Меню Рубрики

Абсцесс передней брюшной стенки у новорожденного

Причины, приводящие к перитониту у новорожденных, представлены в классификации.

А. Перфоративный перитонит

1. Некротический энтероколит:

  • а) постгипоксический,
  • б) септический.

2. Пороки развития желудочно-кишечного тракта:

  • а) сегментарные пороки стенки полого органа (дефект мышечного слоя, гемлимфангиоматоз),
  • б) пороки развития, вызывающие механическую непроходимость желудочно-кишечного тракта (атрезия кишечника, мекониевый илеус, болезнь Гиршпрунга, заворот кишки и т. д.).

4. Ятрогенные перфорации желудочно-кишечного тракта.

Б. Неперфоративный перитонит

1.Гематогенное, лимфогенное инфицирование брюшины.

2.Контактное инфицирование брюшины.

Основной причиной перфоративного перитонита новорожденных (60% случаев всех перфораций) является некротический энтероколит. В этиологии этого заболевания лежат перинатальная гипоксия (внутриутробная гипоксия плода при токсикозах беременности, анемии, пороках сердца, резусной и групповой несовместимости крови, асфиксии в родах, дыхательной недостаточности новорожденного вследствие пневмопатии, пневмонии, при декомпенсированном» врожденном пороке сердца, шоке, гиповолемии и т. д.), а также сепсис внутриутробный или постнатальный с развитием тяжелого дисбактериоза. Но чаще имеет место сочетание нескольких факторов.

В патогенезе некротического энтероколита лежат тяжелые нарушения кровообращения и микроциркуляции в стенке желудочно-кишечного тракта в ответ на гипоксию и бактериальную интоксикацию. Отмечается спазм артериол и капилляров в стенке кишки, сменяющийся тяжелым парезом с полнокровием, кровостазами, микротромбами, кровоизлияниями. Развивается геморрагический или септический инфаркт кишечника. Патологический процесс имеет определенную стадийность течения, что позволяет выделить клинические стадии заболевания.

I стадия — продромы — характеризуется симптомами дыхательной, сердечно-сосудистой недостаточности, неврологическими расстройствами у детей, перенесших перинатальную гипоксию, асфиксию в родах, реанимацию, и требует интенсивной посиндромной терапии и наблюдения.

II стадия — клинических проявлений некротического энтероколита — характеризуется выраженными явлениями дистонии и дискинезии желудочно-кишечного тракта. Со 2—6-х суток жизни новорожденные вяло сосут, срыгивают, периодически с примесью желчи, быстро теряют в весе. Развивается вздутие живота, появляются болезненность, отечность передней брюшной стенки. Стул либо со склонностью к задержке, малыми порциями, либо частый, со слизью. При рентгенологическом исследовании на обзорных рентгенограммах, выполненных в вертикальном положении, отмечается выраженная неравномерность газонаполнения различных отделов желудочно-кишечного тракта, тени кишечных стенок утолщены за счет отека и воспаления, кишечные петли раздвинуты межпетлевым выпотом. В зоне максимального поражения выявляется кистозный пневматоз кишечной стенки (пузырьки газа в подслизистом слое).

III стадия — предперфорации — характеризует период заболевания от момента появления первых симптомов серозного перитонита до развития перфорации полого органа. Как правило, не превышает 12—24 ч. Характеризуется нарастанием явлений токсикоза и эксикоза, развитием тяжелого пареза желудочно-кишечного тракта. Отмечается постоянная рвота кишечным содержимым и желчью. Живот значительно вздут, напряжен, передняя брюшная стенка отечна, перистальтика кишечника вялая. Пальпация живота болезненна. Анус спастически сомкнут, стул не отходит. Присоединяется геморрагический кишечный синдром (выделение алой крови из прямой кишки). Рентгенологически отмечается нарастание неравномерности газонаполнения желудочно-кишечного тракта с появлением участка затемнения, соответствующего зоне максимального поражения, увеличивается количество свободного выпота, в связи с чем кишечные петли теряют четкость очертаний (рис. 78).

Рис. 78. Некротический энтероколит, стадия перфорации. Видны выпрямленные расширенные петли тонкой кишки, утолщенная брюшная стенка, пневматоз кишечной стенки. Обзорная рентгенограмма.

IV стадия — перфоративного перитонита новорожденных (разлитого) проявляется резким ухудшением состояния ребенка, симптомами перитонеального шока: вялостью, адинамией, отсутствием адекватной реакции на осмотр. Кожные покровы бледные с сероватым оттенком, холодные. Появляется рвота застойным кишечным содержимым. Дыхание частое, поверхностное, аритмичное. Сердечные тоны глухие, тахиаритмия. Живот резко вздут, напряжен, болезнен при пальпации. Печеночная тупость не определяется из-за наличия свободного воздуха в брюшной полости. Перистальтика кишечника отсутствует. Стул и газы не отходят. Брюшная стенка отечная, особенно в нижней половине, гиперемирована, с расширенной венозной сетью. При обзорной рентгенографии брюшной полости в вертикальном положении под куполом диафрагмы определяется в виде серпа свободный воздух (рис. 79).

Рис. 79. Перфорация кишки у новорожденного. В брюшной полости определяется свободный газ. Обзорная рентгенограмма.

Тяжелые нарушения гомеостаза и быстрое истощение компенсаторных механизмов при отсутствии экстренной помощи приводят к гибели ребенка.

На фоне проводимой интенсивной терапии некротического энтероколита у 1/3 больных удается добиться ограничения воспалительного процесса в брюшной полости. В этом случае клинически на фоне симптомов энтероколита в брюшной полости пальпируется плотный, болезненный, неподвижный инфильтрат, кожа над ним гиперемирована. Течение ограниченного перитонита более благоприятное.

Лечение перитонита новорожденных

На первых трех стадиях некротического энтероколита лечение консервативное и включает следующий комплекс патогенетических мероприятий:

1) декомпрессию желудочно-кишечного тракта путем полного прекращения энтерального питания и промывания желудка раствором Рингера. При восстановлении пассажа по кишечнику начинается дробное кормление;

2) инфузионную терапию. Назначается с учетом потерь жидкости и суточной потребности организма ребенка. Особое внимание уделяется восстановлению микроциркуляции. С этой целью вводят растворы реополиглюкина из расчета 10 мг/кг массы тела; компламин по 0,2—0,3 мл 1—2 раза внутривенно струйно; 2,4% раствор эуфиллина по 0,2—0,5 мл внутривенно; гепарин из расчета 50—200 ЕД/кг в сутки. Эффективным средством борьбы с’ парезом кишечника является внутривенное введение 5% раствора хлорида калия из расчета 6—9 мг/кг в сутки;

3) антибиогикотерапию. Наиболее эффективны препараты широкого спектра действия, не подавляющие сапрофитную флору кишечника, не вызывающие дисбактериоза: цепорин (кефзол) по 60 000—100 000 ЕД/кг в сутки внутривенно или внутримышечно; гентамицин по 2 мг/кг в сутки внутримышечно. Необходима также пероральная санация кишечника. С этой целью назначают следующие препараты (с учетом чувствительности микрофлоры): гентамицин по 10 мг/кг в сутки, мономицин по 100 000 ЕД/кг в сутки, полимиксин М по 100 000 ЕД/кг в сутки; препараты нитрофура-новой группы — фурадонин по 5—8 мг/кг, фуразолидон по 10 мг/кг; колипротейный бактериофаг по 1 чайной ложке 3 раза в день. Все препараты назначают курсом на 5—7 дней. После санации для нормализации флоры кишечника назначается бифидумбактерин по 21/2г — 5 доз 3 раза в день в течение 4—8 нед;

4) стимулирующую терапию, главным образом заместительную, с троекратным введением антистафилококкового гамма-глобулина по 1 дозе через день, переливание антистафилококковой плазмы, антиколи-плазмы из расчета 10 мл/кг в сутки, прямые переливания крови по 10—25 мл, назначение пентоксила по 0,01 г 2 раза в день в течение 2—3 нед.

Оперативное лечение при некротическом энтероколите показано у детей с перфоративным перитонитом и при отсутствии эффекта от интенсивной консервативной терапии у детей с состояниями предперфорации. Операция заключается в резекции некротизированного отдела кишки, выведении кишечных стом на переднюю брюшную стенку и одномоментном промывании брюшной полости растворами антисептиков.

При ограниченном перитоните в стадии абсцедирования инфильтрата также показано проведение оперативного вмешательства — абсцессотомии через небольшой разрез передней брюшной стенки с дренированием полости абсцесса.

Неперфоративный перитонит новорожденных. Особенностью его клинического течения является постепенное нарастание перитонеальных симптомов и септической интоксикации у детей с гнойными процессами в области пупочной ранки и сосудов и в забрюшинном пространстве.

Состояние детей прогрессивно ухудшается, появляются рвота с желчью, вздутие живота, отечность и гиперемия передней брюшной стенки, болезненность живота при пальпации, отечность наружных половых органов. Отхождение стула и газов задержано. На обзорных рентгенограммах брюшной полости отмечается значительный гидроперитонеум, в связи с чем исчезает четкость наружных контуров кишечных петель. Хирургическое лечение заключается в проведении лапаротомии, промывании брюшной полости растворами антисептиков и оставлении дренажной трубки.

Важнейшим условием успешного хирургического лечения перитонита у новорожденных является тщательная коррекция тяжелых нарушений гомеостаза как до операции, так особенно в послеоперационном периоде в условиях палаты интенсивной терапии.

Исаков Ю. Ф. Детская хирургия, 1983 г.

источник

Абсцесс — гнойник, сопровождается гиперемией и инфильтрацией глубоких слоев кожи с флюктуацией в центре. У новорожденных флюктуация определяется позже, чем образуется гнойная полость, поэтому при подозрении на абсцесс производят прокол предполагаемого гнойника с попыткой отсосать гной.

Лечение гнойно-воспалительного заболевания

При наличии гноя делают разрез, обеспечивающий его отток, в рану вставляют турунду с гипертоническим раствором. До образования гнойной полости эффективны УВЧ-терапия и повязки с мазью Вишневского. При угрозе генерализации процесса и нарушении общего состояния назначают антибиотики. Если абсцесс является септическим очагом, проводится соответствующее лечение.

Мастит у новорожденных – тяжелое заболевание, начинается на фоне физиологического нагрубания грудных желез, чаще увеличивается одна грудная железа, в первые дни может быть покраснение (гиперемия), ощутив прикосновение, ребенок плачет, проявляет беспокойство. Вскоре гиперемия кожи над железой усиливается, состояние ребенка обычно ухудшается, он плохо сосет, повышается температура тела, появляются симптомы интоксикации. Пальпация железы вызывает беспокойство, плач. Вскоре появляется гиперемия кожи над железой и флюктуация. Из выходных протоков грудной железы при надавливании на нее или спонтанно появляется гнойное отделяемое. При нерациональном лечении гнойного заболевания воспалительный процесс склонен к распространению, переходу в флегмону грудной клетки с осложнениями. Заболевание опасно метастатическими гнойно-септическими осложнениями.

Лечение мастита у новорожденных

Лечение хирургическое (разрез).

Омфалит – воспаление кожи и подкожной клетчатки в области пупка. Инфицирование может произойти сразу после рождения ребенка во время первого туалета и позднее, после отпадения пуповинного остатка, когда пупочная ранка еще не покрылась эпителием, особенно при плохом уходе за пупочной ранкой.

Симптомы омфалита у новорожденного

Омфалит начинается на 2 – 3-й неделе жизни ребенка. Кожа вокруг пупка краснеет, становится отечной и напряженной. Пупочная ранка обычно покрыта гнойной корочкой, на ее дне грануляции. Ребенок беспокоен. При выраженной картине заболевания повышается температура, ребенок перестает прибавлять в весе или худеет, начинает срыгивать. В ряде случаев отделяемое из пупка приобретает гнойный характер. Гной скапливается в складках формирующегося пупка. В таких случаях говорят о пиорее пупка. Затянувшееся заживление гноящейся пупочной раны может привести к язве пупка. Это круглый или овальный дефект ткани с подрытыми и инфильтрированными краями. Дно язвы покрыто гнойными налетами.

Гораздо серьезнее, когда развивается воспаление дна пупочной ранки, пупочного кольца, подкожно-жировой клетчатки вокруг пупочного кольца, пупочных сосудов. Заболевание начинается на 2-й неделе жизни с симптомов катарального омфалита, когда через несколько дней появляется гнойное отделяемое из пупочной ранки – пиорея пупка, отек, гиперемия пупочного кольца, подкожная жировая клетчатка уплотняется, происходит инфильтрация, и пупок выбухает над поверхностью передней брюшной стенки. Кожа вокруг пупка краснеет, горячая на ощупь. Расширяются сосуды передней брюшной стенки, появляются красные полосы, характерные для присоединяющегося лимфангоита, расширенные поверхностные вены, а при пальпации определяют признаки поражения пупочных сосудов – вены и артерии. Состояние ребенка быстро ухудшается, появляются вялость, отказ от груди, срыгивания, он начинает терять в весе. Температура тела может быть повышена до фебрильной.

Лечение гнойно-воспалительного заболевания

Лечение омфалита у детей состоит в ежедневной обработке пупочной ранки 3% раствором перекиси водорода с последующим подсушиванием 70% спиртом, 1-2% спиртовым раствором бриллиантового зеленого или 3 — 5% раствором перманганата калия.

При гнойных выделениях накладывают повязку с гипертоническим раствором, а при значительной инфильтрации ткани — повязки с мазью Вишневского.

Для ускорения эпителизации пупочной ранки рекомендуется ультрафиолетовое облучение, а при глубоких воспалительных процессах — УВЧ.

При нарушении общего состояния ребенка и угрозе генерализации инфекционного процесса, особенно у недоношенных и ослабленных другими заболеваниями, показаны антибиотики в средних для новорожденных дозах, растворы глюкозы, плазма, кровь, иммунноглобулин.

Фунгус прижигают нитратом серебра (ляпис).

Мокнущий пупок (катаральный омфалит) — симптомы и лечение

Развивается при появлении серозной жидкости из пупочной ранки при ее неправильной обработке и замедлении сроков ее эпителизации. В некоторых случаях отмечается легкая гиперемия и незначительная инфильтрация пупочного кольца. При образовании кровянистых корочек в первые дни после отпадения пуповинного остатка возможно скопление под корочками необильного серозно-гнойного отделяемого. Состояние новорожденного не нарушено, температура тела нормальная. Изменений в анализе крови нет. Пупочные сосуды не пальпируются.

Лечение гнойно-воспалительного заболевания – обработка пупочной ранки 3% раствором перекиси водорода, 2% спиртовым раствором бриллиантовой зелени.

Пемфигус новорожденных (пузырчатка) — контагиозное инфекционное заболевание, при котором на коже образуются поверхностные, вялые, разной величины пузыри с мутным содержимым. Локализуются они преимущественно на груди, животе, внутренних поверхностях конечностей, легко лопаются, оставляя эрозивную поверхность, которая быстро покрывается корочкой. Реакции глубоких слоев кожи, как правило, не бывает. Течение в большинстве случаев доброкачественное, наблюдается преимущественно у доношенных детей. Иногда пемфигус протекает у новорожденных в тяжелой злокачественной форме эксфолиативного дерматита Риттера, при котором слущивание эпидермиса происходит большими пластинками, оставляя обнаженный сосочковый слой кожи. Эксфолиативный дерматит нередко осложняется сепсисом.

Лечение пемфигуса новорожденных (пузырчатки)

Если пузыри самостоятельно не вскрываются, их прокалывают. Обнаженную поверхность обрабатывают 5 % раствором перманганата калия. Выздоровление ускоряется при введении антибиотиков группы полусинтетических пенициллинов в средних дозах.

Флегмона новорожденных — гнойное воспаление подкожной клетчатки с расплавлением ее и последующим некрозом кожи. Начинается с быстро распространяющегося покраснения кожи, позже появляется инфильтрация. Процесс быстро прогрессирует.

Лечение гнойно-воспалительного заболевания

Лечение этого гнойно-воспалительного заболевания только хирургическое.

Парапроктит — воспалительный процесс в клетчатке, окружающей прямую кишку.

Симптомы парапроктита у грудничков

Клинически проявляется припухлостью и гиперемией кожи около анального отверстия, часто сочетается с опрелостью ягодиц и промежности, при этом нередко наблюдается патологический стул со слизью. Может протекать в форме местного воспалительного процесса или как проявление сепсиса (септикопиемия).

Лечение парапроктита у грудничков

После вскрытия гнойника грудничку назначают местное и общее противовоспалительное лечение заболевания.

Пузырчатка новорожденных (пемфигус, пиококковый пемфигоид) — это заболевание неизвестной этиологии, характеризующееся возникновением на слизистых оболочках и коже пузырей и эрозий.

Доброкачественная форма характеризуется появлением на фоне эритематозных пятен пузырьков и небольших пузырей (до 0,5 – 1 см в диаметре) с серозно-гнойным содержимым. Пузыри могут находиться на разных стадиях развития, имеют незначительно инфильтрированное основание, вокруг пузыря отмечается венчик гиперемии, Локализуются обычно на коже нижней половины живота, около пупка, на конечностях, в естественных складках. Высыпание пузырей может продолжаться несколько дней. Характерно, что на месте бывших пузырей появляются поверхностные эрозии, но корки потом не образуются. Состояние новорожденных может не нарушаться или быть среднетяжелым. Возможно повышение температуры тела новорожденного до субфебрильной. Интоксикация при данной форме заболевания обычно отсутствует, вместе с тем дети могут становиться беспокойными или вялыми. Прибавка в массе тела отсутствует. При своевременно начатом лечении выздоровление наступает через 1 – 2 недели от начала заболевания.

Читайте также:  Абсцесс десны лечение антибиотиками

Симптомы пузырчатки новорожденных

Злокачественная форма пузырчатки характеризуется появлением на коже новорожденного большого количества вялых пузырей, преимущественно больших размеров – до 2 – 3 см в диаметре (такие пузыри называют фликтенами). Кожа между отдельными пузырями может слущиваться. Состояние новорожденного ребенка тяжелое, выражены симптомы интоксикации. Температура тела поднимается до фебрильной. Внешний вид ребенка напоминает таковой у больного с сепсисом.

Остеомиелит у новорожденных часто является отражением сепсиса. Локализуется преимущественно в эпифизе длинных трубчатых костей (возможно поражение метафиза и диафиза) с вовлечением в патологический процесс близлежащего сустава.

Симптомы гнойно-воспалительного заболевания

Сопровождается нарушением общего состояния: ребенок становится беспокойным при пеленании, пораженная конечность находится в вынужденном положении, подвижность ее ограничена. Рентгенологически деструктивные изменения в эпифизе выявляются не ранее чем через 2 нед.

Лечение гнойно-воспалительного заболевания

Лечение остеомиелита у новорожденных хирургическое и общее противовоспалительное.

Конъюнктивит — сравнительно частое заболевание новорожденных. Может быть катаральным и гнойным, протекает в основном как местный процесс; инфицирование происходит обычно при прохождении плода через родовые пути.

Симптомы конъюнктивита у новорожденных

Характеризуется отеком и гиперемией век. которые иногда с трудом раздвигаются; может быть гнойное отделяемое. При обильном гноетечении необходимо исключить гонорею глаз по результатам микроскопического и бактериологического исследований. Длительное течение заболевания иногда поддерживается воспалением слезного мешка.

Лечение конъюнктивита у новорожденных

Лечение гнойно-воспалительного заболевания: промывание глаз из пипетки 2 % раствором борной кислоты с последующим закапыванием 20% раствора альбуцида или растворов антибиотиков направленного действия (при уточнении возбудителя). Эти процедуры производят не менее 3 раз в день.

Везикулопустулез — единичные или множественные мелкие поверхностные пузыри и пустулы, иногда окруженные гиперемированным ободком; локализуются преимущественно на внутренних поверхностях конечностей, туловище, в естественных складках кожи. Как и омфалит, везикулопустулез может являться одной из форм септического очага.

Лечение везикулопустулеза у новорожденных

Лечение новорожденного заключается в обработке пораженных участков спиртом, 1-2% спиртовым раствором бриллиантового зеленого, 5% раствором перманганата калия, раствором краски Кастеллани. Пузырь можно проткнуть иглой, гной снимают тампоном. При угрозе сепсиса ослабленным и недоношенным детям назначают антибиотики в средних дозах.

Гнойный менингит — одна из самых тяжелых и опасных для жизни форм гнойной инфекции новорожденных. Вызывается преимущественно условно-патогенной кишечной флорой, стафилококками, стрептококками. Предрасполагающим фактором является повреждение центральной нервной системы в анте- и интранатальном периодах. Заболевание может проявиться уже в конце 1-й недели жизни и позднее; рассматривается как самостоятельное заболевание или как гнойный метастаз при сепсисе.

Симптомы гнойного менингита у детей

Клиническая картина гнойно-воспалительного заболевания характеризуется стертостью. Выраженные менингеальные знаки (ригидность затылочных мышц, симптомы Кернига и Брудзинского) обычно отсутствуют. Отмечаются некоторая вялость ребенка, сменяющаяся периодически беспокойством, снижение аппетита или отказ от груди, срыгивания и рвота, подъемы температуры, снижение массы тела, бледность кожных покровов, акроцианоз, вздутие живота. Возможны также вздрагивания, гиперестезия (при пеленании и прикосновении ребенок болезненно кричит), напряженный взор, блеск глаз, симптом Грефе, плавающие движения глазных яблок, иногда увеличение размеров и выбухание большого родничка, тремор, судорожная готовность и судороги, вынужденная поза, ригидность затылочных мышц.

При немотивированном появлении одного какого-либо или нескольких из перечисленных симптомов необходимо произвести спинномозговую пункцию. При гнойном менингите опалесцирующая или мутная жидкость вытекает под повышенным давлением, частыми каплями или струей. Цитоз преимущественно нейтрофильный. Исследование спинномозговой жидкости повторяют каждые 4 — 5 дней до полной санации. Отмечается воспалительная реакция крови: лейкоцитоз выше 15 o 109/л, нейтрофилез, сдвиг влево.

Лечение гнойного менингита у новорожденных

Антибактериальное лечение проводят двумя антибиотиками одновременно в максимальных возрастных дозах удлиненным курсом со сменой препаратов через 2 — 3 нед. При назначении антибиотиков учитывают чувствительность флоры к ним и клинический эффект. Если возбудитель не выявлен, лучшей комбинацией считается сочетание ампициллина с гентамицином или канамицином в суточных дозах соответственно 200-300, 5 — 7 или 15 мг/кг. Антибиотиком второй очереди для лечения гнойно-воспалительного заболевания может быть левомицетина сукцинат натрия (30 — 50 мг/кг в сутки) один или в сочетании с бензилпенициллином. При стрептококковом и стафилококковом менингите с успехом используется бензилпенициллин (200000 — 500000 ЕД/кг в сутки). Для предупреждения грибковых заболеваний одновременно с антибиотиками назначают внутрь нистатин или леворин — 50000-100000 ЕД/кг в 4 приема.

Средства лечения гнойно-воспалительного заболевания

Противосудорожная и дегидратационная терапия (устранение отека мозга) включает:

  • введение 0,2 мл/кг 25 % раствора сульфата магния внутримышечно;
  • 0,1-0,2 мл 0,5% раствора сибазона (седуксена) внутримышечно или внутривенно;
  • 1 мл 0,25% раствора аминазина;
  • 0,3 мл 2% раствора пипольфена;
  • 3 — 4 мг/кг 1-2% раствора хлоралгидрата в клизме.

Эти препараты можно вводить в любых комбинациях.

Одновременно для дегидратации вводят 20% раствор глюкозы или альбумина, 1 — 3 мг/кг в сутки фуросемида, 1 — 1,5 г/кг в сутки маннитола.

Терапия дезинтоксикационная, повышающая сопротивляемость организма к инфекции и нормализующая метаболические нарушения, такая же как при сепсисе.

Прогноз лечения. При адекватном лечении, начатом в первые дни заболевания, можно рассчитывать на благоприятный исход. После выздоровления довольно часто остаются органические изменения со стороны центральной нервной системы и формируются гидроцефалия, эпилепсия, наблюдается задержка психомоторного развития ребенка. Летальность составляет 20-40%.

источник

В последние недели беременности гипофиз женщины начинает вырабатывать лактотропный гормон (ЛТГ), который легко проходит через плаценту и попадает в кровь плода. Вследствие этого у всех новорожденных, как мальчиков, так и девочек в первые трое суток после рождения наблюдается нагрубание сосков, возможны выделения из сосков типа молозива. Иммунная система новорожденных крайне несовершенна. Инфицирование открытых протоков молочных желез приводит к развитию тяжелого септического процесса, требующего срочного оперативного лечения и интенсивной антибактериальной и дезинтоксикационной терапии в условиях специализированного стационара.

В результате воспалительного процесса и хирургических манипуляций происходит повреждение зачатка молочной железы, что в последующем у девочек приводит к гипотрофии или даже полному отсутствию развития молочной железы, что проявляется тяжелым косметическим дефектом.

Абсцессом называют ограниченное скопление гноя в тканях и органах, отграниченное от окружающих тканей пиогенной мембраной.

Абсцессы развиваются в результате отграничения очага гнойного воспаления от здоровых тканей зоной воспаления и склероза. Чаще всего абсцессы возникают на месте первичного проникновения микробов в ткани (нестерильная инъекция, инородное тело, фурункул). При сепсисе в форме септикопиемии (очень редко) могут наблюдаться метастатические абсцессы вследствие гематогенного метастазирования возбудителей инфекции. При попадании в ткани веществ вызывающих некрозы ткани (скипидар, керосин) может возникнуть асептический гнойник.

Возбудителями инфекции при абсцессах чаще являются грам-положительные кокки (стафилококки, стрептококки), вызывающие в тканях гнойное воспаление с четкой линией демаркации. Грам-отрицательная и анаэробная флора встречается реже, поскольку для инфекционных процессов, вызываемых этими возбудителями характерен не гнойный, а гнилостный характер с распространенным некрозом тканей, опережающим развитие демаркационного воспаления.

Абсцессы чаще формируются в плотных (дерма, кость) либо хорошо васкуляризированных тканях и органах (мышцы, печень, селезенка), в которых быстрее происходят процессы демаркации за счет механических свойств ткани либо формирования мощного воспалительного вала. В слабо васкуляризированных рыхлых тканях инфекционный процесс протекает по типу флегмоны, то есть без отграничения.

Развитие абсцесса начинается с образования воспалительного инфильтрата, в центре которого, за счет экссудативного компонента воспаления, появляется полость с гноем, а по периферии, за счет продуктивного компонента воспалительной реакции формируется рубцовая соединительно-тканная капсула. Пораженные ткани в центре абсцесса постепенно лизируются ферментами лейкоцитов и микробов, в результате чего формируется полость с гноем, окруженная плотной капсулой. В дальнейшем спонтанное развитие абсцесса возможно тремя путями:

Прорыв гноя на поверхность кожи или слизистой оболочки. При этом происходит опорожнение гнойника. Полость абсцесса выполняется грануляционной тканью и происходит самоизлечение. В тех случаях, когда сообщение с внешней средой происходит через узкий извилистый ход или стенки абсцесса очень плотные, в полости абсцесса остается инфицированное инородное тело, самоизлечения не наступает. Развивается хронический абсцесс, гной из которого периодически опорожняется через свищ.

Прорыв гноя в клетчаточные пространства или серозные полости. При этом развиваются флегмоны или гнойные воспаления серозных полостей (эмпиема плевры при прорыве абсцесса легкого).

Развитие хронического абсцесса без свища за счет прогрессирования рубцовых процессов в капсуле абсцесса и постепенной резорбции содержимого гнойника (абсцесс Броди, как форма гематогенного остеомиелита).

Клиника и диагностика. Клиника складывается из общих симптомов гнойной интоксикации (гектическая лихорадка, общее недомогание, лейкоцитарная реакция со сдвигом формулы влево) и местных симптомов воспаления и объемного образования (пульсирующая боль и болезненность при пальпации и движении, наличие инфильтрата, гиперемия кожных покровов). При хронических абсцессах общие симптомы значительно регрессируют. Местные симптомы зависят от локализации и размеров абсцесса.

источник

Травмы органов брюшной полости и забрюшинного пространства у новорожденных возникают преимущественно во время родов и реже в связи с различными медицинскими манипуляциями. Эти повреждения встречаются нечасто, диагностика их относительно трудна, и без своевременного хирургического вмешательства они приводят к гибели ребенка в первые часы или дни жизни [Баиров Г. А. и др., 1979].

За последние 30 лет (1960—1990 гг.) мы оперировали 61 новорожденного с различными видами травмы органов брюшной полости и забрюшинного пространства. Как показывают данные клинических наблюдений, операций и патологоанатомических вскрытий, при родовой травме в большинстве случаев происходят незначительные подкапсульные разрывы ткани печени или селезенки, но постепенно увеличивающаяся гематома ведет к обширной отслойке и затем разрыву нежной капсулы с последующим кровотечением в свободную брюшную полость.

Повреждения сосудов почки или травмы надпочечников сопровождаются обширными кровоизлияниями в околопочечную клетчатку.

Кровотечение в брюшную полость может возникнуть в связи с разрывом пупочной вены при ее канюлированин во время заменного переливания крови новорожденному. Повреждение обычно возникает в связи с грубыми манипуляциями или несоответствием диаметра канюли и просвета сосуда.

Разрыв полых органов происходит крайне редко — при наиболее тяжелой родовой травме, во время неумелого использования газоотводной трубки или сифонной клизмы (разрыв дистальных отделов сигмовидной кишки). У 2 детей при рождении не была распознана малая грыжа пупочного канатика, принятая за широкую пуповину, при обработке которой перевязана петля тонкой кишки с последующим некрозом ее стенки.

Клиническая картина. Выраженность и характер симптомов повреждения органов брюшной полости и забрюшинного пространства в определенной мере зависят от локализации травмы.(Клиническая картина чаше обусловлена наличием внутреннего кровотечения или перитонита.

Перкуссия позволяет определить притупление звука в отлогих местах живота. В положении на боку притупление в противоположном фланке не исчезает, иногда уменьшается его интенсивность, что можно объяснить наличием сгустков крови под печенью (селезенкой) и жидкой крови в свободной брюшной полости.

Вследствие недостаточного развития компенсаторных механизмов дети первых дней жизни очень чувствительны к кровопотере, поэтому с самого начала внутрибрюшное кровотечение сопровождается резким падением содержания гемоглобина и количества эритроцитов в периферической крови (при наблюдении в динамике снижение этих показателей особенно наглядно).

Рентгенологическое исследоваине брюшной полости оказывает некоторую диагностическую помощь при подозрении на внутрибрюшное кровотечение. На рентгенограммах можно определить участки затенения в брюшной полости, соответствующие местам скопления крови, и оттеснение восходящего отдела и печеночного угла толстой кишки к средней линии. У некоторых детей обзорная рентгенограмма живота в латеропо-зиции показала затенение и расширение забрюшинного пространства и оттеснение петель кишечника кпереди (при гематоме брыжейки и травме печени)

В случаях одномоментного разрыва паренхиматозного органа (2 наблюдения) приведенная выше клиническая картина нарастающего внутрибрюшного кровотечения проявляется в первые часы после рождения ребенка.

Кровотечение, связанное с разрывом пупочной вены при ее канюли-ровании, возникает вслед за окончанием заменного переливания крови. Симптомы внутрибрюшного кровотечения нарастают настолько стреми-

тельно, что малейшее промедление с радикальной операцией ведет к гибели ребенка.

Повреждение полого органа при родовой травме (одно наблюдение) может быть выявлено сравнительно рано. С первых часов после рождения у ребенка появляются беспокойство, рвота. Повышается температура тела. Общее состояние прогрессивно ухудшается. Развиваются интоксикация и эксикоз. Пульс частый, слабого наполнения, живот вздут, имеются отечность передней брюшной стенки, напряжение и болезненность при пальпации. У мальчиков появляется и быстро нарастает отек мошонки. Анализ крови показывает высокий лейкоцитоз со сдвигом в формуле влево, анемию. Большое значение для своевременного распознавания травмы имеет рентгенологическое обследование. Ребенку производят рентгенограммы брюшной полости. Обнаружение свободного газа подтверждает разрыв полого органа.

Повреждение толстой кашки при введении газоотводной трубки или во время сифонной клизмы сопровождается резким беспокойством ребенка и прогрессирующим нарастанием перитонеальных явлений. Рентгенологическое обследование позволяет уточнить диагноз — на рентгенограммах в вертикальном положении или латеропозиции в брюшной полости виден свободный газ.

Перевязка кишечной петли в пуповинном остатке при нераспознанной малой грыже пупочного канатика имеет два основных варианта клинического течения. Если в лигатуру (клемму) захвачена только стенка кишки, в первые дни общее состояние ребенка остается нормальным. Только после перфорации некротизировавшегося участка развивается клиническая картина перитонита. Если при перевязке пупо-винного остатка была захвачена кишечная петля, то у новорожденного нарастают явления кишечной непроходимости (уровень ее зависит от локализации повреждения).

Повреждение почки сопровождается прогрессивным ухудшением общего состояния ребенка вскоре после рождения. Появляются срыгива-ние, рвота. Моча отходит в малом количестве, иногда с кровью. В поясничной области определяется припухлость без четких границ, над которой постепенно нарастает отечность кожи. Температура тела повышена. При анализах крови выявляются лейкоцитоз и нарастающая анемия. У некоторых детей кровоизлияние в околопочечную клетчатку бывает незначительным, и тогда анемия выражена слабо. Гематурия может отсутствовать или выявляться только при микроскопическом исследовании. Ведущим симптомом подострого кровотечения будет опухолевидное образование в поясничной области, которое иногда расценивают как врожденный гидронефроз или эмбриональную саркому печени. Урологическое обследование и динамическое наблюдение позволяют уточнить диагноз.

Кровоизлияния в надпочечники проявляются обычно на 3—5-й день жизни ребенка. Быстро ухудшается общее состояние, ребенок становится вялым, возникает срыгивание, может быть рвота, периодически ребенок беспокоится. Меконий выделяется в обычном количестве, иногда

Читайте также:  Абсцессы твердого и мягкого неба

выделение задержано. Живот вздут. Постепенно нарастает абдоминальный синдром, что позволяет заподозрить врожденную непроходимость. На фоне выраженных симптомов заболевания органов брюшной полости быстро и резко ухудшается общее состояние. Интенсивно нарастают иктеричность и бледность кожи и слизистых оболочек, рвота становится частой, с желчью. Пульс нитевидный, артериальное давление падает, температура тела понижена. Подобные явления коллапса сопровождаются анемией. Видна значительная припухлость в поясничной области, болезненная, эластической консистенции. Кровоизлияние в надпочечник может сочетаться с разрывом сосудов почки.

Дифференциальная диагностика. Родовая травма органов брюшной полости и забрюшинного пространства обычно имеет довольно типичную клиническую картину, и только в редких случаях возникает необходимость проведения дифференциальной диагностики с врожденной непроходимостью кишечника, гидронефрозом, энтероколитом.

Лечение. Лечение при родовой травме органов брюшной полости и забрюшинного пространства складывается из общих мероприятий, направленных на подготовку ребенка к операции, и срочного хирургического вмешательства.

Консервативные методы лечения допустимы только при кровоизлияниях в надпочечник или околопочечную клетчатку с подострим течением. В таких случаях проводят активную борьбу с кровотечением (введение витамина К, кальция хлорида, плазмы, крови). Недостаточность функции надпочечников купируют введением гормонов. Поднятие реактивных сил организма и предупреждение инфекции осуществляют витаминотерапией, введением антибиотиков, физиотерапией.

При консервативном лечении возможно нагноение гематомы, что мы наблюдали у 1 ребенка. Повышение температуры тела, появляющиеся в поясничной области гиперемия кожи и болезненность позволяют распознать осложнение. При исследовании крови в таких случаях выявляются лейкоцитоз, нейтрофилез со сдвигом в формуле влево. Диагностированное нагноение гематомы является показанием к операции— вскрытию гнойника небольшим поясничным разрезом с введением тампона.

Предоперационную подготовку проводят энергично в сжатые сроки: производят трансфузию крови, кальция хлорида, вводят викасол, сердечные и обезболивающие средства, согревают больного, дают дышать увлажненным кислородом. Следует отметить, что в тех случаях, когда в родильном доме детям с установленным диагнозом внутрибрюшинного кровотечения переливали кровь до транспортировки, при поступлении отмечалось менее тяжелое состояние.

Операцию осуществляют под эндотрахеальным наркозом и защитным переливанием крови.

Техника операции при повреждении органов брюшной полости. Производят срединную верхнюю лапаротомию и тщательно ревизуют брюшную полость. Дальнейший ход операции зависит от найденных патологических изменений (возможны сочетанные повреждения печени и селезенки и др.). Установив источник кровотечения, при необходимости расширяют разрез. Поврежденную селезенку удаляют обычным способом. Разрыв печени зашивают отдельными швами типа Кузнецова — Пенского с подведением к ним сальника.

В случаях травмы печени, пораженной гемангиомой, резецируют часть органа, мы у 1 ребенка произвели левостороннюю гемигепатэктомию и у 2— краевую резекцию печени (дети выздоровели). Во всех случаях к месту повреждения подводят тампон (через отдельный разрез в правой поясничной области).

Разрывы сосудов брыжейки сопровождаются обширной забрюшин-ной гематомой. Необходимо тщательно осушить брюшную полость от сгустков и только после этого можно найти и лигировать кровоточащий сосуд. В ряде случаев к моменту операции сосуд тромбируется и перевязка его не требуется.

Иногда забрюшинная гематома возникает при разрыве надпочечника и вскрывается в брюшную полость. При операции обнаруживают, что кровь поступает из отверстия в брюшине, которое располагается над почкой. В таких случаях расширяют отверстие в брыжейке и производят ревизию забрюшинного пространства, при которой обнаруживается разрыв надпочечника. Последний удаляют. Осуществляют гемостаз. Через отдельный разрез в поясничной области вводят тампон. Брюшную полость послойно зашивают наглухо.

Повреждение пупочной вены при ее канюлировании обычно происходит в области перехода сосуда в печеночную ткань. При подозрении на разрыв вены следует тщательно осмотреть круглую связку, которая обычно бывает имбибирована кровью. Связку мобилизуют и перевязывают проксимальнее места кровотечения или прошивают печеночную ткань вокруг входящих сосудов и их лигируют.

Повреждение полого органа выявляют по наличию свободного газа и гнойного выпота, выделяющихся при вскрытии брюшины. Локализацию разрыва определяют путем ревизии кишечных петель и желудка. Если новорожденный направлен из родильного дома спустя сутки и более, то во время лапаротомии хирург встречается с большими трудностями при ревизии брюшной полости. Кишечные петли обычно покрыты фибринозными налетами, спаяны между собой. В таких случаях для ориентировочного выявления места повреждения кишки в брюшную полость наливают 0,25% раствор новокаина с антибиотиками и осторожно массируют пальцем кишечные петли. Появившиеся пузырьки газа укажут на место перфорации. Брюшную полость осушают электроотсосом. Повреждение в кишке (желудке) зашивают двухрядными швами. Через отдельный прокол в брюшную полость вводят тонкий ирригатор и рану послойно зашивают наглухо.

В случаях некроза кишки при ее травме во время перевязки малой грыжи пупочного канатика, ошибочно принятой за широкий пуповинный остаток, показаны резекция пораженного участка и создание анастомоза «конец в конец»

Техника операции при повреждении органов забрюшинного пространства. Производят люмботомию. В околопочечной клетчатке обычно имеется скопление жидкости, крови и сгустков. После опорожнения гематомы осматривают почку Если имеется кровотечение, обусловленное разрывом ее капсулы, то рану зашивают отдельными кетгутовыми швами.

При отрыве почки от сосудистой ножки или разрыве гидронефроти-чески измененного органа производят нефрэктомию. Однако чаще травмируется надпочечник. Ткань его настолько изменена в связи с кровоизлиянием, что легко удаляется вместе со сгустками крови. После удаления поврежденного надпочечника производят тщательный гемостаз, к его ложу подводят тампон с гемостатической губкой, рану послойно зашивают

Послеоперационное лечение. В послеоперационном периоде в течение первых 12—24 ч производят парентеральное питание. Затем начинают кормление через рот. Систему для капельного вливания снимают через 1—2 дня. Ребенку в первые 5—7 дней вводят витамины, антибиотики, назначают повторные трансфузии крови и плазмы. В случаях повреждения надпочечника показано введение преднизолона в течение 3—5 дней по 1 мг/кг ежедневно 2 раза. Длительный курс гормонотерапии противопоказан. Оставленные тампоны в брюшной полости или за-брюшинном пространстве подтягивают на 5—6-й день и удаляют на 8— 10-й день. Швы снимают на 9—11-й день после операции.

Наиболее тяжело протекает послеоперационный период у новорожденных с комбинированной травмой полых и паренхиматозных органов в связи с развивающимся перитонитом на фоне кровотечения и печеночной недостаточности.

Среди оперированных нами 61 новорожденного 39 погибли. Эти дети поступили в поздние сроки, в крайне тяжелом состоянии, у 2 из них имелась комбинированная травма. Причиной смерти были шок, интоксикация, острая кровопотеря и в 1 случае — перитонит

Дата добавления: 2014-12-17 ; просмотров: 895 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

источник

Абсцесс брюшной полости – это ограниченный гнойник в брюшной полости, заключенный в пиогенную капсулу. Особенности клиники зависят от локализации и величины гнойного очага; общими проявлениями абсцесса брюшной полости служат боль и локальное напряжение мышц живота, лихорадка, кишечная непроходимость, тошнота и др. Диагностика абсцесса включает обзорную рентгенографию органов брюшной полости, УЗИ и КТ брюшной полости. Лечение заключается во вскрытии, дренировании и санации гнойника; массивной антибактериальной терапии.

В широком смысле к абсцессам брюшной полости в абдоминальной хирургии относят внутрибрюшинные (интраперитонеальные), забрюшинные (ретроперитонеальные) и интраорганные (внутриорганные) абсцессы. Внутрибрюшинные и забрюшинные гнойники, как правило, располагаются в области анатомических каналов, карманов, сумок брюшной полости и клеточных пространствах ретроперитонеальной клетчатки. Внутриорганные абсцессы брюшной полости чаще образуются в паренхиме печени, поджелудочной железы или стенках органов.

Пластические свойства брюшины, а также наличие сращений между ее париетальным листком, сальником и органами, способствуют отграничению воспаления и формированию своеобразной пиогенной капсулы, препятствующей распространению гнойного процесса. Поэтому абсцесс брюшной полости еще называют «отграниченным перитонитом».

В 75% случаев абсцессы располагаются внутри- или забрюшинно; в 25% — внутриорганно. Пиогенная флора абсцессов чаще полимикробная, сочетающая аэробные (кишечную палочку, протей, стафилококки, стрептококки и др.) и анаэробные (клостридии, бактероиды, фузобактерии) микробные ассоциации. Причины абсцесса:

  • Перитонит. В большинстве случаев формирование абсцессов брюшной полости связано с вторичным перитонитом, развивающимся вследствие попадания в свободную брюшную полость кишечного содержимого при перфоративном аппендиците; крови, выпота и гноя при дренировании гематом, несостоятельности анастомозов, послеоперационном панкреонекрозе, травмах и т. д. Типичными местами локализации служат большой сальник, брыжейка, малый таз, поясничная область, поддиафрагмальное пространство, поверхность или толща тканей паренхиматозных органов.
  • Инфекционные процессы в малом тазу. Причиной абсцесса могут выступать гнойные воспаления женских гениталий – острый сальпингит, аднексит, параметрит, пиовар, пиосальпинкс, тубоовариальный абсцесс.
  • Заболевания органов ЖКТ. Встречаются абсцессы брюшной полости, обусловленные панкреатитом: в этом случае их развитие связно с действием ферментов поджелудочной железы на окружающую клетчатку, вызывающим выраженную воспалительную реакцию. В некоторых случаях абсцесс брюшной полости развивается как осложнение острого холецистита или прободения язвы желудка и 12-перстной кишки, болезни Крона.
  • Инфекции забрюшинного пространства. Псоас-абсцесс может являться следствием остеомиелита позвоночника, туберкулезного спондилита, паранефрита.

По ведущему этиофактору различают микробные (бактериальные), паразитарные и некротические (абактериальные) абсцессы брюшной полости.

В соответствии с патогенетическим механизмом выделяют посттравматические, послеоперационные, перфоративные и метастатические гнойники.

По расположению относительно брюшины абсцессы делятся на забрюшинные, внутрибрюшинные и сочетанные; по количеству гнойников — одиночные или множественные.

По локализации встречаются:

  • поддиафрагмальные,
  • межкишечные,
  • аппендикулярные,
  • тазовые (абсцессы дугласова пространства),
  • пристеночные
  • внутриорганные абсцессы (внутрибрыжеечные, абсцессы поджелудочной железы, печени, селезенки).

В начале заболевания при любом виде абсцесса брюшной полости превалирует общая симптоматика: интоксикация, интермиттирующая (перемежающаяся) лихорадка с гектической температурой, ознобами, тахикардией. Часто отмечается тошнота, нарушение аппетита, рвота; развивается паралитическая кишечная непроходимость, определяется выраженная болезненность в зоне гнойника, напряжение брюшных мышц. Симптом напряжения мышц живота наиболее выражен при абсцессах, локализующихся в мезогастрии; гнойники поддиафрагмальной локализации, как правило, протекают со стертой местной симптоматикой. При поддиафрагмальных абсцессах может беспокоить боль в подреберье на вдохе с иррадиацией в плечо и лопатку, кашель, одышка.

Симптомы тазовых абсцессов включают абдоминальные боли, учащение мочеиспускания, понос и тенезмы вследствие рефлекторного раздражения мочевого пузыря и кишечника. Для забрюшинных абсцессов характерна локализация боли в нижних отделах спины; при этом интенсивность боли усиливается при сгибании нижней конечности в тазобедренном суставе. Выраженность симптоматики связана с величиной и локализацией гнойника, а также с интенсивностью проводимой противомикробной терапии.

Обычно при первичном осмотре абдоминальный хирург обращает внимание на вынужденное положение пациента, которое он принимает для облегчения своего состояния: лежа на боку или спине, полусидя, согнувшись и т. д. Язык сухой, обложен сероватым налетом, живот незначительно вздут. Пальпация живота обнаруживает болезненность в отделах, соответствующих локализации гнойного образования (в подреберье, глубине таза и др.). Наличие поддиафрагмального абсцесса характеризуется асимметрией грудной клетки, выпячиваем межреберий и нижних ребер. В общем анализе крови обнаруживаются лейкоцитоз, нейтрофилез, ускорение СОЭ.

Решающая роль в диагностике абсцесса брюшной полости отводится рентгенологическому обследованию. Как правили, обзорная рентгенография брюшной полости позволяет выявить дополнительное образование с уровнем жидкости. При контрастном исследовании ЖКТ (рентгенографии пищевода и желудка, ирригоскопии, фистулографии) определяется оттеснение желудка или петель кишечника инфильтратом. При несостоятельности послеоперационных швов контрастное вещество поступает из кишечника в полость абсцесса. УЗИ брюшной полости наиболее информативно при абсцессе верхних ее отделов. При сложностях дифференциальной диагностики показано проведение КТ, диагностической лапароскопии.

Хирургическое лечение проводится под прикрытием антибактериальной терапии (аминогликозидов, цефалоспоринов, фторхинолонов, производных имидазола) для подавления аэробной и анаэробной микрофлоры. Принципы оперативного лечения всех видов абсцессов заключаются во вскрытии и дренировании, проведении адекватной санации. Доступ определяется локализацией гнойника: поддиафрагмальные абсцессы вскрывают внебрюшинно или чрезбрюшинно; абсцессы дугласова пространства – трансректально или трансвагинально; псоас-абсцесса – из люмботомического доступа и т. д.

При наличии множественных абсцессов выполняется широкое вскрытие брюшной полости. После операции оставляют дренаж для активной аспирации и промывания. Небольшие одиночные поддиафрагмальные абсцессы могут быть дренированы чрезкожно под ультразвуковым наведением. Однако при неполной эвакуации гноя велика вероятность рецидива гнойника или его развития в другом месте субдиафрагмального пространства.

При одиночном абсцессе прогноз чаще благоприятный. Осложнениями абсцесса может явиться прорыв гноя в свободную плевральную или брюшную полость, перитонит, сепсис. Профилактика требует своевременного устранения острой хирургической патологии, гастроэнтерологических заболеваний, воспалительных процессов со стороны женской половой сферы, адекватного ведения послеоперационного периода после вмешательств на органах брюшной полости.

источник

Абсцесс является нарывом и местом скопления гноя. Гной может появиться из-за острой или хронической местной инфекции. При абсцессе происходит разрушение тканей в очаге, поражённом инфекцией. Возникнуть гнойник может не только на кожном покрове, но и внутри организма в каком-либо органе. При возникновении абсцесса происходит образование стенки-мембраны, которая закрывает гнойный участок от других здоровых тканей. Таким образом происходит защита здоровых тканей от возможного заражения. Различается несколько видов абсцессов в зависимости от их расположения. Но образование нарыва на любом органе или ткани сопровождается сильной болью, и при отсутствии своевременного лечения возможны осложнения.

Заболевание является инфекционным. В качестве его возбудителя выступают грибы и бактерии. Причиной является острое локализованное воспаление в том месте, куда проникли микроорганизмы, которые активно размножаются. Также болезнь может развиться из-за нетипичных микроорганизмов или возбудителей определённых инфекций. В организм новорожденного они могут проникнуть такими способами, как:

  • через небольшие повреждения кожных покровов,
  • в результате гематом,
  • через ранения проникающего типа,
  • в результате распространения инфекции из другого очага,
  • на фоне хронических болезней.

Абсцесс может возникнуть у новорожденного в результате несоблюдения правил гигиены, антисептики. Воспалительный очаг включает микробные массы, расплавленные клетки, окружающие ткани, межтканевую жидкость. В гной может добавляться кровь. Полость всегда окружается пиогенной мембраной, которая представляет собой участок живой ткани.

Воспаление может локализироваться как во внутренних органах и тканях, так и на коже. Поверхностные абсцессы имеют такие классические проявления, как:

  • покраснение кожных покровов,
  • локальная болезненность,
  • повышение температуры тела,
  • припухлость.

Также существуют общие симптомы, характерные для воспалительных процессов, которые имеют самое разное месторасположение.

  • Головные боли.
  • Общее недомогание.
  • Повышенная температура тела.
  • Частичная потеря аппетита.
  • Чувство слабости, вялость и усталость.

В большинстве случаев поставить диагноз при наличии ярко выраженных симптомов достаточно легко. Однако существуют и те случаи, когда заболевание протекает незаметно или имеет место вторичное инфицирование. В таких ситуациях достаточно сложно определить первичный очаг воспаления.

Читайте также:  Абсцесс верхнего века у ребенка

В обследовании применяются самые разные методы. Среди основных диагностических исследований выделяют:

  • анализ крови, мочи который может говорить об увеличении уровня лейкоцитов;
  • рентген органа, места поражения для выявления размера и точного месторасположения очага;
  • КТ для того, чтобы определить характер и структуру абсцесса (абсцесс мозга или лёгкого);
  • магнитно-резонансная томография;
  • УЗИ (абсцесс печени).

Также может браться отпечаток с абсцесса. Предварительный диагноз включает общий осмотр пациента. В ходе обследования врач изучает историю появления болезни (например, были ли получены новорожденным травмы кожных покровов, ожоги). В случае с поверхностными и заглоточными абсцессами может браться пункция с забором гнойных масс.

Своевременное лечение заболевания, правильно подобранная терапия существенно сокращает процент возможных осложнений. В противном случае развитие абсцесса может привести к серьёзным последствиям. Выделяют следующие осложнения:

  • прорыв абсцесса наружу или внутрь (после него могут инфицироваться другие внутренние органы или весь организм, остаться рубцы);
  • попадание бактерий в кровь (заражение, сепсис);
  • аррозивные кровотечения;
  • переход болезни в хроническую форму;
  • дисфункция жизненно важных систем и органов;
  • истощение.

Некоторые из вышеперечисленных последствий могут угрожать жизни новорожденного. Поэтому очень важно, чтобы абсцесс был выявлен на ранних стадиях развития во избежание летального исхода, процент которого хоть и не большой, но все-таки существует.

При возникновении даже самых незначительных симптомов у новорожденного, родителям в обязательном порядке нужно обратиться к доктору. Самостоятельно начинать лечение, использовать какие-либо медикаменты, средства народной медицины категорически запрещено. Такие действия недопустимы, так как могут возникнуть серьёзные осложнения.

После постановки точного диагноза, доктор назначает курс терапии. Он подбирается в зависимости от того, где расположен абсцесс, как протекает заболевание. Симптоматическое лечение включает использование ряда медикаментов, среди которых выделяют:

  • антибиотики (внутривенное введение);
  • муколитики для разжижения вязких масс;
  • средства, которые имеют разную эффективность (отхаркивающие, жаропонижающие, обезболивающие, стимулирующие);
  • препараты для дезинтоксикации;
  • витамины и полезные микроэлементы для общего укрепления организма, восстановления пораженных участков.

Также существует хирургическое лечение. Внешние абсцессы могут вскрываться с последующим удалением гнойных масс, промыванием лекарственными препаратами, установкой дренажа. Такие процедуры проводятся под местным или общим наркозом.

Внутренние абсцессы могут прокалываться специальной иглой. Также в них вводится трубка для отсоса гноя. Крайней стадией лечения является частичная или полная резекция органа.

Новорожденный должен постоянно находиться в комфортных, максимально безопасных условиях. Желательно, чтобы родители оградили его от переохлаждения, исключили риски получения травм и ранений. Должны соблюдаться все правила гигиены и асептики, антисептики. Полученные раны должны правильно обрабатываться соответствующими дезинфицирующими средствами.

Родителям необходимо следить за питанием новорожденного. Лучше, если они будут вместе проводить больше времени на свежем воздухе, гуляя.

источник

Воспаление брюшины у новорожденных детей — одно из наиболее грозных заболеваний, часто приводящих к летальному исходу.

Причины, вызывающие воспаление брюшины в этой возрастной группе, разнообразны. Различают первичный и вторичный перитониты. При первичном перитоните инфицирование брюшной полости происходит гематогенным и лимфогенным путем или при наличии воспаления пупочных сосудов «по соприкосновению». Вторичные перитониты являются следствием воспалительных заболеваний органов брюшной полости или забрюшинного пространства, перфорации стенки кишок на фоне язвенно-некротического энтероколита или врожденной кишечной непроходимости, а также послеоперационных осложнений. Кроме того, причиной вторичного перитонита могут быть грыжи пупочного канатика, осложненные разрывом оболочек или их инфицированием, гангрена кишки при ущемленной паховой грыже и т. д.

За последние 15 лет в нашей клинике находились на лечении более 300 новорожденных с различными формами перитонита. Среди них недоношенные с массой тела от 0,94 до 2,5 кг составили около 65%.

Первичные («диплококковые», «пневмококковые», «септические», «гематогенные») перитониты у новорожденных среди других видов воспаления брюшины встречаются, по нашим данным, в 24,7% случаев.

Нужно отметить, что перитонит довольно часто ошибочно расценивают как первичный, что связано, по-видимому, с большим сходством симптоматики этой формы перитонита с другими его видами, особенно с воспалением брюшины на фоне язвенно-некротического энтероколита. Совершенствование диагностики этого тяжелейшего страдания» (клинически и патоморфологически) позволило уменьшить процент ошибок в распознавании первичного перитонита.

Клиническая картина. Чаще всего первичный перитонит развивается на фоне пупочного сепсиса. Поэтому первые симптомы обычно принимают за проявление сепсиса на фоне общего тяжелого состояния у новорожденного ребенка. Заболевание развивается постепенно, что связано не

только с особенностями новорожденного, но и с проведением активного лечения сепсиса.

Обычно первыми проявлениями перитонита являются вздутие живота, частые срыгивания или рвота, постепенное уменьшение массы тела. Отмечается задержка стула или частый жидкий стул с непереваренными комочками. Температурная реакция, особенно у недоношенных детей, как правило, отсутствует.

Через несколько дней симптоматика становится более яркой: срыгивания переходят в рвоту застойными темными массами. Нарастают явления интоксикации, кожа приобретает серый колорит; слизистые оболочки яркие, с синюшным оттенком; язык обложен белым налетом, сухой, иногда с эрозиями; тахикардия, в некоторых случаях брадикардия и аритмия. Живот вздут, отчетливо выражена венозная сеть. В нижних отделах брюшной стенки кожа может быть пастозной или отечной, нередко отекают нижние конечности и поясничная область (эти изменения напоминают склерему). В запущенных случаях в паховых областях и над лобком появляется гиперемия кожи, распространяющаяся на отечные наружные половые органы.

При перкуссии определяется притупление в отлогих местах живота. На пальпацию ребенок реагирует беспокойством. Напряжение мышц передней брюшной стенки чаще всего уловить не удается.

В крови новорожденных детей с первичным перитонитом отмечается умеренное повышение количества лейкоцитов до 15 х Ю 9 /л со сдвигом в формуле влево (до миелоцитов). Выражена токсическая зернистость нейтрофилов. Отчетливо нарастает анемия. Увеличена активность щелочной фосфатазы в нейтрофилах. Наступают изменения водно-электролитного обмена. Развиваются метаболический ацидоз, гипонатриемия, гипокалиемия и гипогликемия.

В моче нередко обнаруживают большое количество лейкоцитов и белок.

В связи с трудностью диагностики перитонита у недоношенных детей ряд авторов применяют реакцию Сгамбати, основанную на том, что при токсикобактериальном поражении брюшины происходит разрушение ее белков с образованием бесцветного урохромогена, выделяющегося из организма с мочой. Этот хромоген образуется только из белков брюшины.

Техника определения реакции Сгамбати. В пробирку с 8—10мл мочи, находящуюся в наклонном положении, наливают каплями по стенке 2—3 мл дымящейся азотной кислоты. Если реакция положительная, то на месте соприкосновения двух жидкостей появляется сине-серое кольцо, расплывающееся в верхней части. Через несколько часов содержимое пробирки взбалтывают и добавляют хлороформ. При отстаивании окраска жидкости становится рубиновой.

Клиническая картина перитонита у недоношенных детей отличается рядом особенностей. Симптомы заболевания у детей этой группы еще менее выражены. Одним из ранних проявлений выступает вначале периодическое, а затем постоянное вздутие живота, расширенная венозная

сеть передней брюшной стенки, в то время как отек и пастозность выражены неотчетливо. Чаще отмечается отечность наружных половых органов. Гиперемия передней брюшной стенки, как правило, отсутствует. У детей этой группы наблюдаются отеки нижних конечностей и поясничной области, похожие на склерему. Следует обратить внимание на симптом, характерный для очень «маловесных» детей,— в области выпячивания пупочной грыжи, столь частой у недоношенных, при перитоните отмечаются гиперемия и отечность кожи, а иногда изъязвление и даже некротическая язва. При крике или натуживании ребенка в этом месте наступает эвентрация у пациентов с первичным перитонитом. Масса тела при рождении у этих детей не превышала 1,9 кг. У новорожденных с массой тела более 2 кг подобного осложнения мы не встречали.

Кроме эвентрации, в области некротической язвы пупка могут образовываться кишечные свищи, при наличии которых возможна эвагинация кишечника.

Рентгенологическое обследование детей с подозрением на перитонит является ценным диагностическим методом, который помогает не только в установлении диагноза, но часто указывает на причину заболевания.

Исследование начинают с обзорной рентгенографии в двух проекциях при вертикальном положении ребенка. Для перитонита характерно «взвешенное» расположение кишечных петель, которые смещены жидкостью вверх и к центру брюшной полости (рис. 80, а, б). Смещение особенно отчетливо видно на боковой рентгенограмме, где кишечные петли собраны в клубок, ближе к передней брюшной стенке. Нижние отделы живота затенены. Купол диафрагмы поднят высоко. В запущенных случаях при выраженном парезе кишечника видны множественные, неравномерно распределенные горизонтальные уровни.

Описанные симптомы характерны не только для первичного, но и для других видов перитонитов (без перфорации).

Дифференциальную диагностику первичных перитонитов следует проводить прежде, всего с другими видами перитонитов.

Перфоративный перитонит отличают по бурному началу, быстрому нарастанию симптомов воспаления брюшины и интоксикации, а также по рентгенологической картине — наличию свободного газа в брюшной полости под куполом диафрагмы.

Перитонит на фоне врожденной кишечной непроходимости, как правило, развивается при низкой форме непроходимости, когда симптомы заболевания проявляются с первых дней жизни, а при первичном перитоните обычно спустя несколько недель. Кроме того, имеются специфические рентгенологические признаки врожденной кишечной непроходимости.

Перитонит у детей с язвенно-некротическим энтероколитом без перфорации полого органа наиболее труден для дифференцирования от первичного перитонита. Установлению правильного диагноза помогают анамнестические данные (гипоксия, травма при родах), неустойчивый

стул с примесью крови и рентгенологические признаки энтероколита — «пневматоз» кишечных петель. Большой процент ошибочной диагностики падает именно на эти заболевания, которые иногда дифференцируют только на операции или при патологоанатомическом исследовании. В связи со сходством лечения этих форм перитонита ошибки диагностики не имеют большого практического значения.

Некротическая флегмона новорожденных. Отек и гиперемию кожи передней брюшной стенки иногда принимают за некротическую флегмону новорожденных, производят разрезы, что приводит к тяжелым осложнениям и гибели ребенка.

Лечение первичных перитонитов у новорожденных детей — очень сложная и до настоящего времени неразрешенная проблема. Опыт показывает, что чем реже применяют оперативные вмешательства при этом заболевании, тем лучше непосредственные и отдаленные результаты. Поэтому консервативное лечение детей с первичным перитонитом мы считаем методом выбора.

Лечение проводят по общим правилам ведения септических больных такого возраста. Ребенка помещают на пост интенсивной терапии в обогреваемый кувез с постоянной температурой (32—34 °С) и влажностью, подают увлажненный кислород. Назначают антибиотики широкого спектра действия. В последние годы с успехом используют полусинтетические антибиотики и пенициллин в больших дозах. Проводят детоксикационную и стимулирующую терапию: внутривенное введение жидкости, белковых препаратов, крови. Борьбу с парезом кишечника осуществляют с помощью эпидуральной анестезии в течение 4—6 дней. При задержке стула периодически вводят газоотводную трубку или делают клизму.

При частых срыгиваниях или рвоте несколько раз в день отсасывают желудочное содержимое и промывают желудок изотоническим раствором натрия хлорида. Эту манипуляцию проводят не только для борьбы с парезом, но и для профилактики аспирации рвотных масс, столь характерной для новорожденных детей.

Кормление детей осуществляют чаще и малыми порциями. При выраженном парезе кишечника переходят на парентеральное питание. Физиотерапевтические мероприятия (поле УВЧ) начинают с первого дня заболевания и проводят интенсивно (в острой стадии — 2 раза в день).

Лечение аспирационной или септической пневмонии, развивающейся у большинства новорожденных детей на фоне сепсиса и частых рвот, проводят обычными методами, активно применяя санацию трахеобронхиального дерева.

Оперативное лечение первичного перитонита показано только в тех случаях, когда, несмотря на применение консервативных методов, заболевание прогрессирует или наступают осложнения — некроз передней брюшной стенки с эвентрацией кишечника или образованием кишечных свищей. Иногда оперативное вмешательство приходится применять в связи с развившейся спаечной кишечной непроходимостью. Операцию проводят под эндотрахеальным наркозом и переливанием крови.

Техника операции. Параректальным разрезом справа вскрывают брюшную полость, выпот удаляют электроотсосом. Кишечник осторожно эвентрируют в рану и вводят в брыжейку 5—7 мл 0,25% раствора новокаина. Производят ревизию органов брюшной полости. Если, помимо перитонита, других патологических процессов не обнаруживают, то операцию заканчивают зашиванием операционной раны наглухо и оставлением в брюшной полости ниппельного дренажа, введенного через отдельный прокол брюшной стенки.

При выявлении кишечной непроходимости ее ликвидируют чаще всего путем резекции измененного отдела кишки с образованием анастомоза. В брюшной полости оставляют микроирригатор для последующего введения антибиотиков.

При некрозе брюшной стенки и эвентрации внутренних органов последние вправляют после введения в брыжейку раствора новокаина. Измененные кишечные петли резецируют и накладывают анастомоз. Язву передней брюшной стенки иссекают и зашивают рану послойно с наложением на кожу стягивающих «пуговчатых» швов для предотвращения эвентрации.

Кишечные свищи (тонкокишечные), вызывающие истощение ребенка, подлежат иссечению вместе с несущей их петлей кишки или, при большом количестве спаек, производят выключение свища путем наложения обходного анастомоза.

Оперативное лечение показано и тем детям, у которых произошло отграничение воспалительного процесса: на передней брюшной стенке появляются (чаще в нижних отделах и подвздошной области) инфильтрация тканей, гиперемия кожи, иногда определяется флюктуация. В таких случаях операцию производят под кратковременным обезболиванием.

Техника операции. Разрез кожи — над местом наибольшей флюктуации. Разделение подлежащих слоев брюшной стенки производят очень осторожно, чтобы не вскрыть кишечные петли, припаянные к брюшине. Появление гноя в ране указывает на вскрытие абсцесса, полость которого рыхло тампонируют и оставляют ниппельный дренаж для введения антибиотиков.

Послеоперационное лечение детей с первичным перитонитом сходно с применяемыми при консервативной терапии мероприятиями. Особенности ведения зависят от вида произведенного вмешательства.

При образовании кишечных анастомозов дети находятся на парентеральном питании в течение 2—4 дней. По мере прекращения рвоты и ликвидации застойного содержимого в желудке начинают кормление через рот по 5—10 мл через 2 ч (при первом кормлении вводят 5% раствор глюкозы).

Если произведено зашивание передней брюшной стенки после эвент-рации кишечника, то осуществляют тщательный уход за послеоперационной раной и наблюдение за «пуговчатыми» стягивающими швами — перевязки, туалет, физиотерапия (возможность повторной эвентрации кишечника!). 8 таких случаях показано также активное общеукрепляющее и стимулирующее лечение.

Всем детям в течение 3—4 дней вводят в брюшную полость антибиотики через ниппельный дренаж-Швы снимают не ранее 10—12-го дня. Стягивающие «пуговчатые» швы держат еще 5—7 дней после снятия швов с послеоперационной раны, чтобы убедиться в прочности рубца.

источник