. Перевязка с мазью «Левомеколь».
Читайте также:  Микропрепарат хронический абсцесс легкого

1. «Хирургические болезни у детей» Ю.Ф. Исаков. Москва «Медицина», 1998 год;

2. «Оперативная хирургия и топографическая анатомия» Г.Е. Островерхов, Ю.М. Бомаш, Д.Н. Лубоцкий. Москва «Медицинское информационное агенство», 2005 год;

3. «Воспалительные заболевания в челюстно-лицевой области у детей» Рогинский В.В. М.: Детстомиздат Год: 1998;

4. «Внутренние болезни. Справочник практикующего врача» А.В. Тополянский, В.И. Бородин. Москва «Медицинское информационное агенство», 2012 год.

Дата добавления: 2017-01-21 ; просмотров: 740 | Нарушение авторских прав

источник

Острый серозный лимфаденит: этиология, патогенез, клиника, дифференциальная диагностика с острым гнойным лимфаденитом

аще это реакция регионарных лимфатических узлов на внедрение и распространение инфекции из какого-то очага. В дальнейшем лимфаденит иногда приобретает самостоятельное клиническое значение как заболевание. Лимфаденит у детей может сопутствовать пульпиту, периодонтиту, остеомиелиту, стоматиту, ангине, отиту, кори, ветряной оспе, скарлатине и т.д., и в этих случаях его следует рассматривать как один из симптомов основного заболевания. Но, доминируя в клинической картине на какой-то стадии болезни, когда основной очаг ликвидирован, лимфаденит рассматривается как отдельная нозологическая форма. Реже имеет место первичное воспалительное поражение лимфатического узла, например, при незначительном механическом повреждении покровных тканей, при внедрении специфической инфекции и т.д.

Чаще болеют дети младшего возраста (до школы). Наиболее часто воспалительным процессом поражается подчелюстная группа лимфатических узлов. Это связано с тем, что она является регионарной для большей части лица, полости рта, зубов, и многообразие проявлений патологических факторов приводит к частоте лимфаденитов в подчелюстной области. Обычно лимфадениты локализуются в одной области, хотя иногда отмечается одновременное поражение лимфоузлов нескольких анатомических областей.

Среди этиологических факторов возникновения лимфаденитов выделяют острые респираторные вирусные инфекции, одонтогенную инфекцию, стоматогенные, тонзилогенные, отогенные, посттравматические, постинфекционные, воспалительные заболевания кожи лица, специфическую инфекцию и др. Ведущей причиной неспецифических лимфаденитов являются фодонтогенные воспалительные процессы (47%), чаще периодонтиты временных моляров. В 51,5% наблюдений лимфадениты возникали у детей на фоне или после перенесенной ОРВИ.

По клиническому течению лимфадениты подразделяются на острые и хронические. На основании патогистологической характеристики в острых процессах различают серозную и гнойную стадии, а в хронических – гиперпластическую и гнойную (абсцедирующую).

При о с т р о м с е р о з н о м лимфадените начальная стадия заболевания характеризуется увеличением лимфатического узла или группы узлов, иногда дети жалуются на боль. Лимфатические узлы подвижны, округлой или овальной формы с четкими и ровными контурами, мягкоэластичной консистенции, при пальпации слегка болезненны и не спаяны с окружающими тканями. Окружающие мягкие ткани и кожные покровы в процесс вовлекаются не сразу. Общая реакция организма ребенка проявляется в недомогании, ухудшении сна, незначительном повышении температуры тела и часто зависит от основного (причинного) заболевания. С развитием болезни температура тела может повышаться до 380С и выше, на фоне ухудшения общего состояния ребенка лимфатический узел увеличивается в размерах и становится резко болезненным. Увеличение лимфатических узлов сопровождается отеком мягких тканей. Острый серозный лимфаденит может перейти в острый гнойный с расплавлением лимфатического узла или группы узлов.

При г н о й н о м поражении, помимо расплавления ткани узла, в процесс вовлекаются капсула и окружающие мягкие ткани. Кожные покровы напряжены, резко гиперемированы, в складку не собираются. Размягчение и скопление гноя определяется пальпаторно в виде флюктуации. Воспалительный процесс в лимфатических узлах может сопровождаться общей интоксикацией организма, выражающейся в повышении температуры тела, вялости, сухости слизистых оболочек и кожи, бледности кожных покровов, адинамии, нарушении сна и аппетита. Эти симптомы наблюдаются чаще у пациентов первых двух лет и детей 4-5 лет. В крови количество лейкоцитов увеличивается до 13х109 /л, СОЭ увеличивается до 30-50 мм в час.

четкости, присущей острому процессу. Общее состояние больных в большинстве случаев удовлетворительное, температура тела нормальная или субфебрильная.

Хронический лимфаденит у детей отмечается при затихании острого процесса или при многократном инфицировании слабовирулентными микроорганизмами.

общее состояние у детей удовлетворительное, температура тела нормальная.

Клиническая картина характеризуется увеличением лимфатического узла иногда до 3-4 см в диаметре. Подвижность узлов сохраняется, форма их округлая или овальная, с четкими контурами, консистенция плотноэластичная, пальпация безболезненная. Кожа над увеличенным узлом обычной окраски, в складку собирается свободно. Окружающие мягкие ткани в процесс не вовлекаются. Со стороны крови может наблюдаться незначительный лейкоцитоз.

лимфаденита характеризуется более резко выраженными явлениями.

Нередко отмечается периаденит, когда инфильтрат с лимфатическим узлом в центре теряет четкие контуры, кожа над ним становится гиперемированной, в складку не собирается или собирается с трудом. В центре инфильтрата отмечается очаг размягчения различных размеров. В других случаях воспалительные явления бывают менее выражены. Определяется одиночный расплавленный лимфатический узел без явлений периаденита, кожа над ним резко истончена с красноватосинюшным оттенком, пальпация слабо болезненна или безболезненна. Четко определяются симптомы флюктуации. Длительно существующие абсцессы могут самопроизвольно вскрыться, и следствием этого бывают свищи с гнойным отделяемым на фоне синюшной кожи в этом участке.

Общее состояние ребенка при хроническом гнойном лимфадените обычно удовлетворительное. Температура тела колеблется от 37 до 380С. Отмечаются лейкоцитоз и увеличенная СОЭ. В анализах мочи изменений нет. Преобладающая микрофлора пораженных лимфатических узлов – стафилококки, на втором месте стоят стрептококки.

вследствие туберкулезного поражения, заражения сифилисом, в результате развития актиномикоза или ВИЧ-инфекции.

Туберкулезные поражения слизистой оболочки и лимфоузлов представляют собой проявления общего туберкулезного процесса. Входными воротами туберкулезной инфекции помимо дыхательных путей в отдельных случаях могут быть зубы с осложненным кариесом. Поражаются поднижнечелюстные, околоушные, щечные лимфаузлы. Они увеличены, уплотнены, слабо болезненны или безболезненны при пальпации, при развитии болезни расплавляются, образуя «холодный» абсцесс. Диагноз ставится на основании комплекса анамнестических, клинических, лабораторных данных.

Сифилитический лимфаденит характеризуется плотноэластичной консистенцией лимфаузлов, их безболезненностью при пальпации и отсутствием спаянности с окружающими тканями. Диагностика процесса основывается на оценке комплекса клинических симптомов и данных серологической реакции.

Лечение этих форм лимфаденита проводится по специальным утвержденным схемам в специализированных лечебных учреждениях.

гиперпластического и абсцедирующего лимфаденитов (см. ниже).

Дифференциальный диагноз лимфаденита сложен, так как при многих патологических процессах в челюстно-лицевой и шейной областях, а также при системных поражениях организма, наблюдается реакция со стороны лимфатических узлов. Многообразие этиологических и клинических форм заболевания также вносит значительные трудности в диагностику.

Дифференцировать лимфадениты необходимо в первую очередь от опухолей и заболеваний крови, специфических и неспецифических поражений слюнных желез, врожденных заболеваний шеи и т.д. Большое значение в неясных случаях имеют методы цитологического исследования и микроскопия биопсированного материала. Необходимо также дифференцировать острый серозный лимфаденит от острого гнойного и хронического гиперпластического лимфаденита. От острого гнойного лимфаденита лимфаденит в серозной стадии воспаления отличается по следующим признакам: отсутствие воспалительного инфильтрата, гиперемии кожи в пораженной области, наличие подвижных, слабо болезненных, увеличенных лимфатических узлов.

авность заболевания более 3-4 недель, увеличение лимфатических узлов, а также наличие первичного хронического очага инфекции свидетельствует в пользу хронического гиперпластического лимфаденита. Наличие свищевого хода с гнойным отделяемым на фоне синюшной, истонченной кожи, либо выбухание мягких тканей над окружающими тканями, где под истонченной, синюшной кожей имеется скопление гноя, давность заболевания и др. являются признаками хронического а б с ц е д и р у ю щ е г о лимфаденита, который отличается от острого гнойного лимфаденита также отсутствием общей реакции организма, нормальной температурой тела.

Основными моментами для установления диагноза лимфаденита (а также проведение дифференциальной диагностики) являются тщательно собранный анамнез и клиническое обследование, диагностическая пункция лимфоузла и др.

Лечение острого серозного лимфаденита заключается в выявлении и устранении основной причины заболевания и комплексного лечения у педиатра, ЛОР-врача, стоматолога. Дополнительно назначают общеукрепляющую терапию, физиотерапевтические процедуры. Антибактериальную терапию назначают строго по показаниям (чаще для лечения «основного» заболевания).

При гнойном лимфадените показана срочная госпитализация ребенка в стоматологический стационар для оказания хирургической помощи (первичной хирургической обработки гнойного очага, обеспечения оттока гнойного экссудата и дренирования раны) и проведения комплексного медикаментозного лечения (противовоспалительного, антибактериального, десенсибилизирующего, общеукрепляющего и физиотерапевтического).

Дата добавления: 2019-02-12 ; просмотров: 83 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

источник

Диагностика лимфаденитов в ряде случаев затруднительна. Особенно это касается хронических лимфаденитов. Одонтогенный лимфаденит нередко имеет сходство с системным поражением лимфатических узлов, а также доброкачественными опухолями и метастазами злокачественных новообразований в лимфатические узлы.

Так как клиническое определение характера поражения лимфатических узлов недостаточно точно, то следует проводить морфологическое исследование, особенно при опухолевом процессе. Это может быть осуществлено с помощью диагностической пункции, впервые введенной в клиническую практику М. И. Аринкиным (1927), аспирационной или эксцизионной биопсией. В настоящее время метод диагностической пункции лимфатического узла и цитологическое исследование пунктата почти полностью вытеснили биопсию, которая имеет ряд недостатков; к биопсии прибегают лишь в тех случаях, когда данные, полученные пункцией, не позволяют установить диагноз (Дульцин М. С., 1965).

Если имеется поражение одиночного узла, то его можно удалить и подвергнуть гистологическому исследованию. Эта операция превращается не только в диагностическую, но и в лечебную процедуру.

При вскрытии воспалительного очага для подтверждения и уточнения диагноза во всех случаях следует взять кусочек стенки узла для гистологического исследования.

В последние годы достигнут прогресс в диагностике поражений лимфатической системы методом рентгеноконтрастной лимфографии, сканирования, прямой и непрямой лимфографии и др.

Острый гнойный лимфаденит с явлениями периаденита следует отличать от нагноившейся срединной или бранхиогенной и дермоидной кист шеи, которые имеют много общих черт. В ряде случаев решающими являются данные диагностической пункции: цитологическим исследованием пунктата лимфатического узла обнаруживают лимфоидные и ретикулярные элементы, а в пунктате кист — среди гнойных масс клетки слущивающегося многослойного плоского эпителия и сальные массы.

Нагноившаяся атерома лица отличается от острого лимфаденита тем, что она уже в начальный период своего появления тесно связана с поверхностным покровом кожи.

Одонтогенный лимфаденит следует дифференцировать с неодонтогенным лимфаденитом, а также с одонтогенной подкожной гранулемой лица. Некоторые авторы (Гутнер Я. И., Шефтель С. И., 1942; Бардышева С. П., 1965; Вернадский Ю. И., 1970; и др.) не делают различий между подкожной гранулемой и лимфаденитом. Между тем подкожная гранулема, или как ее еще называют «мигрирующая гранулема лица», является составной частью хронического гранулирующего периодонтита, отличается от лимфаденита тем, что имеет генетическую связь с пораженным зубом: при пальпации преддверия полости рта легко определяется плотный тяж грануляционной ткани, разрастающейся из периапикального очага в мягкие ткани лица, чего не наблюдается при лимфадените (Асиятилов А. X., 1969).

В отличие от хронического неспецифического лимфаденита при туберкулезном воспалении единичные лимфатические узлы поражаются редко, чаще вовлекается одновременно несколько узлов или целые пакеты их. Лимфатические узлы бывают плотные на ощупь, в них иногда развиваются петрификаты.

Для дифференциальной диагностики туберкулезного и неспецифического лимфаденита большое значение имеют и общие симптомы — характерная для туберкулеза интоксикация и реакция на туберкулин — пробы Пирке и Манту и др. Микроскопические исследования пунктата или выделений из свища позволяют обнаружить специфические для туберкулезной гранулемы клетки — гигантские клетки Пирогова—Лангганса, что является достоверным признаком туберкулезного поражения.

Сифилитический лимфаденит (склераденит) и первичная сифилома (ulcus durum) являются единственными клиническими симптомами первичного сифилиса. При этом обнаруживаются, чаще с одной стороны, умеренно увеличенные регионарные лимфатические узлы.

Они не спаяны между собой и окружающими тканями, при пальпации плотные и безболезненные, нередко располагаются в виде цепочки. Причем узел, ближайший к первичной сифиломе, несколько большей величины, чем другие. В пунктате из них постоянно обнаруживаются бледные спирохеты. В отличие от одонтогенного лимфаденита при сифилисе никогда не бывает нагноения лимфатических узлов.

«Заболевания, повреждения и опухоли челюстно-лицевой области»
под ред. А.К. Иорданишвили

источник

Хронический неспецифический лимфаденит необходимо дифференцировать от специфического поражения лимфатических узлов, дермоидных и бранхиогенных кист, жоброкачественных опухолей и опухолеподобных образований, метастазов злокачественных опухолей, лимфагранулематоза и лимфолейкоза. Специфические поражения лимфатических узлов имеют осо­бенности клинической картины. Окончательный диагноз может быть установлен с помощью лабораторных специфических реак­ций и гистологического исследования.

Врожденные кисты лица и шеи локализуются соответственно первой и второй жаберным щелям и дугам. Они увеличиваются медленно в течение нескольких лет, что не характерно для хро­нического лимфаденита.

Доброкачественные опухоли слюнных желез характеризуются длительным периодом роста, имеют определенную локализацию. Для них, также как и для других доброкачественных опухолей (фибромы, невриномы) характерно постоянное увеличение мас­сы опухоли.

Для первичных злокачественных опухолей лимфатических уз­лов, а также метастазов характерен прогрессирующий рост. Для окончательного установления диагноза производят цитологичес­кое и гистологическое исследования.

Лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина) характери­зуется значительным полиморфизмом клинических и морфоло­гических признаков. Большое сходство с неспецифическим лимфаденитом, особенно на ранних стадиях заболевания, за­трудняет диагностику заболевания.

Лимфатические узлы при лимфогранулематозе, осо­бенно в начальном периоде заболевания, могут быть различной величины и плотности, безболезненные. Они располагаются в виде одиночных узлов и группами. В более позднем периоде раз­вития заболевания лимфатические узлы спаиваются с соседни­ми тканями, становятся малоподвижными, иногда болезненными. Лимфатические узлы пальпируются в различных областях тела больного. На гемограмме определяется нейтрофильный лейкоци­тоз или лейкопения с лимфопенией и эозинофилией.

В случаях лимфолейкоза лимфатические узлы увеличи­ваются с двух сторон в виде пакетов, не спаянных друг с другом и подлежащими тканями. Для заболевания характерно значи­тельное увеличенное количества лейкоцитов. Для окончательного установления диагноза лимфогранулема­тоз и лимфолейкоза необходима морфологическая верификация. Лечение. Поскольку развитие хронического лимфаденита лица и шеи чаще всего связано с неустраненными очагами одон­тогенной инфекции или патологическими процессами в ЛОР-ор-ганах, вначале необходимо устранить первичный очаг инфекции. Одновременно следует провести мероприятия, направленные на повышение резистентности организма больного. Местно прово­дят противовоспалительное физическое лечение пораженного лимфатического узла.

Если указанные мероприятия оказываются мало эффектив­ными, производят хирургическое лечение — удаление увеличен­ного лимфатического узла с последующим гистологическим исследованием.

108. Специфические воспалительные заболевания ЧЛО. Актиномикоз. Клиника. Диагностика. Дифдиагностика. Лечение.

Актиномикоз представляет собой хроническое заболева­ние, для которого характерна инфильтрация тканей с последую­щим образованием абсцессов и свищей. Актиномикоз протекает в 4 формах: шейно-лицевой, грудной, брюшно-тазовой и мозго­вой. Преимущественно встречается 1-ая форма. Актиномикоз тканей челюстно-лицевой области и шеи составляет 80—85% об­щего числа пациентов, страдающих этим заболеванием. Различа­ют следующие формы заболевания в области лица и шеи: кож­ную, подкожную, слизистую, одонтогенную актиномикотичес-кую гранулему, подкожно-межмышечную (глубокую), лимфати­ческих узлов, надкостницы челюсти, челюстей, органов полости рта (язык, слюнные железы). В классификации К. И. Бердыгана выделена генерализованная форма актиномикоза. Кожная форма актиномикоза встречается редко. Началь­ные признаки заболевания малозаметны. Температура тела не повышается. Постепенно появляются малоболезненные незначи­тельные уплотнения кожи. Затем возникает воспалительная ин­фильтрация кожи, появляется один или несколько очагов, сопро­вождающихся истончением кожного покрова, изменением цвета кожи от ярко-красного до буро-синего. На коже возникают пу­стулы, заполненные серозной жидкостью, или бугорки. Может быть сочетание пустул и бугорков. Очажки вскрываются, образуются свищи со скудным серозно-гнойным отделяемым и примесью крови. Из свищей появляются желто-бурые грануля­ции студенистого характера. В отделяемом экссудате могут быть серовато-зеленые крупинки — друзы актиномицет, которые лег­че обнаружить при только что вскрытом актиномикотическом очаге. Одонтогенная актиномикотическая грану­лема возникает в периодонте, затем распространяется на другие ткани, поэтому ее локализация может быть в коже, подкожной клетчатке, подслизистой ткани, надкостнице челюсти. Подкожная форма актиномикоза развивается в подкож­но-жировой клетчатке. Нередко ей предшествует одонтогенный абсцесс или флегмона. Чаще подкожная форма актиномикоза локализуется в щечной, поднижнечелюстной, позадичелюстной областях. Вначале возникает инфильтрат, затем в центральной его части происходит размягчение и абсцедирование. Эту форму актиномикоза следует дифференцировать от не­специфических воспалительных процессов — абсцессов и флег­мон, воспалительного инфильтрата. Наиболее часто встречается подкожно-межмышечная (глубокая) форма актиномикоза со вторичным поражением под­лежащей кости. Вначале заболевание протекает вяло, безболезненно, что является одной из причин позднего обращения боль­ных в лечебное учреждение. При подкожно-межмышечной фор­ме актиномикоза довольно часто развивается прогрессирующее сведение челюстей. Наиболее распространенный метод лабораторной диагностики — обнаружение друз Actinomyces israelii в экссудате или гнойном отделяемом из очагов поражения. Если исследова­ние отделяемого в нативном препарате не дает исчерпывающего ответа, следует выделить культуру лучистых грибов путем посева. Для диагностики актиномикоза проводят кожно-аллергичес-кие пробы с актинолизатом.

Читайте также:  Прогнозы при абсцессе почки

Дифференциальный диагноз актиномикоза лица и шеи должен быть проведен со следующими заболеваниями: ост­рыми одонтогенными воспалительными процессами (флегмона, лимфаденит, воспалительный инфильтрат, ретромолярный пери­остит), хроническим остеомиелитом, туберкулезным поражени­ем челюсти и лимфатических узлов, опухолями и опухолеподоб-ными образованиями.

Для абсцессов и особенно флегмон характерно острое нача­ло заболевания, выраженность симптомов гнойно-резорбтивной лихорадки, что не свойственно для актиномикоза.

Особые трудности могут возникнуть при дифференциальной диагностике актиномикоза от воспалительного инфильтрата и не­специфического хронического лимфаденита. Лишь обнаружение друз актиномицетов в нативном препарате может свидетельство­вать об актиномикозе. В то время как их отсутствие, особенно при наличии обильной смешанной микрофлоры, не позволяет от­казаться от диагноза актиномикоза.

Для деструктивной формы хронического остеомиелита харак­терно наличие секвестров, при сборе анамнеза выявляются пред­шествующая острая стадия заболевания, не характерная для начального периода актиномикозар>

Туберкулезные поражения определяются клиническими осо­бенностями, положительными специфическими реакциями. От­личие туберкулезного инфильтрата от актиномикотического со­стоит в том, что края туберкулезного инфильтрата не имеют де­ревянистой плотности, характерной для актиномикоза.

Для доброкачественных опухолей характерно медленное про­должительное течение. Злокачественные опухоли в виде инфиль­трата характеризуются быстрым образованием язвы. При акти­номикозе после размягчения инфильтрата образуются точечные свищи, из которых выделяется небольшое количество гнойного экссудата. Морфологическая структура злокачественных опухо­лей может быть верифицирована с помощью цитологических и гистологических исследований.

Лечение актиномикоза — комплексное. В период обостре­ния вскрывают образовавшиеся абсцессы, тщательно выскабли­вают грануляции, удаляют секвестры, зубы, явившиеся источни­ком инфицирования. Актиномикотический очаг следует длитель­но дренировать, обрабатывать пораженные ткани 5% настойкой йода, вводить марлевые тампоны, смоченные йодоформной эмульсией. С целью дезинтоксикации внутривенно вводят гемо-дез, реополиглюкин с добавлением витаминов (4—10 вливаний). Важным компонентом терапии является подавление жизнедея­тельности актиномицет и сопутствующей флоры. Иммунотера­пия проводится актинолизатом и актиномицетной поливалентной вакциной (АПВ). Внутримышечно вводят по 3 мл препарата 2 ра­за в неделю в область верхненаружного квадранта ягодицы. Курс лечения включает 20—25 инъекций. Внутрикожная методика иммунотерапии показана больным с резко положительной кожно-аллергической реакцией на введение диагностического актинолизата. Актинолизат вводят туберкулино­вым шприцем в толщу кожи передней области предплечья 2 раза в неделю (всего 25 инъекций) по методу Ленина. При первой инъ­екции впрыскивают 0,5 мл препарата, при второй — 0,7 мл, при третьей — 0,9 мл, при четвертой — 1 мл. Начиная с 5-й инъекции увеличивают каждую последующую дозу на 0,1 мл. После 14-й инъекции количество вводимого актинолизата доводят до 2 мл и оставляют эту дозу до конца курса. Актиномицетную поливалент­ную вакцину также вводят внутрикожно в постепенно повыша­ющихся дозах.

Одновременно назначают антибактериальную терапию с ис­пользованием антибиотиков. Препаратом выбора является бензил-пенициллин в дозе 10—20 млн. ЕД/сут в 4 инъекции в течение 4— 6 недель, при положительной динамике переход на оральный прием феноксиметилпенициллина — 2—4 г/сут в 4 приема или амоксициллина 3—4 г/сут в течение 6—12 месяцев. При аллер­гии на пенициллин применяют другие антибиотики. Хлорамфе-никол внутрь 50—60 мг/кг/день в 4 приема. Для повышения проницаемости соединительно-тканной кап­сулы вокруг инфекционно-воспалительного очага назначают электрофорез или фонофорез лидазы, калия йодида, инфракрас­ный лазер.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

источник

При пальпаторном и визуальном выявлении у больного увеличенного лимфатического узла определяются основные его характеристики: ■ размеры (в метрических единицах); ■ подвижность; ■ консистенция (мягкая, эластичная, плотная, флуктуирующая); ■ реакция на пальпацию (болезненная, безболезненная); ■ наличие/отсутствие сопутствующих изменений кожи и подкожной клетчатки; ■ наличие/отсутствие сопутствующего лимфангоита.
Учёт этих характеристик позволяют детализировать характер поражения, что важно для дифференциальной диагностики лимфаденитов. Для удобства иногда используется анатомическая классификация регионарного лимфаденита: лимфаденит затылочной области головы, шеи, аксиллярной зоны, паховый лимфаденит и пр.
Лимфаденит – часто наблюдаемый синдром при инфекционных болезнях, который может проявиться как регионарным поражением лимфатических узлов (регионарный лимфаденит), так и генерализованным увеличением (и воспалением) 2-х и более групп лимфоузлов (полиаденит, генерализованная лимфаденопатия). Изменения лимфатических узлов имеют большое дифференциально-диагностическое значение.
Вовлечение в инфекционный процесс лимфатических узлов определённой локализации чаще всего является признаком местного внедрения возбудителя (кубитальные, аксиллярные и другие лимфатические узлы). В то же время, при ряде заболеваний поражение одного или группы лимфоузлов свидетельствует о общеинфекционном поражении (например, затылочный лимфаденит при краснухе). Лимфатическая система, в первую очередь, обеспечивает защиту организма от инфекционных агентов. Её вовлечение в инфекционный процесс (практически любой) является типичным компонентом как на регионарном, так и на общем уровне. Причины развития регионарного лимфаденита различны, ими могут быть как инфекционные, так и не инфекционные заболевания. При развитии локальной инфекции наблюдается реакция регионарных лимфатических узлов, при генерализованной инфекции – генерализованная лимфаденопатия.
Лимфаденопатии наблюдаются как при инфекционных, так и при не инфекционных заболеваниях. Как уже сказано, лимфаденопатия бывает регионарной (в том числе с мезаденитом или бубоном) и генерализованной.
Когда увеличение лимфатических узлов сохраняется длительно, процесс может перейти из острого в хронический.
Кроме того, лимфаденопатия может быть специфической и неспецифической. Чаще всего у больных с локальным лимфаденитом отмечаются неспецифические изменения лимфатического узла, имеющие свой характер воспалительного процесса. Однако такие инфекции, как туберкулёз, а также ряд не инфекционных заболеваний с вовлечением в процесс лимфоидной ткани приводят к выраженным специфическим нарушениям гистологического строения лимфатических узлов, выявляемым при исследовании их пункционных биоптатов.
РЕГИОНАРНЫЙ ЛИМФАДЕНИТ. При выявлении у больного увеличенного лимфатического узла следует знать, что причины лимфаденита могут быть как инфекционные, так и не инфекционные (преимущественно злокачественные новообразования). Опорные диагностические признаки не инфекционного лимфаденита: ■ наличие гнойно-воспалительных входных ворот в виде фурункула, карбункула и др.; ■ нерезко выраженная интоксикация; ■ наличие лимфаденита; ■ лимфоузлы не спаяны, кожа над ними чаще гиперемирована; ■ отсутствует эпиданамнез; ■ в крови умеренный лейкоцитоз.
1. Затылочный лимфаденит. Появление затылочного лимфаденита может быть следствием большого количества разнообразных причин. В частности, к ним относятся инфекции волосистой части головы, нередко сопровождающие такие заболевания, как педикулёз или дерматофития. Генерализованная вирусная инфекция, протекающая на фоне выраженного затылочного лимфаденита, который является одним из характерных диагностических признаков, известна как «коревая краснуха». Помимо затылочных, в процесс могут вовлекаться и заднешейные лимфоузлы, в редких случаях может развиваться генерализованная лимфаденопатия. Это достаточно ранний симптом, который обычно предшествует высыпаниям на коже. Экзантема при краснухе сходна с таковой при кори, однако отсутствует этапность высыпаний, элементы сыпи не склонны к слиянию, более бледные, исчезают через 2–3 дня, без остаточной пигментации и последующего шелушения. Наличие затылочной лимфаденопатии позволяет без затруднений дифференцировать 2 этих заболевания между собой. Затылочные и заднешейные лимфатические узлы при краснухе увеличены незначительно, как правило они мягко-эластичной консистенции, безболезненные, подвижные при пальпации. Среди прочих системных инфекций подобный тип затылочной лимфаденопатии иногда отмечается при ветряной оспе, ещё он сопровождается умеренной лихорадкой, катаральными симптомами со стороны верхних дыхательных путей и соответствующей экзантемой. Кроме того, следует отметить сифилис и туберкулёз — инфекции специфической этиологии, при которых также может отмечаться лимфаденит затылочной и шейной областей, однако, помимо этого, всегда (и более часто) имеется поражение лимфатических узлов других групп.
2. Шейный лимфаденит. К лимфоаденитам этой локализации относится поражение подчелюстных и переднешейных групп лимфоузлов. Чаще всего они сопровождают инфекционные поражения полости рта, окологлоточного лимфатического кольца и самой глотки. Ангины стрептококковой и стафилококковой этиологии следует отметить в первую очередь. При стрептококковой ангине реакция подчелюстных лимфоузлов выражена существенно, они заметно увеличены, плотные, болезненные при пальпации. При стафилококковой ангине подчелюстные лимфоузлы увеличены меньше, практически безболезненные, плотно эластической консистенции. Ангина Симановского сопровождается умеренным увеличением подчелюстных лимфатических узлов на стороне поражения (как правило, ангина Симановского имеет одностороннюю локализацию). Из язвенного дефекта выделяется фузоспириллёзная флора. При дифтерии реакция подчелюстных лимфоузлов имеет двусторонний характер. Лимфоузлы при ней увеличены мало, плотной консистенции, слабо болезненные. При субтоксической и токсической формах выявляется отёк подкожной клетчатки, затрудняющий пальпацию лимфоузлов и изменяющий конфигурацию шеи.
Инфекционный мононуклеоз протекает с вовлечением в процесс не только шейных лимфатических узлов. Поскольку имеет место поражение миндалин, подчелюстной и переднешейный лимфаденит бывает более выражен. Лимфоузлы увеличены умеренно, плотно-эластичной консистенции, подвижны при пальпации, умеренно болезненны. Лимфоузлы других групп реагируют меньше. Помимо тонзиллита и лимфаденита, при инфекционном мононуклеозе с 3–4-го дня заболевания отмечается гепатолиенальный синдром; в ряде случаев появляются пятнисто-папулёзная сыпь и волнообразная лихорадка. При затяжном течении лихорадка длится 3–4 недели. Цитомегаловирус или токсоплазма у ослабленных больных и лиц с нарушенной иммунной защитой могут вызывать заболевание, клинически неотличимое от инфекционного мононуклеоза. Различные формы аденовирусной инфекции, а также поражение носоглотки вирусом простого герпеса также могут приводить к развитию шейного лимфаденита. Практически любой возбудитель катарального поражения верхних дыхательных путей как вирусной, так и бактериальной природы может способствовать развитию регионарного лимфаденита такой области.
Шейный лимфаденит туберкулёзной этиологии отличается рядом характерных признаков, свидетельствующих о его специфическом характере. Прежде всего, следует отметить «спаянность» всей группы лимфоузлов между собой, но не с подлежащими и окружающими тканями. Образовавшийся «пакет лимфоузлов» может быть различного размера; поражение чаще всего является несимметричным, пальпация обычно безболезненна. Как правило, туберкулёзное поражение шейных лимфоузлов протекает хронически. Этот процесс является вторичным, а первичный очаг локализован в другом месте, причём только у 50% больных удаётся выявить его в лёгких. Исследование биоптатов выявляет специфическую гранулёму с казеозным некрозом, туберкулиновый тест обычно резко положительный (кроме ослабленных больных). У ряда лиц возможно заражение атипичными формами микобактерий, которые не поддаются обычной терапии (в таких случаях показано иссечение поражённой группы лимфоузлов). Специфическая природа шейного лимфаденита характерна и для экстрагенитальной локализации первичной сифиломы в области головы (чаще это губы, язык). Выраженный регионарный лимфаденит развивается спустя 5–8 дней после появления твёрдого шанкра и сохраняется значительно дольше последнего как при соответствующем лечении, так и без него. Пальпаторно лимфоузлы имеют плотно-эластическую консистенцию, подвижны, не спаяны между собой и окружающими тканями, изменения на коже отсутствуют, размеры значительно варьируют. При этом пальпация полностью безболезненна.
В плане дифференциальной диагностики следует иметь в виду и болезнь Кавасаки, которая преимущественно поражает детей до 5 лет. Этот системный васкулит характеризуется поражением шейных лимфатических узлов, лихорадкой свыше 5 дней, плотной эритемой ладоней и подошв, скарлатиноподобной сыпью. Данная болезнь не поддаётся лечению антибиотиками. Этиология заболевания неизвестна.
3. Регионарный лимфаденит прочей локализации. Помимо указанных лимфаденопатий, наиболее частой локализацией лимфаденита являются подмышечные и паховые области. При этом место первичного внедрения инфекционного агента может быть расположено на всей поверхности кожи верхних и нижних конечностей. При дифференциальной диагностике проще всего исключить поражение гноеродной флорой, т. к. первичный очаг бывает хорошо заметен (фурункул, панариций, абсцесс, глубокая пиодермия и др.). В то же время, при вялотекущих формах требуется детальный сбор анамнеза с выяснением всех возможных травм (даже незначительных), укусов насекомых и т. п., так как иногда таких малозаметных повреждений бывает достаточно для вовлечения в процесс, например, паховых лимфатических узлов.
Бубонную форму чумы в первую очередь следует исключить среди собственно инфекционной патологии, которая может развиться в эндемичных районах у лиц, контактировавших с заражёнными животными (охотники), или при укусе блох. Бубонная форма начинается с появления резко болезненных конгломератов лимфатических узлов, чаще паховых, и с одной стороны. Их размер в течение нескольких дней нарастает, покрывающая их кожа гиперемирована. В последующем могут возникать и вторичные бубоны в других областях. Конгломерат лимфатических узлов в первичном очаге подвергается размягчению, при пальпации его отмечается флюктуация, а при пункции содержимое может иметь гнойный или геморрагический характер. При отсутствии антибактериальной терапии отмечается самопроизвольное вскрытие бубонов с образованием свищей и излитием гнойного отделяемого наружу. Состояние больных в первое время может быть удовлетворительным или сопровождается субфебрилитетом, в связи с этим следует с осторожностью относиться к лицам из природных эндемических очагов чумы. Они могут перемещаться из одной страны в другую, считая себя полностью здоровыми. Состояние ухудшается только к 4–5-му дню заболевания, при этом возможна и генерализация инфекции, хотя в условиях широкого применения антибиотикотерапии её развитие не является обязательным. В диагностике, помимо эпидемиологических и клинических данных, необходимо использовать микроскопию пунктата поражённого лимфоузла, при которой выявляется большое количество Грам- биполярно окрашенных палочек. Точный диагноз устанавливается после бактериологического исследования посевов отделяемого бубона.
Туляремия в России является более распространённой причиной поражения лимфатических узлов с образованием бубонов, природные очаги туляремии обнаруживаются во многих регионах. При этом, несмотря на многообразие входных ворот инфекции, бубонная и кожно-бубонная формы болезни развиваются при контактах с инфицированными грызунами или укусах кровососущих насекомых. В настоящее время чаще всего первичный аффект, на месте которого развивается язва, локализован на руках, но возможно и иное место расположения. Соответственно первичному аффекту развивается и региональное поражение лимфатических узлов (чаще кубитальных или аксиллярных). Регионарный лимфаденит характеризуется более поздним развитием, чем при чуме (на 3 – 5-й день болезни), тогда как симптомы интоксикации выражены сразу же, отмечаются гипертермия, головная и мышечные боли, бессонница, возможна рвота. Увеличение лимфоузлов при туляремии значительное, выражена болезненность при пальпации, однако они подвижны и нет периаденита. Нагноение бубонов с образованием свища встречается редко, а если оно происходит, то в более поздние сроки, чем при чуме (чаще в конце третьей недели заболевания). Если внедрение возбудителя располагается в полости рта или миндалинах, в процесс будут вовлечены подчелюстные и шейные лимфоузлы, при крайне редкой глазобубонной форме первичный аффект локализован на конъюнктиве. Диагностика туляремии проводится с учётом клинических данных и лабораторных исследований, среди которых применяют серологические реакции РА и РНГА, а также кожные пробы с тулярином.
При кожной форме сибирской язвы, типичные проявления которой возникают в месте входных ворот инфекции, также развивается регионарный лимфаденит. Вначале на коже появляется красное зудящее пятнышко, которое переходит в папулу, а затем в везикулу с прозрачным или геморрагическим содержимым. Зуд не стихает и дальнейшее расчёсывание приводит к возникновению язвы с тёмным дном и обилием серозного экссудата. В этот период и возникают явления регионарного лимфаденита, они сопровождаются формированием воспалительного валика вокруг язвы и образованием «дочерних» везикул, а также обширным отёком всей поражённой зоны. Характерно отсутствие чувствительности в месте локализации язвенного дефекта, а также полное отсутствие болезненности при пальпации поражённых лимфоузлов.
Болезнь «кошачьей царапины» также проявляется локальным увеличением регионарных лимфатических узлов, чаще кубитальных и аксиллярных, но и в этом случае отмечается связь с местом расположения первичного аффекта. Причина этой инфекции – контакт с инфицированными кошками (которые сами остаются здоровыми). Возбудитель заболевания – Bartonella henselae – проникает в организм при укусах, ослюнении, царапинах от заражённого животного. Инкубационный период обычно не превышает 2 – 3 недели, но может продолжаться и до 1 – 2 месяцев. Чаще первичный аффект, имеющий вид язвочки или болезненной папулы (пустулы), выявляется без затруднений; самочувствие больных при этом не страдает. Регионарный лимфаденит – наиболее характерный признак заболевания – возникает через 2 – 4 недели после инфицирования. Если первичный аффект располагается в области лица или шеи, поражаются околоушные, подчелюстные или переднешейные лимфоузлы. Регионарные лимфоузлы достигают значительных размеров (до 3 – 5 см в диаметре), болезненны при пальпации, не спаяны с окружающими тканями, кожа над ними может быть гиперемирована. Через некоторое время у ½ больных развиваются явления флюктуации (лимфоузлы нагнаиваются), при биопсии получают густое гнойное отделяемое жёлто-зелёного цвета. При этом развиваются симптомы общей интоксикации, гипертермия, гепато- и спленомегалия. Лимфаденопатия может сохраняться несколько месяцев. В диагностике болезни «кошачьей царапины» после доказательства её бактериальной природы наибольшее распространение получил метод окрашивания мазков из биоптата лимфоузла солями серебра, при котором визуализируются типичные микроорганизмы. (В спец. лабораториях применяется бактериологический метод).
Болезнь укуса крысы (содоку) встречается значительно реже. Она характеризуется повреждением в месте укуса (обычно на нижних конечностях), развитием регионарного лимфаденита и гиперемии. Обычно страдают дети, возбудитель – S. minus. Инкубационный период продолжается 1–4 недели. Затем на месте первичного аффекта развивается повторная гиперемия, она свидетельствует о начале системного поражения (лихорадка, регионарный лимфаденит, артрит, полиморфная экзантема). Поражённые лимфатические узлы болезненные при пальпации, плотные, не спаяны с окружающими тканями, кожа над ними не изменена. Если возбудителем болезни является S. moniliformis, регионарный лимфаденит не выражен. При споротрихозе может развиться лимфаденит кубитальных и аксиллярных лимфоузлов. Его возбудитель (Sporotrichum schencii) проникает в организм через кожные дефекты в области кистей и предплечий у людей, работающих в области растениеводства, цветоводства или у лиц просто связанных с растениями. Ранний специфический симптом болезни – лимфангит с возникновением безболезненных подкожных уплотнений по ходу лимфатических сосудов, покрытых гиперемированной кожей. С присоединением регионарного лимфаденита подкожные узелки могут изъязвляться. Основные симптомы, свойственные бактериальным лимфангитам (боли, лихорадка, уплотнение и гиперемия в области лимфатического сосуда), определяются редко. В дифференциальной диагностике ведущая роль принадлежит посевам материала, полученного при пункционной биопсии поражённого лимфатического узла, т. к. споротрихоз может имитировать течение первичных кожных бластомикозов или кокцидиомикозов.
Опоясывающий лишай может быть причиной аксиллярного лимфаденита. Он характеризуется везикулярными высыпаниями (чаще по ходу межрёберного нерва с одной стороны), которые сопровождаются выраженной болезненностью, симптомами общей интоксикации и умеренной гиперемией. Регионарный лимфаденит соответствующей стороны характеризуется небольшими размерами, подвижностью и безболезненностью лимфоузла при пальпации.
Паховый лимфаденит при заболеваниях с половым путём передачи.
Для раннего выявления и профилактики распространения заболеваний, передаваемых половым путём (ЗППП), врачу необходимо знать основные отличия лимфаденитов при ЗППП от таковых при инфекционной патологии. В связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой по сифилису, при подозрении на него в первую очередь следует рассмотреть паховый лимфаденит. Два из трёх компонентов клинической картины при первичном сифилисе относятся к регионарным компонентам: это лимфаденит и лимфангоит, связывающие первичную сифилому и регионарный лимфоузел. Выраженный регионарный лимфаденит развивается спустя 5 – 8 дней после появления твёрдого шанкра и сохраняется значительно дольше него как при соответствующем лечении, так и без него. Паховые лимфоузлы реагируют при аногенитальной локализации первичной сифиломы, при этом в процесс вовлекаются несколько лимфоузлов с обеих сторон (один узел обычно увеличен больше остальных). Лимфоузлы имеют плотно эластическую консистенцию, подвижны, не спаяны между собой и окружающими тканями, изменения на коже отсутствуют, размеры могут достигать значительной величины; при этом пальпация оказывается полностью безболезненной. В настоящее время специфический лимфангит встречается только у 7 – 8% больных, поэтому его отсутствие не должно вызывать затруднений в диагностике.
Мягкий шанкр, или шанкроид (третья венерическая болезнь), характеризуется первичным аффектом в виде язвы на половых органах и регионарным паховым лимфаденитом. В отличие от сифилиса, и язва, и лимфоузлы характеризуются чёткой болезненностью. При отсутствии адекватной антибиотикотерапии лимфоузлы могут нагнаиваться и при спонтанном прорыве образовывают язвенную поверхность. Помимо типичной клинической картины, в диагностике следует использовать аспирацию поражённых лимфоузлов с последующим бактериологическим исследованием материала или бактериоскопию язвенного отделяемого (проводят также пункционную биопсию лимфоузла).
Венерический лимфогранулематоз в России встречается крайне редко, как правило, у лиц, находившихся в тропических и субтропических странах. При этой болезни паховый лимфаденит достигает значительных размеров. Поражённые лимфоузлы плотные при пальпации, спаяны между собой и внешне имеют вид объёмистой бугристой опухоли. Постепенно в процесс вовлекаются подлежащие и окружающие ткани с развитием периаденита, кожа над ним становится гиперемированной. Первоначально пакеты лимфоузлов болезненны, затем становятся чувствительными только при надавливании. Иногда отмечается так называемый симптом «борозды», паховая складка разделяет спаянный пакет лимфоузлов на верхнюю и нижнюю части.В дальнейшем заболевание протекает хронически, в различных местах развивается нагноение – вплоть до полифокального поражения всей группы. При пальпации в одном из участков пакета отмечаются явления флюктуации, кожа над ним постепенно истончается и затем прорывается наружу свищевым ходом без тенденции к заживлению. Периодически из него выделяется сливкообразный гной. Затем процесс захватывает следующий участок конгломерата лимфоузлов, последовательно в него вовлекаются и другие группы с формированием многокамерных, сообщающихся между собой абсцессов. Обратное развитие протекает крайне медленно, в течение месяцев и даже лет, и только при рано начатом лечении, а также у женщин (которым свойственно абортивное течение болезни) свищевые ходы могут не образовываться. Зажившие свищи оставляют после себя характерные мелкие рубчики. Иногда в процесс вовлекаются лимфатические сосуды с образованием по их ходу очаговых размягчений. При отсутствии лечения хроническое воспаление паховых и тазовых лимфоузлов приводит к развитию лимфостаза, слоновости и варикоза наружных половых органов.
Донованоз (паховая гранулёма, пятая венерическая болезнь) в нашей стране встречается редко. Эта хроническая инфекция с преимущественным половым путём передачи распространена в тропических и субтропических странах. На месте внедрения возбудителя в области половых органов (иногда лица) развивается макула или папула (реже подкожный узел), которые затем подвергаются изъязвлению. Для язв характерен периферический рост, который может быть медленным, но затрагивает обширные участки кожной поверхности. Распространение инфекции на паховую область приводит к развитию выраженного отёка и набухания подкожного жирового слоя. Лимфоузлы реагируют незначительно, а иногда вообще не увеличиваются.
Паховый лимфаденит развивается при обострении хронического или возникновении острого генитального герпеса. При этом нарушается общее состояние больного, на наружных половых органах отмечаются множественные эрозии с эритематозным основанием, которые характеризуются выраженной болезненностью. Реакция лимфатических узлов может быть как одно-, так и двусторонней.
Дифференциальная диагностика лимфаденитов.
При установлении диагноза инфекционного заболевания с синдромом лимфаденита, прежде всего, необходимо отличать этот синдром при инфекционной болезни от аналогичного синдрома при не инфекционном заболевании. Используя синдромальный подход к диагностике, можно по клиническим данным поставить диагноз разных инфекционных болезней, протекающих с лимфаденопатией. Правильно и тщательно собранный анамнез, особенности течения начального периода болезни, характер и динамика лимфаденита, сроки появления экзантемы и её локализация, наличие/отсутствие гепатолиенального синдрома и др. – нередко позволяют своевременно определить конкретную нозологическую форму (ангина, дифтерия, простой герпес, корь, краснуха, ветряная оспа, опоясывающий лишай, инфекционный мононуклеоз, брюшной тиф, листериоз, туберкулёз, токсоплазмоз, ЦМВ инфекция, СПИД ).
Необходимо помнить, что не дифференцированный лимфаденит – это синдромальный диагноз, это временный диагноз. В каждом конкретном случае следует, по возможности, установить этиологию заболевания, что чрезвычайно важно для терапии, адекватной противоэпидемической тактики и профилактики неблагоприятных его исходов. Эпидемиологические, вирусологические, серологические, инструментальные и лабораторные исследования не всегда достаточно рано могут дать ответ о конкретной нозологической форме (иногда через 2–3 нед от начала заболевания и даже в более поздние сроки). В этом плане целесообразно обнаружение специфических антигенов в подозрительном материале в первые дни болезни, используя методы экспресс диагностики (иммунофлуоресцентный метод и т. п.). Даже при полном обследования, с учётом всех известных возбудителей, у части больных расшифровать этиологию лимфаденита не удаётся.
ГЕНЕРАЛИЗОВАННАЯ ЛИМФАДЕНОПАТИЯ ПРИ ИНФЕКЦИОННОЙ ПАТОЛОГИИ.
Полилимфаденит в клинике инфекционных болезней является следствием системного инфекционного процесса, однако при нарушенном иммунном статусе или при недостаточности барьерных механизмов, их прорыв при локальной инфекции приводит к вовлечению в процесс отдалённых лимфоузлов или развитию бактериемии. Иногда при сепсисе генерализованный лимфаденит является вторичным состоянием.
Инфекционный процесс чаще всего приводит к увеличению лимфоузлов вследствие воспалительного отёка и клеточной инфильтрации, болезненность возникает или вследствие периаденита, или в результате растяжения соединительно-тканной капсулы. Хроническое воспаление вызывает полилимфаденит с лимфоцитарной инфильтрацией и сохранением морфоанатомической структуры лимфоузлов. При исследовании биоптатов выявляемые изменения чаще носят неспецифический характер.
В дифференциальной диагностике заболеваний, приводящих к развитию генерализованный лимфаденопатии, следует использовать все возможные методы, в том числе детальный сбор анамнеза, но основная роль принадлежит бактериологическому и иммунологическому методам исследования.
Дифференциальная диагностика полилимфаденопатий.
Тщательный и точный эпидемиологический анамнез играют важную роль в раннем выявлении инфекционной патологии, особенно для врачей первичного звена. Для острых инфекций, приводящих к возникновению генерализованного лимфаденита, характерно сочетание его с лихорадкой и другими симптомами интоксикации.
Среди вирусных заболеваний, при которых возникает генерализованный лимфаденит, первое место по частоте занимают такие инфекции, как инфекционный мононуклеоз и краснуха (подробно они рассмотрены выше). Реже причиной генерализованного лимфаденита являются аденовирусы и цитомегаловирусы. Они могут вызывать заболевание, клинически сходное с инфекционным мононуклеозом. У них на фоне длительной лихорадки развиваются полилимфаденит, увеличение печени и селезёнки, сходная с мононуклеозом картина периферической крови. Правильный диагноз позволяют поставить серологические тесты, а также выделение вируса из крови и мочи.
Развитием генерализованной лимфаденопатии в ряде случаев может сопровождаться первичное инфицирование ВИЧ. При первичном ВИЧ обычно отмечается распространённая экзантема, затрагивающая ладони и подошвы. При дальнейшем развитии болезни полилимфаденопатия возникает вторично. Чаще всего процесс начинается с затылочных, шейных и подмышечных лимфоузлов. Диагностическим критерием считается увеличение не менее 2-х групп лимфоузлов за период не менее 3-х месяцев. С течением времени размеры лимфоузлов могут достигать 5 см в диаметре, при этом отсутствует болезненность при пальпации и выявляется тенденция к их слиянию.
Хронический токсоплазмоз следует подозревать у лиц с длительным немотивированным субфебрилитетом и полилимфаденитом, если в анамнезе имеются указания на тесный контакт с кошками или необычные пищевые пристрастия (употребление в пищу сырого мяса). У большинства инфицированных (99%) токсоплазмоз протекает в первично-хронической или латентной форме. Хроническая форма может длиться многие годы с чередованием периодов обострений и ремиссий. Кроме субфебрилитета и полилимфаденита, симптомами заболевания являются миозит, мезаденит, функциональные изменения со стороны ЦНС; у женщин – привычное не вынашивание беременности, реже отмечаются нарушения органа зрения; может быть увеличение печени и (реже) селезёнки. Лимфатические узлы при токсоплазмозе небольших размеров, плотные, не спаяны между собой и окружающими тканями, подвижны, иногда реагируют на пальпацию.
Врождённые формы токсоплазмоза характеризуются тяжёлым энцефалитом и поражением глаз. Такая форма может развиться только тогда, когда заражение матери произошло во время беременности. Если женщина была инфицирована до беременности, врождённый токсоплазмоз не возникает. Ведущую роль в диагностике токсоплазмоза занимают данные клинического обследования. Исключить или подтвердить инфицирование токсоплазмой позволяет внутрикожная проба с токсоплазмином. Из методов лабораторной диагностики используется РСК. Лабораторные методы мало информативны в связи с широкой инфицированностью населения (20 – 30%).
Микрополиаденит характерен для острой септической формы бруцеллёза. На фоне высокой (до 40°С) лихорадки, при сохранении хорошего самочувствия, у больного отмечается незначительное увеличение всех групп лимфатических узлов. Обычно отмечаются умеренно выраженные симптомы интоксикации и гепатоспленомегалия.
При хроническом бруцеллёзе наблюдается длительный субфебрилитет, микрополиаденит и умеренная гепатоспленомегалия. На этом фоне развиваются разнообразные органные поражения: в процесс вовлекаются мышцы, суставы, периферическая нервная и репродуктивная системы. В диагностике бруцеллёза необходимо учитывать данные анамнеза (контакты с животными, особенно с козами, овцами, коровами и свиньями, у жителей сельской местности и гончими собаками у горожан, употребление сырого молока и молочных продуктов). Из методов лабораторной диагностики применяют реакции Райта и Хеддльсона, внутрикожную аллергическую пробу Бюрне с бруцеллином.
Генерализованная лимфаденопатия – нередкое проявление изменений в организме при глубоких микозах, в том числе и при гистоплазмозе.
Вторичный период сифилиса характеризуется генерализованной лимфаденопатией, которая возникает одновременно с высыпаниями вторичных сифилид. Лимфоузлы безболезненны при пальпации, умеренных размеров. Чаще увеличены затылочные, околоушные, шейные и аксиллярные группы лимфоузлов. Полиаденит без лечения сохраняется значительно дольше высыпаний, иногда несколько месяцев. Во этом периоде сифилиса классическая серологическая реакция практически всегда положительна, что облегчает диагностику.
В дифференциальной диагностике заболеваний с лимфаденитом важно охарактеризовать синдром лимфаденопатии. При этом у больного следует определить наличие, характер и интенсивность его в различных отделах, и преимущественную локализацию патологических изменений.
ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА НЕ ИНФЕКЦИОННЫХ ЛИМФАДЕНОПАТИЙ.
При проведении дифференциальной диагностики всегда следует помнить о ряде не инфекционных заболеваний в клинической картине которых присутствует полиаденопатия. Среди них следует выделить 2 большие группы тяжёлой
системной патологии – опухоли и заболевания соединительной ткани.
К 1-ой группе относится лимфогранулематоз (или болезнь Ходжкина). Обязательной отличительной чертой заболевания является обнаружение в биоптате лимфоузла специфическах клеток Березовского-Штернберга.
Среди других опухолей генерализованная лимфаденопатия является характерным признаком хронического лимфолейкоза. Лимфомы и лимфосаркомы также нередко приводят к полиаденопатиям.
Диффузные болезни соединительной ткани представляют собой 2-ую группу патологических состояний, связанных с возникновением у больного полиаденопатий. Последние нередко присутствуют в клинической картине ревматоидного артрита и системной красной волчанки.
В диагностике следует уделять особое внимание клинической картине и данным анамнеза, т. к. данные лабораторных исследований мало специфичны. Не инфекционные заболевания с лимфаденитами нередко могут имитировать инфекционные болезни. В таких случаях необходимо тщательное изучение анамнеза. Следует выявить перенесенные болезни со сходной симптоматикой, а также сезонность, профессиональные и бытовые факторы; давность, характер и выраженность синдрома лимфаденита. Эта группа болезней характеризуется более длительным течением. Обычно отличить их от инфекций достаточно трудно.
Важная задача дифференциальной диагностики лимфаденопатий – выявить конкретную нозологическую форму. Это определяет необходимость и характер противоэпидемических мероприятий, целесообразность и место изоляции; позволяет предвидеть осложнения и неблагоприятные исходы. Помогает решить вопросы адекватной и всесторонней терапии, а также необходимость и характер специфической и неспецифической профилактики.
Лечение заболеваний с лимфаденитами зависит от конкретной нозологической формы, которая и определяет характер и объём комплексной терапии конкретного больного.
+ + +

Читайте также:  Антибиотик крысе при абсцессе

источник